WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 100 | 101 || 103 | 104 |   ...   | 130 |

В долгосрочном периоде описанная выше проблема разнонаправленно сти (асимметричности) экономических и политических факторов развития российской экономики приобретает критичный характер, тем более, если ис ходить из вполне реалистичного предположения о конъюнктурном характере Приведем одно показательное высказывание, относящееся к периоду запуска администра тивной реформы 2004 г.: «…пока госаппарат, решивший усилить свое влияние на экономику, демонстрирует некоторую некомпетентность. И объяснение этому простое. Вот уже как ми нимум двенадцать лет государство не занималось хозяйством как таковым. Оно решало бюд жетные проблемы, обуздывало инфляцию, но управлением собственно хозяйством не зани малось. В Правительстве сегодня просто нет людей, которые знают реальные проблемы отраслей и умеют их решать… Так что любая попытка государства отстранить частный капи тал от решения стратегических вопросов развития тех отраслей, где этот капитал уже присут ствует, будет вести нас не к росту, а к стагнации» (Гурова Т. Партия, дай порулить // Эксперт, 2004, № 15, с. 34).

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2006 году тенденции и перспективы источников текущего экономического роста, бюджетных доходов и финанси рования социальных программ.

5.1.2. Политические versus экономические институты:

проблема социального спроса В 1990 е годы, когда, по крайней мере, применительно к России можно было говорить о периоде начального формирования новой институциональ ной структуры экономики, весьма типичным было использование следующих ее компонентов (критериев): приватизация, законодательство (объем и каче ство нового законодательства и правовых институтов), состояние банковско го сектора (уровень независимости, деловых навыков и практики размещения кредитных ресурсов, а также уровень надзора и платежной системы) и роль Правительства (рыночная ориентация Правительства и эффективность управления государственным сектором). Последующие дополнения носили, на наш взгляд, сугубо специализированный характер. В 2000 е годы данный стандартный набор, к примеру, дополнился всевозможными оценками «каче ства корпоративного управления», экономико правовых факторов развития финансовых рынков, «границ институциональных возможностей». Сущест венным явлением стало также заметное возрастание интереса к проблемам эффективности судебной системы и инфорсмента в целом5. Сегодня наибо лее острой становится системная проблема адекватного качества политиче ских институтов.

Поскольку различные группы и индивиды обычно извлекают выгоду, «эксплуатируя» различные экономические институты, возникает конфликт между различными вариантами общественного выбора, в конечном счете, разрешаемый в пользу групп с большей политической властью. Распределе ние политической власти в обществе, в свою очередь, определяется полити ческими институтами и распределением ресурсов. Экономические институ ты, стимулирующие экономический рост, возникают тогда, когда политические институты, во первых, предоставляют власть тем группам, ко торые заинтересованы в наличии широко разветвленной системы инфор смента прав собственности, когда, во вторых, политические институты пре дусматривают эффективные ограничители для действий власть предержащих, и когда, в третьих, не существует возможностей для извлече ния значимой ренты от пребывания у власти6.

Указанные ограничения бесспорны и для соответствующих оценок ин ституциональных изменений в России 1990–2000 х годов. С прикладной точ ки зрения гораздо более важным является вопрос о том, насколько реали стично сегодня обсуждать возможность развития описанных выше См., например: Создание институциональных основ рыночной экономики. Доклад о мировом развитии 2002. Всемирный банк, 2002; From plan to market. World Development Report 1996.

The World Bank. Oxford University Press, 1996; EBRD Transition Reports 1995–2006.

См.: Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. Institutions as the Fundamental Cause of Long Run Growth. – In: Aghion Ph., Durlauf St., eds., Handbook of Economic Growth, North Holland, 2004.

Раздел Институциональные проблемы позитивных эффектов. Естественно, в настоящей работе нет возможности обсуждать весь спектр проблем функционирования российской политиче ской системы. Приведенные выше требования к качеству политических ин ститутов говорят сами за себя и, по видимому, являются для России делом весьма отдаленного будущего.

В качестве возможной аргументации рассмотрим только один вопрос – вопрос наличия в современном российском социуме тех групп, которые мог ли бы – с учетом указанных выше предпосылок – обеспечить разветвленную систему инфорсмента прав собственности. При всем разнообразии подходов в данном контексте имеет смысл обсуждать в первую очередь проблему «среднего класса».

Наличие различных методологических подходов к идентификации «среднего класса» («нормативистский» или «релятивистский», «маркетологи ческий» или «имущественно образовательный» и т.д.) обусловливает весьма значимый диапазон количественных оценок. Даже применительно к условиям СССР количественные оценки на рубеже 80 90 х гг. прошлого века колеба лись в пределах 11 30% населения. Разброс оценок для России второй поло вины 1990 х гг. не меньший – от 6 до 25% (до кризиса 1998 г.). Для периода 2002–2004 гг. большинство имеющихся оценок в основном совпадают: от до 25% трудоспособного населения.По данным доклада Института социологии РАН8, в 2003–2006 гг. в усло виях притока нефтедолларов, «пролившихся» на страну в последние годы, происходит стабильное сокращение численности среднего класса – с 25 до 20% экономически активного городского населения9. Лишь в течение 10– 15 лет (при условии неизменной структуры экономики) возможен предельный рост среднего класса до 1/3 населения. При этом, как отмечают авторы док лада, шансы среднего класса на прирастание за счет «старого среднего клас са» более чем эфемерны, так как численность последних при всей парадок сальности ситуации уменьшается. Иными словами, совершенно ясно, что в условиях складывающейся модели экономики государственно монополистического типа имеет место тенденция не к увеличению, а к со См., например: Е.М. Авраамова и др.; Под ред. Малевой Т. Средние классы в России: экономи ческие и социальные стратегии. Моск. Центр Карнеги. М., 2003 («доля» среднего класса зафик сирована на уровне 20%). За пределами доминирующих оценок находятся данные Всероссий ского центра уровня жизни и «КОМКОН» (2004 г.) – 9% и рейтингового агентства «Эксперт», которое фиксирует рост доли «среднего класса» с 14% в 2000 г. до 25 30% в 2005 г.

«Городской средний класс в современной России». Аналитический доклад. – М., Институт социологии РАН, Фонд Ф. Эберта, 2007. Для идентификации представителей среднего класса использовались 4 основных критерия: образовательный, профессиональный, доходный, а также интегральная самооценка социального положения. Тем не менее необходимо учесть, что порог доходов отнесения к «среднему классу» составляет только 10,5 тыс. рублей на члена семьи в месяц. В докладе также имеет место противопоставление «старого среднего класса» (малый и средний бизнес) и «нового среднего класса» (прежде всего, менеджеры топливно энергетического комплекса (ТЭК) и других отраслей экономики).

В мире, напротив, доминирует обратная тенденция – ежегодный прирост среднего класса, по некоторым оценкам, составляет около 1%.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2006 году тенденции и перспективы кращению этого подтипа среднего класса. В качестве выхода из ситуации ав торы видят только быстрое развитие высокотехнологичных отраслей и в го раздо меньшей степени развитие малого и среднего бизнеса. Эту динамику, равно как и возросшую социально экономическую апатию среднего класса отмечает также руководитель Института независимых социальных исследо ваний Т. Малева10.

Для наших целей конкретные механизмы, ведущие к такому сокраще нию, такой динамике, представляют вторичный интерес. Существенно, что в 2000 е годы происходит сжатие или, по крайней мере, отсутствие подтвер жденной эмпирическими данными позитивной динамики потенциальной со циальной базы для опосредованного (через политическое представительст во) формирования эффективных экономических институтов.

Напротив, те институциональные механизмы, которые уже в 1990 е го ды препятствовали расширению спроса на эффективные экономические институты, в модифицированном виде действуют и сегодня. Если до начала 2000 х годов (при всей условности терминологии) речь шла о модели оли гархического капитализма, в настоящее время наиболее характерным тер мином стал «государственный капитализм» в его российском варианте (подробно см. ниже).

В контексте рассматриваемой проблемы модель неблагоприятного взаимодействия (по сравнению с эффективным рыночным взаимодействием) складывается в тех случаях, когда лишь некоторая, не слишком представи тельная, часть предпринимателей сама обладает «политической силой de facto» или монопольным доступом к центру принятия политических решений.

Тогда такие предприниматели, использующие судебные исполнительную власть в качестве орудия, направленного против своих соперников, оказыва ются просто незаинтересованными в реальном утверждении прочных отно шений частной собственности11.

Согласно новой институциональной экономической теории (НИЭТ), бю рократию, ее низкую производительность и отсутствие подотчетности, кото рые часто критикуются, можно анализировать – по аналогии с проблемой от деления собственности от контроля в фирме – как проблему двухуровневой Стагнация среднего класса, 24.01.2007, http://abarus.ru/news Ситуации неравномерного распределения богатства и относительной неэффективности производства, когда наиболее состоятельные собственники оказываются незаинтересован ными в неизбирательной и прочной защите прав собственности, рассматриваются в: Polish chuk L., Savvateev A. Spontaneous (non)emergence of Property Rights. – The Economy of Transi tion, 2004, Vol. 12, №1. Об этом же пишут С. Гуриев и К. Сонин: «Поскольку у богатых есть преимущество (и в создании частного охранного агентства, и в установлении связей с чинов никами), у них нет стимулов лоббировать создание хороших государственных институтов. Со ответственно нет спроса на хорошие институты – на защиту прав собственности и тем более на защиту конкуренции». Проблема состоит в том, что средний класс (в данном случае ото ждествляемый с малым бизнесом) не может создавать политический спрос на хорошие ин ституты в силу незначительности его доли в экономике и высоких издержек координации» (Гуриев С., Сонин К. Богатство и рост // Эксперт, 2003, № 24, с. 46–47. См. также Сонин К.

Институциональная теория бесконечного передела // Вопросы экономики, 2005, № 7, с. 4–18.

Раздел Институциональные проблемы системы принципал агент, с политиками и чиновниками в роли агентов (кон тролеров и работников) и избирателями в роли принципалов. Тем не менее, в отличие от собственников фирмы избиратели вряд ли обладают общей ясной целью, что ограничивает их возможности организации эффективного мони торинга политиков и чиновников12. Тем самым мы вновь приходим к пробле мам формирования в современной России адекватной социальной базы, объективно заинтересованной в общественном мониторинге и контроле и обладающей достаточными экономическими ресурсами и уровнем политиче ской организации (власти).

5.1.3. Защита прав собственности versus финансовая система Прежде всего, необходимо еще раз уточнить, почему идея защиты прав частной собственности с маниакальным упорством ставится во главу любого обсуждения проблем институционального развития13. В последние годы при анализе развития института частной собственности все более пристальное внимание уделяется историческим и географическим факторам. При этом к началу XXI столетия основные характеристики изучаемых рынков как у не оклассиков, так и у неоинституционалистов, по крайней мере, отчасти опре деляются утвердившимися отношениями собственности, а также системой инфорсмента прав собственности и контрактных обязательств. Экспансия неоклассических моделей проявляется, в частности, в том, что они постепен но охватывают тот «глубинный» (по характеристике О. Уильямсона) уровень, на котором располагаются базовые институциональные структуры – собст венность и правоприменение.

«Новая сравнительная экономика», претендующая в последние годы на самостоятельное направление неоинституционализма, серьезно исследова ла генезис правовых систем и их влияние на характер имущественных отно шений и инфорсмент прав собственности14. Можно указать следующие зна чимые выводы, полученные на основе эконометрического анализа страновых данных:

- чем выше уровень развития институтов частной собственности (гарантии от экспроприации со стороны государства и правящих элит), тем выше их позитивное влияние на долгосрочный экономический рост, инвестиции и эффективность финансовых рынков15;

Фуруботн Э.Г., Рихтер Р. Институты и экономическая теория. – Спб, 2005, с. 547.

См. также работы В.Мау. К.Яновского и др. в серии «Научные труды ИЭПП», посвященные региональным и международным сопоставлениям первичного (базового) набора политиче ских прав, который абсолютно преобладает над любыми другими политическими и экономи ческими свободами безопасность жизни, собственности и связанные с этим независимость судебной системы и СМИ.

Подробно см., например: Энтов Р., Радыгин А. и др. Корпоративное управление и саморегу лирование в системе институциональных изменений. – М., ИЭПП, 2006, раздел 1.

См.: Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. Institutions as the Fundamental Cause of Long Run Growth. – In: Aghion Ph., Durlauf St., eds., Handbook of Economic Growth, North Holland, 2004.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2006 году тенденции и перспективы - более адекватная реализация принципов частной собственности пред ставляет собой необходимое условие, требующееся для более интенсив ного развития финансовых рынков;

- защита прав частной собственности обеспечивает предпосылки для более интенсивного расширения капиталовложений и повышения темпов эконо мического роста16;

- в тех странах, где судебные органы обладают сравнительно большей неза висимостью, полней защищены права частной собственности и обеспече ны лучшие условия для интенсивного экономического роста17;

- успех трансплантации правовых норм и институтов связан не только (в случае российской экономики – и не столько) с выбором той или иной сис темы законодательства, сколько с реально складывающейся в стране практикой правоприменения;

Pages:     | 1 |   ...   | 100 | 101 || 103 | 104 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.