WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 47 |

Теперь Кенни мой пациент, и лечить я его буду, как сочту нужным. А вы долж ны обращаться с сыном, как положено нормальным родителям. А теперь, Кен ни, согласен быть моим пациентом” “О чем речь!” — ответил Кенни. (Смех.) “Послушай, Кенни, я думаю, ты не в восторге от своей болячки на лбу, мне она тоже не нравится. Да и вряд ли она кому нибудь может понравиться. Я буду лечить ее своим способом, но потребуются значительные усилия. Я думаю, ты работы не испугаешься. А работа будет вот какая. В течение недели тебе при дется написать тысячу раз следующее предложение: “Я полностью согласен с доктором Эриксоном и осознаю, что продолжать расковыривать болячку на лбу неумно, нехорошо и нежелательно”. И так тысячу раз в неделю в течение че тырех недель”. Через две недели болячка зажила. (Эриксон улыбается.) Увидев это, родители воскликнули: “Слава тебе, Господи, наконец то переста нешь переписывать свое предложение!” На что Кенни резонно ответил: “Док тор Эриксон сказал вам не вмешиваться в лечение. Доктор Эриксон велел мне переписывать в течение четырех недель, что я и выполню”. И выполнил. Каж дую неделю он приносил мне свои труды.

Через четыре недели я сказал Кенни: “Все идет хорошо. Ровно через месяц, в субботу, зайди, пожалуйста, ко мне”. “Будет сделано”, — ответил Кенни. И пришел. Я разложил по порядку все его листочки, и мы стали их рассматри вать. Прочитав первый лист, Кенни сказал: “Жуткий почерк. Ошибок много, Вторник слова пропущены и строчки кривые”. По мере того как мы переворачивали лист за листом, глаза у Кенни удивленно расширялись и он заметил: “Почерк то все лучше и лучше. Нет ни ошибок, ни пропусков”. “Скажи ка, Кенни, — спросил я, — как у тебя дела в школе” “За последний месяц у меня одни пя терки и четверки. Такого со мной раньше не бывало”.

(Эриксон смотрит на Кэрол и на других студентов.) Надо было направить в другое русло его энергию, которая приносила зло. В результате пациент исцелился, а родители значительно исправились. (Эриксон улыбается.) Учите ля тоже.

Был у меня десятилетний Джерри, тоже из водоплавающих по ночам. У него был восьмилетний братишка, повыше и покрепче Джерри. Тот блаженствовал в сухой постели.

А над бедным Джерри издевался всяк кому не лень. Родители пороли его и ос тавляли без обеда. Они принадлежали к одной малочисленной религиозной конфессии. И вот в церкви вся паства молилась, чтобы Джерри перестал мо читься в постель. Такая огласка принесла ему одни унижения и издеватель ства. На него вешали картонные щиты спереди и сзади и стягивали их матер чатой полосой с надписью: “Я мочусь в постель”. Родители измывались над ним как могли, но он все равно продолжал мочиться.

Я очень подробно побеседовал с родными Джерри и выяснил, что они чрезвы чайно религиозны. По моей просьбе они привели мальчика ко мне на прием.

Отец с матерью втащили его за руки в мой кабинет и заставили лечь на пол лицом вниз. Я попросил родителей выйти и закрыл за ними дверь. Джерри во пил что есть мочи.

Если человек вопит, то иногда ему надо передохнуть. Терпеливо дождавшись, когда Джерри на минуту смолк, чтобы набрать воздуха в легкие, я завопил сам. Джерри изумился, а я сказал: “Это была моя очередь. Теперь твоя”. Джер ри снова заголосил. Когда он выдохся, заголосил я. Так мы орали по очереди, пока я не заявил: “Сейчас моя очередь сесть в кресло”. Джерри сел в другое кресло. Теперь я мог поговорить с ним.

“Я знаю, что ты любишь играть в бейсбол. А что ты знаешь о бейсболе Эта игра требует координации зрения и движений плеча и руки, умения баланси ровать всем корпусом. Это не просто игра, а наука. Требуется точная коорди нация, согласованность зрения, слуха. Это в футболе нужны ноги да мускулы, чтобы гнать напролом”. Футболом увлекался восьмилетний брат Джерри.

(Эриксон смеется.) Мы поговорили о бейсболе с научной точки зрения, и Джерри был просто в восторге от моего объяснения всех тонкостей этой игры.

Вторник Кроме того, Джерри увлекался стрельбой из лука. Я показал ему, как правиль но распределять усилие при стрельбе из лука, как тренировать глаз, учитывать направление ветра, расстояние, угол подъема стрелы, чтобы попасть точно в цель. “Умнейшая игра, — заключил я. — Научное название стрельбы из лука — токсофилия”. Я не пожалел похвал, воздавая должное его успехам в бейсболе и стрельбе из лука.

В следующую субботу, без всякого назначения, Джерри пришел ко мне и мы опять беседовали о бейсболе и стрельбе из лука. Через неделю он опять при шел ко мне по своей инициативе и торжествующе заявил: “А ма никак не мо жет бросить курить”. Больше он ничего не добавил. Сам он бросил курить.

(Эриксон смеется.) Так он продолжал захаживать ко мне все годы, пока учился в школе. Чего мы только ни обсуждали, но я ни разу не упомянул про “мокрую постель”. Я гово рил только о том, что у него хорошо получалось.

Понятно, что сухая постель была целью Джерри. Поэтому я отметил его мус кульную, зрительную и сенсорную координацию, а он применил все это где следовало. (Эриксон улыбается.) Лечить пациентов надо индивидуально.

Однажды ко мне обратилась одна пара: он был врач, а его жена — медсестра.

Их очень беспокоил шестилетний сын, который пристрастился сосать свой большой палец.

Если он оставлял палец в покое, то начинал грызть ногти. Родители его нака зывали, шлепали, пороли, оставляли без пищи, не разрешали вставать со стула, в то время как его сестра играла. Наконец, они пригрозили, что пригласят док тора, который лечит сумасшедших.

Когда я пришел по вызову, Джеки встретил меня, сверкая глазами и сжав кула ки. “Джеки, — обратился я к нему, — твои папа и мама просят вылечить тебя, чтобы ты не сосал палец и не грыз ногти. Твои папа и мама хотят, чтобы я стал твоим доктором. Теперь я вижу, что ты этого не хочешь, но все таки послушай, что я скажу твоим родителям. Внимательно прислушайся”.

Повернувшись к доктору и его жене медсестре, я сказал: “Некоторые родители просто не понимают, что надо малышам. Каждому шестилетнему малышу надо сосать палец и грызть ногти. Так что, Джеки, соси свой палец и грызи ногти в свое удовольствие. И родителям не следует к тебе придираться. Твой папа — доктор и знает, что доктора никогда не вмешиваются в лечение чужих пациен Вторник тов. Теперь ты — мой пациент, и он не может помешать мне лечить тебя своим способом. А медсестра не должна перечить доктору. Так что не тревожься, Джеки. Соси свой палец и грызи ногти, как все малолетки. Конечно, когда ты станешь большим взрослым мальчиком, лет семи, то сосать палец и грызть ног ти тебе уж будет неловко, не тот возраст”.

А через два месяца у Джеки должен был быть день рождения. Для шестилетки два месяца — это вечность. Когда еще будет этот день рождения, поэтому Джеки согласился со мной. Однако каждому шестилетнему малышу хочется стать большим взрослым семилетним подростком. И за две недели до дня рож дения Джеки бросил сосать палец и грызть ногти. Я просто воззвал к его разу му, но на уровне малыша.

Терапия должна быть индивидуальной, чтобы учесть особенности каждого от дельного пациента.

(К Салли.) Ты что то уж слишком неподвижна для молодой женщины, которая не спит. Похоже, ты слушала меня словно в трансе. Вижу, что и остальные слушали словно под гипнозом, верно, за компанию. (К Анне.) Ты это лучше всех чувствуешь.

Сколько времени Джейн: Без десяти три.

Эриксон: Без десяти три. Я вас вчера спрашивал, верите ли вы в лампу Аллади на, потерев которую, можно вызвать духа. Ну, кто из вас верит, что из лампы может появиться дух (К Стью.) Слышал, наверное, в детстве сказку про Алла дина и его волшебную лампу У меня есть такая лампа Алладина, только осовремененная. Ее и тереть не нужно, включаешь в розетку, а дух тут как тут, самый настоящий. Как думаете, я вам правду говорю или плету нивесть что А Стью: Смотря на кого этот дух похож.

Эриксон: Она может послать поцелуй, улыбнуться, подмигнуть. Хотите позна комиться с таким прелестным духом Стью: Я не совсем понимаю.

Эриксон: Хотите увидеть такого чудесного духа Стью: Я не прочь, только ведь это ваша жена. (Смех.) Вторник Эриксон: Нет. Это не жена.

Стью: Я бы с ней познакомился.

Эриксон: Это настоящий дух, который выходит из света лампы. (Обращается к Анне.) Ты уверена, что хочешь увидеть ее Анна: Да.

Эриксон: Ты веришь, что я говорю правду Или думаешь, что это выдумка Анна: Я верю, что вы говорите правду, но здесь есть какой то трюк.

Эриксон: Трюк Разве можно назвать прелестную девушку трюком Анна: Ну да, если она выходит из лампы Алладина, то конечно...

Эриксон: Но запомните: это мой дух и не пытайтесь ее отбить у меня. Моя жена к ней не ревнует.

Ну ка, начинайте дезинсекцию. (Эриксон показывает на мини микрофоны на лацкане пиджака.) Эриксон ведет всех в дом, чтобы показать лампу Алладина и остальную кол лекцию. Лампу Эриксону подарил один из его студентов. Это голограмма жен ской фигуры. Когда свет зажигается, появляется объемное изображение жен щины. Если обойти изображение вокруг, то создается эффект, будто она под мигивает, улыбается и посылает зрителю воздушный поцелуй.

Эриксон с гордостью демонстрирует своим гостям коллекцию резьбы по дереву и разные достопримечательности. У него обширная, занимающая всю комнату коллекция резных изделий из железного дерева работы индейцев из племени Сери. Он показывает студентам множество оригинальных подарков. Он часто пользуется ими на своих семинарах для доказательства тех или иных законов психологии.

Среда СРЕДА (Один из сыновей Эриксона пристроил на стене крестцовую часть коровьего скелета, похожую на голову. В отверстиях тазовой кости, как глаза, светятся две мигающие лампочки. Когда вилку вынимают из розетки, из глаз вылетает электрический разряд, благодаря особому устройству, скрытому за сооружени ем, прозванным “Мигалкой”.) Эриксон (К миссис Эриксон): Бетти, ты не можешь включить “Мигалку” Миссис Эриксон: Сейчас.

Эриксон: Как вам нравится моя подружка “Мигалка” Стью: Кажется, она с интересом за нами наблюдает.

Миссис Эриксон: Выключить, Милтон Эриксон: Внимание. Смотрите все на “Мигалку”. Она ее сейчас выключит.

(Даже после выключения лампочки продолжают мигать.) У “Мигалки” пра вый глаз побойчее. (Пауза.) Сегодня утром Кристина сообщила мне, что после транса у нее болела голова.

Хорошо, что она сказала об этом позже, а не сразу после сеанса. Головная боль часто является результатом воздействия на мышление человека с целью его перестройки, изменения обычного образа мыслей.

Вы вряд ли заметили, что, наводя транс, я даю внушение таким образом, что если головная боль для данного человека естественная реакция, я ее не сни маю. Но во время внушения я подспудно предупреждаю, чтобы гипнотизируе мый не волновался и без причины не пугался.

Среда (Эриксон обращается непосредственно к Кристине.) Что ты почувствовала в связи с головной болью Кристина: Когда она возникла, это меня весьма озадачило, но я поняла, с чем это связано, потому что такое со мной уже случалось. Я отношу это к моему первому опыту гипноза. Во время занятий я была расстроена тем, что препо даватели разрешали ученикам делать постгипнотические внушения, хотя у них еще не было достаточной подготовки и они имели слишком мало инфор мации о гипнотизируемых.

Эриксон: Понимаю. Когда я преподавал в Американском обществе клиниче ского гипноза, я давал установку против головной боли всем... чтобы после семинара или практического занятия никто не испытывал лишних неприят ностей.

Кристина: Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что индуцирование одного ученика другим — это явное превышение их компетенции.

Эриксон кивает головой и с улыбкой смотрит на Кристину.

Кристина: Я была разочарована, вернее, расстроена, тем, что преподаватели допускали подобную практику. С другой стороны, я ведь не психолог и, воз можно, заблуждаюсь. Даже не знаю, права ли я в своих выводах. Сначала я на блюдала, как ученики работают друг с другом. Я не торопилась, и моя очередь пришла последней, но студентка, которая наводила на меня транс, оказалась такой неумелой и давала такие дурацкие установки, что я просто не могла их выполнять. Но я все таки старалась сотрудничать с ней из вежливости и чтобы не подорвать ее, хотя и скудные, но уже кое какие знания. Может поэтому у меня разболелась голова. Вероятно, с тех пор головная боль повторяется после каждого наведения транса. Не знаю, права ли я.

Эриксон: Больше не стоит об этом думать.

Мое детство прошло на ферме. В школе мы изучали сельское хозяйство, и я там узнал о роли севооборота. Я решил поделиться своими знаниями с одним старым фермером. Он изо всех сил старался понять мои рассуждения о необ ходимости первый год засевать поле пшеницей, на следующий — овсом, за тем — люцерной и так далее. Потом я узнал, как он жаловался, что у него от меня голова разболелась. (Смеется.) Это потому, что мои поучения требовали изменения всех его обычных представлений. Позже, когда я учился в коллед же, мне как то пришлось торговать книгами в одной этнической сельскохозяй ственной общине. И там я узнал одну вещь: севооборот — это не просто взял да и поменял, как тебе заблагорассудится. Обычно глава семейства собирал Среда своих женатых сыновей и соседей и они вместе обсуждали порядок смены по севов. Каждый фермер работал в соответствии с решением всей общины. А любая самодеятельность вызывала головную боль. (Улыбается.) Что касается поведения, с самого детства наши поведенческие навыки все больше закрепляются и становятся очень жесткими, только мы этого не осо знаем. Мы считаем себя свободными, однако это не так. И это необходимо признавать.

(Смотрит вниз.) Вернемся к моей этнической общине, не буду уточнять на циональность. Все ее члены занимались фермерством. Я там продавал книги, а ночевал у кого нибудь из жителей общины, и хозяин всегда брал с меня плату за ужин.

Так получилось, что в один дом я заявился в полдень и попросил разрешения пообедать с хозяевами. Молодой мужчина убирал сено, а отец помогал ему.

Прежде чем мы приступили к еде, была прочитана длинная глава из Библии и произнесена пространная благодарственная молитва. После еды опять была произнесена длинная молитва и прочитана еще одна глава из Библии.

Вставая из за стола, отец достал из кармана бумажник и сказал: “Я съел две средних картофелины с подливкой, два ломтя хлеба и два куска мяса”. Он пе речислил все, что съел, посчитал стоимость и заплатил сыну за еду. Я спросил его: “Вы же целый день помогали сыну убирать сено, зачем же вы платите ему за обед” “Да, я помогал сыну, — ответил отец, — но кормить себя я должен сам, вот я и плачу”.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.