WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 63 |

С детства и до сегодняшнего дня дети в семье составляли отдельную от роди телей группу, связанную тесными взаимоотношениями. Они не соревновались между собой за любовь родителей, которой, как им было, без сомнения, извест но, в любом случае не предвиделось. Предположительно, братья и сестры счи тали своих родителей доминирующими и суровыми людьми, каковыми они на самом деле и являлись. Возможность поддерживать любящие отношения с бра тьями и сестрами перед лицом родительского отвержения, несомненно, напря мую связана с относительной свободой Бесси от невротической тревоги.

Рассказы Бесси о своем детстве служат прелюдией, проливающей свет на ее отвержение отцом, которое стало очевидным уже из его поведения по отноше нию к ней на барже. Каждый раз, когда отец возился с другими детьми, при появлении Бесси он прекращал игру. Бесси всегда удивляло такое поведение, и она списывала его на то, что отцу хотелось иметь еще одного мальчика, а ро дилась она. Но важно то, что в таких случаях Бесси никогда не покидала их компанию, надув губы. По ее выражению, “она просто шла дальше”, присоеди няясь к игре с братьями и сестрами, независимо от ухода отца. Очевидно, что такое отвержение принималось Бесси как объективный факт и не вело ни к субъективным конфликтам и обидам, ни к изменению поведения.

254 Смысл тревоги Тревога, которая проявлялась у Бесси за время пребывания в “Ореховом доме”, всегда была связана с реальными ситуациями. Она очень боялась идти в суд на разбирательство дела своего отца и беспокоилась, что суд запретит ей оста ваться жить в приюте, а потребует вернуться в дом матери. В первом случае она боялась встретиться с отцом, а во втором — переживала, как будет стоять перед судьями и давать свидетельские показания23. Она испытывала реалисти ческий конфликт по поводу отказа от собственного ребенка, но пришла к вы воду, что вместо него может заботиться о ребенке замужней сестры. По свиде тельству социальных работников и психолога, тревога Бесси в этих случаях была скорее ситуативной, чем невротической, т.е. не вытекала из субъектив ного конфликта, и встречалась девушкой со всей объективностью и ответ ственностью.

Отношения Бесси с другими молодыми женщинами и со служащими “Орехово го дома” были неизменно хорошими. Она шутливо называла себя “приютской задирой”, но все ее поддразнивания носили дружеский характер и восприни мались остальными именно так. Она получала большое удовольствие от забо ты о детях других девушек и была очевидно права, когда сказала: “Меня любят все дети, о которых я в своей жизни заботилась, и я их люблю”. Поселившись в другом приюте после отъезда из “Орехового дома”, она сообщила, что очень счастлива, и хозяйка приюта описала ее как надежную девушку с очень хоро шим характером.

Бесси выказывала умеренно низкий уровень тревожности. Ее конфликты в ос новном носили ситуативный характер, и она справлялась с ними с относитель но высоким реализмом и ответственностью. У нее была весьма понятная склонность отдаляться от стрессовых ситуаций, которые нельзя было уладить иным путем. Это отдаление обычно принимало реалистическую (в смысле “нормальную”) форму — например, уйти в парк, чтобы избавиться от ругани родителей. Имелась и скрытая возможность шизоидного поведения в ситуации невыносимых стрессов. Но факт отсутствия этой крайней тенденции в ее пове дении перед лицом сильнейшего кризиса во время беременности показывает, что Бесси была подвержена невротической тревоге в очень низкой степени и справлялась с ней относительно здоровым способом.

Бесси испытывала высокую степень отвержения со стороны обоих родителей.

Как и в случае Луизы, этот факт вызывает недоумение. Почему сильнейшее родительское отвержение не привело к развитию невротической тревоги Оче видно, что родительское отвержение не породило у Бесси внутренних, субъек тивных конфликтов. Проблемы с родителями не были интроецированы ни в качестве повода для самобичевания, ни в качестве источника постоянных обид. Она принимала родительское отвержение как реальный, объективный факт, и это принятие основывалось на реалистической оценке своего отца. Ее Исследование незамужних матерей оценка матери также соответствовала действительности (хотя у матери все еще было достаточно власти, чтобы затруднить для Бетти принятие решений).

Таким образом, работа с отвержением проводилась на сознательном уровне;

она не нарушалась ожиданием того, что родители могли бы или должны быть другими. По существу, отвержение не исказило ее поведения: в любопытной виньетке о своем детстве она не отказалась от намерений поиграть с другими детьми, несмотря на вопиющее неприятие отцом ее приближения. Она была способна устанавливать любящие отношения с братьями и сестрами, ровесни ками и другими людьми всех возрастов.

Я попытаюсь предложить следующий принцип: приспособление к отвержению без внутреннего конфликта — то есть без разрыва между субъективными ожиданиями и объективной реальностью — является важной составляющей свободы Бесси от невротической тревоги.

ДОЛОРЕС: ПАНИЧЕСКАЯ ТРЕВОГА В СИТУАЦИИ СЕРЬЕЗНОЙ УГРОЗЫ Долорес была четырнадцатилетней белой пуэрториканкой католического ве роисповедания, приехавшей в Соединенные Штаты за три года до наших ин тервью. Она принадлежала к рабочему классу, ее отец был неквалифицирован ным рабочим на фабрике в Пуэрто Рико. В детстве Долорес перенесла туберкулез кости ноги и немного прихрамывала. В Пуэрто Рико у нее оста лись два старших брата, старшая сестра и младший брат. Когда Долорес испол нилось пять лет, ее мать заболела, и Долорес пришлось шесть лет ухаживать за ней и не ходить в школу.

После смерти матери бездетная тетя привезла Долорес в Соединенные Штаты.

У беседовавших с тетей социальных работников “Орехового дома” создалось впечатление, что она использовала Долорес для удовлетворения собственных эмоциональных потребностей. В первые несколько месяцев тетя любила де вочку, но затем резко изменила отношение к ней вплоть до полного безразли чия, частенько била ее и нарочито отвергала в пользу детей родственника, жившего неподалеку.

От Долорес мы смогли узнать только то, что ее затолкал в подвал и изнасило вал незнакомый мужчина. На протяжении шести с лишним недель предвари тельных собеседований перед поступлением в “Ореховый дом” и первых не дель в приюте Долорес упорно придерживалась этого объяснения своей 256 Смысл тревоги беременности. Мы не знали ничего, кроме того, что ее рассказ был неопреде ленным и неубедительным. Все это время Долорес вела себя угодливо и по корно, отвечала на вопросы как человек, вынужденный подчиняться властям, но в остальном держалась очень отстраненно. Девушка выглядела спокойной, пока считала себя незамеченной, но как только чувствовала, что за ней на блюдают, то принимала сгорбленную позу и “забивалась в футляр”. Этот слу чай очень важен для нас, поскольку он отражает паническую тревогу и психо логическое обездвиживание индивида в ситуации постоянной серьезной угрозы.

В первом тесте Роршаха Долорес дала только три ответа, отказавшись от семи карточек из десяти. Протокол ясно показывает наличие сильного беспокой ства. Во время тестирования у Долорес разболелась голова, но в последний момент она решила все таки пройти его. Поскольку головные боли часто явля ются психосоматическими симптомами конфликта, боль Долорес, как оказа лось позже, прекрасно вписывалась в ее ситуацию на тот момент. При тестиро вании было заметно, что она постоянно делает над собой тихие, но напряженные усилия: задерживается на каждой карточке от трех до пяти ми нут, изучает ее, а затем молча смотрит на исследователя или вверх, в потолок.

Не могло остаться без внимания, что в ней происходит сильная субъективная борьба. Диагностировать психоз не позволил только тот факт, что три данных ею ответа были самыми очевидными во всем тесте24.

Поведение Долорес во время тестирования показало, что она была склонна на делять авторитетных лиц огромной властью (она весьма подозрительно отно силась к записи ее ответов экспериментатором). Но в то же время Долорес подчинялась авторитету. Мы могли только предположить, что девушка страда ла от чрезвычайно сильного эмоционального конфликта, который при тести ровании вылился в психологический паралич. Тогда мы еще не могли опреде лить содержание конфликта, ясно было лишь то, что он имел нечто общее с властью, которую она приписывала авторитетам. Оценка ее тревожности по этому тесту Роршаха была такова: глубина 5, широта 5, защита 3.

За первый месяц Долорес трижды направляли в клинику для обычного гинеко логического обследования перед родами. При первых двух посещениях клини ки она, не выдвинув заранее никаких возражений, замирала на месте и отка зывалась проходить обследование. Когда ей объяснили, что приют не может взять на себя никакой ответственности, если она откажется сотрудничать, До лорес в конце концов согласилась пройти осмотр, но, когда она снова прибыла в клинику и легла на стол, у нее началась истерика, а мышцы так напряглись, что врачи не смогли к ней подступиться. Тогда мы предположили, что ее конф ликт был как то связан с обстоятельствами, при которых она забеременела. На Исследование незамужних матерей двух следующих беседах с социальным работником, когда Долорес уверили, что ее защитят от тети, она раскрыла всю правду о своей беременности.

Долорес была беременна от своего дяди, тетиного мужа. Он пришел к ней в постель, когда она спала, и акт был совершен еще до того, как она смогла со противляться. Долорес все рассказала тете, после чего та присоединила к сво им наказаниям постоянные угрозы, одна из которых заключалась в том, что Долорес пошлют в учреждение, где ее будут каждый день бить, если она ска жет кому нибудь правду о причине своей беременности.

Теперь стало понятно, что выраженная блокировка при осмотре (очевидно, что Долорес поместила тест Роршаха в ту же категорию, что и гинекологическое обследование) объяснялась глубоким ужасом от мысли, что причина ее бере менности может каким то образом раскрыться. Тогда угрозы тети были бы приведены в исполнение, т.е. девушку убили бы или поместили в исправи тельное учреждение. Сам конфликт принял форму столкновения авторитета социальных работников, исследователя и врачей, с одной стороны, и авторите та ее тети — с другой, причем определенные угрозы наказания придавали ав торитету тети дополнительную весомость. Было замечено, что она с готовно стью подчинялась “авторитету” психолога, социальных работников и вра чей — например, являлась на тестирование и без возражений совершала поез дки в клинику — пока подчинение этому “авторитету” внезапно не вступало в конфликт с тетиной властью.

После сглаживания конфликта установки и поведение Долорес радикально из менились. Она стала открытой и дружелюбной как с другими молодыми жен щинами, так и с персоналом “Орехового дома”, и проявила самостоятельность при организации мероприятий в приюте и при выборе собственного хобби, что в корне отличалось от ее прежнего, подчеркнуто угодливого поведения. В последние дни ее пребывания в приюте малейшая проблема у нее развивалась в девиантное и иногда агрессивное отношение к некоторым девушкам. Я рас сматриваю такое поведение как оборотную сторону ее уступчивой, угодливой манеры общения с авторитетными лицами, явно преобладавшую на первых по рах в ее отношениях с социальными работниками и со мной. Можно предполо жить, что уступчиво девиантный паттерн, особенно относящийся к вере в ав торитеты, является выраженной чертой в структуре характера Долорес.

Второй тест Роршаха, проведенный через несколько месяцев после исчезнове ния конфликта, также обнаружил радикальные перемены25. Патологическое блокирование исчезло26. В тесте Роршаха вырисовывался не всепоглощающий конфликт, а портрет относительно недифференцированной личности с очень здоровым ядром и средними умственными способностями. Имелись некоторые 258 Смысл тревоги признаки желания защитить себя от эмоциональной увлеченности другими людьми и от проблем в области секса — например, она не увидела на карточ ках мужчин; 4 ю карточку, верхняя часть которой обычно вызывает ответ “мужской пенис”, она назвала “гориллой”. Избегание мужчин и ассоциация секса с возможной агрессией вполне понятны в свете ее недавнего травмати ческого сексуального опыта. Поразительно, что первоначально Долорес отка залась от 4 й карточки (которая также часто провоцирует ответы из области секса), но после расспросов назвала ее “попугаем, который может говорить”.

Это заставляет нас немедленно вспомнить тот факт, что теперь она была в со стоянии говорить о своей сексуальной проблеме и причине своей беременнос ти. Оценка тревожности Долорес по этому тесту Роршаха была следующей:

глубина 2, широта 2, защита 2. Ее можно отнести к умеренно низкой категории по сравнению с остальными молодыми женщинами.

Долорес получила умеренно высокую оценку по уровню тревоги в опросном листе по детскому возрасту, и высокую — в опросных листах по настоящему и будущему. Так как последние опросники заполнялись уже после смягчения конфликта, высокий уровень тревоги нельзя объяснить как его результат. Я уверен: так много заполненных пунктов появилось благодаря ее покорности авторитетам и чувству, что следует прилежно отметить каждый пункт, по по воду которого она когда либо ощутимо беспокоилась27. Преобладающей облас тью были опасения фобического характера.

Что касается отвержения Долорес родителями, то мы получаем разные карти ны, когда рассматриваем ее отношения с тетей, с матерью и с отцом. Понятно, что тетя подвергала ее крайнему отвержению. Но данные, свидетельствующие о более значимых ранних отношениях с матерью, не такие ясные, и их прихо дится большей частью домысливать. Долорес утверждала в очень общих выра жениях, что у нее с матерью были теплые отношения. Но тот факт, что мать была больна с тех пор, как Долорес исполнилось пять лет, и что именно Доло рес понадобилось отказаться учебы в школе, несмотря на наличие в семье двух старших братьев и старшей сестры, позволяет считать, что девочка испы тывала некоторую дискриминацию и большее отвержение, чем она сама при знает.

В изложении событий ее детства явственно проступает неприятие со стороны отца. С начала болезни матери отец жил с другой женщиной и только изредка возвращался домой. После расспросов Долорес рассказала, что отец никогда не играл с ней, когда она была ребенком, хотя возился с ее младшим братом.

Когда я спросил Долорес, обижалась ли она на то, что отец никогда с ней не играл, она взглянула на меня с изумлением, как будто такой вопрос никогда не приходил ей в голову. По моему, последовавший отрицательный ответ даже Исследование незамужних матерей менее поразителен, чем тот факт, что такое положение вещей не только никог да не было для нее субъективной проблемой, но еще и вызывало удивление, что кто то мог представить это в таком виде.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.