WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 63 |

ПОЛИТИКА Идеальные взаимоотношения между политикой и тревогой выразил Спиноза, который писал о “свободе от страха”. По его мнению, государство должно “освободить каждого человека от страха, чтобы он мог жить и действовать, 20 Смысл тревоги чувствуя свою защищенность и не причиняя вреда себе и своим ближним”. Но если мы рассмотрим политику в современном мире, то найдем множество при знаков явной или скрытой тревоги. Не будем обсуждать все источники фашиз ма, но обратим внимание лишь на одно явление: фашизм зарождается и наби рает силу в те годы, когда все жители страны испытывают тревогу. Тиллих, свидетель прихода к власти Гитлера в Германии, так описывает ситуацию в Ев ропе в тридцатые годы, когда в Германии зарождался фашизм:

“Прежде всего, везде чувствовался страх или, точнее, какая то не определенная тревога. Была утеряна экономическая и политическая стабильность, кроме того, люди не могли найти защиты также и в культуре или в религии. Как будто не на чем было строить: все ос нования оказались разрушенными. Люди все время ожидали какой то катастрофы. Поэтому у всех появилось жадное стремление к на дежности и безопасности. Свобода, которая приносит страх и тревогу, потеряла свою привлекательность; лучше крепкая надеж ная власть, чем свобода и страх”23.

В такие периоды люди цепляются за авторитарную власть, чтобы избавиться от тревоги. В этом смысле тоталитаризм играет в обществе ту же роль, что и невротический симптом, защищающий человека от невыносимой тревоги. Гер берт Мэфьюс, видевший развитие итальянского и испанского фашизма, писал:

“Фашизм был подобием тюремной камеры, где человек получает какую то за щищенность, крышу над головой и ежедневное питание”24. Подобную роль, с некоторыми существенными отличиями, играет и коммунистический тоталита ризм. Артур М. Шлезингер заметил: “Коммунизм заполнил “вакуум веры” — пустое место, оставленное потерявшей свое значение официальной религией.

Новая идеология давала стремление к цели, которое вылечивает человека от мучительной тревоги и сомнения”25. Как я покажу далее, подобные тоталитар ные режимы не являются следствием исключительно экономических при чин — они продукт духовного, этического и психологического вакуума, воз никшего в Западной Европе после разрушения буржуазных традиций. По словам Мартина Ибона, коммунизм рождается из “отчаянного желания найти направление в хаосе и пустоте”26. В этом хаосе и пустоте царит тревога. Тота литаризм получает силу по той причине, что он, как и симптом, “связывает” тревогу и приносит некоторое облегчение27.

Кроме подобных ярких симптомов тревоги в эти годы на социально полити ческую сцену выходят проявления неопределенной тревоги. В то время люди часто повторяли слова Франклина Рузвельта, сказанные им при вступлении в должность президента: “Нам следует страшиться лишь одной вещи — самого страха”. Это свидетельствует о том, что все большее число людей стали пони мать, что такое “страх страха”, — или, точнее, что такое тревога, — перед ли цом социально политических изменений нашей эпохи28.

Тревога и двадцатый век Появление атомной энергии превратило смутную “свободно плавающую” тре вогу в нечто конкретное. Когда впервые были сброшены атомные бомбы, Нор ман Казенс выразил тревогу перед новыми грозными возможностями человека такими страстными словами:

“Начало атомной эры принесло не надежду, а скорее страх. Прими тивный страх, страх неведомого, страх перед силой, которую чело век не может обуздать или понять. Такой страх не нов — это класси ческий пример страха перед иррациональной смертью. Но вчера этот страх усилился, вырос. Он вырвался из бессознательного в со знание, наполнил нас первобытным ужасом.... Там, где человек не находит ответа, он встречается со страхом”29.

Даже если мы не верим в смерть от пули или атомной бомбы, тревога, прису щая этому зловещему миру, нас все равно не покидает. Историк Арнольд Тойн би полагает, что у нынешнего поколения людей нет серьезных оснований опа саться новой мировой войны, но “холодная война” будет продолжаться еще долго. Это означает, что мы будем жить в состоянии постоянного напряжения и беспокойства. Пребывать в состоянии тревоги в течение жизни одного поко ления и даже дольше — мрачная перспектива.

Но картина имеет и свои светлые стороны. Тойнби считает, что напряжение холодной войны можно использовать конструктивно, поскольку оно побуждает нас повышать социально экономический уровень жизни на Западе. Я согласен с Тойнби: наше политическое и социальное выживание зависит как от способ ности переносить тревогу, связанную с пугающей политической ситуацией в мире, так и от способности использовать эту тревогу конструктивно.

Тойнби приводит притчу, которая прекрасно описывает конструктивное ис пользование тревоги, и я кратко ее перескажу. Рыбаки, перевозившие живую сельдь из Северного моря, увидели, что рыба в их резервуарах становится вя лой, несвежей, а, следовательно, и ее стоимость падает. Тогда один рыбак пред ложил запустить в резервуар пару хищных зубаток. Испытывая смертельную опасность рядом с зубатками, сельди не только избавились от вялости, но ста ли еще более активными и здоровыми30. Разумеется, остается другой вопрос:

будет ли реакция запада на зубатку (Китай или Россию) конструктивной, то есть сможем ли мы использовать тревожную политическую ситуацию преиму щественно для созидания Тревогу еще больше усиливает то, что мы не можем найти определенного ви новника зла — “дьявола”, на которого можно было бы спроецировать наши страхи. Тревогу усиливает и тот факт, что мы сами — субъективно и объектив но — являемся участниками проблемы. Как говорил Пинатс: “Мы повстречали врага, он — это мы сами”.

22 Смысл тревоги ФИЛОСОФИЯ И БОГОСЛОВИЕ Тревога стала также центральной проблемой современной философии и рели гии, и это особенно ярко показывает распространенность феномена тревоги в нашей культуре. Тема тревоги занимает такого богослова, как Райнольд Нибур, который особенно много размышляет о сегодняшней экономике и политике.

Она привлекает к себе внимание философов Пауля Тиллиха и Мартина Хайдег гера, которые по опыту собственной жизни знакомы с кризисами и изменения ми, произошедшими в западном обществе за три последних десятилетия.

Если принять определение Ницше, утверждавшего, что философ — это “врач культуры”, можно рассматривать идеи философов и богословов не просто как продукт умозрительных построений, но как диагноз состояния современной культуры.

Согласно определению Тиллиха, тревога есть человеческая реакция на угрозу небытия. Человеку свойственно осознавать свое бытие, но он также знает, что в любой момент его существование может прекратиться. Конечно, Тиллих сформулировал эти мысли еще до появления атомной бомбы, но бомба стано вится весомым символом, с помощью которого множество людей соприкасают ся с угрозой небытия. Тревога — с философской точки зрения — появляется тогда, когда человек осознает, что бытие существует на фоне неустранимой возможности небытия. Это, как мы увидим, походит на концепцию Кьеркегора, утверждавшего, что тревога есть “страх перед ничто”. “Небытие” — не просто страх физической смерти, хотя, возможно, именно смерть является самым рас пространенным предметом и символом тревоги. Угроза небытия относится к религиозной и духовной сфере жизни, поскольку это есть страх перед бес смысленностью существования. Обычно угроза бессмысленности воспринима ется как угроза моему Я (Гольдштейн говорил о “растворении Я”). Но когда че ловек принимает вызов этой тревоги, когда видит угрозу бессмысленности и противостоит этой угрозе, он сильнее чувствует свое Я. Это обостряет вос приятие человека, направленное на самого себя, на свое бытие, отличающееся от мира небытия или мира объектов.

В богословской доктрине Нибура, касающейся человека, тревога занимает цен тральное место. Нибур утверждает, что любое действие человека, творческое или разрушительное, включает в себя элемент тревоги. Тревога проистекает из того факта, что человек, с одной стороны, ограничен, что он, подобно жи вотным, подчинен случайностям и природным нуждам. С другой же стороны, человек обладает свободой. В отличие “от животных, он видит, что в ситуации существует неизвестность, и готов пойти на риск”. Таким образом человек вы ходит за пределы своей ограниченности. “Можно сказать, что человек — су Тревога и двадцатый век щество и связанное, и свободное, ограниченное и не знающее границ — по стоянно испытывает тревогу. Тревога — неизбежный спутник парадокса сво боды и ограниченности, присущего человеческой жизни”31. Мы еще вернемся к этим мыслям, когда будем говорить о тревоге как о предпосылке невроза, а пока обратим внимание на то, что Нибур на своем богословском языке называ ет тревогу “внутренней предпосылкой греха. Слово тревога описывает состо яние внутреннего искушения”32.

ПСИХОЛОГИЯ “Тревога является наиболее яркой особенностью западной цивилизации”, — говорит социальный психолог Р.Р. Виллобай. Он подкрепляет свое утвержде ние статистическими данными из трех сфер социальной патологии, на кото рые, по его мнению, оказывает влияние тревога. Виллобай приводит статисти ку самоубийств, функциональных психических расстройств и разводов. Число самоубийств в большинстве стран континентальной Европы в течение послед них 75—100 лет постоянно увеличивается. Говоря о функциональных психи ческих расстройствах, Виллобай замечает: “Создается впечатление, что коли чество психических заболеваний растет, при том, что созданы лучшие возмож ности для их лечения и диагностики”34. На протяжении двадцатого века во всех странах, кроме Японии, неуклонно повышается количество разводов. По мнению Виллобая, эти цифры говорят о том, что современный человек не спо собен терпеть стресс, приспосабливаясь к своему супругу, и что статистика разводов в современном обществе есть признак тревоги. Интересен тот факт, что в Америке выросло лишь количество разводов по причине “жестокого обращения”, число же разводов по всем прочим причинам снижается. Вилло бай считает, что “жестокое обращение” имеет прямое отношение к тревоге:

“Когда поведение партнера вызывает тревогу, это называют жестоким обра щением”.

Виллобай приводит данные статистики, подтверждая свое “убеждение, осно ванное на здравом смысле: в нашем обществе тревоги стало гораздо больше”.

Тут с ним нельзя не согласиться. Но можно усомниться в том, что существует прямая связь между этими статистическими данными и тревогой. Возможно, что увеличение числа разводов связано не только с тревогой, но и с изменени ем отношения к разводу. Логичнее рассматривать рост числа разводов, само убийств и психических заболеваний как симптом и следствие постоянного изменения современной культуры, которое травмирует современного чело 24 Смысл тревоги века. Тревогу также можно рассматривать как симптом и плод нестабиль ного состояния культуры.

Если проследить за динамикой разводов, мы увидим, что “американцы, вступа ющие в первый брак в возрасте 25—30 лет, разводятся в три четыре раза чаще, чем сорок пять лет тому назад” (статистические данные, опубликован ные в 1976 году)35. За последние двадцать лет частота разводов увеличилась более чем вдвое. Но эта статистика скорее свидетельствует о том, что мы жи вем в обществе, находящемся в состоянии радикального изменения, и потому наше общество охвачено тревогой.

В других главах книги мы подробно рассмотрим, что думают о тревоге пред ставители различных направлений психологии. Здесь я сделаю лишь некото рые вводные замечания: постепенно тревога стала центральной темой теории обучения, динамической психологии и особенно психоанализа и других школ психотерапии. Психологи уже давно поняли, что опасения и страхи ребенка, особенно страх наказания перед родителями и учителями, сильно влияют на обучение. Но лишь недавно ученые обратили внимание на многочисленные скрытые формы тревоги, которые пропитывают процесс обучения дома и в школе. Тем, что тревога стала одним из центральных вопросов теории обуче ния, мы обязаны таким психологам, как Маурер, Миллер, Доллард и их после дователям, занимавшимся теорией обучения36.

Более тридцати лет назад Фрейд выделил тревогу как основную проблему в сфере эмоциональных и поведенческих нарушений. Дальнейшее развитие психоанализа лишь укрепляло эту точку зрения. В наши дни психологи самых разных направлений признают, что тревога есть “фундаментальное свойство невроза” или, если воспользоваться словами Хорни, “динамический центр не вроза”. Но это относится не только к психопатологии. В настоящее время ста ло очевидным: в жизни человека — “нормального” или “ненормального” — тревога играет гораздо более важную роль, чем казалось несколько десятиле тий назад. И неважно, думаем ли мы о “нормальном” или патологическом по ведении человека, — Фрейд в любом случае был прав, когда утверждал, что разрешение “загадки” тревоги прольет “поток света на всю психическую жизнь человека”37.

ЗАЧЕМ НАПИСАНА ЭТА КНИГА Несмотря на то, что тревога стала центральной проблемой во многих областях нашей культуры, понять эту проблему по прежнему нелегко по той причине, что различные теории и исследования были и остаются не скоординированны Тревога и двадцатый век ми между собой. Так было в 1950 м, так же обстоит дело и сейчас, в 1977 году, несмотря на то, что этой проблемой занимаются многие одаренные психологи.

Если почитать материалы всевозможных симпозиумов, посвященных тревоге, то можно заметить, что специалисты даже и говорят на разных языках. То, как Фрейд описывает проблему тревоги, в книге, опубликованной в 1933 году, до сих пор звучит актуально: “Вас не должно удивлять, что у меня накопилось много новой информации относительно наших гипотез о феномене тревоги.

Неудивительно и то, что вся эта информация пока еще не подводит нас к ре шению этой сложной проблемы”. На данном этапе понимания тревоги необхо димо найти “правильные абстрактные идеи и попытаться приложить их к сы рому материалу наблюдений таким образом, чтобы навести в нем порядок и достичь более ясного понимания”38.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.