WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 47 |

Мне показалось это постоянство не совсем нормальным. Обедать в одном и том же месте, когда в Мемфисе полно ресторанов... А тут 25 лет, дважды в неде лю... Оставалось согласиться.

Естественно, имея кое что на уме, я заказал речных устриц. Вы бы видели, с каким выражением они смотрели, как я управляюсь со своими улитками.

(Эриксон изображает гримасу отвращения.) Когда осталась последняя устри ца, я уговорил хозяина попробовать ее. Попробовав, он воскликнул: “О, вкус но!” Затем он уговорил попробовать и жену, той тоже понравилось. Я заказал себе вторую порцию, а они первую и съели ее с большим удовольствием.

Полгода спустя я опять приехал с лекцией в Мемфис и принимала меня та же пара. Лекция была длинная, и хозяйка опять предложила: “Дома я уже ничего Пятница не успею приготовить, давайте пообедаем в ресторане. Нам тут нравится один приятный немецкий ресторанчик, а может, вы предпочитаете другое место Есть очень хороший рыбный ресторан”. Они предложили мне на выбор несколько мест. Мы выбрали немецкий ресторан. В застольной беседе я не взначай спросил у мужа: “Кстати, давно вы были в том французском рестора не” “Не помню, — задумался он. — Месяца полтора два тому назад. Милая, ты не помнишь, когда мы там были в последний раз” — “Думаю, месяца два прошло”.

И это после 25 лет, дважды в неделю... (Эриксон смеется)... Явная патология.

Сид: Неужели они и заказывали одно и то же Эриксон: Я не спрашивал. Раз они осмелились отведать речных устриц, то лю бой рестран в Мемфисе им уже не страшен.

Сидишь у бассейна в мотеле и наблюдаешь. Одни ныряют сходу, а другие сна чала одной ножкой попробуют воду, затем другой и наконец решаются оку нуться целиком.

Когда я начал работать в Вустере, ко мне очень тепло отнеслись молодожены Том и Марта, работавшие в больнице младшими психиатрами. Как то они при гласили меня на озеро, расположенное рядом с подсобной фермой больницы.

Надев плавки и завернувшись в купальный халат, я сел к ним в машину. Ехать до озера было с полмили, но всю дорогу Марта была очень мрачна, молчалива и замкнута. Том, наоборот, был сплошное очарование, приятный, общительный собеседник. Это меня озадачило.

Когда мы подъехали к стоянке, Марта выскочила из машины, бросила халат на заднее сиденье и направилась прямо к берегу. Она бросилась в воду и стреми тельно поплыла, не сказав нам ни слова.

Том не спеша выбрался из машины. Аккуратно положил халат на заднее сиде нье, я тоже последовал его примеру. Том подошел к воде и, когда большой па лец ноги коснулся влажного песка, он произнес: “Пожалуй, я сегодня попла ваю”.

Я нырнул и поплыл вслед за Мартой. На обратном пути я спросил у нее:

“Сколько воды Том наливает в ванну” “Каких то несчастных три сантимет ра”, — выпалила Марта.

На той же неделе Тому предложили повышение: должность старшего психиат ра. “Мне кажется, я еще не готов”, — ответил он заведующему отделением.

Пятница Тот, однако, возразил: “Я бы не предложил тебе это место, если бы не был уве рен, что ты готов. Либо ты начинаешь работать в новой должности, либо увольняйся и ищи себе работу в другом месте”.

Том и Марта уехали. К тому времени я убедился, насколько они были влюбле ны друг в друга. Марта мечтала о собственном уютном домике и о детях.

Двадцать пять лет спустя я приехал с лекцией в Пенсильванию. По окончании ко мне подошли седоголовый старик и старая изможденная женщина: “Вы нас узнаете” — “Нет, но судя по вопросу, должен”. “Это я, Том”, — сказал старик.

“А я — Марта”, — произнесла женщина. “Когда же ты поплаваешь Том” — “Завтра”, — ответил он. Я повернулся к Марте и спросил: “Сколько воды он на ливает в ванну” — “Все те же чертовы жалкие три сантиметра”. “Чем ты сей час занимаешься, Том” — “Я ушел в отставку”, — ответил он. “В каком чине” — “Младшего психиатра”. Жаль, у меня тогда было мало времени, а то уж как нибудь затолкал бы я Тома в то озеро.

Сид: А как с Мартой Эриксон: Тогда у Марты были бы дети. Если удается сломать сковывающую мо дель фобии, то человек готов к новым поискам. А наши пациенты склонны ограничивать себя и тем лишают себя очень многого.

Вчера вечером мне позвонил приятель из Калифорнии. “Я нашел способ, как излечить подростков от их идиотских выходок. Надо поместить их в глубокую заморозку и оттаять, когда им будет 21 год”. (Эриксон смеется.) Моего сына Ланса совершенно серьезно беспокоило и возмущало отсутствие у меня ума. Он мне так прямо и заявил, что я довольно туп. Затем он уехал учиться в Мичиганский университет. Позднее он признался: “Знаешь, папа, мне хватило двух лет, чтобы заметить, что ты как то вдруг перемахнул от идиотиз ма к интеллекту”. Недавно он позвонил мне из Мичигана и сообщил: “Папа, считай себя отмщенным. Мой старший, наконец, открыл, что у меня есть кое какие мозги, и заявил мне об этом. А у меня еще трое таких открывателей!” Мужчина: Мой отец мне то же самое рассказывал. (Эриксон согласно кивает.) Эриксон: Расскажу вам об одной истории болезни. История и сложная, и весь ма незамысловатая.

Роберт Дин окончил военно морское училище в чине младшего лейтенанта.

Шла война, его назначили служить на эсминец и дали месячный отпуск. Ро берт отправился к Фрэнсису Брейкленду, главному психиатру флота, и объяс Пятница нил, что страдает неврозом. Брейкленд признал, что проблема существует, но объяснил Роберту: “Младший лейтенат, я ничем не могу вам помочь. Я не могу изменить приказ или добиться вашего перевода на береговую службу. У вас приказ явиться на эсминец. Я могу потребовать военного суда. Суд пошлет вас в Уолтер Рид госпиталь. Вам станет хуже, и вас переведут в госпиталь Св. Ели заветы. Там вы останетесь надолго и будете потихоньку сходить с ума и так доживете свою жизнь. Я вам советую в свой отпуск поехать в клинику Джона Хопкинса и узнать, не могут ли они вам помочь частным образом”.

Роберт прибыл туда и рассказал о своей беде. Они обо всем тщательно рас спросили и сказали: “Помочь вам не можем. Но в Мичигане работает некий Эриксон. Возможно, он вам поможет”.

Роберт позвонил отцу в Нью Йорк, а тот позвонил мне и попросил принять его сына. Я ответил, что на следующей неделе буду в Филадельфии. Пусть он туда приедет и расскажет мне все о сыне, а я подумаю, что можно сделать.

Отец Роберта нашел меня в гостинице. Он вошел в мой номер, представился и сказал: “Во мне всего полтора метра росту. Я из кожи вон лез, чтобы вытянуть ся и попасть в действующую армию во время Первой мировой войны. Я тонна ми поглощал бананы и ведрами пил молоко, чтобы пройти хотя бы по весу. А чертово начальство всю войну продержало меня рядовым в прачечной роте. Я поклялся, что когда демобилизуюсь и женюсь, и у меня родится сын, сделаю все, чтобы он стал боевым офицером, желательно на флоте. Раз уж я не сго дился для американской армии”.

“Понятно, — заметил я, — но в чем же заключается проблема Роберта” — “Как вам сказать, у него, что называется, “застенчивый” мочевой пузырь. Он не может мочиться на людях. Вот дуралей. Говорит, что это у него с самого дет ства. Уж так намучился, пока учился в училище. Кстати, говорят вы, “мозгоп равы”, зарабатываете кучу денег. Что это вы остановились в таком дешевом номере Или просто жадность подвела” — бесцеремонно поинтересовался отец Роберта.

“Что еще вы можете рассказать о Роберте” — спросил я. “У него были про блемы и в бойскаутском лагере. Почему вы себе приличную одежду не купи те Неужто вы не можете позволить себе костюмчик получше” “Давайте луч ше о Роберте”, — перебил я. “Приезжая на каникулы, Роберт не мог пользо ваться уборной на автобусной станции. Ему приходилось снимать номер в ближайшей гостинице и делать свои дела, запершись в ванной. Он и в школе не мог пользоваться общим туалетом... Неужели у вас нет денег на приличный галстук” “Давайте дальше о Роберте”, — предложил я.

Пятница “Время то уже обеденное, — возразил он. — Неужели вы можете таким пуга лом заявиться в ресторан гостиницы” Я ответил, что вполне могу.

По дороге в ресторан он поинтересовался, не смущает ли меня моя кривобокая походка. “Представляю, сколько старушонок вы посшибали на улицах, а сколь ко раз падали, споткнувшись о какого нибудь постреленка А уж сбитым вами старикам, верно, и счету нет” “Как то обхожусь”, — ответил я.

Когда мы вошли в зал, отец Роберта заявил: “В этой гостинице отвратно гото вят. Тут в середине следующего квартала есть славный ресторанчик. Если мы попробуем туда добраться пешком, сможете дотащить в целости свой хилый остов, не покалечив встречных стариков и старушек и не споткнувшись о ка кого нибудь пацана Или такси взять” Я пообещал дотащиться в целости.

В середине следующего квартала он извинился за ошибку. Ресторан находился в следующем квартале. По дороге он всячески издевался над моей походкой, внешним видом и всем, что только приходило ему в голову.

Он сообщил, что занимается торговлей недвижимостью и считает делом чести выжать из каждого клиента все до последнего цента.

Наконец, мы прибыли в ресторан, который, как оказалось, был расположен в двенадцати кварталах от гостиницы. “Конечно, можно пообедать и на первом этаже, — заявил папаша. — Но я предпочитаю на галерее. Как бы нам заки нуть туда ваш остов Сами управитесь или помочь” Я сказал, что управлюсь сам. Столик выбрал он сам.

Пока мы поджидали официантку, папаша сообщил: “Повара здесь изумитель ные. Мясное готовят — пальчики оближешь. А вот рыба у них — или гнилье, или недожареная, а в пюре одна вода и картошка недоваренная. А чай со льдом они из речки качают, а сверху ледок плавает. Кошмар!” Подошла официантка, и папаша кивнул головой, показывая, чтобы я первый изучил меню. Я заказал жаркое из ребрышек, печеный картофель и горячий кофе. И еще что то на десерт, я уж забыл. Официантка повернулась к папаше и подала ему меню, он тут же произнес: “Его заказ отменяется. Принеси ему рыбу с пюре и чай со льдом”. Себе он заказал то, что вначале заказал я: жар кое из ребрышек, печеную картошку, кофе и десерт. Официантка не сводила с меня вопросительных глаз, но я сидел с каменным лицом. Развлечение было что надо.

Наконец официантка вернулась с двумя подносами. Выражение лица у нее было несчастное и беспокойное. Я сказал: “Подайте рыбу с пюре этому джен Пятница тльмену, как он и заказывал. А мне, пожалуйста, жаркое”. Она так и сделала и мгновенно улетучилась. Папаша посмотрел на меня и сказал: “Такого со мной еще никто не проделывал”. “Все когда нибудь случается в первый раз”, — от ветил я.

Он проглотил свою рыбу с пюре и выпил чай со льдом. Я наслаждался реб рышками.

Когда мы кончили обедать, он заявил: “Я привел вас в отличный ресторан. По чему бы вам не взять на себя расходы” Я ответил: “Вы меня пригласили. Я ваш гость. Вам и платить”. “Может, хоть чаевые заплатите” — сопротивлялся он. “Это дело хозяина”, — ответил я.

Наконец, на свет появился разбухший техасский бумажник, где желательно чтобы была хотя бы одна тысячедолларовая бумажка, несколько пятисотен ных, сотенных, полусотенных и по мелочи: двадцатки, десятки, пятерки и од нодолларовые купюры.

Извлек он этот пузатый бумажник, отсчитал какую то сумму и полез в карман за мелочью. На чай он оставил 5 центов. Хорошо, что я тайком от папаши пе редал девушке хорошие чаевые. Бедняжка так изнервничалась, что ей такое успокоительное было как раз кстати. (Смех.) Мой “кормилец” предложил ста щить мой остов с лестницы, на что я ответил, что на худой конец могу сам с нее скатиться, без его помощи. Когда мы вышли на улицу, он снова проявил ко мне внимание. “Дотянете до гостиницы, не развалитесь Или такси брать” “Думаю, дойду”, — ответил я. Мы возвращались под аккомпанемент весьма не лестных замечаний в мой адрес со стороны мистера Дина.

Когда мы пришли, я сказал: “Меня еще кое что интересует о вашем сыне”. Мы поднялись в мой номер. Он тут же заявил, что чемодан у меня мог бы быть по лучше, а дешевле моего кейса он не встречал. Когда я стал записывать кое что из того, что он говорил, он и тут не удержался: “Да что вы за человек, черт по бери! Даже своей ручки нет! Пишете гостиничной ручкой на гостиничной бу маге”. “Расскажите мне подробнее о Роберте,” — перебил я. Он вспомнил еще какие то моменты и спросил, возьмусь ли я лечить Роберта. Я попросил: “Пе редайте Роберту, чтобы он явился ко мне на прием в мой кабинет в Мичигане, ровно в 6 часов вечера.

Роберт явился в форме младшего лейтенанта флота. Заглянув в дверь из кори дора, он сказал: “Так это вы та ученая шишка, что собирается меня лечить” “Я психиатр, который собирается с вами работать”, — ответил я.

Роберт вошел в приемную и окинул изучающим взглядом почти двухметрового практиканта в военной форме. Призванным в армиию студентам медикам раз Пятница решалось служить свой срок в медицинских учреждениях. “А что здесь делает эта здоровая бутыль ни с чем” — поинтересовался Роберт. “Джерри — сту дент медик и помогает мне”, — объяснил я. “Какой же вы великий специалист, если в помощниках студент” — усмехнулся Роберт. “Весьма знающий специа лист”, — ответил я.

Тут Роберт заметил в кабинете моего друга, профессора искусствоведа из Ми чиганского университета. “А этот хмырь с цедилкой для супа под носом что здесь ошивается” — “Он профессор искусствоведения из Мичиганского уни верситета. Он тоже будет помогать мне в твоем лечении”.

“А я думал, что медицинская консультация — дело приватное”, — сказал Ро берт. “Это так. Именно для того, чтобы не было никакого разглашения меди цинской тайны, мне нужно столько помощников. Входи и садись”.

Роберт сел. Джерри закрыл дверь. “Джерри, — приказал я, — войди в глубо кий транс”. Джерри вошел, и я продемонстрировал ряд гипнотических явле ний. Работать с Джерри было замечательно.

Я оставил Джерри в трансе и обратился к профессору: “Теперь ты войдешь в транс. Когда Джерри вошел в транс, он знал, что ты не спишь. Так вот, в состо янии транса сохраняй видимость бодрствования. Ты будешь разговаривать с Робертом и со мной, но не будешь ни видеть, ни слышать Джерри”. Профессор сразу же вошел в транс.

Я разбудил Джерри и затеял обычный разговор. По ходу беседы я спрашивал о чем то профессора, тот отвечал. Затем профессор обратился к Роберту, а Джерри повернулся с каким то вопросом к профессору. “Послушай, Роберт”, — профессор, не ответив, обратился к Роберту, затем ко мне. Джерри растерянно смотрел, озадаченный такой неучтивостью. Он еще раз попытался о чем то спросить профессора, но тот, не обращая на него внимания, продолжал беседо вать с Робертом. Тут глаза у Джерри расширились, он улыбнулся и обратился ко мне: “Вы ввели его в транс, пока я сам был в трансе” “Верно”, — ответил я.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.