WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 63 |

“В течение последних ста лет суть данной системы стала достаточно ясна: это логический или натуралистический механицизм, разруша ющий свободу человека, отнимающий у него возможность выбора, препятствующий органичному развитию взаимоотношений, и ана литический рационализм, который лишает жизнь ее витальной силы и превращает все, в том числе и самого человека, в объект исследо вания и контроля...”32.

Отвергая господствовавший тогда рационализм, экзистенциальные мыслители утверждают, что реальность может познавать лишь человек в целом — не только мыслящий, но также чувствующий и действующий организм*. Кьер кегор ощущал, что система Гегеля, смешивавшего абстрактные понятия и ре альность, есть не что иное, как мошенничество. Кьеркегор, как и другие подоб ные ему мыслители, считал, что страсть (для Кьеркегора это слово означало полную поглощенность чем либо) нельзя отделить от мышления. Фейербах пи сал: “Реально существует лишь то, что является объектом страсти”33. О том же говорит и Ницше: “Мы мыслим с помощью своего тела”.

Таким образом, мыслители экзистенциального круга стремились преодолеть традиционное противопоставление психического и телесного и тенденцию вы теснять “иррациональный” аспект переживаний. Кьеркегор утверждал: чистая объективность — это иллюзия; даже если такого состояния можно было бы до стичь, в нем нет ничего привлекательного. Он ставил акцент на “слове инте рес (inter est), которое выражает тот факт, что все мы тесно связаны с объек тивным миром, и потому не можем удовлетвориться объективной истиной, предполагающей наличие незаинтересованного наблюдателя”34. Кьеркегор ка тегорически сопротивлялся всем попыткам дать четкое определение таким по нятиям, как “Я” или “истина”. По его убеждению, тут возможно лишь динамич ное, то есть диалектическое определение, поскольку оно постоянно развивается людьми. “Подальше от умозрительных построений! — восклицает он. — Подальше от “Системы”. Вернемся к реальности”35. Он утверждал, что *Слово организм, которое у русскоязычного читателя ассоциируется с телом человека, упот ребляется в данной книге в совершенно ином смысле: этот термин подчеркивает целост ность человека (или другого живого существа) и его постоянное взаимодействие с окру жающей средой. В этом (и только в этом) значении оно и оставлено в русском переводе данной книги. См. также главу 3, изложение представлений Гольдштейна. — Примеч. пере водчика.

38 Смысл тревоги “истина существует лишь для конкретного живого человека, который сам и со здает ее своими действиями”36. При поверхностном рассмотрении кажется, что это высказывание выражает крайний субъективизмом, но следует помнить, что Кьеркегор, как и другие подобные ему мыслители, считал, что только так мож но прийти к подлинной объективности, противоположной искусственной объективности “рационалистической” системы. По словам Тиллиха, эти мысли тели “обратились к непосредственным переживаниям человека, к “субъектив ному” не для того, чтобы противопоставить их “объективному”, но чтобы по казать, что источником как объективного, так и субъективного является живой опыт”37. Кроме того, “они стремились к творческому бытию, превосходящему разделение на объективное и субъективное”.

Эти мыслители стремились преодолеть раздробленность культуры, для чего с особой силой подчеркивали единство живого человека — организма, который одновременно думает, чувствует и действует. Экзистенциализм занимает важ ное место в нашей книге, и не только потому, что это философское направле ние пытается преодолеть разделение между психологией и философией, но еще и по той причине, что в современный период истории именно экзистенци алисты первыми обратили внимание на проблему тревоги.

Теперь обратимся непосредственно к Серену Кьеркегору (1813—1855). Как пи шет Брок, в Европе этого мыслителя считают “одним из самых выдающихся психологов всех времен, который по глубине, если не по ширине, рассматри ваемых вопросов превосходит Ницше, а по проницательности его можно сопо ставить разве только с Достоевским”38.

В 1844 году вышла маленькая книга Кьеркегора о тревоге39. Ключевая идея этой книги — взаимоотношения тревоги и свободы. Кьеркегор убежден, что “тревогу всегда можно понять только в ее связи со свободой человека”40. Сво бода — это цель развития личности; с психологической точки зрения, “бла го — это свобода”41. Свобода для Кьеркегора есть возможность. Последнее ка чество прямо связано с духовным аспектом человека; в самом деле, если мы заменим в работах Кьеркегора слово “дух” на слово “возможность”, мы не ис казим смысла его философии. Отличительная черта человека, отделяющая его ото всех других животных, заключается в том, что человек обладает возмож ностями и способен эти возможности осознавать. Согласно Кьеркегору, чело века постоянно манят к себе возможности, он думает о возможностях, он их себе воображает и способен в творческом акте претворить возможность в ре альность. Конкретное психологическое содержание возможностей мы рассмот рим ниже, когда будем говорить о концепциях открытости и общительности, принадлежащих Кьеркегору. Пока достаточно сказать, что эти возможности и являются человеческой свободой.

Тревога в философии Свобода несет с собой тревогу. Тревога, по словам Кьеркегора, — это состоя ние человека, сталкивающегося со своей свободой. Он даже утверждает, что тревога есть “возможность свободы”. Когда бы человек ни представлял себе возможности, в тот же момент потенциально присутствует и тревога. Чтобы проиллюстрировать это на примере повседневной человеческой жизни, вспом ним, что у любого человека есть возможность и потребность двигаться вперед в своем развитии. Ребенок учится ходить, идет в школу, взрослый вступает в брак или ищет новую работу. Эти возможности, которые, как открытые дороги, ведут в неведомое, поскольку ты еще по ним не путешествовал, пробуждают тревогу. (Это “нормальная тревога”, ее не следует смешивать с “невротической тревогой”, о ней речь пойдет ниже. Кьеркегор ясно показывает, что невроти ческая тревога, связывающая человека и лишающая его возможности творить, рождается в той ситуации, когда человеку не удается двигаться вперед, пере живая нормальную тревогу42.) Тревога всегда сопровождает осуществление возможностей. Кьеркегор думает, что чем больше у человека возможностей (или творческих способностей), тем больше он может испытывать тревоги.

Возможность (“Я могу”) становится реальностью, а между первым и вторым обязательно лежит тревога. “Возможность означает, что я могу. В логических системах мысли часто говорится о превращении возможности в реальность. Но фактически все обстоит не так просто. Между первым и вторым лежит один решающий момент. Это — тревога...”43.

Рассматривая тревогу с точки зрения развития человека, Кьеркегор говорит о первоначальном состоянии младенца. Он полагает, что младенец изначально пребывает в состоянии невинности, при этом находясь в единстве с естествен ными условиями, со своим окружением. Младенец обладает возможностями.

Это неизбежно влечет за собой тревогу, но пока еще тревога лишена конкрет ного содержания. В таком изначальном состоянии тревога есть “поиск при ключений, жажда неведомого, таинственного”44. И ребенок движется вперед, реализуя свои возможности. Но в состоянии невинности он не осознает, что, например, возможность роста включает в себя кризисы, конфликты и борьбу с родителями. В состоянии невинности рост личности остается потенциальной возможностью, которая еще не осознана. Связанная с таким ростом тревога — это “возможность в чистом виде”, то есть у нее нет конкретного содержания.

Затем у ребенка появляется самосознание. Кьеркегор полагает, что история об Адаме выражает этот феномен на языке мифа. Не соглашаясь с теми, кто все еще защищал историческую достоверность мифа, Кьеркегор утверждает: “Миф описывает внутреннее событие в виде события внешнего”45. И в этом смысле историю Адама повторяет каждый ребенок в возрасте от одного до трех лет.

Кьеркегор считает, что история о грехопадении — это история о пробуждении самосознания. На каком то этапе развития у ребенка появляется, если исполь зовать язык Библии, “знание добра и зла”. Тогда к возможности добавляется 40 Смысл тревоги сознательный выбор. Человек начинает гораздо острее чувствовать и все зна чение возможностей, и сопровождающую их ответственность. С этого момента в жизни человека появляются кризисы и конфликты, поскольку возможность несет в себе не только позитивное, но и негативное. Можно сказать, что с это го момента ребенок начинает движение к индивидуации. И его путь — это не гармония с окружающим миром, в частности с родителями, но дорога, где он все время натыкается на сопротивление окружающего мира, дорога, путеше ствуя по которой во многих случаях необходимо пройти через конфликты со своими родителями. Ребенку угрожают одиночество и бессилие, и на данной стадии развития появляется тревога (подробнее мы это обсудим ниже). Инди видуация (процесс, в результате которого человек становится самим собой) достигается за счет встречи со своей тревогой. Тревога же неизбежно рожда ется в тех ситуациях, когда необходимо противостоять окружающему миру, а не только соответствовать своему окружению. Описывая тот момент, когда че ловек остро осознает возможность своей свободы, Кьеркегор говорит о “стра шащей возможности смочь”46.

Следует заметить, что в размышлениях Кьеркегора о психологии человека цен тральное место занимает вопрос о том, как человек может пожелать быть са мим собой. Желание стать самим собой — подлинное призвание человека.

Кьеркегор подчеркивает, что человек не в состоянии точно определить свое Я, того себя, кем он хочет стать, поскольку Я есть свобода. Но кроме этого он пишет и о том, как люди убегают от желания стать собой: отказываются от осознания самих себя, желают стать кем то другим или просто быть “прилич ным человеком”, желают быть собой как бы в знак протеста, в форме трагичес кого отчаяния стоиков, что не позволяет человеку полностью достичь своего подлинного Я. Слова “желание” или “желают” не имеют отношения к волюнта ризму девятнадцатого века, который заключался в вытеснении неприемлемых аспектов своего Я. Напротив, это желание есть творческая решимость, осно ванная на расширении границ самосознания. “Вообще сознание, то есть осо знание самого себя — это основополагающее качество Я, — пишет Кьерке гор. — Чем больше осознания, тем больше Я...”47.

Для того, кто знаком с современной психотерапией, все это покажется доста точно понятным. Одна из основных целей психотерапии — расширение гра ниц самосознания путем прояснения разрушительных внутренних конфлик тов, которые возникли из за того, что человек перестал осознавать некоторые аспекты своего Я48. В процессе терапии выясняется, что эти слепые пятна са мосознания возникли по той причине, что на тех или иных этапах своего рос та человек не мог справиться с интенсивной тревогой. Кьеркегор говорит, что способность быть самим собой зависит от способности встретиться со своей тревогой и двигаться вперед, несмотря на тревогу. Для Кьеркегора свобо да — не просто вид органичного роста, подобного спонтанному росту расте Тревога в философии ния, которое тянется к солнцу, когда с него убрали мешающий камень (такое упрощенное представление о свободе можно встретить в некоторых формах психотерапии). Скорее, свобода зависит от того, как человек относится сам к себе в любой момент своего существования. Если пользоваться современ ным языком, это означает, что свобода зависит от того, насколько ответствен но и автономно человек относится сам к себе.

Когда мы читаем размышления Кьеркегора о пробуждении самосознания, кото рое следует за состоянием невинности младенца, возникает желание сравнить его представления с современными данными психологии развития. Но провес ти такое сравнение непросто, поскольку понятия Кьеркегора всегда несколько отличаются от соответствующих понятий психологии. Так, например, его кон цепция Я лишь отчасти соответствует психологическому понятию Эго, хотя первое и второе очень похожи. Но можно сказать, что пробуждение самосо знания и, говоря языком современной психологии, появление Эго — связан ные между собой вещи. Это, как правило, происходит в возрасте от одного до трех лет. Во всяком случае, у крохотного ребенка нет самосознания, но его легко обнаружить у ребенка в возрасте четырех пяти лет. С точки зрения Кьеркегора, подобное изменение представляет собой “качественный скачок”, и поэтому его невозможно адекватно описать научными методами. Кьеркегор стремился дать феноменологическое описание ситуации, в которой находится человек (например, взрослый), и для этого рассматривал состояние конфликта (самосознание) на контрастирующем фоне состояния невинности49.

Вследствие этого “скачка” самосознания тревога становится предметом раз мышлений, другими словами, у нее появляется содержание. Тревога человека становится “более рефлективной, поскольку каждый человек повторяет исто рию всего человеческого рода”50. Благодаря самосознанию человек получает возможность не только развиваться в выбранном направлении, он может так же сознательно участвовать в историческом процессе. Человек уже не воспри нимает себя существом, полностью зависимым от своей среды и условий суще ствования, поскольку он обладает правом выбора и независимостью.

Подобным образом, он перестает быть автоматом, пассивно движущимся в бес смысленном потоке исторического развития. С помощью самосознания чело век может формировать свое историческое развитие и в какой то степени его менять. Это не уничтожает влияние исторического окружения на человека.

“Каждый человек начинается в цепи исторических событий, — пишет Кьерке гор. — И естественные законы сохраняют над ним свою власть”51. Но важнее всего не это, а то, как человек относится к своей истории.

Рассуждения Кьеркегора на эту тему можно кратко изложить следующим обра зом: в состоянии невинности человек не отделен от окружающей его среды и чувствует неопределенную тревогу. В состоянии самосознания человек полу 42 Смысл тревоги чает способность отделиться, стать отдельной личностью. Тогда тревога стано вится рефлективной, а человек получает способность отчасти направлять свое собственное развитие и участвовать в истории человеческого рода.

Тут мы подходим к одному существенному моменту. Тревога предполагает на личие внутреннего конфликта; это еще одно важное последствие самосозна ния. “Тревога “боится”, — говорит Кьеркегор, — и в то же время вступает в тайное взаимодействие с предметом своего страха, не может от него отвер нуться, да и никогда не станет этого делать...”52. (И, поясняя, добавляет:

“Кому то эти слова покажутся непонятными, но я ничего не могу поделать”.) Итак, тревога есть “...влечение к тому, что наводит ужас, симпатическая антипатия.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.