WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 26 |

Следующая встреча началась с театрального отыгрывания на сеансе, когда г жа В. брезгливо сняла с кушетки кусочек нитки. У пациентки долгое время существовала привычка тревожно отстраняться от меня после сессий, когда она чувствовала, что наши разговоры отражают ощущение человеческого теп ла. Тем не менее, высокомерный, отстраненный характер жеста пациентки оставил у меня явное чувство разочарования, что связь, которую я начал чув ствовать с г жой В., снова резко оборвалась. Я почувствовал, что меня отбро сили примерно с той же заботой, которую она испытывала к кусочку нитки, брошенному на пол.

Казалось, что пациентка тоже переживала разочарование собой, ощущая себя неудачницей в жизни и в анализе. Она также явно чувствовала себя испуган ной и смущенной тем, что (в фантазии) замарала себя и меня, и пыталась ис ступленно отчистить пролившееся телесное содержимое/чувства (туалетную грязь). Мои попытки говорить с г жой В. о том, что я понимаю ее теперешние чувства и поведение как реакцию на ее переживание взаимоотношений со мной на предыдущей встрече, систематически игнорировались ею.

На протяжении большей части сессии, пока пациентка скучно говорила, мои собственные мечтания включали чувственное удовольствие от женственных линий, создаваемых игрой солнца на вазах в офисе. За этими чувствами после довала исполненная тревоги череда мечтаний, связанных с образами нерабо тающих механизмов, прикрепленных к емкостям где то на фабрике, которая, возможно, выпускала продукты питания. Было сильное ощущение надвигаю щегося несчастья. Эти образы и чувства соединились в моем уме с рассказом Мечтание и интерпретация пациентки об очень раннем окончании кормления грудью, что было результа том ее “чрезмерного желания” (она кусала материнские соски так сильно, что они воспалились).

Несмотря на то, что прежде г жа В. не вызывала у меня ни намека на сексу альное или чувственное оживление, теперь я начал испытывать эти чувства и ощутил тревогу, предположив в фантазии, что за этим немедленно последует катастрофа. Я вспомнил о том, как г жа В. в начале одного из предыдущих сеансов лежала на кушетке, изогнув спину, и как эта поза не имела тогда надо мной никакой сексуальной власти. Теперь это телесное движение казалось мне карикатурой на половой акт, так как было выражением сексуального желания по отношению ко мне и одновременно принижением этого желания.

Мысли и чувства в мечтании, а также описанные образы служили эмоциональ ным контекстом, пока я слушал сон, который пациентка рассказывала во вто рой половине сеанса, и реагировал на него. В этом сне г жа В. только что дала жизнь ребенку, которого чувствовала чужим. Пока она держала, и держала, и держала его, он превратился в маленького мальчика с густыми кудрявыми во лосами. Г жа В. — что было для нее нехарактерно — предложила собствен ную интерпретацию сна, сказав, что он отражает то, как она чувствует отде ленность от всего, что происходит с нею в анализе. Я признал, что, по видимо му, пациентка чувствовала это на протяжении длительного времени, но (под влиянием остатков чувств из своих мечтаний) сказал, что рассказывая мне этот сон, она сообщает мне нечто большее. Я сказал, что с моей точки зрения, г жу В. пугало открытое выражение привязанности к своему ребенку. (Я ре шил отложить до следующих сессий интерпретацию идеи/желания, что кудря вый ребенок был “нашим”, поскольку мне казалось необходимым, чтобы паци ентка сначала обрела способность искренне пережить свою связь с ним [мной/собой/анализом.] Затем я спросил, почувствовала ли г жа В. то, как она, почти помимо своей воли, позволила ребенку стать живым (и любимым), пото му что на середине фразы она, говоря о ребенке, переменила слово it на him:

“Я взяла его (it), и носила его (him), и носила его (him), и носила его (him)”).

После паузы, которая ощущалась как задумчивая и одновременно тревожная, г жа В. сказала, что чувствует ко мне благодарность за то, что я не “выбросил этой части вещей”. Я осознавал, что г жа В. прибегает к расплывчатому языку (“эта часть вещей”), вместо того чтобы использовать слово “любовь” (как это сделал я) или ввести собственное слово для обозначения того чувства, которое “не было выброшено”. Она продолжала рассказывать о том, как боялась, что я буду смущать ее своими словами (в фантазии — раздену ее) и что обнажатся ее груди и я сочту их слишком маленькими.

Тогда я почувствовал так, как не мог до сих пор чувствовать на протяжении всего анализа, ту силу любви, которую испытывал к J., и всю глубину моей пе 112 Мечтание и интерпретация чали и утраты. Только в этот момент я стал подозревать, что чувство стыда, ко торые я испытывал во время мечтания о J. на одной из предыдущих сессий, служило для меня защитой от переживания боли и утраты, связанной с этой любовью. Я подозревал, что стыд г жи В., связанный с фантазией о том, что я сочту ее груди слишком маленькими, выполнял сходную защитную функцию по отношению к пугающим желаниям быть способной любить меня и чувство вать мою любовь к себе (так же как и сопровождающий страхи моего презре ния к ней и ее собственного презрения к себе за то, что у нее есть такие жела ния). Это пугающее защитное презрение выразилось в ее брезгливом жесте в начале сеанса.

Описанные мечтания и мысли (например, мечтания, включавшие анонимное самоубийство, попытку контролировать ход времени, неспособность в полной мере оплакать раннюю смерть подруги, тревогу, связанную со скрытой сексу альной и чувственной живостью и связью) повлияли то, что я сказал г же В.:

мне кажется, в нашей беседе есть печаль о том, что важные аспекты ее жизни не были прожиты (были “выброшены”). Говоря о печали по поводу выброшен ной, непрожитой жизни, я думал не только о том, как г жа В. не позволяла себе быть матерью своего (нашего) ребенка во сне, но и о том, как она (в раз ной степени) не позволяла себе проживать переживания себя в аналитических отношениях со мной и переживания, связанные с тем, чтобы быть дочерью своей матери или иметь мать.

В ответ на это г жа В. заплакала, и я почувствовал, что она переживает печаль вместе со мной, а не драматически разыгрывает для меня придуманное чув ство. Пациентка добавила, что большая часть ее жизни была непрожита: она в значительной степени не переживала своей жизни как девушка и женщина, поскольку не ощущала, что у нее есть женское тело. В результате она чувство вала, что никогда не будет способна “производить молоко для ребенка”. В этом последнем высказывании имплицитно содержался страх пациентки, что она никогда не сможет во всей полноте испытать со мной переживание живой сексуальной женщины и — в воображении — переживание того, что она мать нашего ребенка.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ Разумеется, на этих трех сессиях было множество линий размышлений, чувств и уровней смыслов, которые я проигнорировал в своем обсуждении или только коротко упомянул. Например, природа аналитической работы, особенно такой Мечтание и интерпретация работы, в которой мы пытаемся прикоснуться к бесконечно сложному взаимо действию бессознательных жизней анализируемого и аналитика и к постоянно меняющимся бессознательным конструкциям, порождаемым в том месте, где эти жизни “перекрываются”. Я не намеревался полностью выявлять все бес сознательные значения, а хотел лишь дать какое то ощущение ритма движе ний туда и обратно — переживания и рефлексии, слушания и интроспекции, мечтания и интерпретации в аналитической работе, подразумевающей исполь зование мечтаний аналитика как фундаментального компонента аналитиче ской техники.

114 Мечтание и интерпретация Глава седьмая ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЯЗЫКА В ПСИХОАНАЛИЗЕ Вопрос использования языка в психоанализе затрагивает практически любой аспект психоанализа. В этой главе я не собираюсь быть энциклопедичным;

скорее, я хочу предложить несколько предварительных соображений о том, как сознательные и бессознательные переживания аналитика и анализируемо го передаются/создаются в аналитическом сеттинге (преимущественно с по мощью языка). Я собираюсь говорить о том, какие последствия для психоана лиза имеет мысль о том, что язык — это не просто упаковка для коммуника ции, а средство, дающее жизнь переживаниям в процессе высказывания или написания.

Эта глава не является попыткой применить аналитическое мышление к обла сти литературных исследований. Я надеюсь внести свою лепту в осознание жизни слов (и жизни в словах), возникающей в аналитической ситуации. Это не попытка заглянуть за язык, это попытка взглянуть на него.

ЧТЕНИЕ, ПИСЬМО И ПСИХОАНАЛИЗ Начать я собираюсь более чем странно для аналитической статьи: попытаюсь описать некоторые свои переживания на начальных курсах английского язы ка, которые посещал, будучи студентом Амхерстского колледжа. Опыт, полу ченный на этих курсах, остается основой моего подхода к использованию язы ка как внутри, так и вне аналитического сеттинга.

Об использовании языка в психоанализе Вводный курс письма (обязательный для всех первокурсников) проводили преподаватели кафедры английского языка в группах, состоящих из пятнадца ти студентов. Группы встречались три раза в неделю в течение учебного года.

На каждом занятии от нас требовалось написать статью объемом примерно в полторы страницы (отвечающую на заданный вопрос). Курс начинался со сле дующего письменного задания: “Опишите ситуацию (реальную или воображае мую), в которой вы были искренни”. На каждом занятии фрагменты (сначала только по одному предложению) отдельных студенческих статей несколько раз зачитывались преподавателем вслух и обсуждались. Мы писали по три та ких статьи в неделю и, как следствие, были постоянно погружены в процесс письма в течение всего учебного года. Письмо и размышления о языке стали образом жизни, подобно тому, как прохождение анализа становится “образом жизни” в течение определенного периода времени. Письменные задания про должались:

Опишите ситуацию, когда вы были неискренни.

Как вы узнали, что в описанной вами ситуации вы были неис кренни Опишите разговор, в котором вы сказали нечто, показавшееся вам неискренним, а затем изменили слово, фразу, предложение или интонацию, и это позволило вам почувствовать, что теперь ваше вы сказывание стало более искренним. Что изменилось Что для вас означает следующее высказывание: “Это было так непо хоже на меня, как и все остальное, что я делаю” Составьте письмо, в котором вы что то искажаете.

Составьте письмо, в котором вы пытаетесь исправить неверное по нимание.

В чем разница между двумя письмами, которые вы написали, выпол няя предыдущие задания Это не были упражнения в психологии, семантике, риторике, лингвистике, ло гике или философии. Они представляли собой последовательные усилия по со зданию условий, в которых каждый студент мог слушать себя, старающегося подбирать слова и составлять предложения, чтобы выразить/создать свои мыс ли и чувства при письме.

В старших классах школы я читал некоторые произведения Шекспира, Мелвил ла, Оруэлла, Готорна, Хемингуэя и других авторов, но совершенно не понимал, 116 Мечтание и интерпретация что делает их стиль письма хорошим, а тем более великим. (Не уверен, что я вообще когда нибудь задумывался об этом.) Я очень отчетливо помню, как первый раз услышал звучание хорошего произведения, которое представляла собой студенческая статья. В абзаце, зачитанном вслух на вводном курсе по письму осенью 1964 г., студент писатель описывал, как хорошо он себя чув ствовал однажды утром. Проходя по дорожке перед своим домом мимо собаки, он поздоровался с ней. Я не могу точно вспомнить, какие слова употребил сту дент в этих предложениях, но я слышал и чувствовал в его языке биение жи вой жизни, какого никогда не встречал прежде. При том, что возраст рассказ чика не был указан, автору не только удалось как то передать в языке, что значит чувствовать себя хорошо, но и ухватить сущность бессознательного ощущения того, что это значит — быть мальчиком (пяти или шестнадцати лет — не имеет значения). Я был зачарован тем, что в этих предложениях не было абсолютно ничего подражательного или надуманного.

Учебный год продолжался, и становилось все труднее определять то место, где заканчивается стиль и начитается содержание. Отношения между прошлым и настоящим также становились интересными и сложными: стало казаться, что прошлое во многом было реальным для человека — настолько, насколько был реален язык, который он мог создать в настоящем.

Неясность прошлого становилась ощутимой в его упрямом отказе сводиться к словам. “Иллюзия “внутреннего искреннего Я”, выражаемого словами, каза лось, рушилась. На ее месте стало возникать ощущение, что “искренность” (слово, значение которого постоянно расплывалось и ускользало) была пере живанием, неразрывно связанным с тем, как человек употребляет язык, чтобы дать узнать себя самому себе или другому человеку. Я никогда не формулиро вал этих идей как таковых, когда учился в колледже (или в течение последую щих десятилетий). Не только потому, что не мог этого сделать — я и не испы тывал желания попробовать.

Ретроспективно кажется, что одним из предметов, с которыми мы эксперимен тировали в этом вводном курсе по чтению и письму, было взаимное проникно вение переживаний человека, его попыток передавать эти переживания сред ствами языка и того воздействия (на себя и других людей), которое слова и предложения оказывали при этой попытке. Эксперимент в письме, чтении и слушании, который я только что описал, имеет много общего с экспериментом в думании, чувствовании и общении, который составляет сердцевину аналити ческого переживания. На аналитическом сеансе мы редко применяем письмо как средство выражения, но используем слова и наши развивающиеся способ ности к слушанию языка (как языка пациента, так и нашего собственного) в его высказанных и невысказанных формах.

Об использовании языка в психоанализе “ЭТО ДЕЛАЕТ УХО” В попытке развития словаря, посредством которого можно думать об использо вании языка в психоанализе и обсуждать его, я хотел бы обратиться к случаю, описанному литературным критиком Ричардом Пуарье (Poirier 1992), произо шедшим с его коллегой, преподавателем и критиком Ройбеном Брауером. Слу чай отражает ту эстетическую чувствительность, которая присуща подходу Брауера к обучению студентов чтению поэзии, а также подходу к психоанали зу, который я предлагаю:

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.