WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 63 |

По мнению Кардинера, конфликты, вызывающие тревогу у человека западной культуры, объясняются тем, что ребенку на достаточно ранних этапах разви тия прививают культурные табу, и это блокирует способность получать удо вольствие. Можно заметить, что Кардинер, подобно Фрейду, связывает содер жание конфликта с биологической стороной личности, но, помимо того, Кардинер утверждает, что тяжесть конфликта обусловлена особенностями рос та детей в западной культуре, где родители сначала устанавливают тесные эмоциональные взаимоотношения с ребенком и культивируют высокий уро вень его притязаний, а потом вводят жесткие табу. Таким образом, тревога воз никает не просто вследствие подавления способности получать удовольствие, но из за того, что ребенок ощущает ненадежность и непостоянство своих ро дителей, которые сами создали у ребенка определенные ожидания, но не соот ветствуют этим ожиданиям.

Существует ли какой то общий знаменатель всех этих конфликтов По моему мнению, таким общим знаменателем являются диалектические взаимоотно шения отдельной личности и сообщества людей13. С одной стороны, каждый человек развивается как отдельное существо; принимая этот факт как аксиому, люди уважают уникальность каждого человека и воспринимают каждого чело Теории тревоги: подведение итогов и синтез века как существо, отличающееся ото всех остальных. Каждое действие чело века, какое бы сильное влияние на него ни оказывали социальные факторы, воспринимается как его собственное действие. В той степени, в какой у чело века развита способность осознавать самого себя, он получает свободу и отве чает за свои поступки. Но, с другой стороны, в любой точке развития отдель ный человек связан сетью взаимоотношений с другими людьми и зависим от других. В раннем детстве другие люди удовлетворяли его биологические нуж ды, но, помимо этого, от других зависит чувство эмоциональной защищенности каждого отдельного человека. Лишь во взаимодействии с другими людьми раз вивается Я человека, развивается его личность.

По мере развития младенца и ребенка он все больше отделяется от родителей.

Если взглянуть на развитие ребенка с индивидуального полюса диалектики взаимоотношений, то рост заключается в уменьшении зависимости от родите лей и в развитии способности опираться на свои собственные силы. Если же взглянуть на этот процесс с социального полюса, то рост ребенка есть строи тельство взаимоотношений с родителями на новом уровне. Задержка разви тия любого полюса этой диалектики приводит к зарождению психологичес кого конфликта, который вызывает тревогу. Когда существует только “свобода от” без уравновешивающих ее взаимоотношений, возникает тревога одинокого бунтаря. Когда же есть зависимость от других без свободы, возникает тревога человека, который слишком сильно привязан к другим и не может жить вне этого симбиоза. Когда человек теряет способность полагаться на свои силы, каждая новая ситуация, которая требует от него самостоятельного поступка, несет в себе опасность.

Когда развитие одного из двух диалектических полюсов заблокировано, начи нают действовать внутренние механизмы, которые увеличивают конфликт и усиливают тревогу. Если человек развивает только свою независимость, но не взаимоотношения с другими, в нем появляется враждебное отношение к тем людям, которые, по его мнению, являются причиной его одиночества и отчуж денности. Если же человек живет в симбиотической зависимости, в нем появ ляются враждебные чувства по отношению к тем, кто, как ему кажется, подав ляет его способности и ограничивает свободу. В обоих случаях агрессивные чувства усиливают конфликт, а, следовательно, и тревогу.

Тут вступает в действие и еще один механизм — вытеснение. Нереализован ные способности и неудовлетворенные потребности не исчезают, но вытесня ются из сознания. Этот феномен часто встречается в клинической работе:

независимый бунтарь, отчужденный от окружающих, вытесняет потребность и желание установить конструктивные взаимоотношения с другими людьми, а человек, живущий в симбиотической зависимости, вытесняет потребность и желание действовать самостоятельно. Понятно, что само действие механизма 192 Смысл тревоги вытеснения снижает автономию, увеличивает ощущение беспомощности и усиливает конфликт.

Из этих размышлений не следует, что внутренний конфликт есть конфликт между человеком и обществом, — используем ли мы слово “общество”, подоб но Фрейду, в негативном смысле или, как Адлер, в позитивном. Суть дела за ключается в том, что недостаточное развитие любого из двух полюсов диалек тики взаимоотношений порождает конфликт, который затрагивает оба полюса.

Так, например, если человек избегает самостоятельных решений, он живет в “замкнутом состоянии” (по выражению Кьеркегора), и от этого страдает не только его автономия, но и способность общаться с другими людьми. “Замкну тое состояние” появляется в результате попытки избежать конфликта, но в ко нечном итоге оно порождает более серьезный конфликт — невротический конфликт, сопровождающийся невротической тревогой.

Описание базового конфликта с помощью диалектики “личность взаимоотно шения” страдает тем, что носит слишком обобщенный характер, но зато оно подчеркивает обе стороны развития человека, гармония между которыми позволяет преодолевать внутренние конфликты и тревогу. Кроме того, такая концепция способна вобрать в себя различные теории конфликта, представ ленные в работах о тревоге. В этом свете можно понять исследователей, ко торые говорят о происхождении конфликта в раннем детстве (Фрейд, Хорни и др.), поскольку детство является первой ареной, на которой проигрываются конфликты, связанные с диалектическими взаимоотношениями. Сексуальность может выражать гармонию обоих полюсов диалектики, а может свестись к эгоцентризму (псевдоличность или эксплуатирующий Дон Жуан) или к сим биотической зависимости (псевдовзаимоотношения, паразитическое суще ствование).

Теории конфликта, согласно которым постоянное сдерживание импульсов рано или поздно приводит к развитию внутреннего конфликта и к появлению тревоги (Фрейд), содержат в себе правду, но страдают неполнотой. Теории, ко торые делают акцент на социальном полюсе диалектики (Салливан, Адлер), представляют как бы другую фазу той же картины, а также напоминают, что не следует придавать чрезмерного значения выражению импульсов самому по себе. Маурер и другие согласятся с тем, что тревога и внутренний конфликт часто являются следствием чувства вины человека, которому не удается установить взрослые и ответственные взаимоотношения с окружающими. На основании всего вышеизложенного сам собой напрашивается следующий вы вод: конструктивное разрешение внутреннего конфликта заключается в ак туализации способностей человека в контексте взаимоотношений с окру жающими.

Теории тревоги: подведение итогов и синтез ТРЕВОГА И НЕНАВИСТЬ Тревога и агрессивные чувства тесно связаны между собой; обычно одно по рождает другое. Во первых, тревога порождает ненависть. Это легко понять, поскольку тревога, сопровождающаяся ощущением беспомощности, одиноче ства и конфликта, является крайне мучительным переживанием. Человек скло нен чувствовать злость и обиду на тех, кто причиняет ему боль. В клиничес кой практике мы часто встречаемся с такими случаями: зависимый человек, оказавшись в ситуации, где следует отвечать за свои поступки, ощущает, что неспособен выполнить свой долг. Тогда он начинает испытывать злость на тех, кто поставил его в такое положение, и на тех, кто сделал его неспособным (обычно на родителей). Он может, кроме того, злиться на терапевта, который, как ему кажется, должен был бы выручить его из беды; подобные чувства ис пытывал ко мне Браун.

Во вторых, у тревожащегося человека ненависть усиливает тревогу. Ма ленький Ганс, описанный Фрейдом, сердился на своего отца, поскольку тот препятствовал удовлетворению сильных либидинозных желаний мальчика, на правленных на мать. Но Ганс боялся выразить свою злость, поскольку это вы звало бы наказание со стороны сильного отца, и это усиливало тревогу Ганса.

Другой пример приводит Кардинер в своем исследовании жизни в Плейнвил ле: враждебные чувства между жителями города, преимущественно порождае мые стремлением помешать другим получать удовольствие (например, распро страняя сплетни), усиливали у людей ощущение одиночества и, следовательно, увеличивали тревогу.

Если у нас не вызывает сомнений взаимосвязь между чувством ненависти и тревогой, то закономерно задать следующий вопрос: какой из этих аффектов обычно является основным Нет сомнений, что ненависть — особая эмоция, присутствующая во многих ситуациях, тем не менее, очень часто за нею кро ется тревога. Это особенно верно по отношению к вытесненным агрессивным чувствам. Вспомним, как Том “боялся своей матери так же, как боялся Бога”.

Если человек боится Бога, он не выражает Ему свои чувства, из этого можно заключить, что чувство ненависти у Тома было вытеснено из сознания. При ис следовании психосоматических пациентов с гипертонической болезнью (кото рая обычно ассоциируется с вытесненной злобой) было выявлено, что причи ной вытеснения агрессивных чувств из сознания является тревога и зависимость пациента. Подобная взаимосвязь наблюдается и во многих других ситуациях, что нетрудно объяснить. Человек не стал бы вытеснять из созна ния свои враждебные чувства, если бы он не ощущал тревоги и не боялся бы ответной агрессии или отчуждения от людей. Я не хочу сказать, что любая форма агрессии связана с тревогой; когда что то ограничивает активность че 194 Смысл тревоги ловека, это порождает нормальную злость. Мы говорим тут именно о вытес ненной агрессии.

У пациентов с неврозами, а сюда же можно включить и отдельную группу па циентов с психосоматическими нарушениями, тревога является первичным этиологическим феноменом. В этом смысле тревога является общим психоло гическим знаменателем всех заболеваний, а также всех нарушений поведения.

КУЛЬТУРА И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В предыдущей главе мы говорили о том, что повод для тревоги во многом определяется культурой, и рассматривали особенности современной культуры, в которой таким поводом стало стремление к социальному соревнованию.

Остается кратко обрисовать с этой точки зрения положение личности в нашем обществе и, в частности, рассмотреть вопрос о том, как уровень тревоги в обществе связан с исторической стадией развития культуры.

Кратко говоря, в нашей культуре на первом месте стоит стремление к повы шению своего социального статуса, при этом социальный статус определяется успехом, а этот успех, в свою очередь, измеряется преимущественно экономи ческими параметрами. Накопление богатства является доказательством и сим волом власти человека. Поскольку социальный успех определяется положени ем человека относительно окружающих, стремление к успеху носит характер соревнования: человек добился успеха, если превзошел других и возвысился над ними. Стремление к успеху в соревновании возникло в эпоху Возрожде ния, когда стала цениться сила отдельной личности, противостоящей окружаю щим. Стремление к этой цели противопоставляет человека обществу. Успех стал не только основной культурной ценностью, он также стал основным кри терием собственной ценности человека; успех в социальном соревновании по вышает ценность собственного Я человека, а также повышает его ценность в глазах других людей. Поэтому все, что угрожает достижению успеха, вызы вает у человека нашей культуры сильную тревогу, поскольку ставит под угрозу ценности, которые жизненно важны для существования личности — то есть для чувства собственного достоинства и самоуважения.

Стремление к успеху в социальном соревновании, хотя оно и определяется преимущественно экономическими параметрами, превращается в личную цель человека также и в сфере взаимоотношений. Хорни великолепно описала этот феномен нашей культуры:

Теории тревоги: подведение итогов и синтез “Стоит подчеркнуть, что соревнование и сопровождающее его чув ство вражды пронизывают все человеческие взаимоотношения.

Стремление к соревнованию стало одним из ведущих факторов в со циальных взаимоотношениях. Оно охватило отношения как между мужчинами, так и между женщинами, и что бы ни являлось пред метом соревнования — популярность, компетентность, привлека тельность или любое другое социальное качество, — оно во многом подрывает основы настоящей дружбы. Кроме того, оно разруши тельно действует на взаимоотношения между мужчинами и женщи нами: соревнование не только влияет на выбор партнера, но и пре вращает отношения в арену борьбы за свое превосходство. Оно проникает и в школу. И, что важнее всего, оно заражает жизнь се мьи, так что ребенок получает прививку соревнования с первых дней своей жизни”14.

Так, например, любовь вместо конструктивного средства преодоления одино чества нередко становится средством для самопревозношения. Любовь исполь зуется ради соревнования и превращается в состязание, где наградой является благосклонность престижного партнера, что вызывает зависть окружающих; с помощью любви человек может демонстрировать окружающим свою соци альную компетентность. При этом партнер является чем то вроде приобрете ния, которым можно гордиться так же, как гордятся выгодной сделкой. Другим примером является отношение к детям, которых ценят за то, что они занимают первые места в колледже или еще каким то образом, побеждая в соревнова нии, повышают социальный статус семьи. В нашей культуре люди часто ищут в любви исцеления от тревоги, но когда взаимоотношения строятся в контек сте безличного соревнования, они только усиливают ощущение отчужденнос ти и агрессии, что повышает тревогу.

В результате такого отношения к соревнованию тревога возникает не только при всякой опасности, ставящей под угрозу успех, но и по некоторым другим, более сложным причинам. Тенденция оценивать себя в зависимости от пре восходства над другими людьми неизбежно влечет за собой одиночество и отчуждение от окружающих, что, в свою очередь, порождает тревогу. Эту тревогу можно увидеть у многих сильных и преуспевающих людей эпохи Ре нессанса (например, у Микеланджело). Кроме того, тревога усиливается из за враждебных чувств, которые пронизывают общество, охваченное духом сорев нования и индивидуализма. Наконец, тревогу вызывает отчуждение человека от себя самого, поскольку Я превращается в объект, выставленный на прода жу, а ощущение собственной силы зависит от внешнего качества, богатства, но не от внутренних свойств — не от способностей или продуктивности. По сло вам Одена, мы “торговцы, послушные покупателю”. Подобные установки не только нарушают отношение человека к самому себе, но в каком то смысле 196 Смысл тревоги ставят чувство собственного достоинства человека в зависимость от успеха, а это значит, что каждому человеку постоянно угрожает успех другого; все это усиливает незащищенность, беспомощность и бессилие наших современников.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.