WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 47 |

Сознательный разум — это состояние непосредственного восприятия. Вы осо знанно воспринимаете инвалидную коляску, ковер на полу, других присут ствующих здесь людей, лампы, книжные шкафы, цветущие кактусы, картины на стенах, графа Дракулу на стене у вас за спиной. (“Граф Дракула” — висящий на стене засушенный электрический скат.) Иначе говоря, ваше внимание разделяется между тем, что я говорю, и тем, что вас окружает.

Неосознанный разум включает всю информацию, полученную в течение жиз ни. Многое из этого вы совсем позабыли, но оно легло в основу ваших маши нальных действий. По сути, наше поведение в значительной мере представля ет собой автоматическое функционирование этих забытых воспоминаний.

Например... Взять хотя бы вас. (Эриксон с улыбкой обращается к Кристине, врачу из Калифорнии, которая говорит с сильным немецким акцентом.) Вы знаете, как ходить Как вставать Пожалуйста, объясните, как вы встаете.

Кристина: Наверное, перемещая центр тяжести и в то же время...

Эриксон: А как вы перемещаете центр тяжести Кристина: Я думаю, путем ряда неосознанных движений.

Эриксон: А каких движений Кристина: Честно говоря, я об этом не задумывалась.

Эриксон: Как вы думаете, могли бы вы пройти шесть кварталов размеренным шагом по улице, где нет никакого транспорта А могли бы вы пройти разме ренным шагом по прямой Понедельник Кристина: Может, не совсем размеренным шагом. Но думаю, чем больше я буду стараться, тем хуже будет результат.

Эриксон: Так, а как вы пойдете по улице Кристина: Если я буду стараться.. Хуже, чем если бы я не старалась.

Эриксон: Что Кристина: Гораздо хуже, чем в том случае, если бы я не старалась.

Эриксон: А как вы обычно ходите по улице... спешите Кристина: Ставлю одну ногу впереди другой, не задумываясь об этом.

Эриксон: И насколько прямым будет ваш путь Кристина: Не знаю. Наверное, достаточно прямым.

Эриксон: А где вы остановитесь и где задержитесь Кристина: Зависит от обстоятельств.

Эриксон: Это, что называется, уклончивый ответ. (Эриксон смеется.) Так где же вы задержитесь и где остановитесь Кристина: Остановлюсь на красный свет.

Эриксон: Где Кристина: На краю тротуара.

Эриксон: На самом краю Кристина: Может, немного не доходя.

Эриксон: Сколько не доходя Кристина: Несколько шагов, может, один шаг.

Эриксон: А если вместо светофора стоит знак, запрещающий переход, а то и знака нет, что тогда Кристина: Если будет двигаться транспорт, я остановлюсь.

Понедельник Эриксон: Я сказал, что на улице нет никакого движения транспорта.

Кристина: Тогда я пойду без остановок.

Эриксон: Допустим, это перекресток (показывает рукой), здесь стоит свето фор, а вы идете здесь, вы смотрите вверх, а затем поворачиваете голову, чтобы определить, далеко ли до края тротуара. А если здесь запрещающий знак, вы замедляете шаги, чтобы его прочитать. Вот вы подходите к краю тротуара и как вы поступите дальше Кристина: После того, как я остановлюсь Эриксон: После того, как достигнете бортика тротуара.

Кристина: Остановлюсь и осмотрюсь.

Эриксон: Осмотритесь в какую сторону Кристина: В направлении возможного появления транспорта.

Эриксон: Я сказал, что никакого транспорта нет.

Кристина: Тогда я пойду дальше. Посмотрю на противоположную сторону и прикину, какой шаг мне нужно сделать, чтобы спуститься с тротуара на мос товую.

Эриксон: Вам придется остановиться и прикинуть высоту тротуара, затем вы автоматически посмотрите направо и налево. А когда вы достигнете противо положного тротуара, вы уже не будете смотреть ни налево, ни направо. А что может заставить вас замедлить шаги Кристина: Приближающийся транспорт Эриксон: Если вы голодны, то притормозите у ресторана. Глянув на свои бусы, вы завернете в ювелирный магазин. (Кристина смеется.) А рыболов или охотник непременно отклонится от прямой к витрине охотничьего магазина.

А вот мимо чего никто из нас не может пройти не задержавшись Мимо какого здания.. Как будто невидимый барьер преграждает вам путь. Вы пытались равнодушно пройти мимо булочной с пекарней Любой — мужчина, женщина, ребенок — замедляет шаги у пекарни.

(Обращаясь к Кристине.) Вот вы — врач, как вы научились вставать Вопрос ко всем относится. Вы знаете, как вы научились вставать Каков был ваш пер вый опыт Понедельник Кристина: Сделала усилие и попыталась.

Эриксон: Вы тогда даже не знали и не понимали такого слова — “встать”. А как вы научились Кристина: Может, случайно...

Эриксон: Случай случаю рознь. (Смех.) Кристина: Потому что я хотела чего то добиться. (Роза — врач из Италии.) Эриксон: И чего же вы добивались Кристина: Чего добивалась Эриксон: Не пытайтесь ответить на этот вопрос.

Анна: Возможно, было просто желание. Желание сделать так, как другие. Как малыш подражает взрослым.

Эриксон: Так, ну и как же вы это сделали Анна: С точки зрения физиологии, скорее всего, уперлась ногами... и помогла себе руками.

Эриксон (обращаясь к группе, но глядя перед собой в какую то точку на полу): Я учился вставать дважды: первый раз ребенком, а второй — когда мне было восемнадцать лет. В семнадцать меня полностью парализовало. У меня была совсем крошечная сестренка. Я наблюдал, как она ползала и как встала на ножки. Я научился вставать у своей сестренки, которая была на семнадцать лет моложе меня.

Первым делом надо ухватиться за что то и, подтянувшись, выпрямиться. Затем рано или поздно, совсем случайно (такой случай со всеми приключается) вы обнаруживаете, что можете частично перенести вес на ногу. Затем выясняет ся, что колено подогнулось — и вы шлепаетесь. (Эриксон смеется.) Тогда вы снова подтягиваетесь и пытаетесь встать на другую ногу, но и это колено под гибается. Еще немало времени пройдет, прежде чем вы научитесь распреде лять вес на обе ноги и выпрямлять колени. Предстоит научиться расставлять ноги и не скрещивать их, потому что на скрещенных ногах не встанешь. Надо научиться расставлять ноги как можно шире. Но когда вы выпрямите колени, ваше тело вас опять подведет — вы прогнетесь в тазу.

Понедельник Потребуется изрядное время и усилия, чтобы научиться выпрямлять колени, расставлять ноги, держать прямо таз и все это — ухватившись за край манежа.

У вас четыре точки опоры — две ноги и две руки.

А что произойдет, если вы поднимете эту руку (Эриксон поднимает левую руку.) Вы шлепнетесь на мягкое место. Это большой труд — научиться подни мать эту руку, и еще больший труд — вытягивать руку вперед, потому что тело следует за рукой. (Эриксон двигает рукой вправо и влево.) Потом вы двигаете рукой так и эдак. Нужно научиться удерживать равновесие при любом движе нии руки.

Потом вы учитесь управлять другой рукой, а затем надо научиться координи ровать движения рук с движениями головы, плеч и всего тела. И, наконец, вы стоите и обе руки свободны.

Теперь скажите, как вы встаете на одну ногу Это сложнейшая задача, потому что, когда вы пытаетесь сделать это в первый раз, вы забываете держать коле ни и таз прямо, и шлепаетесь. Через какое то время вам удается переносить весь ваш вес на одну ногу и вы выставляете другую вперед, центр тяжести в результате перемещается — и вы падаете. Вы еще долго учитесь выставлять одну ногу вперед. Наконец, вы делаете первый шаг и, право, это выходит у вас весьма недурно. Тогда вы делаете этой же ногой второй шаг, но уже не так удачно, затем третий и опускаетесь на пол. Придется еще немало потрудиться, чтобы научиться топать правой, левой, правой, левой, правой, левой.

Вы все умеете ходить, хотя совершенно не представляете, как это делается.

(Эриксон обращается к Кристине.) Вы говорите по немецки, не так ли Кристина: Да.

Эриксон: Вам легче было выучить английский, чем немецкий Кристина: Нисколько не легче. Английский учить гораздо труднее.

Эриксон: Почему Кристина: Немецкий — мой родной язык, и он дался мне без труда, потому что все вокруг на нем говорили. А английский пришлось учить...

Эриксон: Вам пришлось овладеть совсем новой постановкой голосового аппа рата и координировать ее со слухом. Скажите ка: “Птица летит высоко”.

Понедельник Кристина: Птица летит высоко.

Эриксон: А теперь скажите это же по немецки. (Кристина говорит фразу на немецком языке).

Эриксон: Можете это же сказать на нижне немецком наречии Кристина: Нет.

Эриксон: Почему Кристина: Я его никогда не учила. Я его, пожалуй, и не пойму. Он отличается.

Эриксон: Вы слыхали такое выражение: “Прайс хорошо, а Баер лучше” Кристина: Простите, я не поняла.

Эриксон: “Прайс хорошо, а Баер лучше”.

Кристина: Я такого не слышала.

Эриксон: Я не говорю по немецки. У меня, возможно, неверное произношение.

“Хорошо быть пруссаком, но баварцем лучше”. (Смех.) Зигфрид: Пожалуйста, говорите погромче.

Эриксон: А у меня встречная претензия — вы слишком тихо говорите. А если признаться начистоту, я не очень хорошо слышу. (Эриксон смеется. Затем го ворит, опустив глаза вниз.) Хорошо. В психотерапии приходится учить паци ента многому из того, чему он уже научился, и научился очень давно, но успел забыть узнанное.

Еще я хочу сказать, что мозг состоит из миллиардов клеток. Миллиардов и миллиардов клеток мозгового вещества. Клетки мозга в высшей степени спе циализированы. В изучении немецкого языка участвует одна группа клеток, совсем другая — в изучении английского, и третья — в изучении испанского.

Вот вам иллюстрация к этому. У меня было два пациента в палате, куда я часто водил на практику студентов. У обоих пациентов было небольшое мозговое кровоизлияние — очень незначительное. Один мог называть все предметы, но не мог ответить, для чего они предназначены. Мог назвать ключ, дверь, ручку двери, замочную скважину. Называл все, что угодно, но не помнил глаголов.

Понедельник Другой пациент не помнил названий предметов, но мог показать, как они ис пользуются. Он не мог произнести слово “ключ”, не мог указать на скважину, или ручку двери, или саму дверь. Если дашь ему ключ и скажешь: “Открой дверь” — он не понимал, о чем речь. Но если покажешь, куда вставить ключ, он открывал дверь. Если скажешь ему: “Поверни дверную ручку” — он не по нимал, что ему говорили. А если покажешь ему вот так (Эриксон показывает, как открыть ручку), он понимал. Откроешь дверь, это ему тоже понятно.

Говоря иначе, клетки мозга настолько специализированы, что буквально на каждый элемент знания есть своя клетка, и все они связаны.

Хочу обратить ваше внимание еще на одну вещь — гипноз. Гипноз — это со стояние, когда вы перестаете осознанно воспринимать действительность. Под гипнозом включается неосознанное восприятие. Потому что бессознательно вы знаете гораздо больше, чем когда мыслите осознанно. (Обращается к сидя щей в зеленом кресле Санде.) Я попрошу вас поменяться местами с... (Обраща ется к Кристине.) Как вас зовут Кристина: Кристина.

Эриксон: Кристи Кристина: Кристина. (Пересаживается в зеленое кресло.) Эриксон: Джо Барбер погружал вас в транс Кристина: Да.

Эриксон: Много раз Кристина: Несколько раз.

Эриксон: Хорошо. Откиньтесь на спинку кресла и смотрите на эту лошадку.

(Эриксон указывает на пластиковую лошадку на книжном шкафу на проти воположной стороне комнаты. Кристина усаживается поудобнее и отклады вает в сторону свой блокнот. Ноги не скрещены, руки лежат на коленях.) Видите ее Кристина: Да.

Эриксон: Смотрите в этом направлении. А вы все слушайте и запоминайте, что я говорю.

Понедельник Так, Кристина, смотри на эту лошадку. (Кристина перекладывает блокнот и пристраивает его в кресле с левой стороны, между собой и подлокотником.) Не надо двигаться. Не надо говорить. Я попробую напомнить тебе то, что ты давно забыла. Когда ты первый раз пошла в школу и стала учиться писать бук вы алфавита, это казалось тебе ужасно трудной работой. Такая тьма букв. И все разной формы. А еще того хуже, буквы прописные и строчные. (Кристина медленно мигает.) Пока я с тобой говорю, у тебя меняется дыхание. Изме нился ритм сердца. Изменилось давление. Изменился мышечный тонус. Двига тельные рефлексы изменились. А теперь (Кристина закрывает глаза) я хочу, чтобы глаза у тебя оставались закрытыми и чтобы тебе было очень удобно и приятно. И чем лучше ты будешь себя чувствовать, тем глубже будет транс. Я хочу, чтобы ты погрузилась в такой глубокий транс, что перестанешь ощущать собственное тело. Ты будешь один только лишенный тела разум. Разум, плыву щий в пространстве. Плывущий во времени. Давние воспоминания вернутся к тебе. Память о том, что давно забыто.

И повсюду за тобой будет следовать мой голос и станет голосом твоих родите лей, твоих учителей. Он будет звучать и по немецки. Это будет голос твоих друзей по играм, по школе, голос учителя.

Далее, я хочу, чтобы ты знала еще нечто важное. Я хочу, чтобы твое тело оста валось в глубоком крепком сне, а спустя некоторое время пусть проснется только твоя голова. Только голова. Тело пусть спит. От шеи и выше ты будешь бодрствовать. Это будет для тебя трудно, но ты сумеешь проснуться от шеи и выше. Это будет тяжело, будет трудно, но ты сможешь. А тело пусть крепко спит. Ты способна на большее; даже если тебе не хочется просыпаться, ты все равно проснешься от шеи и выше. (Кристина открывает глаза.) Как ты себя чувствуешь Кристина: Отлично. (Кристина улыбается. Когда она начинает отвечать Эриксону, тело ее напряжено, а глаза устремлены только на Эриксона.) Эриксон: Ну, так какими воспоминаниями ты хочешь с нами поделиться Кристина: Я чувствовала только то, о чем вы говорили.

Эриксон: Так... Как насчет школы Кристина: Сомневаюсь, что я помню что нибудь о школе.

Эриксон: Сомневаешься, что помнишь о школьных днях Кристина: Я могу припомнить кое что осознанно, но я ничего не почув ствовала.

Понедельник Эриксон: Ты уверена Кристина (поднимает глаза): Думаю, да.

Эриксон: Ты ощущаешь, что ты не спишь.

Кристина: Как вы и сказали, я не сплю от шеи и выше. (Улыбается.) Мне ка жется, стоит мне собраться с силами, я бы, пожалуй, смогла пошевелить рука ми, только что то не хочется.

Эриксон: Самое главное открытие новорожденного (Кристина смотрит на кинокамеру) — это то, что он не осознает, что у него есть тело. Просто не знает об этом. “Это моя рука (Эриксон поднимает левую руку), а это моя нога”.

Когда младенец голоден, он плачет (Кристина смотрит на студентов), а мать может взять его на руки, погладить по животику и уложить обратно в по стель. Мышление у ребенка развито еще недостаточно, но на уровне ощуще ний он понимает многое. Когда голодный спазм повторяется (Кристина смот рит на студентов, а ее правая рука медленно поднимается), ощущение под сказывает ему: “Не надолго хватило мне этого обеда”. Мать снова берет его на руки и гладит по спинке, малыш воспринимает это как насыщение, до следую щего приступа голода. Тогда он опять кричит, возмущаясь, почему это обед та кой скудный.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.