WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 41 |

Число дает иллюзию управления страхом, возникающим вследствие невро тического подавления желания. Обсессивное повторение вытесняет, “заго варивает” страх (последний глагол не случаен, как будет видно в дальней 2. Поэтика навязчивости шем). Страх, тревога представляют собой нечто аморфно континуальное, можно даже сказать — энтропийное. Многократное повторение, наиболее фундаментальной экспликацией которого является число, накладывает на эту континуальную аморфность некую дискретную определенность, исчер пывает болезненную энтропию некой, пусть невротически организован ной, информацией, причем информацией в точном, формально математи ческом, бессодержательном значении этого слова, той безликой цифровой компьютерной информацией, которая измеряется количеством битов.

Прежде чем попытаться дать некоторую дополнительную интерпретацию идее числа, перечисления и повторения при обсессии, представляется все же необходимым убедиться, действительно ли обсессивный дискурс в та кой мере построен именно таким образом. Чтобы подвергнуть проверке валидность нашего утверждения, мы рассмотрим некоторые художествен ные тексты (или их совокупность), об авторах которых известно, что они страдали обсессивным неврозом или обладали обсессивно компульсивным характером.

Обсессивный дискурс I Юрий Олеша Рассмотрим особенности обсессивного дискурса на материале романа Юрия Олеши “Зависть”. В двух эпизодах этого текста, первый из которых (начало романа) вводит главного героя Андрея Бабичева глазами его при живала Кавалерова, имеет место то, что можно назвать обсессивной проек цией. Бабичев глазами Кавалерова дается как гений числа, “управитель” нового мира, его “главный бухгалтер”. Соответственно первые 15 страниц романа, с самого начала и до изобретения Бабичевым новой колбасы, пере полнены числами:

В нем весу шесть пудов; Он спустился вниз (на углу магазин) и притащил целую кучу: двести пятьдесят граммов ветчины...

четыре яблока, десяток яиц и мармелад “Персидский горошек”;

Растет его детище “Четвертак” — будет дом гигант, величай шая столовая, величайшая кухня. Обед из двух блюд будет стоить четвертак.... Тысячу кухонь можно считать покоренными. Кус тарничанью, восьмушкам, бутылочкам он положит конец; Он, как факир, пребывает в десяти местах одновременно; Товарищу Про скудину! Обертки конфет (12 образцов) сделайте соответственно покупателю; Товарищу Фоминскому! Прикажите, чтоб в каждую тарелку первого (и 50— и 70 копеечного обеда) клали кусок мяса; В девять часов утра он приехал с картонажной фабрики.

Приема ждало восемь человек; В четыре двадцать он уехал на 42 Характеры и расстройства личности заседание в Высший Совет Народного Хозяйства; Слушайте, Кава леров! Мне будут звонить из Хлебопродукта. Пусть позвонят два семьдесят три ноль пять, добавочный шестьдесят два; две не дели тому назад он подобрал меня, пьяного, у порога пивной; Де сять лет он живет со мной; Ему восемнадцать лет, он известный футболист; Он спас меня десять лет тому назад от расправы;

Мне двадцать семь лет; О, не беспокойся, всего четвертак (сло ва проститутки, обращенные к Кавалерову в его сне. — В. Р.);

раз десять в вечер его вызывают; Семьдесят процентов теляти ны! Большая победа... Нет, не полтинник, чудак вы... Полтин ник! Хо хо! По тридцать пять (это о дешевизне новой колба сы. — В. Р.); Шапиро, меланхолический старый еврей, с носом, похожим в профиль на цифру шесть; Тридцать пять копеек та кая колбаса — вы знаете, это даже невероятно.

Смысл нагромождения чисел двоякий. С одной стороны, он знаменует ме галоманические проекты хозяина мира Андрея Бабичева, понятые через обсессивную завесу сознания автора, который занимает амбивалентную позицию. С другой стороны, число оборачивается своей негативной сторо ной, показывая несостоятельность (в том числе и сексуальную) Кавалеро ва. Так, огромная столовая будущего (“Четвертак”), где любой обед стоит четвертак, во сне Кавалерова оборачивается мизерной суммой, которую ему предлагает проститутка. Сексуальный подтекст здесь не случаен, по скольку колбаса помимо всего прочего символизирует, конечно, и сексу альную мощь Андрея Бабичева. Ср.:

Бабичев, получив в руки отрезок этой кишки, побагровел, даже застыдился сперва, подобно жениху, увидевшему, как прекрасна его молодая невеста и какое чарующее впечатление производит она на гостей.

Однако Андрей Бабичев это всего лишь Бог Отец, креатор и стабилизатор нового мира. Истинный сексуальный герой и антагонист Кавалерова по борьбе за девушку Валю — Володя Макаров, вратарь футбольной сборной.

В футбольном эпизоде, где окончательно развенчивается Кавалеров (см.

также психоаналитическую интерпретацию футбола в статье [Руднев 2001]), вновь нагнетание чисел:

Двадцать тысяч зрителей переполнили стадион. Огромное ко личество народа распирало стадион. Валя помещалась над ним, наискосок, метрах в двадцати. Группа немцев — одиннадцать человек — сияла в зелени. Игра продолжается девяносто минут с коротким перерывом на сорок пятой минуте. Володя схватывал мяч в таком полете, когда это казалось математически невоз можным; За десять минут до перерыва он вырвался к правому 2. Поэтика навязчивости краю; Все тысячи в эту минуту, насколько могли, одарили Кава лерова непрошеным вниманием; Две белые большие ладони про тянулись за мячом... Бабичев, сильно качнувшись вперед, швыр нул мяч, магически расковав поле; первая половина игры закон чилась счетом “один на ноль” в пользу германской команды; все троим рукоплещут зеваки; пряча колени, складываясь в три по гибели, как купальщица, застигнутая врасплох; — Немцам два гола минимум! — провизжал мальчишка, несясь мимо Кавалеро ва; В погоне за подолом десять раз она переменяла позицию: Де сятую долю минуты длилось разглядывание.

Заметим, что само увлечение игрой в футбол человеком обсессивно ком пульсивного склада можно объяснить тем, что эта игра в очень большой степени организуется идеей числа — количество игроков, два тайма по 45 минут и, главное, конечно, счет забитых голов (страстное увлечение футболом прослеживается по дневникам Олеши на протяжении всей его жизни).

В рассматриваемом эпизоде нашу гипотезу подтверждает также и то, что футбол аранжируется словами, связанными с магией и математикой. Вновь имеет место обсессивная проекция автора на действия Володи и Бабичева.

Володя, сексуальный фаворит, ловит мяч, когда это “математически не возможно”, Андрей Бабичев, хозяин мира и повелитель чисел, бросает мяч с трибуны и этим действием “магически расковывает поле”.

Обсессивный дискурс II Владимир Маяковский Нагромождение чисел характерно также для поэзии Владимира Маяковско го. Причем это, как правило, мегаломанически огромные числа, достаточно вспомнить название одной из его поэм — “150 000 000”. Ср. также следую щие контексты:

Он раз к чуме приблизился троном, / смелостью смерть по прав, — / я каждый день иду к зачумленным / по тысячам рус ских Яфф! / Мой крик в граните времен выбит, / и будет греметь и гремит, / оттого, что в сердце выжженном, / как Египет, / есть тысяча тысяч пирамид! (“Я и Наполеон”) Там / за горами / горя / солнечный край непочатый. / За голод, / за мора море / шаг миллионный / печатай! (“Левый марш”) берет, как гремучую в 20 жал / змею двухметроворостую. (“Стихи о советском паспор те”) Стотридцатимиллионною мощью / желанье лететь напои! (“Летающий пролетарий”) это сквозь жизнь я тащу / миллионы огромных чистых любовей / и миллион миллионов маленьких 44 Характеры и расстройства личности грязных любишек (“Облако в штанах”) О, если б нищ был! / Как миллиардер! / Что деньги душе / Ненасытный вор в ней. / Моих желаний разнузданной орде / не хватит золота всех Кали форний. (“Себе, любимому...”) Любовь мою, / как апостол во вре мя оно, / по тысячи тысяч / разнесу дорог. (“Флейта позвоноч ник”) Что же, мы не виноваты — / ста мильонам было плохо.

(“Письмо Татьяне Яковлевой”) К празднику прибавка — / тыщи. Тариф. (“О дряни”) Околесишь сто лестниц. / Свет не мил. (“Прозаседавшиеся”) Я солдат в шеренге миллиардной. / (“Ужасающая фамильярность”) В сто сорок солнц закат пылал (“Необычайное приключение...”) Я никогда не знал, что столько тысяч тонн / в моей легкомысленной головенке. (“Юбилейное”) наворачивается миллионный тираж. / Лицо тысячеглазого трес та блестит. (“Четырехэтажная халтура”) Лет сорок вы тянете свой абсент / из тысячи репродукций. (“Верлен и Сезан”) Вы требуете с меня пятьсот в полугодие / и двадцать пять за не подачу деклараций; Изводишь единого слова ради / тысячи тонн словесной руды; Эти слова приводят в движение / тысячи лет миллионов сердца. (“Разговор с фининспектором о поэзии”) я подыму, как большевистский партбилет, / все сто томов моих партийных книжек. (“Во весь голос”) С одной стороны, можно сказать, что большое число — это обсессивная ко личественная замена понятия “очень большой, огромный”. В поэтике та кая фигура называется синекдохой, то есть таким положением вещей, ког да качественное содержание представляется количественным выражени ем. В обыденной речи этому соответствует ситуация, когда говорят: “Я сто раз тебе говорил”, “Ему можно тысячу раз повторять, а он все равно делает по своему”, “Да это было уже сто лет назад”, “Мы с ним тысячу лет не ви делись”. Почему сказать так считается более выразительным, чем просто “Мы с ним очень долго не виделись” Выразительность числа — в сочета нии гиперрациональности и оккультности. “Тысячу лет не виделись” выра жает не просто “очень долго”, а “неправдоподобно долго”, “чудесно долго”, но при этом оставляет иллюзию точности и “круглости”, некоей обсессив ной завершенности и достоверности произносимого. В случае Маяковского можно сказать, что все эти тысячи и миллионы, выражая, с одной стороны, мощь габаритов и мощь влечений поэта, обсессивно эту мощь регулируют.

С другой стороны, обыгрывание огромного числа в поэтическом сознании Маяковского, безусловно, представляет собой обсессивно компульсивный способ гиперсоциальной конформности. Маяковского можно назвать не только “ассенизатором и водовозом, революцией организованным и при званным”, как он сам себя назвал, точно акцентуировав анально обсессив ный аспект своего характера, его можно назвать также главным бухгалте ром пролетарской революции, ведь все эти огромные числа, как правило, 2. Поэтика навязчивости обозначают, если воспользоваться советским штампом, многомиллионную массу советских людей. “150 000 000” — это тогдашнее население России, равное, по Маяковскому, числу его читателей и соавторов. То есть числовая обсессия Маяковского представляется неким ритуально мифологическим отождествлением его большого тела с коллективным телом народа, то есть, говоря на мифопоэтическом метаязыке, слиянием микрокосма и макрокос ма. О том, что такая интерпретация закономерна в свети поэтики и генеа логии обсессивного дискурса, см. ниже в разделе “Исторические корни об сессивного дискурса”.

Образ собственного тела чрезвычайно важен для Маяковского, и его поэти ка тела также вписывается в поэтику обсессивного дискурса. Рассмотрим в этом плане поэму “Облако в штанах”. Помимо обилия чисел это прекрас ное стихотворение о любви наполнено странными мотивами, один из кото рых, навязчиво повторяющийся, хотя и варьирующий, можно инвариантно обозначить как мотив “выворачивания наизнанку”. Приведем наиболее яр кие фрагменты, связанные с манифестацией этого мотива:

А себя, как я, вывернуть не можете, чтобы были одни сплошные губы! Каждое слово, даже шутка, которые изрыгает обгорающим ртом он, выбрасывается, как голая проститутка из горящего публичного дома.

Я сам Глаза наслезенные бочками выкачу.

Дайте о ребра опереться.

Выскочу! Выскочу! Выскочу! Выскочу! Рухнули.

Не выскочишь из сердца! вам я душу вытащу, растопчу, чтоб большая! сквозь свой до крика разодранный глаз лез, обезумев Бурлюк.

а я человек, Мария, простой, выхарканный чахоточной ночью в грязную руку Пресни.

46 Характеры и расстройства личности В этих примерах нечто либо выплевывается, выхаркивается, выблевывает ся изо рта или глаза, либо — более сложно — внутреннее выходит из внешнего, и они меняются местами. Наша гипотеза состоит в том, что здесь анальный комплекс вытеснен и замещен орально визуально аудиаль ными (в конце поэмы появляется еще и ухо) символами. Как нам кажется, здесь произошло обратное тому, что имеет место в бахтинско раблезианс ком карнавальном мироощущении, когда при инверсии бинарных противо поставлений голову заменяет зад. В стихотворении Маяковского все про исходит наоборот: зад, анальная сфера, заменяется головой и отверстиями в голове — ртом, глазами (которые интерпретируются именно как отвер стия), ноздрями и ушами. Происходит это в точном соответствии с учени ем Фрейда об анальном характере, когда инфантильная анальная эротика вытесняется, табуируется и замещается прямо противоположными содер жаниями. То есть анальный характер — это болезненно чистоплотный, бо ящийся загрязнения [Фрейд 1998], а именно таким и был Маяковский — “Певец кипяченой и ярый враг воды сырой”. Анальная эротика замещается образами и мотивами, связанными по контрасту с головой, но тем не менее в мотиве “выворачивания наизнанку” анальность проглядывает чрезвы чайно явственно. Обычно человек говорит, что его вывернуло наизнанку, либо когда его сильно вырвало, либо когда у него был сильный понос. В любом случае речь идет о чем то непристойном и при этом как будто не имеющем к эротической сфере никакого отношения. Заметим, что Маяков ский со свойственной ему смелостью великого экспериментатора широко применяет здесь характерные для семантики выворачивания ходовые, не ходовые и придуманные им “вы глаголы” (термин М. А. Кронгауза [Крон гауз 1998]), актуализирующие действие выворачивания. Глаголы эти встречались уже и в приведенных выше примерах:

а себя, как я, вывернуть не можете; выбрасывается, как голая проститутка; Выскочу! (четырехкратно повторенное); душу вы тащу; выхарканный чахоточной ночью...

Но таких примеров в “Облаке в штанах” (как и вообще в стихах Маяковско го) гораздо больше:

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.