WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 63 |

Отметим, что поводы для агрессии противоречивы и соответствуют двум ас пектам основного конфликта Брауна. Другими словами, враждебность была реакцией на обострение одной из сторон конфликта. Между возникновением конфликта и агрессивностью существует прямая связь: чем сильнее была его тревога, тем больше было враждебности (скрытой или открытой). Когда трево га уменьшалась, уменьшалась и враждебность. Гарольд практически не мог признать присутствующую в сновидениях открытую агрессию в адрес матери и все указания на нее в форме затаенной обиды на мать и особого раздраже ния от ее писем. Враждебность чаще всего приходилось подавлять, иначе она угрожала бы полной зависимости от матери. Две вторичные выгоды от возоб новляющегося психологического расстройства, обнаруженные в ассоциациях, Изучение тревоги в индивидуальных случаях заключались в том, что Гарольд мог оставаться зависимым от матери и даже как то отомстить ей, когда ему требовалась ее поддержка.

Второй тест Роршаха, предложенный Брауну после десяти месяцев анализа, когда он относительно освободился от тревоги, показал совершенно иную кар тину10. Теперь он дал пятьдесят ответов, вместо восемнадцати при первом тес тировании, три оригинальных ответа, не сравнимых ни с одним из прежних, и обнаружил гораздо большую способность относить себя к конкретной реаль ности. Банальность, характерная для первого тестирования, исчезла; перед нами предстала продуктивная и эффективно функционирующая личность. Не важно, чему именно мы приписываем изменения — году психоанализа, преоб разующей ситуации и т.д., — но факт остается фактом: во время первого тес тирования Гарольд Браун пребывал в состоянии тревоги, а во время второго таковой не наблюдалось. Напрашивается вывод, что в этих двух протоколах мы имеем контрастную картину поведения и личности одного и того же чело века — как в состоянии сильной тревоги, так и в ситуации относительной сво боды от нее. При первом тестировании мы наблюдаем индивидуума, тревога которого блокирует способность устанавливать связи с конкретной реальнос тью, делает реальность нечеткой и “размытой” и лишает его возможности ду мать и чувствовать. Это изображение человека, который не может позволить себе осознавать присутствие других людей и отвечать на него, “замкнутой”, несвободной и опустошенной личности. Во втором случае перед нами пред стает гораздо более свободный человек, способный замечать окружающий мир и устанавливать с ним отношения, осознавать других и, соответственно, себя;

личность, чья прежняя банальность исчезла и сменилась настоящей ориги нальностью.

ВЫВОДЫ Случай Гарольда Брауна демонстрирует несколько важных аспектов динамики тревоги, некоторые из них я еще раз вкратце рассмотрю. В кратких обзорах все проблемы кажутся проще, чем на самом деле. Может показаться, что в по следующих выводах тревога показана как ненормальное состояние, поражаю щее только невезучих людей. Мне хотелось бы еще раз подчеркнуть, что тре вога — это вызов, который бросает нам жизнь на всем своем протяжении.

Трагедия Брауна состояла в том, что его тревога, временами достаточно силь ная, чтобы лишить его всех возможностей существования, была скорее де 216 Смысл тревоги структивной и парализующей, чем оживляющей и бросающей вызов. Надеюсь, читатель будет помнить о том, что тревога присуща человеческой природе в лучших ее проявлениях.

Соотношение страхов и тревоги Отношение тревоги к страху показано на примере ужаса, связанного с возмож ностью ракового заболевания. Сначала он дал о себе знать как отдельный “ре алистический” страх, для подтверждения справедливости которого Браун при бегал к всевозможным доказательствам. Но позже выяснилось, что это объективированное проявление скрытой невротической тревоги11.

Конфликт, залегающий под невротической тревогой Я предположил, что тревога Гарольда выросла на почве симбиотических отно шений с матерью. Эти отношения были отмечены конфликтом между его стремлением достичь некоторой автономии и использовать только свои си лы — и убеждением в том, что он встретится со страшной угрозой смерти от рук матери, если начнет целиком полагаться на себя. Соответственно, его поведение характеризовалось пассивностью, подчинением себя другим (как когда то матери) и потребностью в заботе со стороны окружающих. В то же время Гарольд испытывал захлестывающие его чувства неадекватности и бес помощности. За активизацией этого конфликта всегда следовала сильнейшая тревога.

Теоретически можно допустить, что конфликта не было бы вовсе, если бы он подчинился материнской власти и забыл про свою самостоятельность. Но та кая перспектива только усиливала его чувства ничтожности и неадекватности.

Я сильно сомневаюсь, что человеческое существо может постоянно жертвовать своей автономией ради кого то еще и таким образом избегать конфликта.

Можно добавить, что прогресс пациента в преодолении тревоги шел по трем направлениям: (1) постепенное прояснение прежде неосознаваемых отноше Изучение тревоги в индивидуальных случаях ний с матерью; (2) отказ от излишних амбиций (которые раньше проявлялись в перфекционистских стараниях в обучении); и (3) постепенный рост уверен ности в своих силах и способности применять их без последующего чувства страха. Направления его развития представлены здесь в достаточно упрощен ном виде, но это, по крайней мере, дает представление о том, как одновремен но сглаживались обе стороны его конфликта.

Соотношение враждебности и тревоги Это соотношение заметно в том, что конфликт и сопровождающая его тревога поддерживались подавленной враждебностью по отношению к матери. Точнее говоря, мы заметили факт взаимодействия тревоги и враждебности в том, что Браун во время сильной тревоги проявлял повышенную агрессивность (скры тую или явную), а когда тревога стихала, то же самое происходило и с агрес сивными чувствами.

Симптомы и тревога Головокружение (психосоматический симптом) и страх заболеть раком (психо логический симптом) появились на первых шагах продвижения неосознавае мой тревоги в сторону осознания. Как только тревога стала осознанной, симп томы исчезли. Это соответствует выдвинутому ранее предположению, что наличие симптома имеет обратное отношение к осознанию тревоги. Симптом выполняет функцию защиты личности от ситуации, создающей тревогу, то есть от любой ситуации, провоцирующей конфликт. Предположим, что у мо лодого человека действительно был бы рак или органическое поражение. Тог да его конфликт смягчился бы в нескольких отношениях: (а) он мог бы остать ся в положении зависимости (например, лежа в больнице) и не испытывать при этом чувства вины; (б) он мог бы избежать выполнения задач, для реше ния которых чувствовал себя неадекватным; (в) он мог бы даже расправиться с матерью, попросив ее о поддержке во время болезни.

218 Смысл тревоги Сильная тревога и опустошенность личности Связь этих явлений видна в сравнительном анализе двух тестов Роршаха, ко торый я хотел бы вкратце повторить. Первый тест, предложенный Гарольду Брауну во время приступа тревоги, характеризуется малой продуктивностью, неопределенностью, отсутствием оригинальности и блокировкой как “внутрен ней” активности, так и реакций на внешние эмоциональные стимулы. Тестиро вание, проведенное в момент относительной свободы от тревоги, показывает гораздо больше продуктивности, увеличившуюся способность оперировать в условиях конкретной реальности, достаточно много оригинальных суждений и значительно усилившуюся “внутреннюю” активность, так же как и возросшую эмоциональную отзывчивость по отношению к людям и предметам12.

Исследование незамужних матерей Глава девятая ИССЛЕДОВАНИЕ НЕЗАМУЖНИХ МАТЕРЕЙ Наводит на размышления тот факт, что первое состояние тревоги возникает по причине отделения от матери.

Зигмунд Фрейд Эти тринадцать случаев рассматриваются здесь в рамках проведенного мной исследования тревоги у незамужних матерей из приюта “Ореховый дом” в Нью Йорке1. Я выбрал именно эту группу лиц, потому что хотел исследовать людей в ситуации кризиса. Предполагаю, что в кризисной ситуации динамика индивидуального поведения более доступна для изучения, чем в так называе мых “нормальных” ситуациях.

Опасаясь разрушительных эффектов, которые могут последовать при индуци ровании тревоги в экспериментальной лаборатории, я предпринял так называ емый “полевой эксперимент”. Предполагается, что в то время в нашем обще стве внебрачная беременность была вызывающей тревогу ситуацией.

Далее, я счел целесообразным исследовать группу, каждый из членов которой находился в одной и той же ситуации тревоги. Ради исследования группы лю дей, каждый из которых предположительно находится в одной и той же кри зисной ситуации, я отказался от своего первоначального намерения изложить несколько случаев из собственной терапевтической практики, вроде случая Га рольда Брауна.

Подчеркиваю: я не уверен в пригодности этого исследования для выявления связи внебрачной беременности и тревоги2. Теоретически, для моих целей по дошла бы и любая другая ситуация, вызывающая тревогу. Русский психолог А.Р. Лурия проводил свои исследования психологического конфликта на при 220 Смысл тревоги мере заключенных в тюрьмах и студентов во время сложного экзамена. Важно то, что ситуация кризиса дает возможность извлечь на поверхность глубоко запрятанные паттерны личности. Итак, я придерживаюсь мнения, что в ситуа ции тревоги реакции индивидуума не только являются специфичными для данной ситуации, но и выявляют паттерн, который характерен для этого инди видуума и будет использоваться им или ею в другой ситуации такого же типа.

Как мы увидим при рассмотрении клинических случаев, полученные от моло дых женщин данные касаются тревоги и соревновательных амбиций, тревоги в фобических паттернах, тревоги, связанной с враждебностью и агрессивно стью, тревоги и разнообразных внутренних конфликтов, а также других форм тревоги, едва ли имеющих что то общее с состоянием внебрачной бере менности как таковым. Большинство этих паттернов тревоги одинаково при менимы также и к бизнесменам, университетским профессорам, студентам, до мохозяйкам и другим группам нашего общества.

Чем внимательнее мы изучаем данного индивидуума, тем больше у нас воз можности раскрыть паттерны, общие для него и для других людей в других со циальных группах. Иными словами, чем глубже мы изучаем одного мужчину или женщину, тем ближе подходим к особенностям, скрытым под пластом ин дивидуальных различий, и, следовательно, тем больше узнаем о свойствах, присущих всем человеческим существам3.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В исследовании клинических случаев незамужних матерей использовались са мые разнообразные методы сбора данных. Получение информации непосред ственно от молодых женщин проводилось с помощью индивидуальных интер вью, тестов Роршаха (первый тест давался каждой девушке перед родами, вто рой тест был предложен пяти из них после родов) и опросников. С каждой из молодых женщин я проводил от четырех до восьми часовых бесед. Социальные работники проводили с ними от двадцати до сорока интервью. Поскольку эти беседы не были приспособлены специально к целям исследования, они позво лили собрать богатый материал об установках, поведении и прошлом молодых женщин4. Кроме того, молодые женщины заполняли опросник из трех листов.

Первый лист был направлен на определение фокуса тревоги в детском возра сте, второй — во время текущего состояния беременности, а третий (заполня емый после родов) — в будущем, в связи с проблемами, возникающими после рождения ребенка5. Во время пребывания молодых женщин в “Ореховом доме” социальные работники, нянечки и другой персонал приюта вели наблюдения Исследование незамужних матерей за их поведением. Помимо этого, у нас был доступ к многочисленным косвен ным данным, например, отчетам о медицинском обследовании каждой женщи ны, психометрическому обследованию, если таковое считалось необходимым, характеристикам из школы или колледжа и — в большинстве случаев — к объективным данным об их семейной среде, полученным через другие соци альные агентства. Более чем в половине случаев с помощью социальных ра ботников приюта были опрошены родители и родственники молодых женщин.

Шкалирование тестов Роршаха, изначально проведенное мной, было затем не зависимо перепроверено специалистом по этому тесту. Моя сопутствующая интерпретация каждого Роршаха была согласована с доктором Бруно Клоп фером, который дополнительно провел оценку всех результатов по шкалам глубины и широты тревоги и по эффективности защиты субъекта от трево ги6. Одной из целей опросников было получение дополнительных сведений о количестве проявлений тревоги у молодых женщин (по числу заполненных пунктов). При чисто количественном подсчете отметка в графе “часто” (пока зывающая, что девушка часто испытывала тревогу в ситуации, обозначенной в данном пункте) получала в два раза больше баллов, чем отметка в графе “иногда”. А второй (и, как оказалось, наиболее важной) целью опросников было получение информации о видах (или областях) испытываемой девушкой тревоги. С этой целью пункты опросника были разделены на пять категорий:

(1) опасения фобического характера; (2) тревога девушки по поводу того, что о ней думает ее семья; (3) тревога по поводу того, что о ней думают ровесни ки; (4) тревога в области личных амбиций — т.е. успеха или неудачи на рабо те или в учебе; (5) разное7.

При изучении каждого индивидуального случая такого типа доступным стано вится почти неограниченное количество материала, который не является ни чисто количественным, ни чисто качественным. В свете всех данных, получен ных по каждому случаю, я попытался рассмотреть каждую молодую женщину в трех измерениях: структурном — в основном с помощью теста Роршаха; по веденческом — ее поведение в настоящее время; генетическом — или в изме рении развития, важным аспектом которого были сведения о ее детстве. Ис пользуя эти три измерения, я надеялся подойти к концептуализации каждого случая, т.е. получить представление о ряде личностных черт. Количество и качество тревоги в каждом случае является неотъемлемой частью этого ряда.

В связи с этим в каждом случае было необходимо определить отношение тре воги к другим элементам ряда, например, к степени отвержения, которую каж дая молодая женщина испытала со стороны родителей. Чтобы проследить вза имосвязь этих процессов, каждый субъект был отнесен мной по шкалам тревоги и отвержения к одной из четырех категорий: высокое, умеренно высо кое, умеренно низкое и низкое. Эти оценки основывались на имеющихся дан 222 Смысл тревоги ных, а также на суждениях, независимо вынесенных исследователем и соци альными работниками8.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.