WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 41 |

174 Характеры и расстройства личности Особую проблему представляют собой так называемые объекты с нулевым экстенсионалом, то есть такие, которых не бывает в реальной жизни, напри мер “единорог”. Но это проблема реальной логической семантики (она име ет много решений, из которых самое известное и элегантное — теория дес крипций Рассела). Галлюцинаторная логика в этом случае остается той же.

Если галлюцинант видит чудовище, которого он, в принципе, не мог бы уви деть в реальности, например лицо в четырьмя ушами и двумя носами, то предполагается, что он в этом случае апеллирует к той же логике, что и в том случае, когда он видит вполне жизненного персонажа, то есть, как и в первом случае, он подставляет вместо денотата смысл, то есть как бы гово рит: “Я никогда не видел раньше такое сочетание объектов внутри одного объекта (рожу с четырьмя ушами и двумя носами), и в этом смысле данное «сообщение» со стороны «реальности» явно является экстраординарным”.

Итак, важно не только то, что психотик все придумывает, но что источник его выдумок — галлюцинации, которые находятся по ту сторону семиоти ки, поскольку у знака должно быть две стороны: означаемое и означающее, план содержания и план выражения (или денотат) — у галлюцинаций нет плана выражения, нет денотата. В каком то смысле их странность как раз состоит в этой семиотической неопределенности. Но экстраективное со знание не нуждается в семиотическом подтверждении. Ему вполне доста точно ссылок на собственный опыт, который носит транссемиотический характер. Ему все это нашептали голоса — а что это за голоса, какова их семиотическая природа, их статус, не только не известно, но и не важно в принципе. Достоверность экстраективного опыта гарантируется самим на личием этого опыта. В этом суть шизофренического бреда — он сметает треугольник Фреге:

знак денотат значение При шизофрении знак, денотат, значение — все смешивается. Слово и вещь перестают различаться. С точки зрения наблюдающего за шизофре ническим бредом здорового сознания никаких денотатов там вообще нет — у галлюцинаций нет денотатов, во всяком случае для другого1. А если нет денотатов, то нет и знаков. То есть для шизофреника знак и пред мет, как для первобытного человека, — это, по всей видимости, одно и то же. Поэтому мы говорим, что шизофреник живет по ту сторону семиотики.

Это то же самое, что индивидуальный язык, над проблемой которого любил размышлять Витгенштейн. Индивидуального языка не может быть, потому что если этим языком может пользоваться только один человек, то это уже не язык, поскольку язык в принципе соци альный феномен [Витгенштейн 1994а].

6. Язык паранойи И вот паранойяльное сознание интересно как раз тем, что оно предельно заостряет, карикатуризирует семиотичность мира здоровых людей. По на шему мнению, специфическая гротескная семиотичность является главной отличительной чертой паранойи.

Практически во всех проявлениях окружающей жизни параноик мономан видит знаки того, что имеет отношение к его бреду (или сверхценной идее). В случае бреда отношения все или подавляющее большинство эле ментов действительности вокруг больного воспринимаются как знаки того, что все думают о нем и все свидетельствуют о нем. При бреде ревности практически все в поведении жены (или мужа) является знаками того, что она (он) изменяет. При эротомании, напротив, все в поведении объекта яв ляется знаковыми свидетельствами того, что он влюблен в субъекта (отсюда такие характерные для параноиков выражения, как красноречивый взгляд, многозначительная улыбка, прозрачный жест, не оставляющий ни какого сомнения кивок головой, слишком понятное замешательство и т.п.).

Приведем известные клинические примеры, свидетельствующие о повы шенно знаковом восприятии мира при паранойяльном бреде.

Первый пример из Блейлера — бред отношения:

В начале болезни пациентки пастор сказал в проповеди: “Со дня Нового года у меня не выходит из головы: паши новь, не сей между терниями”. Вскоре после этого по улицам носили в виде масленичной шутки изображение прыгающей свиньи с надпи сью: “Выступление знаменитой наездницы мадам Дорн (Dorn — по немецки — терний). Тогда пациентке стало ясно, что люди по няли намеки пастора. Свинья — намек на то, что больная была “непорядочной”.

Надзиратель отделения входит, насвистывая, в канцелярию. Бре довая идея: директор больницы хочет отстранить ее от работы;

люди знают об этом и уже радуются этому.

Какой то неизвестный человек идет по направлению к дому и зе вает. Он хотел дать ей понять, что она лентяйничает и должна быть отстранена от работы.

Когда она была еще у себя дома, она прочла в одной газете, что в Базеле какая то девушка упала с лестницы. Бредовая идея: жур налист хочет дать ей понять, что, находясь на прежней службе, она недостаточно хорошо вытирала пыль с лестницы [Блейлер 2001: 103].

Второй пример из книги Ясперса “Стриндберг и Ван Гог” — бред ревности Стриндберга по его “Исповеди глупца”:

176 Характеры и расстройства личности Мария оправляет свои юбки (бредовая интерпретация: чтобы по нравиться мужчинам. — В. Р.), болтает с принужденным выра жением лица, украдкой поправляет прическу. У нее вид кокотки;

ее сладострастие в интимных отношениях снижается. В выраже нии ее лица появляются “незнаковые отблески”, она проявляет холодность по отношению к супругу. Он видит в ее лице выраже ние дикой чувственности.

Отправившись в какую то поездку со Стриндбергом, она ничем не интересуется, ничего не слушает... Она, кажется, о чем то тос кует, не о любовнике ли.. Когда он спрашивает ее по поводу со мнительного массажа, который делает врач, ее лицо бледнеет.

“На ее губах застывает бесстыжая улыбка”. Осенью она говорит об одном незнакомце: “красивый мужчина”; тот, по видимому, прознав об этом, знакомится с ней и ведет с ней оживленные бе седы. За табльдотом она обменивается с одним лейтенантом “не жными взглядами”. Если Стриндберг отправляется наводить справки, она ожидает его “со страхом, который слишком поня тен”... Что бы женщина ни сделала, это все равно вызовет подо зрения, она вообще едва ли может вести себя так, чтобы что то не бросилось в глаза [Ясперс 1999: 36—37].

Следующий клинический пример (также бреда ревности) — из современ ной монографии:

...Стоит жене сходить в магазин, как он обвиняет ее в том, что она имела за столь короткое время сношения с несколькими мужчинами. Дома замечает признаки посещения жены мужчина ми (не так лежат спички, сигареты). Следит за ней, прячась возле проходной предприятия, где она работает; проверяет ее белье, осматривает тело, половые органы, когда жена моется, обвиняет ее в том, что она “замывает следы”. Не выпускает жену ни на шаг из квартиры, ревнует ее буквально ко всем мужчинам. <....> “Вспоминал”, что жена была беременна от другого парня, с кото рым встречалась до замужества, находил уши у детей такими же, как у того парня [Терентьев 1991: 162].

В своем поведении параноик, особенно патологический ревнивец, уподоб ляется детективу — он следит за женой, устраивает ей допросы, ведет про токол следствия [Там же], то есть играет в “языковую игру” повышенной степени семиотичности. Фактически мир для этого человека представляет собой послание, адресованное ему одному. Причем смысл этого послания уже заранее ему известен. Все свидетельствует об одном и том же.

В этом основное отличие параноического восприятия мира от обсессивно го, которое тоже семиотично, но в отличие от паранойяльного, где все зна 6. Язык паранойи ки имеют одно значение, в обсессивном мышлении этих значений два — плохое и хорошее, благоприятное и неблагоприятное. Если встречается баба с пустым ведром, то это неблагоприятный знак, если с полным — бла гоприятный. Если сложить цифры на номерном знаке проезжающей маши ны и получится четное число, это благоприятный знак, а если нечетный — то неблагоприятный и так далее. Ср. у Бинсвангера о том, как его пациент ка Лола Фосс читала благоприятные и неблагоприятные знаки:

Она объяснила, что это навязчивое стремление “прочесть” что нибудь во всем (курсив автора. — В. Р.) так истощало ее, и тем больше, чем больше она была среди людей. Неохотно и со сму щенным смехом она сообщила, что, кроме всего прочего, трости с резиновыми наконечниками имели для нее особое значение. Она всегда поворачивала назад, когда видела джентльмена с такой тростью, т.к. в ней она “читала” следующее: “трость” по испанс ки — baston; “on” наоборот = no; “резина” по испански = goma;

первые две буквы в английском = “go”. Вместе это равняется “no go”, что означает “Don’t go on! Turn back!” (Не ходи дальше! По верни назад!). Каждый раз, когда она не подчинялась этому рас поряжению, с ней что нибудь случалось. Когда у нее на душе было неспокойно и она видела кого нибудь подпирающего лицо рукой, она успокаивалась. Почему “Рука” по испански = mano (второй слог no); “лицо” по испански = cara, что напоминало ей английское слово “care”. Из этого он приходила к “no care” (не беспокойся), т.е. нет причин беспокоиться, или, по испански, no cuidadado. Любое слово, начинающееся с “car” в испанском или немецком (cara, carta, Kartoffel) и связанное с чем то, что означа ет “нет” (no), означает удачу. Все, что содержит слоги “si” (“да” по испански) или “ja” (“да” по немецки), подразумевает “да” на заданный внутренне вопрос [Бинсвангер 1999: 234].

Получается, что у обсессивного человека все же есть надежда на благопри ятный исход, у параноика ее практически нет, потому что если все имеет значение, причем одно и то же значение, то это почти равносильно тому, что все вскоре значение потеряет, то есть значение перестанет быть зна чением и станет реальностью. Это действительно происходит, когда пара нойяльный бред переходит в параноидный.

Когда параноик читает газету или слушает радио и вычитывает и выслу шивает там что то о себе и когда шизофреник делает то же самое — раз ница в том, что параноик читает реальные знаки, но прочитывает все в своем духе. Для параноидного шизофреника реальный источник информа ции это только повод, “пенетративный” канал связи [Сосланд 2001]. Он может быть и реальным, и галлюцинаторным. Ср. следующее свидетель ство шизофренички:

178 Характеры и расстройства личности На следующий день по телевидению передавали концерт “С пес ней по жизни”. И мне вдруг показалось, что все песни исполня лись специально для меня, для моей мамы, для моего мужа и для Игоря. Игорь — это парень, которого я любила очень давно, лет 8—9 назад. И вот, когда я слушала песни, мне показалось, что ар тисты поют о той моей первой любви к Игорю. Да и в самих ар тистах, мне казалось, я узнаю его, Игоря, мужа Родиона и себя.

В тот день я слушала все передачи по радио и стала их конспекти ровать. Мне казалось, что передача “Шахматная школа” идет по радио специально для меня. Я стала воображать себя уже развед чиком, а передача “Шахматная школа” как бы была для меня за шифрованным сообщением из “центра”. Итак, сначала я артистка, затем разведчик, наконец космонавт [Рыбальский 1983: 193].

Начало как будто паранойяльное — бред отношения, потом мы видим, что это параноид — в момент галлюцинирования, экстраекции; здесь даже присутствует элемент экстраективной идентификации — больная отожде ствляет себя с социально престижными ролями. При параноидном бреде уже нет нужды в реальных знаконосителях — если бы не было телевизора и радио, пациентка услышала бы “голоса”. То есть наша основная мысль заключается в том, что при шизофреническом психозе происходит полное отчуждение сферы символического — шизофреническая “семиотика”, се миотика Даниила Андреева, президента Шребера, экстраективная семиоти ка строится на мнимых знаконосителях галлюцинаторного характера.

Паранойяльный бред интересен тем, что здесь, может быть в последний раз, больной еще пытается говорить на языке, общем для него и мира. С параноиком уже нельзя спорить о том, действительно ли значит что либо данный ему знак или нет, но во всяком случае понятным является, на ка кой элемент реальности он указывает: на улыбки, пятна на белье, много значительные взгляды — формально феноменологически они действи тельно существуют в реальности для другого лица.

Мы уже упомянули, что семиотический механизм восприятия действитель ности при обсессии и паранойе во многом схож. И в том и в другом случае реальность воспринимается как знаковая система. Можно предположить, что эта особенность вообще характерна для всех невротиков и тем самым для всех людей, поскольку в общем все люди являются невротиками в той или иной мере, то есть у всех в той или иной мере в том или ином аспекте означающее превалирует над означающим, “как” над “что”, сигнификат над денотатом, что, по Лакану, является особенностью “симптоматической” невротической речи [Лакан 1994]. Можно даже высказать гипотезу и ска зать, что язык в принципе — это невротическое явление, потому что мето нимия и метафора его постоянные атрибуты. То есть в самом языке означа 6. Язык паранойи ющее преобладает над означаемым: об одном и том же всегда можно ска зать по разному, многими способами. Слов, в принципе, больше, чем вещей, а предложений — чем ситуаций. Вот в каком смысле сам язык невротичен.

Если у слова даже одно значение, то смыслов всегда много, и ему всегда можно приписать фактически любой смысл. Этим и пользуется параной яльное мышление.

“Реальность” всегда воспринимается каким то сознанием, и это всегда в той или иной мере невротическое сознание, то есть в большей или мень шей степени реальность всегда воспринимается как знаковая система. И можно сказать, что чем более “здоровым” является человек, чем более “синтонным” (выражаясь кречмеровским языком), тем менее важной для него является эта семиотичность реальности. Чем в большей степени чело век невротичен, чем больше означающее будет преобладать над означае мым, тем более семиотично он будет воспринимать реальность.

Для кречмеровского шизоида реальность насквозь символична. Однако при шизофрении означаемое настолько подавляет означающее, что оно исчеза ет вовсе, реальность поглощается знаками, и знаки начинают сами выпол нять роль вещей.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.