WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 63 |

У рассматриваемой проблемы имеются два аспекта. Первый — вопрос о том, можно ли принять за единицу исследования “индивидуума в жизненной ситу ации”. Я полагаю, что можно. Сегодня многие социологи и социальные психо логи сообщают об исследованиях в ситуациях “жизненных кризисов”, таких как война, несчастные случаи, смерть1. Второй, более специфический аспект, заключается в определении того, какие именно методы должны применяться в рамках динамического поля. До появления психоанализа не существовало тех ники выявления субъективных значений таких переживаний, как тревога, не считая проницательного самонаблюдения и интуитивного понимания других людей, присущих таким одаренным личностям, как Паскаль и Кьеркегор. Но если при описании метода используется термин “клинический”, то трактовку этого термина нужно расширить до охвата всех методов, проливающих свет на бессознательную мотивацию2. В моем исследовании проективная методика Роршаха, выдающая то, о чем субъект не хочет или не может рассказать, оказа лась бесценной для подбора ключей к динамике и скрытым паттернам поведе ния индивидуума, существование которых было затем подтверждено множе ством других данных.

ЧТО МЫ ПЫТАЕМСЯ ОБНАРУЖИТЬ Описанные далее клинические случаи призваны проиллюстрировать прове денный в предыдущей главе синтез и обобщение теории тревоги. Очевидно, что ни один индивидуальный случай не может дать ответы только на какие то определенные вопросы и ни на какие иные. Каждый случай нужно брать в его уникальности и непредвзято рассматривать, что нового мы можем узнать о тревоге именно от этой личности. Но более конкретные вопросы, которые мы держим в уме при рассмотрении каждого случая, позволяют добиться большей четкости и детальности. Исходя из этого, перечислю некоторые принципиаль ные вопросы, которыми я задавался во время работы с индивидуальными слу чаями.

Что касается природы тревоги и ее отношения к страхам, меня интересовало, можем ли мы с уверенностью утверждать, что специфические страхи явля Изучение тревоги в индивидуальных случаях ются выражением скрытой тревоги Невротические страхи будут фокусиро ваться то на одном объекте, то на другом, но скрытый паттерн тревоги оста нется постоянным при условии, что невротические страхи — это специфичес кая форма выражения невротической тревоги, вытекающей из основных конфликтов индивидуума. Следовательно, можем ли мы утверждать, что не вротические страхи изменяются вместе с изменением проблем и задач, с ко торыми сталкивается индивидуум, в то время как скрытая невротическая тревога остается постоянной В предыдущей главе утверждалось, что невротическая тревога основывается на некотором психологическом конфликте и источник конфликта лежит в от ношениях ребенка с его родителями. В связи с этим аспектом теории тревоги возникают два вопроса: а) Можно ли в приведенных случаях обнаружить при сутствие внутреннего субъективного конфликта как динамического источ ника невротической тревоги б) Можно ли показать, что люди, испытавшие отвержение со стороны родителей (особенно со стороны матери), более предрасположены к невротической тревоге Таким образом подтверждается выдвинутая Фрейдом, Хорни, Салливаном и другими исследователями класси ческая гипотеза, широко распространенная в области клинической психологии и психоанализа: источник предрасположенности к невротической тревоге ле жит в ранних взаимоотношениях ребенка с родителями, особенно с матерью.

Во всех аспектах приведенных случаев нужно внимательно прослеживать вза имосвязь тревожности субъекта с особенностями его (ее) культурной среды.

Из всей этой сложной области мы выделяем один вопрос: оказывает ли социо экономический статус индивидуума (средний класс, рабочий класс) суще ственное влияние на тип и количество проявлений его (ее) тревоги Что касается тревоги и враждебности: можно ли показать такое соотноше ние тревоги и враждебности, согласно которому чем тревожнее личность, тем больше она испытывает чувство агрессии И когда тревога спадает, уменьшается ли вместе с ней и чувство враждебности У каждой личности имеется свой набор основных, усвоенных с годами спо собов преодоления тревоги. Можем ли мы обнаружить у индивидуума в вы зывающей тревогу ситуации появление характерных поведенческих страте гий (защитных механизмов, симптомов и т.д.), служащих его защите от тревоги Я подойду к проблеме тревоги и развития личности с другой стороны, пытаясь определить, является ли наличие тревоги фактором, затрудняющим развитие Я. Можно ли показать, что наличие сильной невротической тревоги опусто шает личность Может ли принятие этого опустошения самим индивидуу 206 Смысл тревоги мом защитить его от создающей тревогу ситуации Можем ли мы обнару жить, что, чем более творческой является личность, тем чаще она сталки вается с подобными ситуациями ГАРОЛЬД БРАУН: КОНФЛИКТ, СКРЫВАЮЩИЙСЯ ЗА СИЛЬНОЙ ТРЕВОГОЙ Первый случай — это случай молодого мужчины тридцати двух лет с диагно зом так называемого невроза тревожности3. Какие бы диагностические терми ны ни использовались для описания его проблемы, не было сомнения, что им овладевала сильная и продолжительная тревога, которая угрожала постепенно сокрушить его.

Гарольд Браун был моим первым пациентом в курсе обучения психоанализу.

Его случай представлен здесь в связи с гипотезой, что определенные аспекты проблемы тревоги — такие как неосознаваемые конфликты — могут быть луч ше всего проиллюстрированы исчерпывающими субъективными данными, ко торые позволяет получить метод психоанализа. Хотя большую часть получен ных данных пришлось опустить, я надеюсь, что оставшегося достаточно, чтобы у читателей сложилось некоторое представление о тревоге. Я наблюдал Брау на на протяжении более чем трехсот часов. Моим супервизором был Эрих Фромм, которому я хочу выразить признательность за помощь.

Только после того как этот материал был изложен, я понял, как удачно случай Брауна иллюстрирует основные положения Кьеркегора о субъективном конф ликте, стоящем за всеми переживаниями тревоги. По моему, Гарольд Браун пролил новый свет на следующие утверждения Кьеркегора: “Тревога испыты вает страх, пока поддерживает тайные взаимодействия со своим объектом, не может отойти от него, а на деле никогда и не сможет...” Тревога — “это стрем ление к тому, чего человек боится, симпатическая антипатия. Тревога — чуж дая сила, которая связывает индивидуума, и он даже не может вырваться или не желает этого делать в силу того, что боится, но стремится к тому, чего боит ся. Тогда тревога делает человека бессильным”4.

Гарольд Браун в течение девяти лет, предшествующих нашей встрече, страдал от состояния сильной, возобновляющейся тревоги. После окончания колледжа, где Гарольд пользовался хорошей репутацией благодаря академическим успе хам, он поступил в медицинское училище. Через два месяца он почувствовал, что не может выбрать место учебы. Тогда у него впервые развилось состояние Изучение тревоги в индивидуальных случаях тревоги: он не мог спать и работать, появились трудности в принятии простей ших решений и боязнь “сойти с ума”. Тревога стихла после того, как он оста вил медицинское училище.

В последующие годы Гарольд пробовал свои силы в других занятиях, но только для того, чтобы отказаться от каждого из них при возобновлении приступов тревоги. Состояния тревоги, обычно продолжавшиеся несколько месяцев (или до тех пор, пока он не бросал ту работу, которой занимался), сопровождались глубокой депрессией и мыслями о самоубийстве. Дважды в периоды наиболее сильной тревоги он попадал в психиатрическую больницу на один и одиннад цать месяцев. В конце концов, на третий год он поступил в другое учебное за ведение, на богословский факультет, и когда очередной приступ тревоги ли шил его возможности заниматься, обратился за помощью к психоаналитику.

На первых наших сессиях настроение Гарольда Брауна колебалось между ле таргией и инертностью, с одной стороны, и сильной тревогой — с другой, при чем первое было как бы прелюдией ко второму. В таких состояниях пассивно сти он описывал себя как “собаку, которая лежит на солнце и надеется, что ее кто то накормит”. На этой стадии он предавался блаженным воспоминаниям о том, как о нем заботились, когда он был ребенком. В следовавших за этим со стояниях тревоги он выказывал огромное напряжение и говорил очень быстро, как бы стремясь вынырнуть из потока слов. В таких состояниях он описывал свои чувства как нечто эмоционально неопределенное и “размытое”. В состоя нии тревоги ему было трудно или вообще невозможно испытывать какие бы то ни было ясные и четкие переживания, будь то чувства сексуальной приро ды или любые другие. Такое состояние эмоционального “вакуума” было для Га рольда в высшей степени неприятным. Он часто ходил в кино или пытался по грузиться в чтение, потому что, по его словам, если бы он мог почувствовать “эмпатию” к другим людям, пережить то, что переживали они, это в какой то степени облегчило бы его тревогу. Очевидно, что он описывает здесь состоя ние ослабленного осознавания своего Я, характерное для сильной тревоги. Я считаю очень важным его инсайт о том, что если бы он мог на чувственном уровне осознать реальность других людей, то смог бы в той же степени осо знать и себя как субъекта, отделенного от объектов.

Первый тест Роршаха, предложенный Гарольду Брауну в начале анализа в то время, когда он испытывал достаточно сильную тревогу, дал следующие ре зультаты: преобладание неопределенных, простых, общих ответов, их неболь шое количество, низкий уровень продуктивности, банальность и полное отсут ствие оригинальности5. “Размытое” отношение к реальности, отображенное в его первом тесте Роршаха, соответствует признанию Брауна, что при сильной тревоге он не может испытывать “отчетливых чувств”. Это выглядело так, как будто внутренняя, субъективная неопределенность, присущая тревожному со 208 Смысл тревоги стоянию, выливается в общую неопределенность его способов оценки и вне шних, объективных стимулов. Это подтверждает выдвинутый ранее тезис, что сильная тревога разрушает способность осознавать себя по отношению к объектам и, соответственно, является переживанием “растворения” своего Я.

Попытка Брауна перебороть тревогу путем осознавания чувств других людей является инсайтом в том смысле, что он сумел бы тогда осознать себя по отно шению к другим людям и в равной степени преодолеть состояние, которое мы называем “растворением” своего Я.

Гарольд Браун родился в Индии и был сыном американских миссионеров. Ког да его мать была беременна им, двое других детей умерли от чумы. В детстве он чувствовал, что с ним “нянчились”, и не только его мать, но и служанки ин дианки, которые до семи лет одевали его. Позже родились еще три сестры, с одной из которых ему пришлось вести настоящую борьбу за внимание родите лей. “Я хотел быть ребенком”, — выразился он. Когда родители принимали сторону его сестры, он чувствовал глубокое негодование и угрозу для себя.

Когда пациент был подростком, у его отца диагностировали маниакально деп рессивный психоз, и семья вернулась на родину, где отец был госпитализиро ван. Несколькими годами позже его отец совершил самоубийство6.

Решающую роль в возникновении тревоги у Брауна сыграли отношения сим биотической зависимости с матерью. Ранние отношения освещаются двумя важными эпизодами воспоминаний. Первый эпизод относится к пятилетнему возрасту, когда его мать, кормившая одного из младенцев, предложила ему грудь со словами: “Может быть, ты тоже хочешь попить” Сильное унижение, которое Гарольд испытал при указании, что он был еще ребенком, часто возни кало в ходе терапии при обсуждении разных контекстов его отношений с ма терью. Второй случай произошел в возрасте восьми лет, когда мать наказала его за шалость тем, что заставила выпороть ее. На этом травматическом пере живании от необходимости наказать собственную мать впоследствии сосредо точилось убеждение, что он не может иметь собственное мнение или высказы вать суждение независимо от нее, потому что тогда она возьмет на себя роль мученицы и “его руки окажутся связанными”. Мать господствовала над ним по формуле: “Если ты идешь против моей власти, ты не любишь меня”.

Мать поддерживала Гарольда как во время терапии, так и в течение периодов безработицы. И он, и его мать беспокоились о том, как он будет содержать себя после ее смерти. Даже сейчас письма матери начинались словами “мой дорогой мальчик”, а после их получения Гарольду часто снились тревожные сны о том, что его “кто то пытается убить” или что “русские пытаются подойти к границе маленькой страны”. В одном из писем от матери, полученном во время анализа, утверждалось, что, если ее вера в Бога достаточно сильна, то он излечится от болезни через ее веру. Понятно, что Гарольд был обижен замеча Изучение тревоги в индивидуальных случаях нием, будто он ничего не может сделать, чтобы помочь себе без ее вмешатель ства. Происхождение паттерна тревоги у Брауна можно понять в контексте того, что с момента рождения ему приходилось иметь дело с доминирующей, садомазохистского склада матерью, которая реализовывала свою тираничес кую власть, то прибегая к силе, то с помощью более эффективной (и для Га рольда более болезненной) стратегии — маскируя ее собственной слабостью.

Этот конфликт, скрытый за тревожностью, отражен в двух сновидениях перво го месяца терапии:

“Я лежал в постели, крепко и с удовольствием прижимая к себе жен щину. Тут стало очевидно, что это моя мать. У меня была эрекция, и я был в замешательстве. Как только я попытался отодвинуться, она сказала: “Ты должен доставить мне удовольствие”. Тогда я принялся ласкать ее грудь. Из ее грудей произошло извержение семени, как из мужских гениталий”.

Примечательно, что в этом сне мать приказывает ему удовлетворить ее и Га рольд приписывает ей сексуальные функции мужчины. Через несколько не дель он получил известие, что его мать повредила руку, и эта новость так обеспокоила его, что он немедленно позвонил ей в далекий город, где она жила. Той ночью ему приснился следующий сон:

“Гниющая, разлагающаяся рука высунулась из пещеры в скале, схва тила мой пенис и потащила его прочь от меня. Я обезумел и бросил ся к пещере, чтобы поймать руку, вытянуть ее наружу и заставить отдать мой пенис. Тогда я почувствовал, что кто то приставил к моей спине нож или пистолет, чтобы я отпустил руку. Кажется, этот другой человек был заодно с рукой, он собирался убить меня, если я ее не отпущу. Я проснулся в ужасе”.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.