WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 41 |

Посмотрим теперь, как работает с модальностями циклоид. В плане алети ческого, чудесного циклоид может быть как равнодушным к нему, так и “по народному” верующим (ср. рассказ о сангвинике Лютере, запустившем чернильницей в черта), то есть эта модальность не является доминантной для циклоида, она выражена знаком “ноль”. В плане деонтики циклоиды также могут проявлять себя по разному, можно представить себе законо послушного (“ананкастоподобного”) циклоида с достаточно сильным супе рЭго, а можно представить вполне и свободолюбивого (“истероподобно го”), особенно среди гипертимных (гипоманиакальных) циклоидов, напри мер Фальстаф в интерпретации К. Леонгарда или тот же Сирано де Берже рак, с сильными влечениями, с развитой сферой Id. Таким образом, деонти ка также не является доминантным признаком циклоида. Что же касается аксиологии, то здесь можно сказать, что для циклоида безусловно важны ценности, оценки, хорошее и плохое. Здесь он похож на истерика, хотя от ношение к ценностям выражается у него, конечно, по другому, по цикло идному полнокровно. Циклоид просто склонен наслаждаться жизнью, и 18 Характеры и расстройства личности этим все сказано, в то время как истерик делает из своего наслаждения му чение и себе и другому (подробно см. [Салецл 1999]). В русской культуре наиболее полную картину истерического отношения к наслаждению дают классические новеллы Бунина (подробно см. главу “Апология истерии”).

Так или иначе, аксиология безусловно является для циклоида доминантной позитивной модальностью (Ax+).

К эпистемической проблематике, как кажется, циклоид равнодушен. Мы редко встретим среди циклоидов знаменитых ученых и практически не встретим философов (об этом писал уже и сам Кречмер). Таким образом, эпистемика является для циклоидной личности доминантной модальностью скорее со знаком минус.

В пространстве и времени циклоид чувствует себя как дома. Ни прошлое, ни будущее не являются для него психологической проблемой, никакой темпорально спациальной акцентуации мы у циклоидов не наблюдаем.

Это — недоминантные модальности.

Рассмотрим теперь психастенический характер, как он описан П. Б. Ган нушкиным и М. Е. Бурно. Алетическое психастенику чуждо в силу его пусть интровертной, но безусловной реалистичности. В этом его характер нейшее отличие от мистически настроенного ананкаста. Можно с опреде ленной долей уверенности утверждать, что психастеники равнодушны к религии. Таким образом, алетика для психастенической конституции — не доминантная модальность (“0”). Напротив, деонтика является для психас теника чрезвычайно мучительной проблемой: “Правильно ли я поступил” “Должен ли я это сделать” “Имею ли я право так сказать” (говоря обоб щенно, “Кто виноват” и “Что делать” как два парадигмальных психасте нических вопроса классической русской культуры) — суть характерней шие высказывания русского интеллигента психастеника. То есть в отличие от ананкаста и эпилептоида (см. ниже), для которых закон есть нечто не зыблемое, психастеник подвергает его, как и все остальное, разъедающей рефлексии. Поэтому не будет преувеличением сказать, что деонтика явля ется для психастеника доминантной модальностью со знаком минус. То же самое можно отнести к сфере аксиологии. Психастеник не то чтобы равно душен к наслаждению, но для него это также является предметом постоян ной рефлексии. “Вот я сейчас сижу в теплой комнате, а голодные дети...” “Вот у нас все хорошо, а в Чечне убивают людей”. И так далее. Аксиоло гия — модальная доминанта психастеника со знаком минус. То же самое эпистемика. Сомнение — в принципе эпистемическая категория. Психасте ник, как правило, ни в чем не уверен, всегда во всем сомневается — имен но поэтому он хороший ученый, особенно в области естественных наук (Дарвин), экспериментатор.

1. Модальности, характеры и механизмы жизни Время и пространство для психастеника — также мучительная психологи ческая проблема. Он всегда находится не там и не тогда, где и когда нахо дится его тело. В противоположность истерику и циклоиду психастеник никогда не существует здесь и теперь. И в этом плане он ближе обсессив но компульсивному. Во время разговора он думает о прошлом или буду щем, находясь в одном месте, думает о другом. Пространство и время доми нантны для психастеника со знаком минус.

Эпилептоид. К сверхъественному, как правило, равнодушен, реалист (Al—). Деонтика для эпилептоида самое важное, его напряженная автори тарность покоится на соблюдении нормы для себя и, прежде всего, для других (комплекс Кабанихи). В этом принципиальное отличие эпилептои да от ананкаста, который не авторитарен и вменяет норму только себе.

Так или иначе, деонтика для эпилептоида — безусловно доминантная мо дальность со знаком плюс. В плане аксиологии, по видимому, наиболее правильным было бы сказать, что существуют эпилептоиды с сильными страстями и эпилептоиды фанатики и аскеты. Таким образом, аксиология не может быть рассмотрена как доминантная модальность эпилептоида (“0”). Эпистемическая сфера исчерпывается для эпилептоида тем, что он всегда “знает, как надо”, и никогда ни в чем не сомневается. Сочетание экстраверсии и реалистичности (не аутистичности — ср. ниже о шизои де), прямота и отсутствие интеллектуальной глубины и тонкости не по зволяют эпилептоиду делать открытия и строить новые теории. Эпистеми ка, таким образом, безусловно слабая сторона этой конституции (Ep ).

Пространство и время, как кажется, для эпилептоида не представляют чего либо характерного (“0”).

И, наконец, шизоид. Алетическая сфера позитивна. Среди шизоидов — ве ликие церковные и религиозные деятели, такие, например, как Кальвин, церковные философы (Августин, Фома). Деонтика колеблется в зависимос ти от того, в какую сторону поворачивается шизотимный характер — пси хастено— или ананкастоподобную — в сторону минуса или плюса, что в итоге дает ноль. По отношению к ценностям шизоиды могут вести себя по разному — от сильного “аутистического” сладострастия или эстетства до полной аксезы и равнодушия к прекрасному (в итоге — “0”). Эпистеми ка — самая сильная позитивно окрашенная модальность шизоида — как правило, творческого человека, интеллектуала — писателя, ученого, фило софа. Время и пространство — достаточно позитивные и точные категории для шизоида, но в отличие от ананкаста они приобретают для него аутис тический характер: Кант — априорные категории чувственности. Все фи лософы времени и истории от Августина и Вико до Бергсона, Бердяева, Рейхенбаха и Тойнби — шизоиды. В обыденной жизни шизоид хорошо ориентируется в пространстве и времени (хотя понимает их на аутисти 20 Характеры и расстройства личности ческий манер) — в этом его близость к ананкасту, с которым у него вооб ще много пересечений.

Сказанное можно обобщить в виде матрицы соотношения модальностей и характеров.

Матрица 3. Модальности и характеры Модальности алетика деонтика аксиология эпистемика время пространство характеры циклоид 0 0 + 0 0 эпилептоид —+ 0 + 0 психастеник —+ 0 — — — истерик ——+ — — — ананкаст + + —+ + + шизоид + 0 0 + + + ХАРАКТЕРЫ И МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ Под механизмами защиты в психоанализе понимаются определенные мен тальные акты, направленные на то, чтобы путем транспортировки в бес сознательное определенных психических содержаний сознание (Эго) справлялось с травматической ситуацией, связанной с угрозой, идущей от реальности (первичные зашиты) или от СуперЭго (вторичные защиты).

Со времен знаменитой книги Анны Фрейд, выделившей десять механизмов защиты, и исследований Мелани Кляйн, добавившей к этому списку проек тивную идентификацию (механизм защиты, которому суждено играть ог ромную роль в современных психоаналитических исследованиях (см., на пример, [Кернберг 1998]), их количество неудержимо росло и к настояще му времени исчисляется несколькими десятками (см., например, [Мак Ви льямс 1998, Никольская Грановская 2000]).

Мы выберем из них те шесть, которые в наибольшей степени, с нашей точ ки зрения, подходят к нашим шести конституциям, а именно: вытеснение, изоляцию, отрицание, интроекцию, проекцию и идентификацию.

Уже исходя из работ Фрейда и Брейера об истерии, можно с уверенностью говорить, что основным (доминантным) видом защиты Эго для истерика яв ляется вытеснение. Истерик вытесняет травму в бессознательное и заме щает ее конверсионным псевдосоматическим симптомом (замещение, по видимому, выступает неким универсальным conditio sine qua non в любом механизме защиты).

Ананкаст замещает травму навязчивым действием, которое повторяется бесконечное число раз, осуществляя защитный механизм изоляции от ос 1. Модальности, характеры и механизмы жизни тальных мыслей и поступков в некой герметической магической среде, пригодной для отправления ритуалов и других оккультных действий [Freud 1981b], например в ситуации заговора или заклинания, когда субъект выходит на некое отграниченное открытое пространство (“чистое поле”) и, изолируясь от повседневной жизни и используя технику навязчи вого повторения, произносит определенное число раз предусмотренные ритуальные формулы (подробно об обсессивном механизме заговоров и заклинаний см. в главе “Поэтика навязчивости”). Эта характерная для не вроза навязчивых состояний и обсессивно компульсивной конституции в целом эксклюзия, выключенность из процесса обыденной жизни, обеспечи вает обсессивному Эго защиту от страхов внешнего мира. Эго как будто очерчивает вокруг себя магический круг, изолирующий его от внешнего мира.

Все остальные корреляции механизмов защиты с определенными психи ческими конституциями менее очевидны и требуют обоснования. Как нам кажется, для шизоида основным механизмом защиты является отрицание, подобно тому как отрицание реальности (фрейдовское Verlust des Realitдt [Freud 1981a]) — основа любого, аутистического по самой своей сути, психоза, прежде всего, конечно, шизофренического. У шизотимной личнос ти отрицание выступает как защита Эго против угрожающей реальности, что проявляется в эпистемическом отрицании, но, если так можно выра зиться, не самой реальности, как это происходит при психотической реак ции, а онтологическо эпистемических квинтэссенций реальности, ее мате риальности и независимости от сознания. Поэтому идеализм является ес тественным философским проявлением неклинического шизотимного или шизотипического мышления (философским проявлением клинического аутистического психотического мышления с отрицанием реальности в пользу бредовых представлений является, например, психотическая кон цепция метаистории Даниила Андреева, изложенная в “Розе мира”, или па раноидные “Мемуары” Даниэля Шребера). Разве не отрицанием реальнос ти в широком смысле является знаменитый ответ Гегеля на претензии к его системе, что она не во всем соответствует действительности: “Тем хуже для действительности” В неклинических непсихотических аспектах отрицание у шизоида прояв ляется также в идее предпочтения некоему объективному факту, оценке и или построению своих интровертированных аутистических ценностей.

Каковым является доминантный механизм защиты психастеника (соотно симого с психоаналитическими мазохистской и меланхолической консти туциями в психоаналитической характерологии) Очевидно, что это интро екция, то есть принятие чего то внешнего за что то внутреннее, “прогла тывание” неприятного и обидного (ср. выражение “проглотить обиду”, ко 22 Характеры и расстройства личности торое идеоматически выражает суть интроективной защиты). Порождая постоянное чувство вины и акцентуированную совестливость, психастеник защищает свое Эго от тревоги.

Напротив, для эпилептоида (мы в определенном смысле включаем сюда и неклинического параноика1) характерен противоположный механизм за щиты — проекция, принятие чего то внутреннего за что то внешнее (“вы мещение на другом”, “перекладывание с больной головы на здоровую”), экстериоризация своих аффективно эмоциональных блоков. В этом смысле хорошо видно, как экстравертный и интровертный эпилептоид и психасте ник отличаются друг о друга.

Для циклоида мы считаем доминантным механизмом защиты идентифика цию. Циклоид — наиболее общительный тип личности, наиболее альтруис тичный, он с легкостью идентифицируется с другим, принимая на себя за боту другого (об этом писал Кречмер в “Строении тела и характере” [Кречмер 2000: 105—109]). Ср. описание защитной идентификации цик лоида в книге П. В. Волкова:

В рассказе А. П. Чехова “Душечка” изображена духовно неслож ная синтонная женщина. На том основании, что она бывает раз ной с разными людьми, как бы теряя себя, ее нельзя отнести к истерическим натурам. Душечка противоположна истеричке.

Последняя хочет быть в центре внимания и чтобы события вра щались вокруг нее. Душечка в центр внимания ставит другого человека и растворяется в заботах о нем, не ожидая наград и по хвалы. Она беспомощна перед своей глубинно эмоциональной потребностью всем телом и душой служить близкому человеку.

При этом она теряет себя как независимая личность. Но не жале ет об этом нисколько — ведь как своей независимостью помо жешь мужу Ее любовь по матерински хлопотливая, абсолютно здешняя и находит свое высшее развитие в маленьком мальчике.

Жить для себя она не умеет [Волков 2000: 225].

Отличие синтонной идентификации от психастенической (депрессивной) интроекции в том, что первая нерефлексивна и нетревожна, в то время как вторая сопровождается постоянной работой сознания по самообвинению.

Психастеник все время стремится брать на себя вину другого, поскольку сам чувствует себя перед всеми виновным. Наиболее яркий пример — ди намика отношений между князем Нехлюдовым и Катюшей Масловой в ро мане Толстого “Воскресение”. Формально Нехлюдов не виноват в том, что Ср. у М. Е. Бурно частичное отождествление эпилептоидного и паранояльного характеров (для последних проекция не подлежит сомнению): “Думается, именно эпилептоиды с высо кой склонностью к напряженной подозрительности, сверхценным идеям вообще (в том чис ле изобретательству) составляют известную группу паранояльных психопатов (паранои ков)” [Бурно 1996: 26].

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.