WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 63 |

“Ни один великий инквизитор не имеет тех кошмарных орудий пы ток, которые находятся в распоряжении тревоги, и ни один шпион не может так удачно выбрать момент для нападения на подозревае мого, когда тот всего слабее, или не может так искусно расставить западни, в которые тот обязательно попадется, как это делает трево га, и ни один самый въедливый судья не может с таким искусством допрашивать обвиняемого, как это умеет тревога, никогда не отпус кающая человека от себя, — ни в развлечениях, ни в шуме, ни в ра боте, ни в игре, ни днем, ни ночью”69.

Но попытка убежать от тревоги обречена на провал. Более того, тот, кто жела ет избавиться от тревоги, теряет бесценную возможность реализовать самого себя, не способен учиться быть человеком. “Если бы человек был зверем или ангелом, он бы не мог испытывать тревогу. Но, являясь синтезом того и друго го, он способен ощущать тревогу, и чем полнее его тревога, тем более велик этот человек. Это утверждение было бы неверным, если бы, как принято ду мать, тревога относилась к чему то внешнему, к тому, что лежит за пределами человека; но в действительности человек сам создает тревогу”70.

Кьеркегор вдохновенно пишет о том, что тревога является для человека “шко лой”. Тревога даже лучший учитель, чем реальность, поскольку от реальности можно на какое то время отключиться, если избегать встреч с неприятной си туацией, но тревога непрестанно учит человека, поскольку тот носит ее внут ри себя. “Это относится и к самым мелким делам: как только человек пытается 48 Смысл тревоги найти ловкий ход, всего навсего ловкий, чтобы убежать от чего то, и, скорее всего, ему это удается, поскольку реальность не столь строгий экзаменатор, как тревога, — тотчас же появляется и тревога”71. Кьеркегор понимает, что многим такой совет — учиться у тревоги — покажется глупым, особенно тем людям, которые утверждают, что никогда не тревожились. “На это я бы отве тил, что, без сомнения, не стоит страшиться людей или конечных вещей, одна ко только тот, кто прошел насквозь тревогу возможностей, может на учиться не испытывать тревогу”72.

С одной стороны — назовем это негативным аспектом — такое обучение пред полагает, что мы честно и открыто принимаем человеческую ситуацию. Это означает, что мы не боимся признать факт смерти и другие явления, угрожаю щие нашему существованию, и эта Angst der Kreatur учит нас понимать реаль ность человеческой ситуации. “Когда выпускник школы возможности выходит в мир, он знает — лучше, чем ребенок алфавит, — ту истину, что абсолютно ничего не может требовать от жизни и что ужас, гибель, уничтожение живут рядом с каждым человеком, когда такой человек усвоил, что любой сигнал тревоги [Aengste] может предвещать подлинную опасность, такой человек об ретает иное понимание действительности, он начинает петь действительности хвалу...”73.

Кроме того, обучение в школе тревоги имеет и позитивный аспект: оно дает человеку способность двигаться сквозь конечное, преодолевать все мелкие препятствия и свободно воплощать бесконечные возможности. Согласно Кьер кегору, конечное “связывает” свободу, бесконечное же “распахивает дверь” свободы. Таким образом, бесконечное имеет прямое отношение к возможнос тям. Конечное определить легко, его можно наблюдать в разнообразных фор мах сужения пространства жизни и тех искусственных ограничений, которые мы встречаем как в клинической работе, так и в нашей собственной повсе дневной жизни. Бесконечное определить не так просто, оно выражает свобо ду. Говоря о том, как надо встречать тревогу, Кьеркегор превозносит Сократа:

“Он торжественно берет чашу с ядом... как пациент, говорящий хи рургу перед самым началом мучительной операции: “Ну вот, я уже готов”. И тогда тревога входит в его душу и все там осматривает са мым тщательным образом, а затем изгоняет из него все конечное и мелочное и уводит его туда, куда тот сам стремится идти”74.

Сталкиваясь с тревогой, человек учится подлинной вере или внутренней уверенности. Тогда человек обретает “мужество отказаться от тревоги, не ис пытывая тревоги, на что способна только вера, — при этом вера не устраняет тревогу, но остается вечно юной и постоянно рождается снова из смертных мук тревоги”.

Тревога в философии Читателю, обладающему научным мышлением, может показаться, что Кьерке гор говорит на парадоксальном и поэтическом языке. И это, конечно, правда;

но его мысль вполне конкретна, и ее можно выразить в точных научных тер минах. С одной стороны, Кьеркегор предвосхищает представления Хорни и других ученых о том, что тревога свидетельствует о наличии проблемы, кото рую необходимо разрешить; Кьеркегор говорит, что тревога будет преследо вать человека (если только это не невротик, которому удалось полностью вы теснить весь соответствующий материал), пока он не решит свою проблему.

С другой же стороны, Кьеркегор утверждает, что сила человеческого Я разви вается вследствие встречи с тревогой. Только таким способом личность дости гает зрелости.

Кьеркегор писал о тревоге сто тридцать лет тому назад, когда у него не было рабочих инструментов для интерпретации бессознательного материала (эти средства, доведенные до совершенства, были созданы Фрейдом), — тем удиви тельнее, что он с такой проницательностью и глубиной предвосхитил совре менное понимание тревоги, достигнутое психоанализом. В то же время его идеи вписываются в более широкий контекст представлений о человеческой природе, они ближе к мышлению поэтов и философов. Мысли Кьеркегора предвозвещают наступление того дня, о котором мечтал французский физио лог Клод Бернар, того дня, когда “физиолог, философ и поэт будут говорить на одном и том же языке и смогут понимать друг друга”.

50 Смысл тревоги Глава третья ТРЕВОГА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ БИОЛОГИИ В процессе эволюции способность нервной системы планировать бу дущее дошла до своей наивысшей точки, благодаря чему появились идеи, ценности и специфические удовольствия — уникальные про явления социальной жизни человека. Только человек может плани ровать свое отдаленное будущее, только он может испытывать удо вольствие при воспоминании о своих прошлых победах. Только человек может быть счастливым. Но, кроме того, только человек мо жет испытывать озабоченность и тревогу. Как то Шерингтон заме тил, что осанка сопровождает движение, как его тень. Я склонен ду мать, что тревога является как бы тенью мышления, поэтому чем больше мы узнаем о тревоге, тем лучше можем понять мышление.

Ховард Лиделл.

“Настороженность и развитие неврозов у животных” В настоящей главе мы попытаемся ответить на вопрос: что происходит с орга низмом в ситуации опасности Мы рассмотрим этот вопрос с точки зрения биологии, нас будут интересовать не только ответные реакции на опасность, но и организм как биологическое целое в ситуации угрожающей опасности.

В течение двух последних десятилетий в сфере неврологии и физиологии было проведено много новых исследований, имеющих отношение к тревоге, но все эти исследования в значительной мере изолированы одно от другого. Дей ствительно, ученые разработали более точные методы исследования, напри мер, методы изучения эндокринных реакций. Каждое отдельное исследова ние — это кирпичик, из которого можно строить дом. Но где же проект дома Иными словами, где же синтез, где объединение, где общая схема, в которой бы нашлось место для всех этих кирпичиковТревога с точки зрения биологии Почти все ученые, исследующие тревогу, согласны в том, что нам нужна еди ная система, которая, если воспользоваться словами Фрейда, сказанными пол века назад, помогла бы “навести порядок и достичь более ясного понимания”.

Наши разнородные, изолированные друг от друга, узко специализированные знания значительно увеличились в объеме; но наше целостное понимание тревоги за эти годы вряд ли хоть немного продвинулось вперед. Пока нам все еще не удается найти одной общей схемы, куда вписывались бы все отдельные части.

Юджин Левитт, например, вспоминает о статье, появившейся в “Сайнтифик Манфли” в 1969 году. Ее автор, Феррис Питс, торжественно заявлял, что нако нец то открыта биохимическая основа тревоги — высокая концентрация лак тата в крови. Тогда говорили о “перевороте в науке”, подобным образом раз в четыре пять лет появляется очередной “переворот” в представлениях о ши зофрении. Затем “переворот” забывают, о нем упомянут еще лишь один раз — в некрологе. Левитт заключает: “Такие “перевороты” — это исследовательская работа мелкого масштаба, которую подают как самую глобальную работу”2.

Подобные “открытия” часто обманывают, и это объяснимо, поскольку “причи ну” такого явления, как тревога, невозможно обнаружить, изучая отдельные неврологические или физиологические реакции. Тут необходима одна общая схема, которая включала бы в себя все различные подходы к проблеме. Невоз можно понять неврологические или физиологические аспекты тревоги в отры ве от всего остального, если они не имеют отношения к вопросу: какие по требности стремится удовлетворить организм, сражаясь с окружающим миром Под окружающим миром я подразумеваю не только физическую среду, но также и психологическую среду, и сеть психологических установок.

Это означает, что нейрофизиологические процессы должны занимать свое оп ределенное место в иерархической системе организма. Адольф Мейер говорил о “подчиненном положении физиологии по отношению к интегративным фун кциям, в частности, к использованию символов”3.

Это высказывание Мейера подтверждают многие эмпирические данные. Аарон Бэк утверждал, что “сами по себе ситуации стресса играют меньшую роль в формировании тревоги и физических нарушений, чем то, как человек воспри нимает данные ситуации”4. Изучая тревогу у солдат, участвовавших во вьет намской войне, трое исследователей, Барн, Роз и Мэсон, пришли к выводу, что на характер тревоги влияют не столько физиологические особенности в чис том виде, сколько “характерный стиль жизни” каждого солдата. Другими сло вами, то, как человек воспринимает угрожающую опасность, важнее самой опасности. Огромную роль в стиле жизни человека играет интегративная ди намика. Мэсон говорит о том, что многие заболевания есть нарушение работы 52 Смысл тревоги интегративных механизмов. С помощью этих интегративных механизмов че ловек символически интерпретирует ситуацию и оценивает степень опасно сти, которую она в себе несет.

Противопоставляя свой подход распространенным научным подходам биоло гов, разлагающим все на составные элементы, Мэсон утверждает: “Преимуще ства интегративного или целостного подхода... заключаются в том, что для понимания живого организма недостаточно понимать работу всех его отдель ных компонентов. Уникальная и фундаментальная задача биологии состоит в том, чтобы понять, как все эти отдельные части тела и различные процессы участвуют в жизни единого целостного организма”5.

Читая настоящую главу, следует помнить об этой цели. Мы должны спраши вать себя, как то или иное исследование вписывается в целостную картину, иначе мы попадем в те же ловушки, в которые попадают многие ученые, зани мающиеся исследованиями физиологии и работы нервной системы.

РЕАКЦИЯ ИСПУГА Сначала мы рассмотрим защитную реакцию, которая, хотя ее и нельзя назвать проявлением страха или тревоги, является их предшественником. Это реакция испуга. Особое значение для нас имеют исследования реакции испуга, прове денные Лэндисом и Хантом, поскольку они проливают свет на порядок возник новения в организме защитной реакции, тревоги и страха6.

Если за спиной у человека внезапно раздается выстрел или на него воздей ствует еще какой нибудь неожиданный и сильный стимул, человек быстро сги бается, резко вскидывает голову, моргает глазами. Все это и многое другое представляет собой “реакцию испуга” — примитивную врожденную реакцию, которая совершается непроизвольно. Именно она предшествует эмоциям стра ха и тревоги. Лэндис и Хант в своих исследованиях вызывали эту реакцию, ис пользуя пистолетный выстрел, и производили съемку, чтобы зафиксировать поведение человека в данный момент. Наиболее характерной чертой реакции испуга является сгибание тела, “что напоминает защитное поведение челове ка, “съежившегося” от холода”7. При реакции испуга человек всегда моргает, кроме того, шея обычно “вытягивается вперед, на лице появляется характер ная мимика, плечи поднимаются и отводятся вперед, руки прижимаются к ту ловищу, сгибаются в локтях, ладони поворачиваются к туловищу, пальцы сжи маются, туловище движется вперед, сокращаются мышцы живота, сгибаются Тревога с точки зрения биологии колени.... Эта базовая реакция не поддается контролю человека, она универ сальна, она свойственна как неграм, так и белым, как детям, так и взрослым, а также приматам и некоторым высшим животным”8. Такая реакция, если рас сматривать ее в неврологическом аспекте, подавляет высшие нервные центры, поскольку эти центры не способны столь быстро интегрировать полученные импульсы. Таким образом, можно сказать, что мы пугаемся прежде, чем узнаем, что же нам угрожает.

По своей сути эта реакция не является страхом или тревогой. “Лучше назвать испуг до эмоциональной реакцией”, — верно замечают Лэндис и Хант9. “Это мгновенная реакция на неожиданный интенсивный стимул, который требует от организма какого то ответа, выходящего за рамки обычного. Она напомина ет ответ на опасную ситуацию, но является мгновенной преходящей реакцией, намного более простой по своей организации и проявлениям, чем так называ емые “эмоции”10. Эмоции в собственном смысле этого слова возникают после реакции испуга. Взрослые испытуемые в эксперименте Лэндиса и Ханта выра жали такие вторичные поведенческие реакции (эмоции), как любопытство, раздражение и страх, уже после испуга. Исследователи полагают, что эти вто ричные формы поведения являются “мостом между врожденными реакциями и появившимися в процессе обучения социально обусловленными и часто пред намеренными типами реакций”11.

Представляет интерес и еще одно наблюдение, сделанное в этом исследова нии: чем младше был ребенок, тем меньше вторичного поведения следовало за реакцией испуга. У ребенка в первые месяцы жизни за испугом следовало совсем немного вторичных реакций. “Наша работа, — пишут Лэндис и Хант, — показывает, что по мере взросления ребенок проявляет все больше вторичных поведенческих реакций... Плач, поведение типа “бегства”, когда ребенок либо отворачивает голову от источника звука, либо разворачивается всем телом и уползает, — количество таких реакций растет по мере взросле ния младенца”12.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.