WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |

Я лично видел в больнице по крайней мере полсотни таких больных, и все они умерли. С должным медицинским тактом доктора прилагали все силы и все профессиональные знания, чтобы спасти их.

Я помню один случай, когда четырнадцатилетняя девочка (она весила всего фунтов — около 27 кг) до того довела заведующего клиникой, что он нарушил профессиональную этику. Он полагал, что ему удастся заставить девочку по есть и изменить свое поведение. Он велел сестре раздеть ее догола, а персона лу приказал ходить вокруг нее и внимательно разглядывать. Но девочка сто яла без всякого смущения, не краснея и не отводя глаз, словно на сотни миль ее окружал полный мрак и ни души вокруг. Ей было совершенно безразлично.

Даже затрудняюсь описать эмоциональное отношение таких больных к своей семье. Они смиренные, покорные. Никогда не делают ничего дурного. Всем во всем уступают, но не хотят есть и даже не замечают, что от них остались кожа до кости.

Это жуткое зрелище, когда перед вами стоит четырнадцатилетняя девочка, в которой нет даже полных 28 килограммов. Такие больные, можно сказать, по гибают с попустительства большинства медицинских работников, которые во время лечения больше озабочены соблюдением медицинской этики и соб ственного профессионального достоинства.

Мать девочки прочитала “Необычайную терапию”, книгу Джея Хейли о моих методах лечения, и обратилась ко мне: “Мы с мужем убеждены, что если кто и может спасти нашу дочь, так это вы”. Я ответил: “Дайте мне подумать пару дней и позвоните”. Я обмозговал этот случай и, когда мать снова мне позвони ла, пригласил ее с девочкой ко мне в Феникс.

И вот Барби со своей мамой у меня в кабинете. Барби оказалась очень милой, жизнерадостной и умной девочкой, если не считать того, что ее единственной пищей в сутки был один крекер и стакан имбирного эля. И все. Мы начали бе седовать с Барби. Я спросил номер ее дома в Торонто — и ответила мамаша.

Попросил назвать улицу — и ответила мамаша. Я спросил Барби, в какой шко ле она учится, — и ответила мамаша. Как называется улица, где находится школа И ответила мамаша. Беседа с Барби продолжилась и на следующий день, но на все вопросы отвечала мать.

На третий день мать заявилась ко мне с жалобой: “Последние три ночи я со вершенно не сплю, потому что Барби тихо плачет каждую ночь напролет и не Среда дает мне спать”. Я повернулся к Барби и спросил: “Это правда, Барби” Мать уставилась на Барби, и та ответила: “Да. Я не знала, что мешаю маме спать.

Прости, пожалуйста”. Я заметил: “Знаешь, Барби, твоего “прости” недостаточ но. Ты, конечно, не нарочно мешала маме спать, но, мне кажется, тебя надо все таки наказать”. Барби тут же согласилась: “И я так думаю”.

Я по секрету предупредил мать, какое это будет наказание. “Мамаша, приго товьте болтунью из одного яйца и пусть Барби съест ее в качестве наказания”.

Мать сделала яичницу из двух яиц и заставила Барби съесть ее в наказание.

Барби восприняла это как наказание, но ее желудок, я думаю, обрадовался этой яичнице, как манне небесной. (Эриксон улыбается.) Я переборол ее фи зиологию, и она добровольно приняла наказание.

За первые две недели Барби поправилась на три фунта, затем похудела на фунт, но снова его набрала.

Так вот, на третий день, когда я по секрету наставлял мамашу, как наказывать Барби, я добавил: “О чем бы я ни спрашивал Барби, за нее неизменно отвечае те вы. Усвойте одну вещь: если я спрашиваю Барби, то отвечать должна она сама. Поэтому, мамаша, отныне прошу вас заткнуться”. (Эриксон делает энер гичный жест левой рукой.) Представляете потрясение Барби, когда почти незнакомый человек предложил ее матери “заткнуться” Мне надо было эмоционально спровоцировать Барби и заставить ее кардинально изменить свое эмоциональное отношение к матери.

Потому что, пока мать не научилась по настоящему держать язык за зубами, беседа с Барби была безнадежным делом.

Лечение сводилось к тому, что я рассказывал Барби короткие истории, иноска зательные или держащие слушателя в постоянном напряжении, загадочные и скучные тоже. О чем я только ей ни рассказывал. Однажды я рассказал Барби, что моя мать родилась в шикарной избе. Барби выросла в богатой семье, по этому ей не приходилось слышать из первых рук о ком нибудь, кто родился в шикарной избе. (Обращается к группе.) Хоть вы все университеты пооканчи вали, а небось не знаете, что такое шикарная изба.

Шикарная изба — это четырехстенка из неотесанных бревен и с дощатым по лом. Я печально поведал Барби, что я тоже родился в избе. В самой заурядной избе, в шахтерском поселке в горах Сьерра Невада. Три стены были бревенча тые, а четвертая была отвесным склоном горы, а пол земляной.

Я рассказал, как моя мать держала постоялый двор, потому что шахтерский со став все время менялся. Мать приехала в этот поселок из Висконсина. Отец Среда был одним из совладельцев шахты, и он предложил матери переехать из Вис консина в Неваду и взять на себя постоялый двор. Мать узнала, что главное, за что она отвечает, это продуктовые запасы: соль, перец, корица, пищевая сода, мука, запас сушеных яблок, солонина, соленое сало — все, что понадобится на полгода, потому что торговец приезжал со своим громадным фургоном, кото рый тянули 20 мулов, всего два раза в год. Когда содержишь постоялый двор, нельзя, чтобы запасы кончились раньше срока.

(Обращается к группе.) Представляете, как трудно рассчитать даже любому из вас, если вы сами готовите, сколько продуктов потребуется хотя бы на неделю.

На Барби это произвело глубокое впечатление, потому что еще до болезни мать учила ее кухонным премудростям. История ее весьма заинтересовала.

Затем я рассказал ей еще одну быль о своей матери. Они с отцом прожили в браке 73 года и, когда отец умер, мать побыла вдовой всего три часа, но для нее это показалось слишком долго и она последовала за отцом. Эта история повергла Барби в глубочайшие раздумья, потому что трудно представить жен щину, бывшую 73 года замужем за одним и тем же человеком и ставшую вдо вой всего на три часа.

Я рассказал Барби следующую историю:

В шахтерской бригаде, где мой отец был мастером, работал один шахтер по прозвищу Паскуда Сойер. В те времена каждый носил с собой шестизарядный револьвер. Паскуда Сойер любил убивать из засады и после удачного выстрела делал насечку на рукоятке. Его никак не могли уличить в преступлении, пото му что никогда не было свидетелей... Находили только мертвое тело.

Однажды в понедельник утром Паскуда Сойер заявился на работу пьяным.

Отец сказал ему: “Пьяному тебе в шахте делать нечего. Иди домой и про спись”. Сойер попытался выхватить револьвер, но отец его опередил.

“Сойер, — сказал отец, — ты слишком пьян, чтобы выяснять отношения на ре вольверах”. Тогда Сойер предложил отцу объясниться на кулаках. Отец отве тил: “Ты так напился, что со своими собственными кулаками не управишься.

Уходи и проспись. Если еще раз явишься пьяным, считай себя уволенным”.

В следующий понедельник Сойер опять явился пьяным. Все шахтеры собрались вокруг, выжидая, как поступит отец. “Сойер, — сказал отец, — в прошлый по недельник я тебя предупредил: если снова напьешься, уволю. Иди к учетчику, получи деньги и чеши отсюда”. (Кристине.) “Чесать” значит убираться ко всем чертям (смеется), и чем дальше, тем лучше.

Сойер опять схватился за револьвер, но отец сказал: “Ты слишком пьян, чтобы стреляться со мной. И слишком пьян, чтобы драться. Иди получи свой зарабо ток и чеши”.

Среда Шахта находилась далеко в стороне от нашего дома, где оставалась моя мать с двумя сестрами, одна старше меня, другая — младше. Сойер долго бродил в го рах, пока добрался до нашего дома. Кто лазил по горам, знает, что это дело не легкое. За это время Сойер изрядно протрезвел. Поэтому, когда он спросил у матери: “Миссис Эриксон, где можно найти вашего мужа сегодня в шесть вече ра” — она, ничего не подозревая, ответила: “Альберт хотел заехать в Каньон Дэвиса по какому то делу и к шести вернется домой”. “К шести ты будешь вдо вой”, — буркнул Сойер.

Мать вбежала в дом и схватила ружье, чтобы разделаться с Сойером. Но когда она выскочила на крыльцо, ей стало не по себе, Сойера не было видно, но он мог спрятаться за любым крупным валуном и легко подстрелить ее, а с какой стороны — неизвестно. Она вернулась в дом и повесила ружье на место.

К шести часам мать разогрела обед и оставила его на плите, чтобы не остыл.

Вот и шесть часов, половина седьмого, без четверти семь, семь часов, половина восьмого, пятнадцать минут девятого, половина девятого, тридцать пять девя того, без двадцати девять, без пятнадцати, без десяти, без пяти, девять часов.

Через несколько минут вошел отец. Мать поставила на стол горячую еду и спросила: “Почему ты опоздал, Альберт” “Я заблудился и попал в Каньон Фло ренс, а уж оттуда домой”, — объяснил отец. Мать разрыдалась и сказала: “Я так рада, что ты заблудился”.

“Женщина, — удивился отец, — с чего это ты рада, что я заблудился И пла чешь почему” Тогда мать рассказала отцу о Паскуде Сойере. “Поставь ка ша мовку обратно на плиту, чтобы не остыла”, — велел он матери, а сам взял свой револьвер и в потемках отправился в Каньон Дэвиса, чтобы разобраться с Пас кудой Сойером. Не прошло и нескольких минут, как отец вернулся со смущен ным выражением на лице. “Ну и дурак же я. Так он меня там и ждет. Да он уж, верно, из штата слинял”. (Эриксон смеется.) Эта история очень заинтересовала Барби. Я рассказал ей, как моя мать делала запасы на полгода вперед. Разумеется, каждый день пекли пирог из сухих яб лок, и он так опротивел шахтерам, что однажды мать решила их побаловать и испекла пирог из кукурузного крахмала с корицей. Он имел бешеный успех. С тех пор это мой самый любимый пирог. Правда, жена и дочери внесли некото рые изменения в первоначальный рецепт.

Мать девочки ужасно устала от всех этих историй. На одном из приемов при сутствовал Боб Пирсон, психиатр из Мичигана. К концу часового приема он заявил: “Мне больше невмоготу сидеть и слушать твои байки. Ты заставляешь бедную девчушку переживать снова и снова целую палитру разнообразных Среда эмоций. А в результате я весь в поту”. “У этой девочки нужно тренировать эмоции”, — ответил я.

Ее родители были очень богаты. Они часто отдыхали в Акапулько и Мехико, на Багамах, в Пуэрто Рико и Лондоне, Вене и Париже. Они любили путешество вать.

Недели через две (я не мог принимать Барби каждый день, слишком большая нагрузка для меня) мать сообщила мне: “Барби никогда не видела Великий Ка ньон. Ничего, если мы уедем на несколько дней и полюбуемся Великим Каньо ном” “Великолепная мысль”, — поддержал я.

Я спросил Барби, совпадает ли такая поездка с ее желанием. Ведь я ее доктор и должен заботиться о ее здоровье. “Именно поэтому твоя мама привезла тебя ко мне. Тебе следует признавать мой медицинский авторитет. С моей точки зрения, здоровье у тебя в порядке. Тем не менее, я все таки доктор медицины и обязан не упускать из виду ничего, что связано с твоим здоровьем. С точки зрения медицины, единственное, на чем я буду настаивать, это чтобы ты чис тила зубы дважды в день”. И Барби обещала чистить зубы дважды в день.

“Чтобы не глотать зубную пасту, будешь смывать ее специальным полоскани ем. Полоскание тоже не следует глотать. Я прошу, дай мне обещание, что бу дешь чистить зубы дважды в день и пользоваться полосканием тоже два раза в день”. И Барби дала мне твердое обещание в точности выполнять мои указа ния. Я добавил: “Можешь пользоваться любой пастой, но полоскать рот будешь сырым рыбьим жиром”. (Улыбается.) (Обращаясь к группе.) Если вы хоть раз пробовали сырой рыбий жир, то вто рой раз вас и палкой не заставишь. А вот Барби, свято выполняя обещание, по лоскала рот сырым рыбьим жиром. Вы все знаете, что после этого во рту оста ется такой мерзкий вкус, что человек готов хоть землю пожевать, только бы избавиться от него.

Но Барби отождествляла себя с религией и, дав мне обещание, она попалась.

Обещание дано, а для религиозного человека это означает, что его следует свято выполнять. Я велел матери купить большую бутылку рыбьего жира.

Одобрив в целом их путешествие, я попросил их обратить особое внимание на Метеорный Кратер, на Окаменевший Лес, на Цветную Пустыню, на Кратер За ката и другие интересные виды, а также напомнил Барби не забыть взять с со бой полоскание. Матери я сказал: “С этого момента никогда не напоминайте ей о полоскании. Сделайте вид, что не заметили его исчезновения”. Если я хоть сколько нибудь разбираюсь в подростках, Барби постаралась избавиться от полоскания при первой возможности.

Среда Барби вернулась из своего путешествия по Аризоне, отягощенная чувством глубокой вины. А как это увязать с религией (Смеется.) Барби не могла при знаться матери. Боялась признаться мне. Она страдала от чувства вины. Как же теперь отождествлять себя с религией Мы с Барби виделись не каждый день. Однажды я сказал матери: “Будьте лю безны, встаньте. Какой у вас рост” — “Сто шестьдесят пять сантиметров”. Во обще то, мне показалось, что мамаша приврала. Она выглядела выше 170 см.

Когда задаешь личные вопросы, некоторые женщины корректируют ответы в свою пользу.

Зигфрид: Я не понял.

Эриксон: Они не дают точного ответа. Она ответила 165 см, а мне показалось 172—175 см. Женщины обычно корректируют ответы на личные вопросы.

Затем я спросил: “А какой у вас вес” Она очень гордо ответила: “118 фунтов (53,5 кг. — Прим. перев.), я весила столько же, когда выходила замуж”. (Эрик сон, не веря собственным ушам.) “118 фунтов Вам уже за 40, у вас пятеро де тей и вы весите всего 118 фунтов Мамаша, да это же ниже всякой нормы, се рьезно! Самое малое, вы должны весить 130 фунтов (около 59 кг. — Прим. пе рев.) — а еще лучше, 140—145 фунтов (63—65 кг). Мамаша, да вы просто дис трофик, вы недоедаете, и у вас хватило смелости привести ко мне Барби, пото му что вам показалось, что она слишком худая Барби, я тебя прошу, проследи, чтобы после каждой еды, каждый день у твоей мамы ничего не оставалось в тарелке”. Барби взглянула на свою мать совсем по новому. “А если твоя мама не будет съедать все, что будет положено на тарелку, ты мне скажешь на сле дующий же день”.

Барби взялась за дело всерьез. Однажды она доложила: “Вчера я забыла вам сказать, что накануне мама приберегла за обедом полсосиски и завернула ее в салфетку, чтобы съесть перед сном”. — “Мамаша, это правда” Мать покрасне ла и сказала: “Да”. Я возмутился: “Вы нарушили мои приказы, и вас следует наказать. И я вас накажу, чтобы впредь неповадно было. Это и к тебе относит ся, Барби. Ты должна была еще вчера сказать мне о мамином проступке, а ты этого не сделала. Целые сутки выжидала. Так что обе будете отвечать. Завтра к девяти утра явитесь ко мне с булкой белого хлеба и куском сыра, простого американского сыра”.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.