WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 47 |

Итак, в 1972 году ко мне в дверь позвонила красивая замужняя тридцатипяти летняя женщина. Войдя в кабинет, она рассказала о своих затруднениях: “Док тор Эриксон, мой начальник приказал мне отправиться в четверг самолетом в Даллас, штат Техас, и вернуться самолетом же в субботу. И еще он добавил:

“Либо ты летишь туда и обратно, либо прощайся с работой’” Доктор Эриксон, я программист по профессии и настраивала компьютеры по всей стране.

В 1962 году, десять лет назад, я попала в авиакатастрофу. К счастью, самолет практически не пострадал и все пассажиры остались целы. В течение следую щих пяти лет мне довелось летать из Феникса в Бостон, Нью Йорк, Новый Ор леан, Даллас и во многие другие города. Но с каждым разом мне становилось в воздухе все страшнее и страшнее. Я дошла до того, что меня начинало всю трясти. (Эриксон показывает.) Я сидела в самолете с закрытыми глазами, не слышала, что говорит мне муж. Когда самолет приземлялся в месте назначе ния, у меня вся одежда была влажная от пота. Мне было так плохо, что, прежде чем приступить к работе, я ложилась в постель и часов восемь спала. Я стала ездить в командировки поездом, автобусом или на машине. У меня какая то странная фобия. Я спокойно сажусь в самолет, спокойно держусь, пока самолет выруливает на полосу и разгоняется, но стоит ему оторваться от земли, меня начинает бить дрожь и я умираю от страха. Я абсолютно успокаиваютсь во время промежуточных посадок, стоит самолету коснуться земли”.

Итак, стала я пользоваться машинами, автобусами и поездами. В конце концов,моему боссу надоело, что я использовала на поездки свое отпускное время, и время на больничном листе, и дни за свой счет, чтобы уложиться в сроки. Се годня утром он заявил: “Либо летишь в Даллас, либо теряешь работу”. Я люб лю свою работу и не хочу ее потерять”.

Понедельник Я спросил: “А как вы хотите чтобы я вылечил вашу фобию” “Гипнозом”, — ответила она. “Я не знаю, легко ли вы поддаетесь гипнозу. Мне надо вас про верить”.

Она оказалась прекрасной пациенткой. Я ее разбудил и сказал: “Вы хорошо поддаетесь внушению. Мне нужно самому увидеть ваше состояние в полете. Я погружу вас в транс, и вы представите себя в реактивном лайнере на высоте 35.000 футов”. Я просто ужаснулся, когда увидел, как ее колотит, и тут же ве лел ей представить, что самолет приземлился.

“Прежде чем вам помочь, — начал я,— я хочу, чтобы вы поняли одну вещь.

Для своих лет вы весьма красивая женщина. А я — мужчина. И хотя я пере двигаюсь в инвалидной коляске, вы не знаете, в какой мере я зависим от своей болезни. Я хочу, чтобы вы пообещали мне выполнить любую мою просьбу, будь она хорошая или плохая. И помните, что вы — привлекательная жен щина, а я — мужчина и вы не знаете моих физических возможностей. Дайте мне безоговорочное обещание выполнить любую мою просьбу, хорошую или плохую”.

Минут пять она раздумывала и, наконец, ответила: “О чем бы вы меня ни по просили и что бы вы со мной ни делали, хуже моей фобии ничего быть не мо жет”. “Хорошо, — сказал я. — Сейчас я введу вас в транс, и вы повторите свое обещание”.

Она немедленно повторила свое обещание под гипнозом. Я ее разбудил и ска зал: “Вы дали мне безоговорочное обещание и наяву, и под гипнозом.

Теперь я могу вылечить вас. Засните и представьте, что вы на высоте 35.футов и летите со скоростью 650 миль в час”.

Она страшно задрожала, согнулась и уткнула голову в колени. “А сейчас вооб разите, что самолет опускается, и в тот момент, когда он коснется земли, все ваши страхи и фобии, тревоги и терзающие вас бесы соскользнут с вас на си дение”. Она все так и представила, проснулась — и вдруг с криком: “Они там! Они там!” (Эриксон показывает на зеленое кресло) — выскочила из кресла и отлетела к противоположной стене комнаты.

Я позвал миссис Эриксон и сказал: “Бетти, сядь в это кресло”. (Эриксон пока зывает.) Но пацинтка стала ее умолять: “Пожалуйста, миссис Эриксон, не са дитесь в это кресло”. Но миссис Эриксон направилась к креслу, и тогда паци ентка буквально вцепилась в Бетти и не дала ей сесть. Я отпустил Бетти и по вернулся к пациентке: “Лечение окончено. Счастливого полета в Даллас и об ратно в Феникс. Позвоните мне из аэропорта и расскажите, как вам понрави лось путешествие”.

Понедельник Когда она ушла, я попросил дочь сфотографировать кресло с передержкой, не додержкой и нормально. Каждый снимок я положил в отдельный конверт. На передержанном снимке я написал: “Место вечного упокоения ваших фобий, страхов, тревог и терзающих бесов, медленно опускающихся в забвение вечно го мрака”. На недодержанной фотографии я сделал надпись: “Место вечного упокоения ваших страхов, полностью растворившихся в космическом про странстве”. А на третьей, нормальной, написал: “Место вечного упокоения ва ших фобий, страхов и тревог”.

Все три конверта я отправил моей пациентке. Она получила их в среду утром.

В субботу раздался звонок и восторженным голосом она сообщила: “Это было великолепно. Просто чудо какое то. Самое прекрасное путешествие в жизни!” “Не согласитесь ли вы, — попросил я, — рассказать ваш случай четырем моим студентам, которых я готовлю к докторской диссертации по философии” “Ко нечно”, — ответила она. Я попросил ее прийти к восьми утра.

Ровно в восемь она пришла ко мне со своим мужем. Пройдя как можно дальше от кресла, она уселась в другом конце комнаты. Минут через пять подошли мои ученики, и один из них хотел было сесть в зеленое кресло, но моя пациен тка воскликнула: “Ради Бога, не садитесь в это кресло!” “Да я в нем не раз сидел, — возразил студент, — удобное кресло, почему бы и сейчас не сесть” Но пациентка снова взмолилась: “Нет нет, пожалуйста, ни в коем случае!” “Раз такое дело, посижу на полу, это для меня не впервой. Вас так устроит” — ответил студент. “Да, я вам очень благодарна”.

Затем она рассказала о своем случае и о полученных от меня фотографиях. “Я взяла эти фотографии с собой как талисман, на счастье. На первом отрезке пути до Эль Пасо я чувствовала себя спокойно и все ждала, когда же начнется моя воздушная трясучка. Остановка в Эль Пасо заняла двадцать минут. Выйдя из самолета, я добралась до аэропорта, нашла там укромное местечко и вошла в транс.

Я повторяла себе: “Доктор Эриксон велел тебе наслаждаться полетом. Делай так, как сказал доктор Эриксон”. Я вернулась на посадку, и перелет из Эль Пасо в Даллас прошел чудесно. На обратном пути из Далласа я вместе с други ми пассажирами любовалась раскинувшимся внизу покрывалом с появляющи мися там и сям просветами, в которые была видна земля. Путешествие было сказочно прекрасное”.

Я сказал: “Сейчас я хочу, чтобы вы немедленно вошли в транс”. Ее реакция была моментальной, тогда я сказал: “Сейчас, под гипнозом, вы отправитесь на аэродром Феникса, купите билет до Сан Франциско и по дороге будете любо Понедельник ваться пейзажами, особенно горными. Прибыв в Сан Франциско, вы возьмете напрокат автомобиль и поедете к мосту Золотые ворота. Поставьте машину у въезда на мост, дойдите пешком до середины моста и посмотрите вниз”.

“Я вам немного расскажу об истории этого моста. Мост держится на опорах высотой 740 футов (около 25 метров. — Прим. перев.). Когда строительство было окончено и на мосту оставались только заканчивавшие свою работу ма ляры, один из них приспособил к концу длинного шеста рыболовную сеть и с ее помощью стал ловить чаек и красить им головы в красный цвет. А вскоре какой то предприимчивый газетчик опубликовал сообщение о новом виде красноголовых чаек. Его фамилия была Джейк. Это подлинная история”.

“Итак, вы наблюдаете за волнами внизу с их пенящимися гребнями и любуе тесь на чаек. Но в этот миг глубокий туман окутывает мост и видимость исче зает. Вы возвращаетесь к автомобилю и летите самолетом обратно в Феникс, а из аэропорта приезжаете прямо сюда”.

Она быстро пробудилась и, обращаясь к студентам, сказала: “Я должна вам рас сказать о своем путешествии в Сан Франциско и об этом негодяе Джейке”. “Я знал, что ей эта история не понравится”, — заметил ее муж. Моя пациентка принадлежала к ревностным радетелям за экологию. (Эриксон смеется.) За кончив свой рассказ, она добавила: “Я сюда приехала прямо с аэродрома. Бог мой, да ведь все это было со мной во сне! На самом деле ни в каком Сан Фран циско я не была. Это я в трансе думала, что отправилась туда”.

Тогда я задал ей важный вопрос: “А какие еще сложности были у вас во время поездки в Даллас” — “Никаких, кроме моей авиафобии”. “Нет, у вас еще была проблема, — возразил я, — и очень серьезная. Я не знаю, давно ли вы от этого страдаете. Но теперь вы от нее отделались. А сейчас расскажите студентам об этой проблеме”. В ответ она искренне удивилась: “Да нет у меня больше ника ких проблем. Ничего подобного”. “Действительно, сейчас у вас нет никаких проблем, — ответил я, — но в Далласе вы решили еще одну проблему. Что это было” “Вам придется самому объяснить”, — ответила она. “Нет, я сейчас за дам вам один вопрос и вы все поймете”.

Но сначала я хочу спросить у присутствующих, каковы ее проблемы (Пауза.) Хочу сказать заранее, что этих проблем три. И все серьезно осложняли ей жизнь. Что же это (Пауза.) Даю подсказку. Никакой аэрофобии у нее не было. (Эриксон смеется.) Это она себе придумала. Я внимательно ее выслушал и передал вам самое важное из ее расказа. (Пауза.) Понедельник Так, не можете разгадать загадку Верно, надо еще подучиться. Однако среди моих учеников, которым я раньше рассказывал этот случай, находились такие, которые довольно легко разгадывали по крайней мере одну загадку. (Пауза.) Не кричите все сразу, давайте по очереди. (Эриксон смеется. Пауза.) Санда: Она боялась мужчин.

Эриксон: Джон, не подсказывай, говори сам.

Анна: Может, у нее были проблемы с боссом на работе Эриксон отрицательно качает головой.

Зигфрид: Возможно, она боялась добиться слишком больших успехов на ра боте Эриксон (отрицательно качает головой): Я ей сказал: “Вы избавились еще от одной проблемы. Что это за проблема Я задам вам простой вопрос: с чего вы начали свое пребывание в Далласе” “А, вы об этом, — сказала она. — Я отправилась к зданию фирмы, куда меня командировали, и поднялась прямо с первого на сороковой этаж”. “А раньше как вы поднимались в лифте” — спросил я. “Обычно я выходила на втором этаже, пересаживалась в другой лифт и поднималась до третьего этажа, выхо дила, дожидалась лифта и поднималась на пятый этаж. Каждый раз один два этажа. Я так привыкла, что и не считала это проблемой”.

Анна: Боязнь высоты Эриксон (отрицательно качает головой): Она же сказала: “Я могу сесть в са молет. Нормально чувствую, когда он выруливает на взлетную полосу и берет разбег. Но лишь только он отрывается от земли, начинается моя трясучка”. У нее страх закрытого пространства, где нет никакой видимой опоры. Само лет — закрытое пространство без всякой опоры, то же относится и к лифту.

Я ее спросил, какая у нее еще была проблема. Она ответила: “Я лично такой проблемы не знаю, но если вы так спрашиваете, значит, она была”. — “Она у вас действительно была, теперь мы ее устранили. Отказавшись от воздушного транспорта, вы стали ездить на машине, на автобусе и поезде. В поезде все было в порядке. А вот если машине или автобусу приходилось проезжать по подвесному мосту, да еще длинному, что тогда с вами происходило” “А, вот вы о чем, — ответила пациентка. — Я прижималась к полу, закрывала глаза и Понедельник дрожала. Обычно я спрашивала кого нибудь из пассажиров: “Мы уже перееха ли через мост” Мои студенты поняли, зачем я велел ей во сне отправиться в Сан Франциско и пройтись по мосту.

Теперь мою пациентку с самолета не стащишь. Во время отпуска они с мужем излетали вдоль и поперек всю Австралию. Она то и дело летает в Рим, Лондон и Париж. Она даже не любит в отелях останавливаться. Предпочитает спать и питаться в самолете. И все время возит с собой те три фотографии, а кресла этого все так же боится. (Эриксон со смехом указывает на кресло.) А вы просто невнимательно слушали. У нее не было боязни самолетов. Она же говорила: “В самолете мне удобно, но когда он взлетает, я начинаю трястись”.

Мне было ясно, что, когда самолет взлетает, он превращается в закрытое пространство без видимой опоры. Это же относится к лифту. Та же картина с автобусом на подвесном мосту, опоры которого не видны ни справа, ни слева.

(Эриксон жестикулирует рукой вправо и влево.) Вы подвешены в воздухе. В поезде она слышит перестук колес по рельсам, звуковое свидетельство на личия опоры, поэтому в купе поезда ей не страшно. Она слышит внешнюю опору.

Интересно, как вам запомнится этот рассказ хотя бы через год. Я не раз рас сказывал его и, бывает, год спустя уже слышу его от моих студентов с разны ми вариациями. (Эриксон смеется.) Пациентка иногда становится пациентом.

Это оттого, что, слушая меня, каждый переводит услышанное на свой язык.

Стоит мне произнести “Висконсинский университет”, как каждый из вас поду мает о своем учебном заведении. Если я скажу, что родился в горах Сьерра Не вада, каждый вспомнит о своем родном месте. Стану говорить о своих сестрах, вы подумаете о своих, если они есть, или о том, что их у вас нет. Каждое слово отзывается в человеке в зависимости от его жизненного опыта. Вот о чем дол жен помнить врач.

А теперь, кто из вас был здесь раньше Кому приходилось здесь бывать (Одна женщина поднимает руку.) Эриксон: Вы были Давно Санда: Семь месяцев тому назад.

Эриксон: Тогда не выдавай меня. Кто из вас верит в лампу Алладина Анна: В лампу Алладина Понедельник Эриксон: Признавайтесь, кто верит Лампа Алладина у меня. Стоило ему по гладить лампу, как появлялся дух. Только у меня модернизированная лампа, я включаю штепсель в розетку — и дух тут как тут, он женского рода и очень дружелюбный. Я вас с ней познакомлю, она любит улыбнуться, подмигнуть и одарить поцелуем. Это — мой личный дух, так и знайте.

О, я совсем забыл, что миссис Эриксон сейчас нет дома, а то бы я ее позвал и познакомил вас с моим духом. (Эриксон обращается к Анне.) Ты вот мне не веришь. И не веришь в моего графа Дракулу.

Анна: Да нет, верю.

Эриксон: Постарайся не оказаться здесь в полночь, а то лишишься некоторой толики крови.

Вот еще что хочу вам сказать. Преподавание, лечение невозможны без юмора.

У пациентов и так много горя и печали, и надо хоть немного снять с них эту тяжесть. Постарайтесь поднять у них настроение.

Будь добра, найди там одну открытку. (Эриксон указывает на стопку бумаг справа от него. Кристина ищет нужную открытку.) Вон та, черного цвета.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.