WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 26 |

После краткого обсуждения концепции аналитического третьего я собираюсь рассмотреть, какую роль играет использование кушетки как компонент анали Приватность, мечтание и аналитическая техника тической среды. Это приведет нас к обсуждению вопроса о соотношении роли кушетки и частоты встреч.

Кроме того, я выдвину предположение, что “фундаментальное правило” психо анализа, введенное и описанное Фрейдом (1900, 1912, 1913), не способно со здать условия, в которых анализируемый (и аналитик) могут порождать мечта ния, и часто препятствует созданию аналитического процесса. Мной будет предложено новое понимание фундаментального правила.

В следующей главе я собираюсь заново рассмотреть общепринятые взгляды на работу со снами в анализе и предложу альтернативные подходы, основанные на концепции аналитического процесса как диалектического взаимодействия субъективностей аналитика и анализируемого, приводящих в результате к со зданию “интерсубъективного пространства снов”. Сон, который снится в ходе анализа, в некотором смысле является сном аналитического третьего. Я пред ставлю фрагмент аналитической работы, в котором рассматриваю сон как про дукт интерсубъективного аналитического пространства снов и соответственно откликаюсь на него.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ТРЕТИЙ В течение последних нескольких лет я развиваю концепцию аналитического процесса, основанную на идее о том, что кроме аналитика и анализируемого существует третий субъект анализа, который я называю “интерсубъективный аналитический третий”, или просто “аналитический третий” (Ogden 1992a,b, 1994a,b,c,d). (См. у Барангера [Baranger 1993] и Грина [Green 1975] сходные концепции аналитической интерсубъективности.) Этот (интерсубъективный) третий субъект анализа находится в диалектическом напряжении с аналити ком и анализируемым как отдельными индивидами, со своими собственными субъективностями. Аналитик и анализируемый участвуют в бессознательной интерсубъективной конструкции (аналитическом третьем), но делают это асимметрично. Специфическое соотношение ролей аналитика и анализируемо го структурирует аналитическое взаимодействие, так что это способствует ис следованию бессознательного мира внутренних объектов анализируемого. Так происходит потому, что в своей основе аналитическое отношение существует с целью помочь анализируемому добиться психологических изменений, кото рые бы позволили ему прожить свою жизнь как более полную человеческую жизнь. Исследованию бессознательной жизни анализируемого спососбствует 66 Мечтание и интерпретация также использование аналитиком своего тренинга и опыта, так что его соб ственное бессознательное становится чувствительным к “дрейфу” (“drift”) (Freud 1923a, p. 139) бессознательного анализируемого.

Переживания пациента и аналитика по отношению к интерсубъективному аналитическому третьему являются асимметричными не только в том, какой вклад вносит каждый из них в его создание и развитие. Они асимметричны и в том, что аналитик и анализируемый переживают наличие аналитического тре тьего в контексте своей собственной индивидуальной системы личности, кото рая очерчивается и структурируется их собственной формой психологической организации, их собственными слоями и связями личных смыслов, исходящих из целостности их истории и уникального набора жизненного опыта, их соб ственного способа организации и переживания телесных ощущений и т.д.

Если суммировать, то аналитический третий — это не единичное событие, идентично переживаемое двумя людьми; скорее, это совместно, но ассимет рично создаваемая и переживаемая система сознательных и бессознательных интерсубъективных переживаний, в которых участвуют аналитик и анали зируемый.

РОЛЬ КУШЕТКИ В АНАЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ В этой части обсуждения я сосредоточусь на некоторых технических приложе ниях концепции аналитического третьего — на таком критическом элементе аналитической рамки, как использование кушетки.

Подходя к вопросу о роли кушетки как аспекта аналитической ситуации, необ ходимо начать с трудного вопроса о том, каковы главные элементы психоана лиза как терапевтического процесса. Ситуация, рамка должна служить процес су, и поэтому, чтобы определить, действительно ли способствует элемент этой ситуации аналитическому процессу, необходимо в общих чертах определить для себя природу этого процесса.

Конечно, тщательное обсуждение основных элементов, образующих психоана лиз как терапевтический метод, явно выходит за пределы этой главы. Поэтому я просто собираюсь изложить некоторые свои соображения, которые могут служить отправной точкой для исследования этого вопроса. Я буду основы ваться на Фрейдовой концепции о существенных элементах, определяющих психоанализ как метод лечения. Фрейд (Freud 1914) утверждал, что “любое Приватность, мечтание и аналитическая техника исследование, которое признает эти два факта [перенос и сопротивление] и принимает их в качестве отправной точки в своей работе, имеет право назы вать себя психоанализом...”. Я хотел бы предложить следующее развитие краткого утверждения Фрейда. Возможно, психоанализ нужно рассматривать, не только включая признание переноса и сопротивления, но также и призна ние природы интерсубъективного поля, в котором порождаются перенос и со противление. Я имею в виду прежде всего создание третьего субъекта анализа, через которого феномены переноса и сопротивления обретают на аналитиче ской сцене символическое значение. Эта интерсубъективная конструкция (аналитический третий) порождается путем диалектического взаимодействия индивидуальных субъективностей аналитика и анализируемого в контексте их ролей как аналитика и анализируемого.

Проблема определения роли кушетки как компонента аналитической среды становится тогда проблемой концептуализации роли кушетки в процессе воз никновения того психического состояния, в котором этот аналитический тре тий может порождаться, переживаться, развиваться и использоваться аналити ком и анализируемым. Использование переживаний в аналитическом третьем и аналитического третьего включает в себя создание символов в аналитиче ском диалоге (преимущественно, но не исключительно вербальных символов) для прежде не высказываемых и не мыслимых аспектов мира внутренних объектов анализируемого.

Фрейд (Freud 1913) рассматривал “укладывание пациента на диван, при том, что я сижу позади него вне поля его зрения” как два важнейших взаимосвя занных элемента аналитического сеттинга, на которых он “настаивал”. И использование пациентом кушетки, и нахождение аналитика “вне поля его зрения” позволяли Фрейду “отдаться потоку своих бессознательных мыслей”.

Хотя первоначально Фрейд начал применять кушетку как средство, помогаю щее пациенту сосредоточить свое внимание на самонаблюдении” (Freud 1900), тот акцент, который он делает при обсуждении использования кушетки в сво их “Статьях о технике” (Freud 1911—1915), не относится к ее роли в облег чении свободных ассоциаций пациента. Скорее, главное внимание Фрейда в этих статьях сосредоточено на том, как использование кушетки обеспечивает аналитику приватность, необходимую для работы: “Я не могу выдержать, когда меня разглядывают, в то время как я слушаю пациента...” (1913). Это выска зывание часто рассматривается как выражение одной из личных идиосинкра зий Фрейда или даже как проявление его психопатологии. Я считаю, что такое прочтение недооценивает то значение, которое придавал Фрейд необходимо сти создания в структуре аналитического сеттинга условий, в которых меч тания аналитика могут порождаться и использоваться. Фрейд (Freud 1912) на стаивал на том, что задача аналитика — “просто слушать”. Я считаю что пред писание “просто слушать” было в сгущенной форме предложением, чтобы ана 68 Мечтание и интерпретация литик попытался стать настолько бессознательно чувствительным к бессозна тельному пациента, насколько это возможно, и не увязал в своих сознатель ных (вторичные процессы) попытках организовать собственные переживания.

Резюмируя, можно сказать: Фрейд (Freud 1913) считал, что использование па циентом кушетки и приватность аналитика в своей позиции “вне поля зрения” за кушеткой являются критическими компонентами поддерживающей структу ры, “каркаса” психоанализа. Такая организация помогает обеспечить условия для приватности, в которой аналитик может войти в состояние мечтания, отда ваясь “потоку своих бессознательных мыслей” и делая свое собственное бес сознательное чувствительным к бессознательному анализируемого. Импли цитно в этом обсуждении присутствует идея, что анализируемый при исполь зовании кушетки также переживает сходную свободу от того, что на него гля дят, и легче может отдаться потоку собственных бессознательных мыслей (и, возможно, также и мыслей аналитика).

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ О ТЕХНИКЕ Когда в начале анализа я знакомлю пациента с идеей об использовании ку шетки, я объясняю, что моя практика состоит в том, что пациент лежит на кушетке, а я сижу в кресле позади кушетки. Это положение обеспечивает мне возможность приватно переживать и думать о том, что происходит, что необ ходимо для аналитической работы. Пациент также может обнаружить, что та кой способ работы позволяет ему переживать собственные чувства и мысли иначе, чем он обычно думает, чувствует и испытывает телесные ощущения.

Когда я объясняю необходимость использования исходя из потребности — моей и пациента — в приватной области, в психологическом пространстве (как в буквальном, так и в метафорическом смысле), в котором можно думать и порождать переживания, я таким образом заявляю пациенту о том, как я по нимаю аналитический метод и те перекрывающиеся роли, которые мы будем играть.

Как мне кажется, для проведения анализа необходимо, чтобы и аналитику, и анализируемому были доступны состояния мечтаний. Необходимые условия для анализа можно сравнить с требованиями хирурга о стерильном операци онном поле. В обоих случаях знаний, опыта, технической искусности недоста точно, если нет необходимого контекста для работы. С моей точки зрения ис пользование кушетки является тем важнейшим условием, которое способству ет порождению и использованию мечтания. В то же время использование па Приватность, мечтание и аналитическая техника циентом кушетки (в то время, как аналитик сидит позади него, вне поля зре ния) — лишь одно из условий аналитического процесса. Более того, тот факт, что пациент использует кушетку, ни в коем случае не является гарантией того, что аналитический процесс возникнет и будет продуктивно использован (см.

Goldberger 1995, обсуждение использования пациентом кушетки как возмож ности для отыгрывания переноса).

Это не означает, что аналитик должен настаивать (явно или неявно), что каж дый его пациент должен всякий раз пользоваться кушеткой (Fenichel 1941;

Frank 1995, Jacobson 1995; Lichtenberg 1995). В определенные периоды анали тической работы использование кушетки слишком пугает пациента, чтобы он мог его перенести. В таких обстоятельствах было бы контртерапевтично не признавать и не анализировать тревогу пациента и оказывать на него давле ние, настаивая на использовании кушетки. Такое поведение аналитика будет, скорее всего, представлять собой противопереносное отыгрывание.

КУШЕТКА В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ Опираясь на предшествующее обсуждение использования кушетки как части аналитической ситуации, созданной для того, чтобы было возможно “перекры вающееся состояние мечтания”, я хочу перейти к краткому рассмотрению свя занного с этим вопроса: следует ли аналитику использовать кушетку только при работе с пациентами, с которыми он встречается четыре или более раз в неделю Этот вопрос требует обращения к тому, что мы считаем элементами, определяющими аналитический процесс. Поскольку аналитическая техника должна способствовать аналитическому процессу, необходимо исследовать, способствует ли кушетка возникновению аналитического процесса. Другими словами, связана ли природа аналитического процесса, как мы ее понимаем, со специфической частотой встреч (например, четыре или более встреч в неде лю) или аналитический процесс определяется специфическим качеством пси хологически межличностного опыта, не зависящим от частоты встреч Чтобы начать рассмотрение этих взаимосвязанных вопросов, я хочу схемати чески представить ряд соображений, относящихся к моей концепции природы аналитического процесса. Эти мысли в конце концов приведут нас к соотноше нию использования кушетки и частоты встреч.

1. Психоанализ — это психологически межличностный процесс, тре бующий условий, в которых аналитик и анализируемый совместно 70 Мечтание и интерпретация (и асимметрично) порождали бы бессознательного третьего субъек та анализа.

2. Анализ бессознательного (переносно противопереносного) пережи вания требует как от аналитика, так и от анализируемого чувстви тельности к состояниям мечтаний, в один контекст с которыми вновь включаются (точнее, заново включаются) бессознательные ас пекты этого переживания.

3. Ассоциативные связи и новые контекстуальные включения между преимущественно бессознательными аспектами переживания требу ют, чтобы приватность, способствующая состоянию мечтаний, была доступна как аналитику, так и анализируемому.

4. Использование пациентом кушетки (когда аналитик сидит позади, вне его поля зрения) обеспечивает условия, при которых аналитик и анализируемый могут обладать приватным пространством, для того чтобы погружаться в собственные состояния мечтаний, кото рые включают “перекрывающуюся” область. (“Психотерапия проис ходит там, где перекрываются две области игры — области игры пациента и терапевта” [Winnicott 1971a].) 5. Из этого следует, что использование пациентом кушетки (и приват ность аналитика за кушеткой) дает средство, обеспечивающее ана литику и анализируемому доступ к “игровому пространству”, облас ти перекрывающихся состояний мечтания, что является необходи мым условием для развития и анализа бессознательного интер субъективного аналитического третьего (ср. Grotstein 1995).

6. Как бы иначе мы ни определяли анализ, кажется существенным включить в это определение попытку порождения и переживания бессознательного аналитического третьего и обеспечения состояния мечтания, в результате чего аналитик и анализируемый могут по чувствовать “дрейф” (Freud 1923a) этой совместной, но переживае мой индивидуально бессознательной конструкции. Аналитическое предприятие наилучшим образом определяется не его формой (включая частоту встреч), но его сутью, включающей в себя анализ переноса противопереноса (в том числе тревог/защит), в том виде, в каком эти феномены переживаются и интерпретируются аналити ческим третьим.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.