WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 63 |

Очевидно, что в возрасте нескольких месяцев у младенцев встречаются реак ции страха, но, если говорить о младенцах одного двух месяцев от роду, мне не попадались описания таких поведенческих реакций, которые можно было бы назвать словом “страх”. Или же, когда такие ранние реакции называют “страхами”, — как делал Уотсон, создавший теорию “двух первичных стра хов”, — приводятся описания диффузных недифференцированных реакций, которые правильнее было бы назвать тревогой. Меня удивляет тот любопыт ный факт, что многие исследователи, занимавшиеся этой проблемой, говорят о “ранних страхах” младенца, но ни один из них не приводит конкретных опи саний подобных страхов. Так, например, Саймондс утверждает, что тревога развивается из “примитивных состояний страха”, вследствие чего страх для него является более общим и всеобъемлющим понятием, чем такое вторичное явление, как тревога12. Но когда Саймондс описывает поведение самых малень ких младенцев в ситуации опасности, мы видим описание тревоги, как, факти чески, он сам эти реакции и называет. В действительности, когда речь идет о первых неделях жизни младенца, Саймондс не приводит ни одного описания реакции, которую он бы назвал словом “страх”. Как мне кажется, многие пси хологи просто “слепо верят” в то, что сначала должен появиться страх, а уже затем — тревога. Это можно объяснить тем, что исследования тревоги в основ ном направлены на изучение тревоги невротической, — которая, разумеется, имеет более сложную природу и не возникает до тех пор, пока ребенок не мо жет себя осознавать и пока не развиты некоторые другие его способности.

Кроме того, тенденция использовать слово “страх” как более широкий термин, возможно, объясняется особенностями нашей культуры (главы 2 и 4), где в 186 Смысл тревоги центре внимания стоят такие формы поведения, которые соответствуют доми нирующим в наше время методам исследования, то есть к которым удобнее по дойти с точки зрения математического рационализма.

Ниже я кратко сформулировал свои представления о происхождении тревоги и страха, основанные на моих знаниях и практическом опыте. После первых рефлекторных защитных реакций появляется диффузная недифференцирован ная эмоциональная реакция на опасность, то есть тревога. Затем, когда ре бенок достигает определенного уровня развития, появляются дифференци рованные эмоциональные реакции в ответ на конкретные, локализованные в пространстве сигналы опасности, то есть возникают страхи. Тот же поря док можно наблюдать в реакциях взрослых на стимулы, свидетельствующие об опасности, например, на неожиданный выстрел. Сначала возникает реакция испуга. Затем, когда человек осознает опасность, но не понимает, откуда был сделан выстрел и не является ли он сам мишенью, возникает реакция тревоги.

И уже потом, если человек способен определить источник выстрела и пытает ся спрятаться от потенциальной пули, его реакцию можно назвать реакцией страха.

ТРЕВОГА И СТРАХ До недавних пор в психологических работах сравнительно мало внимания уделялось отличию тревоги от страха, иногда же оба эти понятия смешивали на том основании, что они опираются на один и тот же нейрофизиологический механизм. Из за этого страдало понимание обоих этих феноменов. Реакции страха могут резко отличаться от реакций тревоги, поскольку страх и тревога затрагивают различные психологические уровни личности.

Эти отличия легко увидеть при изучении психосоматических феноменов, в ча стности, изучая деятельность желудочно кишечного тракта при реакции стра ха или тревоги. Когда Том, мужчина с желудочным свищом (см. главу 3), ока зывался в ситуации, где ему угрожала конкретная опасность, — что, например, раздраженный врач обнаружит оплошность, допущенную Томом в работе, — наблюдалось снижение активности желудка, психологическое и физиологичес кое состояние Тома означало готовность к бегству. Очевидно, в этом случае Том переживал страх. Но когда Том провел бессонную ночь, беспокоясь о поте ре работы в госпитале, его нейрофизиологические реакции были прямо проти воположными: активность желудка усилилась, а симпатическая активность (“бегство”) свелась к минимуму. В этот раз Том испытывал тревогу. Можно описать различие этих двух реакций такими словами: испытывая страх, Том Теории тревоги: подведение итогов и синтез знал, чего он боится, и он мог приспособиться к опасности, то есть убежать.

При реакции тревоги, хотя поводом к ней и послужила конкретная опасность, внешняя угроза пробудила внутренний конфликт: способен ли Том содержать свою семью или же ему следует жить на государственное пособие. Разоблаче ние, которое угрожало Тому в первом случае, было бы неприятным, но не при вело бы к катастрофе. Но во втором случае под угрозой оказались те ценнос ти, которые играли важную роль в существовании Тома, поскольку на эти ценности опиралось его самоуважение. Мне тут хочется подчеркнуть не толь ко тот факт, что реакции страха и тревоги — это совершенно разные реакции, но и тот факт, что страх и тревога представляют собой угрозу для разных уровней личности.

При изучении детских страхов было выявлено, что значительная часть страхов обладает “иррациональным” характером, то есть не имеет отношения к тем не приятностям, с которыми дети сталкиваются в реальной жизни. Заслуживают внимание и такие выявленные в процессе исследования характеристики детс ких страхов, как “непостоянство” и “непредсказуемость”. Все эти данные сви детельствуют о том, что за детскими страхами скрываются какие то другие эмоции. Строго говоря, само выражение “иррациональный страх” содержит в себе противоречие; если страх невозможно понять как реакцию на конкрет ную опасность, которая, как ребенок знает на своем опыте, влечет за собой боль или неприятные переживания, тогда это какая то иная реакция.

Кто то может возразить, что выражение “иррациональный страх” не является противоречивым, поскольку Фрейд и другие авторы пишут о “невротических страхах”, то есть о страхах, которые иррациональны по той причине, что неадекватны реальной опасности. Но Фрейд причисляет к невротическим страхам фобии, а фобия — это, по определению, разновидность тревоги, когда тревога привязана к конкретному объекту. По моему мнению, именно тревога, стоящая за невротическим страхом, придает ему нереалистичную, “ирраци ональную” окраску. Изучение страхов открывает другую реакцию, более глу бокую, чем сами конкретные страхи.

Теперь следует определить взаимоотношения между тревогой и страхами. Спо собность организма реагировать на опасность, угрожающую его существова нию и его ценностям, в своей самой общей и первоначальной форме проявля ется как тревога. Позже, когда развитие нервной системы и психологических процессов позволяет организму различать конкретные объекты опасности, за щитная реакция может стать специфичной, такая дифференцированная реак ция на конкретную опасность называется страхом. Таким образом, тревога яв ляется базовой, более глубокой реакцией, то есть более широким понятием, а страх есть проявление той же способности в специфичной объективиро ванной форме. Эта формулировка относится в равной мере и к невротическим, и к нормальным реакциям. Невротический страх — это специфичное диффе 188 Смысл тревоги ренцированное и объективированное проявление невротической тревоги.

Другими словами, соотношение между невротическим страхом и невротичес кой тревогой повторяет соотношение между нормальным страхом и нормаль ной тревогой. Я убежден, что тревога является феноменом “первичным”, а не “производным”. Вторичным или производным является именно страх, а не тре вога. В любом случае традиционный подход, когда тревогу относят к более об щей категории страха или когда тревогу пытаются понять посредством изуче ния страха — такой подход, по моему убеждению, нелогичен. Напротив, для понимания страха следует прежде понять проблему тревоги.

Мы называем тревогу “основной” реакцией не только потому, что она пред ставляет собой общую первоначальную реакцию на опасность, но и потому, что опасность при этом угрожает самим основам личности. Это реакция на опасность, угрожающую “сердцевине” или “сущности” личности, а не каким то внешним ее аспектам. Страх же представляет собой реакцию на такую угрозу, которая еще не достигла основ личности. Адекватная реакция на различные конкретные опасности (то есть реакция страха) позволяют человеку защищать свои основные ценности, не допускает развития ситуации, в которой опас ность бы угрожала самой “внутренней крепости”, находящейся в центре систе мы безопасности. Именно это имел в виду Гольдштейн, когда говорил, что страх представляет собой “страх начала тревоги”.

Если же человек не может справиться с конкретной опасностью, под угрозой оказывается уже более глубокий уровень личности, который мы называем ее “сердцевиной” или “сущностью”. Воспользуемся военной аналогией: сражения на отдельных участках линии фронта представляют собой конкретные опасно сти; пока битву можно выиграть с помощью боев на периферии, пока против ник нападает лишь на внешние укрепления, жизненно важные области защи щены от опасности. Но когда враг входит в столицу страны, связь между отдельными участками разорвана и битва перестала быть локальным процес сом; в этом случае враг может напасть со всех сторон, а защитники не знают, куда им следует двигаться или где остановиться. В этом случае угроза нависла над всей страной и ее сопровождают паника и беспорядочное поведение. Пос ледняя ситуация аналогична опасности, угрожающей фундаментально важным ценностям, самой “внутренней крепости” личности; на психологическом уров не в ответ на подобную угрозу возникает тревога.

Поэтому, образно говоря, мы можем назвать страх средством защиты от трево ги. Выражение “страх страха”, которым пользовался президент Рузвельт и некоторые другие исторические личности, жившие до него, изображает опасе ние человека, боящегося, что он не справится с опасностью и окажется в катастрофической ситуации. Таким образом, выражение “страх страха” на са мом деле описывает тревогу.

Теории тревоги: подведение итогов и синтез ТРЕВОГА И ВНУТРЕННИЙ КОНФЛИКТ Невротическая тревога неразрывно связана с внутренним конфликтом. Эта взаимосвязь двусторонняя: при постоянном неразрешимом конфликте человек может вытеснить из сознания одну сторону этого конфликта, и тогда появля ется невротическая тревога. В свою очередь, тревога порождает чувства бес помощности и бессилия, а также парализует способность действовать, что еще более усиливает психологический конфликт. Штекель говорил, что “тревога есть психологический конфликт”, многие же другие мыслители — среди них, например, Фрейд, Кьеркегор, Хорни — пытались понять природу этого конф ликта.

Согласно представлениям, связанным с идеями Фрейда, конфликт, лежащий за тревогой, является конфликтом между инстинктивными желаниями и соци альными запретами. Согласно топологическому объяснению, Эго оказывается между требованиями Ид (инстинктивные желания, преимущественно связан ные с либидо) и требованиями Супер Эго (культурные требования). Фрейд пе ресмотрел свою первоначальную теорию, в которой тревога отождествлялась с вытесненным либидо; согласно его новым представлениям, Эго воспринимает опасность и затем подвергает либидо вытеснению. Но и эта новая теория, как считают многие, не дает удовлетворительных представлений о содержании конфликта и сопутствующей ему тревоги. Как считал Фрейд, угрозой, вызыва ющей тревогу, является угроза фрустрации либидо или, что равнозначно пре дыдущему, угроза наказания, которое последует за удовлетворением либидо.

Многие исследователи, занимавшиеся феноменом тревоги, ставили под сомне ние то положение, что сама по себе фрустрация либидо способна вызвать кон фликт (Хорни, Салливан, Маурер и др.). Большинство из них пришли к выводу, что фрустрация не может быть причиной конфликта. Скорее следует поставить вопрос таким образом: каким жизненно важным ценностям угрожает фрустра ция Рассмотрим этот вопрос на примере сексуальности. Некоторые люди ак тивно выражают свою сексуальность (то есть в данном случае фрустрации нет), но при этом страдают от сильной тревоги. Другие же люди сдерживают проявления своей сексуальности, но не испытывают чрезмерной тревоги. Есть третья категория людей: когда фрустрацию сексуальных желаний вызывает один потенциальный партнер, у них появляются конфликт и тревога, но этого не происходит, когда фрустрация тех же сексуальных желаний связана с другим партнером. Таким образом, за этим стоит какая то более глубокая потребность, чем просто удовлетворение сексуального желания.

Проблема заключается не во фрустрации самой по себе, но в том, что фрустра ция может ставить под угрозу какой то тип межличностных взаимоотношений, 190 Смысл тревоги который жизненно важен для чувства безопасности и для самоуважения. В на шей культуре сексуальность отождествляется с силой, достоинством и прести жем, поэтому в данном случае фрустрация сексуальных стремлений легко вы зывает у человека внутренний конфликт и тревогу. С феноменологической точки зрения теория Фрейда верно описывает взаимосвязь между вытеснением сексуальности и тревогой в викторианской культуре, которая его окружала.

Сексуальные запреты в нашей культуре очень часто выражают авторитарность родителей по отношению к ребенку, а позже в этих табу проявляется подоб ное отношение общества к человеку. Эти запреты ограничивают развитие и рост ребенка. В таком случае сексуальные импульсы вступают в конфликт с авторитетами (обычно представленными родителями), и ребенку грозит нака зание или отчуждение от родителей в случае выражения этих импульсов.

Очень часто подобный конфликт порождает тревогу. Но это не означает, что причиной конфликта и тревоги является просто фрустрация либидинозных желаний. Угроза фрустрации биологической потребности не вызывает конф ликта и тревоги, если эта потребность не отождествляется с ценностями, жиз ненно важными для существования личности. Салливан утверждает, что дей ствия, направленные на поддержание безопасности, обычно являются для человека более важными, чем действия, направленные на удовлетворение фи зических потребностей, например, голода или сексуальности. При этом Салли ван не сбрасывает со счетов биологический аспект поведения, но просто хочет подчеркнуть, что физические потребности занимают подчиненное положение по отношению к более общей потребности организма — к потребности сохра нить свою безопасность и силу.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.