WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 47 |

Затем я вновь вернул Джерри в состояние транса и разбудил профессора. Я разбудил Джерри, внушив ему амнезию в отношении второго транса, так что он пребывал в убеждении, что профессор все еще в трансе и поэтому очень удивился, когда тот к нему обратился.

Роберт совсем запутался, а я манипулировал с Джерри и профессором, демон стрируя все новые и новые явления гипноза. Все это чрезвычайно заинтересо вало Роберта, и вся его враждебность ко мне улетучилась.

Пятница Наконец, я сказал: “Спокойной ночи, Роберт, увидимся завтра в 6 часов вече ра”. Профессору я сказал, что ему больше не надо приходить. Он свое дело сделал. А Джерри я попросил являться каждый вечер.

Когда на следующий вечер Роберт пришел ко мне, я ему сказал: “Прошлым ве чером я показал тебе, что такое гипноз. Сегодня я введу тебя в легкий транс.

Транс может быть легким, средним и глубоким. Когда ты будешь в трансе, я по прошу тебя делать то же самое, что делали Джерри и профессор”. “Буду ста раться изо всех сил”, — ответил Роберт.

Погрузив Роберта в транс, я напомнил ему, как вчера Джерри в состоянии транса автоматически рисовал, и писал, и выполнял различные постгипноти ческие внушения. “Когда ты проснешься, твоя правая рука потянется к пись менному столу, сама возьмет карандаш и ты нарисуешь картинку. Ты этого даже не заметишь, поскольку будешь увлечен беседой с Джерри”.

Проснувшись, Роберт разговорился с Джерри. Они так увлеклись беседой, что Роберт не заметил, как его правая рука взяла карандаш и нарисовала человеч ка в лежавшем под рукой блокноте. Рисунок был детский: кружочек вместо го ловы, затем палочка шея, прямая линия вместо туловища, прямые палочки для рук и ног, заканчивающиеся кружочками. А внизу написано: “Отец”. К моему удивлению, Роберт машинально вырвал листок из блокнота, смял его в комок и сунул с таким же отсутствующим видом в карман куртки. Мы с Джерри разго варивали, а сами тем временем наблюдали за происходившим периферическим зрением.

Роберт явился на следующий вечер, но, войдя в кабинет, покраснел. Мы с Джерри заметили это. “Как тебе спалось прошлой ночью, Роберт” — спросил я. “Отлично. Хорошо спалось”, — ответил Роберт. “А ночью ничего неожидан ного не произошло” — спросил я.

“Нет”, — ответил Роберт и снова покраснел. “Роберт, мне кажется, ты гово ришь неправду. Вчера ночью произошло что то необычное” — повторил я.

“Ну хорошо, — сдался Роберт, — вчера, когда я ложился спать, я обнаружил в кармане скомканный лист бумаги. Ума не приложу, как он туда попал, только не я его туда положил. Выкинул его в корзинку”. И снова покраснел. “Роберт, я полагаю, ты мне врешь. Что ты сделал с этим комком” “Я расправил его”, — ответил Роберт. “И что ты там увидел” — “Детский рисунок человечка, а вни зу печатными буквами было выведено “Отец’”. Я снова спросил: “Что ты сде лал с листком” — “Бросил в корзинку”. Роберт опять покраснел. “Роберт, ска жи мне правду”, — настаивал я. — Что ты сделал с этим листком бумаги” Ро берт решил больше не упираться. “Ладно, говорить, так говорить. Я бросил его в унитаз, помочился на него и спустил воду”. — “Спасибо тебе, Роберт, что Пятница сказал правду”. Джерри и Роберт хорошо поладили, и у них всегда находилось, о чем поговорить. Они поболтали и в этот вечер, затем я отпустил Роберта, а Джерри задержался, и я поделился с ним своими предположениями в отноше нии дальнейших событий.

Джерри был очень способный студент. На следующий вечер, поздоровавшись, они с Робертом тут же затеяли оживленную беседу. Говорили о чем угодно, кроме проблемы Роберта.

В первый же вечер Роберт рассказал мне о своей проблеме. Сколько он себя помнил, ему всегда приходилось искать укромное местечко, чтобы помочиться.

Когда и почему это началось, он не знает. Учеба в училище была для него су щим адом. Ему всегда приходилось нарушать режим и искать уединения после отбоя, потому что днем он не мог пользоваться общей уборной из боязни, что кто нибудь может войти. Он изучил все уборные в училище с точки зрения их занятости по времени и установил, что три из них бывают наверняка свобод ны в час, два и три часа ночи. Ему приходилось тайком выскальзывать из об щей спальни и пробираться в один из этих туалетов и так же тайком возвра щаться. К счастью, его ни разу не застукали.

“Была еще одна пытка во время учебы в училище. Для поддержания добросо седских отношений горожане по пятницам приглашали нас к себе домой на выходные. Обычно нас разбирали в пятницу вечером. Приедешь в дом, а хо зяйка без конца потчует то кофе, то чаем с молоком, легкими напитками, ви ном и сидром. И все угощения на один лад, ничего другого ни одной в голову не приходит. Я человек вежливый, вот и пью. За завтраком опять стакан моло ка или сока. В воскресенье тоже только и делаю, что пью, пью и пью: отка жусь — обижу хозяев. Мне приходилось терпеть до утра понедельника, когда мы возвращались в училище, и я мчался в одну из трех моих уборных. Какие муки я терпел с переполненным пузырем с вечера пятницы, всю субботу, вос кресенье и до утра понедельника. Страшнее ничего не придумать.

Если я вдруг слышал звук шагов рядом с уборной, у меня в голове раздавался страшный раскат грома и я буквально цепенел. Иногда я не мог прийти в себя в течение часа и больше.

В училище мне приходилось очень тяжко. А куда денешься Отец хотел, чтобы я стал морским офицером, и я должен был оправдать его ожидания. А когда я приезжал на каникулы, отец издевался надо мной за то, что я ходил мочиться в номер гостиницы. Когда я заканчивал школу, он и тогда просто зверел из за этой гостиницы.

Я не люблю отца. Он каждый день пьет пиво, напивается каждую субботу и воскресенье. Обзывает мать занудой за то, что она ходит в церковь и принад Пятница лежит к Женскому христианскому союзу воздержания. Мне это не нравится.

Не могу сказать, что мое детство было счастливым. Отец любит досуха выжи мать своих клиентов, чем он успешно и занимается. Он дует свое пиво, а я его терпеть не могу. И еще он пилит меня за то, что я на стороне матери”.

Так мы беседовали в этот вечер, как вдруг Роберт взглянул на окно и сказал:

“Вроде бы дождь пошел Кажется, по стеклу скатилась капля” В небе не было ни облачка и никакой влаги на стекле. Но реплика была символической. Я знал, что в ней скрывается какой то глубокий смысл, но в голову пришла единственная аналогия: дождь — это падающая вода, и моча — тоже падаю щая вода. Роберт сказал мне это в символической форме.

“Есть какие нибудь конкретные планы на выходные” — спросил я у Джерри.

“Если вы меня отпустите, я хотел бы спуститься на байдарке в низовья реки Осейбе в Северном Мичигане. Эта речка для байдарочного похода то, что надо.

Я уже по ней ходил. Там такие быстрины — дух захватывает!” Повернувшись к Роберту, я спросил: “А ты куда собираешься на выходные” “Пожалуй, я съезжу домой, повидать маму”, — ответил он. “А заниматься чем будешь” — “Если не будет дождя, выкошу лужайку”.

Мне показалось очень символическим намерение выкосить лужайку, если не будет дождя, со стороны человека, которому предстоит отправиться на войну, в действующую армию.

“Хорошо, — сказал я. — Жду тебя в понедельник в шесть часов вечера”. Я спросил, каким поездом он поедет домой в Сиракузы и предупредил: “Смотри, не опоздай на поезд”.

Я позвонил отцу Роберта, мистеру Дину, и сказал, каким поездом ему следует приехать в Детройт повидаться со мной. Я настоятельно просил его приехать именно этим поездом. Он недовольно пробурчал что то, но согласился. Я не хотел, чтобы они с Робертом встретились у него дома.

Заявившись ко мне на следующий день после прибытия, папаша взглянул на мою секретаршу и процедил: “А эта серая мышь что здесь делает” — “Мисс Х.

мой секретарь. Она работает в свой выходной день, чтобы помочь мне в работе с вашим сыном. В данный момент она стенографирует все, что говорите вы, что говорю я и что надумает сказать любой из присутствующих”, — объяснил я. “А нельзя эту старую перечницу выставить отсюда” — поинтересовался папаша. “Нет, она должна вести запись всех разговоров”.

“А эта водонапорная башня что здесь околачивается” — спросил он, глядя на Джерри. “Он — студент медик. Помогает мне в работе с вашим сыном, уча Пятница ствует в процессе лечения”, — ответил я. “Тоже мне мудрец, без какого то сту дента не может обойтись”, — бросил презрительно папаша. “Очень способного студента”, — добавил я.

Тут мистер Дин заметил профессора и сказал: “Еще этого хмыря здесь недоста вало, зачем он тут” — “Это профессор искусствоведения из Мичиганского университета. Он тоже помогает мне в лечении вашего сына”.

“О Господи! Я то думал, что медицинское обследование — дело конфиденци альное”. — “Да, мы все храним медицинскую тайну, надеюсь, и вы не пробол таетесь”.

“А нельзя это старое чучело вытурить” — опять спросил мистер Дин. “Она не старая, просто преждевременно поседела, она работает в свой выходной день и не прекратит работу, пока ей не заплатят”, — заявил я. “С чего это я буду ей платить Она же ваша секретарша”, — возмутился он. “Но она занята в лече нии вашего сына. Платить будете вы”, — возразил я. “Но секретарша то она ваша”, — не сдавался мистер Дин. “Она работает ради вашего сына. Заплатите ей”, — не отступал я. “Так я должен” — “Конечно, вы”, — заключил я.

Мистер Дин извлек из кармана уже знакомый мне бумажник и спросил: “Дол лара достаточно” — “Не делайте из себя посмешище”, — сказал я. “Вы хотите сказать, что я должен заплатить этой серой мыши пять долларов” — возму тился он. “Конечно, нет. Повторяю, не будьте посмешищем”. — “Десять долла ров” “Вы только слегка приблизились к необходимой сумме”, — заметил я.

“Неужто 15 долларов” — “Вы почти угадали, 30 долларов”, — твердо сказал я. “Вы рехнулись”, — констатировал мистер Дин. “Отнюдь нет, просто я хочу, чтобы людям платили по заслугам”. Он отсчитал 30 долларов и отдал секре тарше. Та написала расписку, поблагодарила его и откланялась.

Тут мистер Дин огляделся вокруг и спросил: “А эти хмыри чего ожидают Им тоже надо платить” “Разумеется”, — ответил я. “Долларов 30” — спросил он.

“Не смешите людей. По 75 каждому”, — потребовал я. “Да, у вас стоит по учиться, как выжать из клиента последний цент”, — пробурчал папаша. “Пла тите, платите”, — повторил я. Оба моих помощника получили по 75 долларов, написали расписки и, попрощавшись, ушли.

Обратившись ко мне, мистер Дин произнес: “Полагаю, и вы хотите получить свою долю. Думаю, 100 долларов хватит”. “От такой суммы даже куры рассме ются”, — ответил я. “Уж не собираетесь ли вы содрать с меня 500 долла ров” — ахнул мистер Дин. “Ну, что вы, — ответил я. — Пока я с вас возьму 1.500 наличными”. “Да, у вас можно поучиться, как стричь клиента догола”, — заключил папаша и, отсчитав три пятисотдолларовые бумажки, вручил их мне, получив взамен расписку.

Пятница “Что у вас еще на уме Выкладывайте”, — предложил мистер Дин. “Есть кое что”, — ответил я. “Вы любите пиво, а ваша жена любит ходить в церковь. Она член Женского христианского союза воздержания. Ей не нравится, что вы на пиваетесь по выходным и что от вас разит пивным перегаром каждый божий день. Так вот, я сделаю так, что вы будете выпивать не более четырех стаканов пива”. “Так еще жить можно, черт побери”, — обрадовался папаша Дин. “Вы не совсем то подумали, — заметил я. — Я имел в виду двухсотграммовые стака ны, а не бадьи, на которые вы рассчитывали. Пишите на мое имя долговое обя зательство на получение 1000 долларов по первому требованию. В тот же день, когда вы напьетесь, я предъявлю его к оплате. Что касается пива, можете позволить себе четыре двухсотграммовых стакана в день и не больше”.

Мистер Дин написал обязательство и добавил: “Знаю теперь, у кого учиться, как вымогать деньги”. “Вот и прекрасно, — ответил я. — Роберт сейчас уехал домой повидаться с матерью. Не хочу, чтобы вы с ним встретились. Вы верне тесь в Сиракузы таким то поездом”. И я назвал время отправления поезда.

Роберт возвратился в понедельник утром. Войдя в кабинет, он покраснел. “Как отдыхалось, Роберт” “Отлично”, — ответил он. “А что ты делал” — “Я скосил траву на лужайке. Дождя не было”. Сказав это, он еще гуще залился краской.

Еще раньше я попросил Джерри научить меня воинским командам. Роберт сто ял лицом ко мне. Я приказал: “Смирно! Сомкнуть ряды. Кругом. Марш. Налево.

Марш. Стой. Напиться у питьевого фонтана, марш в уборную и помочиться.

Кругом. Марш. У фонтана стой! Напиться, оправиться. Марш. Направо. В каби нет войти. Смирно!” Джерри вскочил и сомкнул ряды с Робертом, который уже стоял по стойке смирно. Все мои команды они выполняли вместе.

“Теперь, Роберт, вольно! — приказал я. — Помнишь, как на той неделе ты ска зал: “Вроде дождь пошел Кажется, по стеклу скатилась капля”. В этом был скрыт символический смысл. Я сделал единственное заключение, что дождь — это падающая вода, и льющаяся моча — тоже падающая вода. Ты съездил до мой, скосил траву на лужайке, и сказал: “Дождя не было”. А теперь, Роберт, я хочу чтобы ты сказал мне всю правду.

“Все это довольно странно, — ответил Роберт. — Я выкосил лужайку, сам не знаю зачем. Потом я поставил косилку обратно в гараж. Дверь в гараже у нас открывается вверх. Так что, когда дверь открыта, с противоположной стороны улицы видно все, что происходит в гараже. Поставив косилку в гараж, я помо чился на нее. И все вспомнил! Я был еще совсем маленький, когда, забежав как то в гараж, увидел новенькую косилку. Тут я взял и написал на нее. Я не слышал, как в гараж вошла мать.

Пятница Обеими ладонями она с силой ударила меня по ушам, потом зажала мне рот рукой и притащила в дом. Там она долго и страшно меня отчитывала. Ужасная была лекция.

После этого я мог пользоваться туалетом дома, только если мать была занята на кухне, а отец был на работе. В школе или в летнем лагере мне приходилось далеко убегать в поисках укромного местечка, чтобы пописать. При малей шем шорохе в голове раздавался раскат грома. Я не воспринимал это как звук оплеух”.

“Так вот в чем твоя проблема, Роберт, — заключил я. — Смирно. Сомкнуть ряды. Кругом. Марш. Кругом. Стой. Напиться как следует. Марш. Пописать.

Кругом. Марш. Остановиться у фонтана. Напиться и марш в кабинет. Вольно, джентльмены!” Я спросил: “Как ты думаешь, Роберт, с тобой теперь все будет в порядке” Роберт рассмеялся и ответил: “Так точно!” Дождь — это падающая вода. А новую косилку нужно окропить святой водой, так думают маленькие сорванцы.

Все это происходило в июле. На Новый год из Нью Йорка раздался звонок от мистера Дина: “Я напился в стельку, получи эту чертову тысячу”. Я ответил:

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.