WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 47 |

Эриксон: Двое из них были уверены, что завалят экзамены по основным пред метам... а двое других боялись, что не сдадут... второстепенных предметов. Те двое, что боялись за основные дисциплины, но не беспокоились о второсте пенных, сдали все экзамены. А те, что знали, что сдадут основные предметы, но провалят второстепенные... провалились по основным предметам, но сдали второстепенные. Другими словами, они выборочно отнеслись к предложенной мною помощи. (Эриксон в первый раз поднимает глаза на Зейга и задержива ет взгляд.) Что касается психотерапии... (Далее он определяет и исследует терапевтическую методику.) Эта коротенькая история — блестящий образчик общения и содержит множе ство планов и подтекстов. Ниже следует разъяснение того множества мыслей, которые Эриксон хотел передать мне этим примером.

1) Вызвав путаницу мыслей, история стала способом гипнотического внушения. О гипнозе не было сказано ни слова, но рассказ о глав ных и второстепенных экзаменах сбил меня с толку и тем самым вызвал гипнотическую фиксацию моего внимания. Я уже был зна ком с этим методом внушения (Эриксон, 1964) и использовал его в своей практике. Однако сам Эриксон делал это так незаметно и так необычно, что я даже не осознал, что этот метод был применен ко мне самому.

2) В первом предложении Эриксон употребил слово “шок”, сделав на нем особое ударение. На самом деле Эриксону было ясно, что сплошной пурпурный цвет отнюдь не вызвал у меня шока, ведь я был накануне в его кабинете и в доме для гостей (тоже отделанном в пурпурных тонах) и уже видел самого Эриксона (одетого во все пурпурное). К этому времени я уже оправился от “шока”, вызван ного обилием пурпура. Но Эриксон подчеркнул слово “шок”, чтобы сфокусировать мое внимание и настроить мое бессознательное на то неожиданное, что уже происходило и еще будет происходить со мной.

Терапевтические истории Эриксона 3) То, что Эриксон прямо не обращался ко мне, также сбивало меня с толку. Он не смотрел на меня, говорил, уставившись в пол. Лишь много времени спустя я понял его мысль: “Если говоришь с кем либо, смотри на собеседника”. Необщительность Эриксона разруши ла мои обычные представления. Поэтому, когда он наконец взгля нул на меня, я еще больше смутился и изумился. Тем самым Эриксон вызвал еще большую фиксацию моего поведения и внимания.

4) В результате подобного общения его рассказ выпал из моей памяти.

Только вернувшись домой и прослушав запись на пленке, я вспом нил, что он рассказывал, и только тогда я понял, что он применил конфузионный транс. Для меня это было замечательное практичес кое занятие и убедительное доказательство моей способности испы тывать амнезию.

5) В этой истории еще ряд моментов несли самостоятельную смысло вую нагрузку. Речь шла о выпускниках, следовательно, Эриксон сра зу определил мои жизненные координаты и общался со мной исходя из них. Говоря о выпускниках, он установил между нами опреде ленное взаимопонимание, потому что эта тема была мне близка и понятна.

6) Само содержание истории было прямой подсказкой. С учениками Эриксона случилось нечто неожиданное. Соотнося рассказанное со своим положением, я мог ожидать, что и меня ждут неожиданности.

Собственно говоря, они уже начались. Во всяком случае, никто еще не знакомился со мной таким странным образом и не говорил со мной в такой необычной манере.

7) В истории говорилось о том, что студенты выборочно отнеслись к наставлениям Эриксона. Если провести параллель, то я, будучи сту дентом, тоже выборочно воспользуюсь его помощью и опытом, кото рыми он готов со мной делиться.

8) Рассказ можно было трактовать еще в одном плане. Студенты при ехали к Эриксону учиться. В благодарность они сделали ему пода рок. Никакой платы Эриксон с меня не потребовал, да у меня и не было таких денег. Эриксон полагал, у кого есть возможности, тот заплатит, а кто беден, с того и спроса нет. Однако я мог отблагода рить его подарком. Я подарил ему сувенир из резного дерева, кото рый он поставил к себе на стол (рядом с красным телефоном). Я, правда, не совсем уверен, “посеял” ли Эриксон эту идею в моей го лове своим рассказом или я просто заплатил добром за добро.

Терапевтические истории Эриксона 9) Своим рассказом Эриксон как бы определил характер наших буду щих взаимоотношений. Он не дал мне возможности заговорить и представиться, тем самым дав ясно понять, что говорить будет он, а я буду смиренно слушать.

10) Я совершенно уверен, что Эриксон также определял глубину моей реакции. Упоминая отдельные моменты, он следил за мной своим периферическим зрением. Например, вспомнив о красном телефоне, он отметил, посмотрел ли я на стол, где тот стоял. Следовательно, он кое что для себя выяснил о степени моей внушаемости.

11) Вот еще один аспект этой истории. В 1980 году один психолог из Феникса, по имени Дон, обратился ко мне с просьбой дать ему прак тическую консультацию по эриксоновскому подходу к психиатрии.

Я согласился. В разговоре выяснилось, что в 1972 году он и еще не сколько выпускников учились у Эриксона. В знак признательности за уделенное им время они решили подарить Эриксону темно крас ный телефон. Дон рассказал, с каким трудом они пытались раздо быть этот аппарат у одной телефонной фирмы, но в конце концов это им удалось. Позже, на одном из практических занятий, я прокру тил Дону пленку с записью моей первой встречи с Эриксоном. Дон объяснил, что он и еще трое выпускников занимались у Эриксона и что он готовил их к экзаменам. И действительно, двое студентов сдали экзамены, а двое провалились. Эриксон рассказал мне подлин ную историю! После этой истории Эриксон привел мне случай из своей ранней практики тридцатых годов, что также послужило успешному установлению раппорта, поскольку пример был адресован тоже начинающему психотерапевту. Эриксон рассказал об одном своем пациенте психотике, а я уже много лет занимался такими больными. Эриксон очень удачно использовал известные ему сведения обо мне.

Затем он рассказал о двух случаях из практики, когда ему не удалось добиться успеха. Первым случаем он хотел показать, что не следует спешить с заклю чением относительно пациента. А во втором — подчеркнул важность установ ления быстрого и точного диагноза. Однако он хотел внушить мне еще кое что. Он хотел дать мне понять, что не все больные поддаются психотерапевти ческому воздействию и что не стоит попусту тратить свой психоэнергетичес кий потенциал на таких больных. Это внушение было особенно важным, по скольку исходило от человека, известного своими потрясающими успехами в психотерапии.

Терапевтические истории Эриксона Все эти истории, рассказанные Эриксоном на первом занятии, характеризуют сложность и мощь его коммуникативного подхода. Умение наполнить общение многоплановым содержанием делало его преподавательскую методику еще бо лее успешной.

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ИСТОРИИ Обобщая сказанное, можно указать на ряд оснований, говорящих о пользе по добных историй. В качестве иллюстрации приведу следующую притчу.

Ветер и Солнце Однажды северный ветер Борей и Солнце поспорили, кто из них сильнее. Они хвастались друг перед другом своими подвигами, но в итоге каждый остался при своем мнении, что он сильнее.

В этот момент вдали показался путник. Тогда они согласились раз решить свой спор, выяснив, кто из них скорее заставит путника сбросить свой плащ.

Хвастливый Борей первым принялся за дело, а Солнце наблюдало, спрятавшись за серой тучей. Ветер дунул с такой силой, что чуть не сорвал плащ с плеч, но путник только плотнее запахнулся в него.

Старик Борей зря старался.

Посрамленный Борей наконец отступил, отчаявшись добиться такой простой вещи, как сорвать с путника плащ. “Не думаю, что это удас тся тебе”, — сказал он Солнцу.

Ласковое Солнце засияло во всей своей красоте, разогнав нависшие тучи. Оно направило свои самые жаркие лучи на путника.

Терапевтические истории Эриксона Человек благодарно поднял голову к небу, но от неожиданной жары у него закружилась голова, он быстро сбросил плащ и поспешил ук рыться в ближайшей тени.

(Дж. Стикни.” Эзоповы басни”, Бостон, 1915, на англ. языке.) Подводя итог, можно назвать следующие характеристики и случаи использова ния историй:

1) истории безобидны;

2) истории занимательны;

3) истории помогают пациенту чувствовать себя свободно. Он вникает в смысл рассказываемого и сам воздействует на себя, как бы берет инициативу в свои руки, а поэтому верит в позитивные перемены и считает их своей заслугой. Перемены происходят не столько под воздействием врача, сколько по его собственному внутреннему по буждению;

4) истории помогают преодолеть естественное сопротивление переме нам. Они помогают дать определенные установки и внушения в са мой ненавязчивой форме. У пациента с признаками заболевания нервная система находится в оборонительном состоянии, словно от гораживаясь от всякого воздействия. С помощью историй оборона может быть незаметно сломлена. Если пациент готов следовать установкам, в косвенных подходах нет нужды. Как правило, необхо димость косвенного воздействия прямо пропорциональна предпола гаемому сопротивлению пациента;

5) истории помогают врачу самому устанавливать характер взаимоот ношений с пациентом. Слушатель занят тем, что старается вникнуть в смысл рассказа, в это время он как бы “теряет бдительность” и не может навязать присущую ему или ей форму общения;

6) истории стимулируют гибкость реакций. Сам Эриксон был творчес кой личностью. Он был заинтересован в том, чтобы его истории по буждали слушателя к творчеству и интеллектуальному совершен ствованию. Маргарет Мид (1977) писала, что как личность Эриксон отличался жаждой творческого поиска;

7) Эриксон использовал истории как конфузионный прием гипнотичес кого воздействия;

Терапевтические истории Эриксона 8) Истории оставляют след в памяти и тем самым закрепляют в созна нии внушенную мысль.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Истории достигают наибольших результатов, когда они индивидуально подо браны и направлены. Слушая их, пациент должен ощущать себя в своей обыч ной системе жизненных ценностей. Тогда ожидаемое улучшение будет совпа дать с обычными поступками и представлениями самого пациента и будет вос приниматься как их следствие. В пациенте пробуждаются силы, способные его исцелить.

Цель историй не отвлечь пациента от его симптомов, а помочь ему обрести веру в себя и исцелиться собственными силами.

Цель историй — сформировать у пациента гибкое и творческое отношение к жизни. Через предложенный опыт пациент учится преодолевать свои комп лексы и скованность, обретая большую гибкость и свободу в общении с окру жающим миром.

Памятуя об этом, используйте свое ассоциативное мышление и попробуйте по нять, какое воздействие оказали лично на вас истории, рассказанные Эриксо ном на семинаре.

Терапевтические истории Эриксона СЕМИНАР ПОНЕДЕЛЬНИК Занятие проходит в гостевом доме Эриксона, состоящем из трех комнат: спаль ни, гостиной (к которой примыкает кухня) и кабинета самого доктора Эриксо на. Занятия обычно проходят в гостиной, поскольку она больше кабинета, и студентам, которых иногда собирается до пятнадцати человек, в кабинете не разместиться. В гостиной три книжных шкафа, на стенах висят дипломы, кар тины и разные сувениры.

Студенты располагаются полукругом на диване и мягких стульях. По левую сторону от сидящего в коляске Эриксона стоит мягкое кресло с зеленой обив кой. В нем обычно сидит “объект изучения”.

Миссис Эриксон вкатывает доктора Эриксона в гостиную. Эриксон разрешает желающим прикрепить микрофоны к лацканам своего пиджака. Затем он берет в руки карандаш с декоративной верхушкой в виде головки с волосами из во локон пурпурного цвета. Волокна аккуратно зачесаны в виде острия на верх нем конце карандаша. Показывая собравшимся карандаш, Эриксон замечает:

“Вот такими люди приходят ко мне”. Затем он энергично катает карандаш между ладонями, приводит прическу из волокон в полный беспорядок и добав ляет: “А вот такими они от меня уходят “.

Затем Эриксон просит присутствующих заполнить анкеты и сообщить следую щую информацию о себе: дата занятия, имя, адрес, почтовый индекс и номер телефона, образование и где получены ученые степени, возраст и дата рожде ния, наличие братьев и сестер, их пол и возраст, где воспитывались (в деревне или в городе).

Эриксон ждет, пока все заполняют анкеты. Затем он внимательно читает каж дый листок и делает замечания, просит добавить пропущенные сведения.

Понедельник Занятие начинается. Доктор Эриксон делает какое то замечание по анкете Джейн, психолога из Нью Йорка. Она отвечает, что вот уже несколько лет пе реживает по поводу того, что она единственный ребенок.

Эриксон: Интересно, как сильно может переживать насчет семилетнего брата пятнадцатилетняя девочка Джейн: С этого все и началось.

Эриксон: Бедный братишка.

Джейн: Он выжил.

Эриксон: А у вас нет братьев или сестер (Обращается к Анне, социальному работнику из Швейцарии.) Анна: Почему же, есть. Я просто не расслышала, как заполнять. Скажите, что вас интересует Эриксон: Перечислите ваших братьев и сестер, их пол и возраст.

Санда: Здравствуйте, доктор Эриксон. Меня зовут Санда. (Санда только что вошла в комнату. Она — терапевт из Нью Йорка.) Эриксон (Кивает Санде): Кэрол, а вы не указали свою ученую степень и дату.

(Кэрол готовит докторскую диссертацию по клинической психологии. Она из Массачусетса.) Кэрол: Дату получения степени Эриксон: Нет, сегодняшнюю дату. Ваше имя, адрес, номер телефона, ваш почто вый индекс, ученая степень, где вы ее получили, ваши братья и сестры, их пол и возраст, ваше семейное положение, есть ли дети, где вы воспитывались: в го роде или деревне.

Зигфрид: Меня зовут Зигфрид. Я из Германии, из Гейдельберга. (Зигфрид — доктор философии, психолог клиницист.) Эриксон: Рад познакомиться.

Зигфрид: Не возражаете, если я прикреплю к вам еще один микрофон Эриксон: Цепляйте сколько душе угодно.

Зигфрид: Спасибо.

Понедельник Санда: А еще один можно Выдержите Эриксон: У меня тихий голос. Я дважды перенес полиомиелит, у меня смещен язык, а губы частично парализованы. У меня действует только половина диа фрагмы, и я не могу громко говорить. Все, что я скажу, запишут магнитофоны, но, боюсь, вам будет трудно разобрать мою речь. Не стесняйтесь, сразу же пе респрашивайте. И еще одна просьба: все, кто плоховато слышит, подсаживай тесь поближе. Обычно те, у кого со слухом неважно, садятся подальше. (Эрик сон смеется.) Начиная занятия по психотерапии, я хочу подчеркнуть, что существует состоя ние осознанного восприятия и состояние неосознанного восприятия. Для удобства я буду говорить о сознательном разуме и неосознанном разуме.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.