WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 34 |

Значит, когда в течение дня вы налетели на стол или на что нибудь еще, ваше бессознательное сказало вам: “Не обращай внимания, пошли скорей дальше!” Если бы я сейчас сжала руку в кулак и сказала: “Сейчас я так вас тресну, что появится синяк еще почище, чем на прошлой неделе!” — и при этом подняла руку, готовясь ударить, то вы почувствовали бы эту боль. Мы все обладаем способностью пребывать в натуралистических трансах, но не все используют ее в своей работе и практике.

Вопрос из зала: Как узнать, находится ли человек в трансе Бетти: Если пациент хочет сделать вид, что он в трансе... сначала он по смотрит на меня, потом закроет глаза и будет сидеть без движения... я ни когда не узнаю, в трансе ли он. Я не могу определить, были вы в состоянии транса или нет. Посмотрите на нас: мы все немного двигаемся, то пишем, то жвачку жуем. Но вот пациент остается в состоянии относительного по 1. Общие принципы эриксоновской терапии коя, его взгляд останавливается, расширяются зрачки, когда я смотрю ему в глаза... Когда он мне говорит: “Да, я в трансе!” — почему бы мне не пове рить Абсолютно уверенным можно быть, только подсоединив датчики и делая кардиограмму.

Когда я навожу транс, мы сидим рядом, я дышу и пациент подстраивается под мое дыхание, — скорее всего, он в трансе. Сейчас уже не принято ил люстрировать упражнения по контролю над болью протыканием кожи руки иглой. Если человек, которому так делали, говорил, что полностью чувствовал эту боль, но притворялся, — что ж, это его выбор. Конечно, нельзя ошибаться относительно того, в трансе вы или нет, если я делаю хи рургическую операцию. Но те трансы, которые мы проводим здесь, не столь строги: вы свободны подняться или спуститься на ступеньку в этом состоянии. Во время индивидуальной работы транс может быть значитель но глубже, чем при групповой.

О бессознательном Я дам определение бессознательного, как оно понимается в эриксоновской терапии. Обычно оно четко отделено от сознательной части разума и конг руэнтно поддерживает ее деятельность. Когда же бессознательное не всту пает в конгруэнтные взаимоотношения с сознательной частью разума, воз никают проблемы. Наше бессознательное обладает необходимыми нам умениями и функциями, о которых мы обычно даже не думаем. Бессозна тельное дает доступ к сознательному, а обратный процесс возможен только через транс. Транс, таким образом, позволяет сознанию использовать по тенциал бессознательного.

Доступ к бессознательному дает возможность воспользоваться своими за бытыми или утраченным ресурсами. Основа эриксоновской терапии состо ит в том, что каждый из вас или ваших пациентов имеет возможность ра ботать со своими проблемами и решить их (конечно, за исключением тяже лых психопатов), и задача терапевта — добраться до этих ресурсов. Чтобы добиться активизации внутренних ресурсов, надо войти в мир вашего па циента и наблюдать, стараться понять, быть внимательным и использовать лексику пациента.

Наше бессознательное заботится о нас и защищает так хорошо, как может, но оно реагирует на окружающее по детски непосредственно. На следую щем примере очень хорошо видно, как наше бессознательное безуспешно пытается защитить нас. Все видели, как маленький ребенок спотыкается о табуретку или стул, а потом подходит к нему и лягает за то, что его “спот кнули”. А вот мой самый любимый пример. Муж одной женщины завел кого то на стороне, и жена поймала их с поличным. Женщина сказала: “Раз 12 Семинар с Бетти Элис Эриксон: новые уроки гипноза он так, я его накажу: теперь никогда больше удовольствия от секса не полу чу!” Страшное наказание, не правда ли Конечно, на другом уровне, она хо тела сказать, что не желает больше быть уязвимой перед мужем, особенно в области секса. Если она неуязвима, то он больше не сможет сделать ей больно.

Сейчас я немного расскажу о концептуализации случаев. Очень трудно объяснить, что такое концептуализация, потому что на нее можно смотреть с разных точек зрения, однако все они имеют нечто общее. Например, одна точка зрения свидетельствует, что после работы с пациентом необходимо создать в сознании картинку, описывающую ситуацию. Изображение мож но уменьшить либо увеличить, при этом в середине его будет “Я” — “То, что мне хочется”, как у детей: “То место, куда бы мне хотелось попасть, но я не могу”, а ближе к краям — “Все это не имеет такого уж большого значения, потому что Солнце все равно взорвется и все погибнет”. Между этими двумя точками находится какое то место, в котором нам комфортно.

Только мы не всегда знаем, как туда попадать и как выходить оттуда по желанию.

Когда то я отправила папе открытку, мне она показалась забав ной, а он ее сохранил и много лет показывал студентам. На ней был изображен маленький человечек под звездным небом. Над пись гласила: “Заставляет ли тебя чувствовать себя менее значи мым знание о том, что в мире существуют мириады звезд” Вы открываете открытку и читаете: “Меня — нет!” Когда папа пока зывал ее студентам, то говорил, что в этом заключена философия жизни.

Так что, если вы создаете в сознании такую картину, она дает вам возмож ность перемещаться в поисках наиболее комфортного места.

Доверие и сопротивление То, что я делаю, не обязательно должно нравиться моему пациенту. Прежде всего между нами должно появиться и существовать доверие, которое бу дет основой всей работы. В институте, где я училась, довольное многие преподаватели мне не нравились. Но они были достаточно образованны, профессиональны, уверены в себе, и я уважала их и доверяла им. То же ка сается воспитания детей и любой терапии, в том числе эриксоновской и семейной, а также лечения. Совершенно не обязательно, чтобы я вам нра вилась. Я что то знаю и потому получаю от вас определенный кредит до верия. Я вас уважаю, надеюсь, вы платите мне тем же, и это создает доста точную основу для отношений между нами.

1. Общие принципы эриксоновской терапии Ваши пациенты приносят вам массу иррациональных чувств и желаний. Но я должна относиться к этим желаниям и мечтам достаточно уважительно, даже если не могу принять их. В вашем мире у вас собственная точка зре ния, которая может не совпадать с реальностью. Я сижу на стуле и не могу летать — это безусловно реальность. Когда терапия удачна, вы обретаете чувство свободы — самое приятное чувство на свете. Теперь у вас появи лась свобода распоряжаться собственной судьбой, может быть, не полная, но гораздо большая, чем раньше.

Пациенты имеют право сопротивляться, это изначально предполагается.

Вы просите их измениться, это требует сил и серьезной работы — есте ственно, они начинают сопротивляться. Вы берете часть их жизни, до сих пор выполнявшую какую то функцию (хотя, может быть, не так уж и хоро шо, но другой то у них нет), и говорите: “Поменяйте ка эту часть вот на эту!” Конечно, они начинают сопротивляться. Толкования бессознательно го Фрейдом и в эриксоновской терапии отличаются друг от друга. Эриксо новская терапия понимает под бессознательным некое хранилище того, что пациент видел, думал, переживал. Кроме того, ваше бессознательное безусловно озабочено вашим состоянием здоровья. Как я уже говорила, бессознательное воспринимает все по детски, очень конкретно, в черно белых тонах, не всегда реагирует адекватно, но оно всегда старается сде лать это наилучшим для вас образом. Иногда в попытке помочь оно делает то, что нам совершенно противопоказано. Но если вы поймете, что бессоз нательное хочет по настоящему помочь вам, то у вас появится возмож ность сделать его своим союзником.

Если я боюсь отрицания, отказа, того, что меня обманут или обидят, то го раздо безопаснее держать всех на большом расстоянии. Когда я нахожусь на большом расстоянии от вас, вы не близки, не дороги мне, то что бы вы ни сделали, это меня не заденет. Я могу держать вас на расстоянии, не под пускать к себе самыми разными способами: можно сердиться, быть отвра тительным, гадким, можно принимать алкоголь или наркотики, можно тол стеть, чтобы отталкивать своим видом человека, — как угодно. Это, конеч но, тоже вызывает какую то внутреннюю боль, но я держу ее под контро лем, и поэтому она переносима. Вы все, наверное, видели, как маленький ребенок, споткнувшись о камешек, поднимается и пинает камешек за то, что тот его “споткнул”.

Бессознательное имеет доступ к тому, что есть в нашем сознании, а вот со знание не может подключиться к тому, что находится в бессознательном, разве что в гипнозе. Поэтому трансы так важны — они позволяют нам по лучить доступ ко всему тому, что содержится внутри нас.

14 Семинар с Бетти Элис Эриксон: новые уроки гипноза Взаимодействие терапевта и пациента Когда мы были маленькими, даже наказания носили позитивный характер.

В Америке очень распространено наказание, когда ребенку запрещают вы ходить из комнаты, смотреть телевизор и т.п. В нашей же семье наказания всегда имели характер поручений: мы пропалывали грядки в розарии или как то помогали по дому. И примерно к середине эта работа начинала нра виться: грядки становились такими чистыми и аккуратными. А когда “на казание” заканчивалось, папа выходил и комментировал то, как сделана работа: “Вот здесь надо еще немножко подчистить, а вот здесь уже все ак куратно и розам будет легко дышать”. И в процессе наказания всегда было достаточно времени, чтобы обдумать свое поведение, а результатом можно было гордиться. Я всегда говорю своим пациентам: “Не наказывайте своих детей, отбирая у них что то, старайтесь лишь добавлять”. Наши родители использовали и другие формы наказания: мы переписывали страницы из словаря, учили стихотворения наизусть. Конечно, наказание оставалось наказанием, но вся атмосфера выполнения этих заданий была позитивной.

Мы всегда выносили что то полезное для себя из происшедшего. Эриксон никогда не заставлял нас сделать что то, он просто удивлялся: “Неужели ты этого еще не сделала” Он мог разбудить нас посреди ночи, чтобы обсу дить, как это получилось, что такое важное поручение еще не выполнено.

“Как, ты действительно забыла выбросить мусор” Я говорила: “О, папа, я сейчас сделаю”. А он: “Нет, погоди, это было слишком трудное задание” Уверяю вас, это не настолько приятная тема, чтобы обсуждать ее в два часа ночи. В результате мы становились самостоятельнее, надежнее, и у нас не было горькой обиды, сопутствующей обычным наказаниям.

Огромная часть эриксоновской терапии может рассматриваться с этой же точки зрения. Терапевт добивался от пациента выполнения необходимых заданий, но так, чтобы у последнего не возникало тяжелого и неприятного ощущения управляющего им “тяжелого кулака”.

Иногда про Эриксона говорят, что он прославился своими “двойными связ ками”, смысл которых состоит в том, что любое твое решение и поступок позитивны по отношению к тебе. Приведу два примера. Первый пример наиболее ярко описывает “двойные связки”, а второй представляет наибо лее типичный вариант работы Эриксона.

Однажды я гостила у брата. И вот рано утром, когда я спала, в го стиной стали играть дети — много маленьких детей пяти, шести, семи лет. И одна маленькая девочка упала, ушибла коленку и расплакалась. Я подумала, что, наверное, придется вставать, но решила немного подождать. В это время я услышала, как восьми 1. Общие принципы эриксоновской терапии летний ребенок сказал: “Кому больно, кто ушибся, переходите в тот угол гостиной и вам станет не больно”. Это великолепный пример закрытой связки. Человеческое общение устроено таким образом, что если мы исполняем половину какого либо условия, то автоматически соглашаемся на выполнение второй половины.

Конечно, девочка могла отказаться переходить в тот угол гости ной, сказать, что ей это не поможет. Но это в каком то смысле противоречит правилам человеческого общения.

Второй пример описан в литературе. В эриксоновской терапии вы начина ете с наиболее простой проблемы и постепенно забираетесь в глубину. Вы идете все глубже и глубже, встречая наиболее скрытые причины. Папа ча сто сравнивал терапию с вылупляющимся цыпленком. Сначала он делает в скорлупе первую маленькую трещинку своим клювиком, потом еще и еще, потом открывается скорлупа и цыпленок выходит. Никогда нельзя узнать, на каком клевке распадется скорлупа. И каждый фермер знает, что если переусердствовать, помогая цыпленку избавляться от скорлупы, он может умереть. Поэтому терапевт должен позволить пациенту в макси мальной степени оставаться независимым.

Однажды к папе привели девочку 14—15 лет. Как часто бывает с подростками, она почему то решила, что ее ступни невероятно огромные и уродливой формы. Она закрывалась в комнате и от казывалась выйти, потому что все увидят ее уродливые ноги. Не известно, с чем ассоциировались у девочки ее ноги — с физичес ким развитием, которое ее в это время пугало, с тем, что она взрослеет и скоро придется оставить родительский дом или, на пример, с будущим материнством. На поверхности был страх:

“Ноги уродливые, меня никто никогда не полюбит, умру старой девой”. Можно было работать разными способами. Эриксон начал сверху. Он заставил ее с самого начала принять о себе некото рую положительную информацию. Он “случайно” сильно насту пил ей на ногу. Выглядело это так. Сидит эта девушка со своими уродливыми ногами, “на которой никто не женится”. Отец прохо дит и наступает ей на ногу. Она в испуге и удивлении отпрянула к спинке стула и ждет, что будет дальше, по крайней мере, рас считывая на извинения. Состояние ожидания у пациента всегда наилучшее для небольшой интервенции. Отец, посмотрев ей в глаза, сказал: “Если ты дорастишь свои ступни до такого размера, что мужчина их заметит, он никогда на них не наступит”. У нее был два выхода: принять к сведению высказанное мужчиной мнение о том, что ноги у нее небольшие, или сказать: “Вы мне на 16 Семинар с Бетти Элис Эриксон: новые уроки гипноза ногу наступили!”. Но по правилам человеческого общения мы обычно этого не делаем. А хорошо воспитанная молоденькая де вушка никогда не скажет пожилому джентльмену с палочкой:

“Эй, вы, смотрите, куда идете!” Так что остался единственный путь. И на этом ее терапия была завершена.

Иногда люди спрашивают, сколько времени занимает терапия. Эриксон в ответ на это, как всегда, рассказывал историю. Во времена его молодости в их городе жил парень по имени Джо, который постоянно попадал в испра вительные заведения и, не успев выйти из тюрьмы, снова совершал что то такое, за что оказывался под судом и затем в тюрьме. Все были уверены, что в тюрьме он и закончит свою жизнь. Однажды он спросил очень краси вую девушку, пойдет ли она с ним на танцы. Она ответила: “Да, если ты джентльмен!” Он сказал: “Я буду джентльменом!” И стал им. И это была единственная терапевтическая помощь, оказанная Джо.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.