WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |

Это была работа с 8.00 до 17.00, “от звонка до звонка”. Когда я была подро стком, мы переехали в Аризону, где отец открыл частную практику. Когда отца только начинали признавать как замечательного терапевта и гипно тизера (а он считал гипноз своей жизненной миссией), он собрал группу профессионалов врачей и обучал их гипнозу. Это было в начале 50 х го дов. В это время он путешествовал по всей Америке, обучая гипнозу. Одно временно он вел и частную практику. Тогда Грегори Бейтсон, который за нимался проблемой коммуникаций при шизофрении, однажды увидел имя отца в списке литературы, посвященной двойным связкам. Они уже были немного знакомы. Через Бейтсона об Эриксоне узнала группа достаточно известных семейных терапевтов, которая стала ездить к нему на занятия каждый уик энд. Один из них, Джей Хейли, опубликовал позже книгу по материалам этих занятий, которая называлась “Необычайная терапия док тора Милтона Эриксона”. Это было началом краткосрочной стратегической терапии, а известность моего отца распространилась за пределы сферы гипноза. После этого появились первые ученики. Но в доме всегда были люди и, в сущности, разницы большой не было.

184 Семинар с Бетти Элис Эриксон: новые уроки гипноза Вопрос: Когда Вы начали практиковать и какие были трудности в начале Бетти: Я начала заниматься частной практикой примерно восемь лет на зад. Начинать всегда трудно. Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос, потому что трудно было все. Какие трудности вас интересуют Вопрос: Какого рода связи можно установить между НЛП и эриксоновским гипнозом, между Милтоном Эриксоном и основателями НЛП Бетти: Меня часто об этом спрашивают, в США это тоже весьма популяр ное направление в психологии, и я даже с мамой консультировалась по этому вопросу. Бэндлер и Гриндер хотели изучать феномен гения и объяс нять это большим группам. Хотя в каком то смысле это парадокс. Сначала они изучали Бейтсона, потом работали с Вирджинией Сатир, потом Бейт сон представил их отцу, и они стали часто у нас бывать. Я очень хорошо это помню, потому что была одним из субъектов, на которых они практи ковались. Я, конечно, была субъектом у многих, но их я запомнила, потому что тогда произошла такая забавная ситуация.

Я только что приехала из Эфиопии. Папа меня попросил: “Скажи что ни будь Гриндеру!” Я произнесла по эфиопски: “Здравствуйте, как поживае те” Тут он, не моргнув глазом, тоже по эфиопски отвечает: “Здравствуйте, спасибо, хорошо! А как вы и ваши родственники” Тут у меня челюсть и упала. А он ведь был лингвистом! Потом они много работали с папой и совместно написали книги “Структу ра магии 1” и “Структура магии 2”. Папа перестал работать с НЛП по мно гим причинам, из которых я могу назвать две. Первая: если НЛП очень структурировано, для него характерен ступенчатый подход к решению проблемы, то эриксоновский гипноз подразумевает почти невероятную ва риабельность методов и техник, в зависимости от каждой конкретной ин дивидуальности. Разница в подходах была слишком велика. К тому же ос новной упор Эриксон делал на гипноз. Он верил в то, что гипноз — очень мощный инструмент и что в интересах субъектов не следует обучать гип нозу специалистов, не имеющих, как бы мы сейчас сказали, кандидатской степени в области медицины, образования или психологии. Последователи НЛП не принимают таких строгих ограничений.

Л.М. Кроль: Существует высказывание о Бэндлере и Гриндере, которые приписывают Милтону Эриксону: “Они думают, что взяли у меня жемчужи ну, но в действительности взяли только раковину”.

Вопрос: Не могли бы Вы назвать таких учеников Милтона Эриксона, на кого можно было бы ориентироваться как на людей, “близких к первоис точнику” 6. Рассказы об отце Бетти: Я обычно неохотно отвечаю на такие вопросы, потому что всегда кого то забываешь, и часто это бывают по настоящему хорошие терапев ты. Джеффри Зейг — человек от самого стержня эриксоновской терапии.

Без Джефа, я думаю, не было бы всего эриксоновского движения. Джеффри годами учился у отца и проделал просто колоссальную работу. Стивен Лэн ктон, Стив Кэлеген, Джим Парсонфайн, Герберт Ластиг, Джей Хейли, Эрнест Росси — замечательные примеры.

Все ученики Эриксона глубоко восприняли его теорию, но каждый идет собственным путем. Этот список все же не полон и не точен.

Л.М. Кроль: Бетти, мне было бы очень интересно услышать короткое опи сание дома, в котором вы жили в детстве, в котором жил Милтон: его при емного кабинета, его спальни, сада.

Бетти: Было два дома, потому что, конечно, госпиталь для душевноболь ных не считается. Дом, в котором я выросла, по американским стандартам считался очень маленьким. Девочки спали в одной спальне, мальчики в другой, папин офис был в задней части дома, в передней комнате ожидали пациенты. Там же иногда стоял детский манеж, ящик с комиксами и бегала собака. На заднем дворе росли пекановые деревья и стоял контейнер для компоста. В сущности, этот дом с трудом можно было назвать домом докто ра. Мы только что переехали в Аризону, и папин офис был меблирован очень скромно. Когда он только начинал, там стоял только стол и два сту ла. Джей Хейли спросил: “Это что, все” Папа ответил: “Нет, вообще то там еще я был!” В течение многие лет люди дарили папе необыкновенные подарки. Насто ящие сокровища, хотя и не дорогие в общепринятом смысле слова. Все это было расположено в его офисе и вокруг.

Он был дальтоником, и его любимый цвет был пурпурный. Обычно все ему дарили подарки такого цвета. Он годами собирал коллекцию пурпурных коров. Он любил одно детское стихотворение:

“Я никогда не видел пурпурную корову, И никогда не думал, что придется увидать!” В следующем нашем доме мы прожили лет двадцать. Отец начал передви гаться в инвалидном кресле. Хотя у него был послеполиомиелитный синд ром, он был человеком очень живым и активным. Отец даже ходил с пал кой на прогулки, в походы и ездил на велосипеде. Я поняла, что он калека, только когда на моей свадьбе он вел меня к алтарю и мы никак не попада ли в ногу. Это настоящая активность и сила личности.

У нас было как бы два небольших дома. Ученики занимались в самом ма леньком из них, стоящем позади того, что был побольше. Там был кро 186 Семинар с Бетти Элис Эриксон: новые уроки гипноза шечный офис, небольшая передняя, в которой, собственно, и собирались студенты. И везде везде книги. И все папины сокровища там были раз ложены.

Вопрос: Бетти, вы в течение многих лет работали преподавателем. Исполь зовали ли Вы знания, приобретенные у отца, в работе со школьниками Бетти: Я, наверное, настолько пропиталась всеми этими идеями, что не могу говорить о чем то хотя бы немного сосредоточенно, не впадая в транс. Для меня это наиболее естественный способ общаться с людьми. Ко нечно, я не могла не использовать все, чему научилась.

Мне хотелось бы, чтобы все вы хорошо понимали: несмотря на то, что отец был гением гипноза, он был живым человеком. Расскажу одну из его лю бимых историй.

К отцу как то приехала группа фотографов из очень известных журналов.

По всему дому были протянуты провода и кабели, включили специальный свет. Мы все знали, что пришли “дяденьки” из журнала “Лайф”, и это очень важно. Мама бегала и суетилась. Моей сестре тогда было около четырех лет. И вот она вышла, уперла руки в бока и очень требовательно спросила:

“Хотелось бы знать, что уж такого замечательного в нашем папе” Эриксон и удовольствие от жизни Мой отец всегда стремился получать удовольствие от жизни. Помните, я рассказывала, как он любил копаться в саду Всю работу по саду по воз можности он делал сам: сажал растения, полол, собирал овощи и фрукты. А когда он стал больше уставать, то делал по саду все меньше и меньше, зато мы делали для него все больше и больше. Когда в последние годы его жиз ни он лежал в постели и мы приносили ему цветок или какую то замеча тельную редиску, то было похоже, что он получает не меньше удоволь ствия от лицезрения плодов, чем от самой работы в саду. Он сумел как то приспособить свои ожидания, запросы, к своим физическим возможностям.

А когда человек может удовлетворить свои запросы в жизни, он счастлив.

Наблюдательность Эриксона Мой отец прославился свой необычайной наблюдательностью. Большей ча стью она зиждилась на его собственной истории: он был парализован и не мог двигаться целый год, и почти единственное, что ему оставалось — ле жать и развлекать себя воображаемыми диалогами воображаемых персона жей. Нам с вами, к счастью, не приходится так развлекаться. Но иногда на какой нибудь скучноватой вечеринке или сидя в зале ожидания в аэропор 6. Рассказы об отце ту бывает интересно наблюдать, как люди объединяются в группки, и пред полагать, кто сейчас отойдет, а кто подойдет и как могут развиваться отно шения между вот этими персонажами или этими. Или, например, выключив звук телевизора при просмотре какого то фильма, попытаться угадать, о чем идет речь и как развиваются события.

Мой отец был лишен музыкального слуха и не имел возможности наслаж даться музыкой, но зато он заметил, что когда люди говорят определенным образом, то они определенным образом дышат. Можно даже вычислить не который ритм. Он выключал звук телевизора и, наблюдая за певцами и дыша в такт с ними, пытался понять, какую они поют песню.

Еще один пример его наблюдательности. Во время Второй мировой войны он был членом медицинской комиссии по отбору молодых людей в армию.

На каждого из них отводилось мало времени, однако он успел заметить та кую особенность: если у молодого человека была татуировка с упоминани ем матери, то, как правило, в его карточке значилось, что он либо состоял на учете в полиции, либо даже уже отсидел. Отец потом говорил, что очень интересно выяснить природу таких общих явлений. И теперь, когда в сво ей работе я сталкиваюсь с пожилыми людьми, у которых есть татуировка со словом “мама”, я часто думаю: “А я про вас кое что знаю!” Однажды, когда папа уже был врачом, он предложил своим практикантам просто смотреть на одну пациентку и уточнил: “Я хочу, чтобы вы, не спра шивая ни о чем эту женщину, вычислили, в связи с чем она лежит в боль нице”. При этом говорил он, откашливаясь и тяжело, хрипло вздыхая. Все практиканты сказали: “Пневмония... нет, астма... рак легких...” Они даже не заметили, что у нее ампутированы ноги. Видите, как легко привлечь к чему то внимание, а от чего то отвлечь.

Сейчас я расскажу одну историю, которая, во первых, показывает, каким он был наблюдательным человеком, во вторых, папа сам ее запомнил на всю жизнь и, в третьих, для меня она иллюстрирует разницу между гением и хорошим умным человеком. Когда папа был маленьким мальчиком, то жил в таких краях, где бывает много снега, хотя не так много, как у вас, конеч но. Он вставал рано утром, после того, как выпал снег, и шел в школу, про таптывая в снегу тропинку. Иногда дорожка получалась прямая, иногда волнистая, а иногда очень очень волнистая. И ему нравилось потом, спря тавшись за дерево, наблюдать, как другие ребята идут по его тропинке.

Ему хотелось понять, насколько кривой должна быть тропинка, чтобы дру гие по ней не пошли, а попробовали протоптать свою. Он обнаружил, что люди предпочитают идти даже по очень кривой тропинке, чем протапты вать свою. Я считаю, что это очень важная информация, и папа тоже учи тывал ее всю жизнь.

188 Семинар с Бетти Элис Эриксон: новые уроки гипноза Ответы на вопросы Вопрос: Верите ли Вы и верила ли семья Вашего отца в Бога Бетти: Я и моя семья верим в Бога. Наше религиозное воспитание было несколько нетрадиционным, потому что мы не ходили в церковь. Отец учил нас уважительно относиться к Человеку, Природе, Богу.

Вопрос: Вы получили педагогическое образование. А почему Вы сразу не стали работать терапевтом, не стали ученицей своего отца Бетти: Потому что я хотела быть учителем. Сколько себя помню, я зани малась гипнозом. Я и моя сестра Роксана были субъектами для демонстра ций отца с того времени, когда мне было 10 лет, а ей 12. Педагогическая карьера моя началась обычно, а затем я стала заниматься детьми с эмоцио нальными расстройствами и малолетними преступниками. Я поняла, что эта работа мне интересна, а потом, как следствие, занялась психотерапией.

Но вы можете использовать гипноз в стольких областях! Когда я препода вала в школе, то часто использовала гипноз на занятиях.

Вопрос: Случалось ли Вам отказываться от работы с клиентом, и если да, то почему Бетти: Я не отказываю им как клиентам, но не работаю с ними, особенно в одном конкретном случае. Конечно, если я понимаю, что не могу помочь какому то человеку, то не начинаю с ним работать. Чаще всего мы не “схо димся” с теми клиентами, которые приходят ко мне пожаловаться и попла каться. Я долго над этим раздумывала, но, к сожалению, как бы я ни стара лась, ничего не помогает: если клиент пришел с единственной целью — пожаловаться и поплакаться, обычно все ограничивается двумя встречами.

Вопрос: В России дети очень часто наследуют профессию известных роди телей. В семье Эриксона только двое из детей продолжили заниматься тем же, чем занимался отец. Вы можете это объяснить Бетти: Я думаю, что за одним этим вопросом стоит несколько. Во первых, если что то и хвалили в нашем доме, то это была индивидуальность.

Стремление быть самим собой, делать то, что хочешь, поощрялось. Во вто рых, мы росли и не осознавали того, что отец наш знаменит. Он для нас так и остался папочкой. Нам потребовалось довольно долгое время, чтобы осознать, что он настолько известен.

Вопрос: Из Ваших рассказов я понял, что со своими детьми Вы часто ис пользуете трансы. Это распространяется и на отношения с Вашими взрос лыми близкими Бетти: Даже не знаю, как ответить. Находиться в измененном состоянии сознания для меня настолько просто и естественно. Если я по какой то 6. Рассказы об отце причине напряжена, то обязательно в трансе. И, кроме того, лучший способ ввести кого то в транс — самому пребывать в трансе.

Вопрос: Об Эриксоне написано очень много книг учениками, которые с ним работали. Как дочь, Вы можете назвать фрагменты, искажающие образ ва шего отца Бетти: Большинство искажений связано с тем, что учениками Эриксона они становились в поздние годы его жизни и видели его пожилым, физи чески слабым человеком. Они описывают пожилого, слабого человека, го ворившего косвенно, обтекаемо. Они не видели моего отца таким, каким он мог быть: динамичным, сильным и чрезвычайно активным. Я хочу расска зать историю, которая может это подтвердить.

В 17 лет он перенес полиомиелит. Это, естественно, повлияло на всю его оставшуюся жизнь. Поэтому с 18 лет, когда он опять научился ходить, и до 60 лет, когда ему пришлось пользоваться креслом коляской, он постоянно ходил с палочкой. Мы, дети, отца без нее никогда не видели. Мэдди Вич порт, подготовившая кассету о моем отце, задала мне однажды вопрос:

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.