WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 63 |

Современный человек получил свободу поклоняться тому, что он сам выбира ет. Но, добавляет Фромм, “хотя это была великая победа над церковью и госу дарством, которые раньше не позволяли человеку следовать велениям своей 164 Смысл тревоги совести, мы плохо представляем себе обратную сторону этого процесса — в результате человек утратил внутреннюю способность верить во что бы то ни было, если предмет его веры не утвержден естественными науками”46. “Внут ренние ограничения, навязчивые побуждения, страхи”, заполняющие пустоту, оставленную негативной свободой, создают мощную мотивацию для безлично го конформизма. Человек стремится к конформизму, пытаясь убежать от оди ночества и тревоги, но достигает противоположного результата — становится конформистом, отказываясь от своей автономии и силы, и потому делается еще беспомощнее и еще тревожнее.

Фромм описывает и другие пути бегства от одиночества — садомазохизм и стремление к разрушению. Хотя садизм и мазохизм проявляются как стремле ние причинить боль или испытать боль от другого человека, по своей сути они являются формой симбиотических взаимоотношений, с помощью которых че ловек преодолевает одиночество и устанавливает тесную связь с другими.

“Все различные формы мазохизма преследуют одну и ту же цель: избавиться от своего Я, потерять себя, иными словами, сбросить с себя бремя свобо ды”47. Кроме того, в мазохизме мы видим стремление человека преодолеть чувство беспомощности, став частицей “большей” силы. Стремление к разру шению (этот феномен наиболее ярко проявляется в таких социально полити ческих движениях, как фашизм) также выражает желание избавиться от невы носимого чувства беспомощности и одиночества. Подобные феномены станут понятнее, если мы вспомним о взаимосвязи тревоги (в данном примере трево га рождается из одиночества) и агрессии. Мы уже говорили о том, что тревога вызывает чувство ненависти, а стремление к разрушению есть одно из прояв лений этого чувства.

Фашизм представляет собой сложное социально экономическое явление, но очевидно, что психологический аспект этого феномена невозможно понять, если не принимать в расчет тревогу. Особенно важную роль в данном случае играют некоторые аспекты тревоги — чувство одиночества, своей незначи тельности и бессилия. Общеизвестно, что фашизм начинался с нижнего слоя среднего класса. Анализируя происхождение фашизма в Германии, Фромм опи сывает ощущение бессилия, которое испытывали представители среднего класса после экономической депрессии 1929 года. “Многие люди почувствова ли, что они ничего не значат и ничего не могут сделать. Подобное ощущение, как мы показали, вообще свойственно людям, живущим в период монополисти ческого капитализма”48. Этот класс чувствовал не только экономическую, но также и психологическую незащищенность, поскольку авторитеты прошло го — монархия и семья — были утеряны. Авторитарный фашизм с присущими ему садомазохизмом и стремлением к разрушению играл ту же роль, что и не вротический симптом, — фашизм помогал преодолеть ощущение бессилия и отчуждения от людей и защищал от тревоги49. Если сравнить фашизм с невро Тревога и культура тическим симптомом, то можно сказать, что фашизм — это невротическая фор ма общественных связей.

Я полагаю, что основной недостаток рассуждений Фромма — недооценка био логической природы человека; если он и упоминает о данном аспекте, для него это не более чем формальность. Как пример можно привести следующее его высказывание: “Природа человека, его страсти и тревоги являются продук том культуры...” Я бы на это ответил: “Нет, природа человека, его страсти и тревоги не есть продукт культуры, но продукт как биологии, откуда берут на чало агрессия, враждебность, тревога и т.д., так и культуры, которая направ ляет или смягчает проявление этих биологических свойств”. В этом смысле критики Фромма (из них первое место занимает Маркузе) правы, когда назы вают Фромма ревизионистом. Но, тем не менее, ранние книги Фромма содер жали новые и глубокие идеи, которые оказали огромное влияние на мышление в Соединенных Штатах. Выше я в основном опирался на книгу Фромма “Бег ство от свободы”. Его работа “Человек за себя”, хотя во многом она является развитием идей Хайдеггера, также представляется мне достаточно важной, и отчасти я использовал и ее.

КАРДИНЕР: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РОСТ ЧЕЛОВЕКА В ЗАПАДНОЙ КУЛЬТУРЕ Кардинер проанализировал жизнь обитателей Плейнвилля, небольшого город ка, расположенного на Среднем Западе в сельской местности, и сделал выводы о том, как происходит психологический рост человека западной культуры. Его исследование представляет собой ценный подход к культурологическим исто кам тревоги, отличающийся от подхода Фромма. Кардинер сосредоточил свое внимание на базовой структуре личности западного человека, которая, по его мнению, за последние 2000 лет изменилась незначительно, Фромма же ин тересует структура характера западного человека в конкретный историчес кий период. На примере жизни жителей Плейнвилля Кардинер описывает про цесс психологического роста человека, порождающий тревогу, и кратко говорит о том, как этот специфический для западного человека процесс прояв ляется в истории западных людей50.

Кардинер обнаружил у обитателей Плейнвилля явные проявления тревоги и враждебные взаимоотношения. У жителей города доминировало стремление к достижению социального престижа. Процесс соревнования, ведущего к дости жению этой цели, с одной стороны, позволял людям обрести чувство собствен 166 Смысл тревоги ной ценности, с другой же стороны, влек за собой потерю уважения к себе, чувство неполноценности и неудачи. Кардинер задает следующие вопросы:

как стремление к престижному положению в обществе стало доминирующей целью, почему достижение этой цели неизбежно предполагает соревнование, почему это порождает тревогу и враждебные взаимоотношения Чтобы отве тить на эти вопросы, было необходимо выявить общие закономерности про цесса психологического роста, свойственные жителям Плейнвилля.

Первой особенностью индивидуального роста жителя Плейнвилля — и, как обобщает Кардинер, вообще человека западной культуры — являются сильные эмоциональные взаимоотношения с матерью. Если сравнить жизнь ребенка в примитивных культурах с жизнью ребенка в Плейнвилле, то второй получает гораздо больше материнской заботы и защиты. Родители в значительной сте пени удовлетворяют его эмоциональные потребности. Это закладывает у ре бенка основы для чувства собственной ценности. Такое благоприятное эмоци ональное развитие в раннем детстве способствует образованию как сильного Эго, так и сильного Супер Эго, при этом происходит процесс идеализации ро дителей. Хотя тесные взаимоотношения с матерью могут привести к развитию пассивности и чрезмерной эмоциональной зависимости, когда позже человек будет переживать кризисы, обычно влияние этих факторов конструктивно, они закладывают надежные основы для развития личности.

Вторая же характеристика психологического развития — установка табу с помощью дисциплины, которую прививают родители. С точки зрения Кардине ра, эти табу относятся главным образом к сексуальности и опрятности при пользовании туалетом. Этот фактор препятствует психологическому росту, ко торый был начат так конструктивно. У ребенка появляются сомнения в роди тельской заботе и удовлетворении эмоциональных потребностей, которые культивировались с помощью этой заботы. Раньше ребенок мог получать удо вольствие от того, что Кардинер называет “функцией расслабления”, теперь эта возможность подавляется. Подобный конфликт может привести к несколь ким последствиям. Отнятая возможность получать удовольствие может вызвать чувство ненависти. Агрессивные чувства могут быть направлены на родите лей — в этом случае они обычно вытесняются тем сильнее, чем интенсивнее чувство. Или же у ребенка развивается враждебное отношение к братьям и се страм, которые представляются ему соперниками, поскольку они также пре тендуют на эмоциональную поддержку родителей. Ребенок привык получать такую поддержку, но тут она оказалась под угрозой. Поскольку удовлетворе ние эмоциональных потребностей ассоциируется прежде всего с родителями (особенно с матерью), тревога, связанная с лишением удовольствия, может усилить зависимость ребенка от матери. Иногда же, хотя гораздо реже, возни кает зависимость от отца. В этих случаях родители начинают играть слишком важную роль в качестве средства для снижения тревоги. Наконец, — и эта Тревога и культура особенность очень важна для человека западной культуры — ребенок начина ет придавать чрезмерное значение послушанию. Тогда послушание становит ся важнейшим средством снижения тревоги, и, соответственно, непослушание вызывает чрезмерное чувство вины и тревоги.

Личность, развивающаяся таким образом, несет в себе — по выражению Кар динера — высокий “эмоциональный потенциал”, но в то же время страдает от невозможности прямо выразить свои эмоции, поскольку соответствующие дей ствия заблокированы. У такой структуры характера есть своя позитивная сто рона, которая выражается в продуктивности западного человека. Но есть тут и сторона негативная: такой человек чаще ощущает тревогу.

Как же конкретные поводы для тревоги (тревога, связанная с успехом, с сорев нованием за социальное положение в обществе и т.д.) жителей Плейнвилля — и западного человека вообще — связаны с типичным развитием ребенка Кар динер, как и Тоуни или Фромм, особенно подчеркивает то огромное значение, которое при этом обретает успех.

“Стремление к успеху, одобряемое обществом, позволяет компенси ровать все неприятные переживание, связанные с лишением удо вольствия и с подавлением “функции расслабления”. Пока человек стремится к успеху или к надежному положению, он имеет право претендовать на самоуважение”51.

Способность к самовыражению, хорошо развитая у человека западной культу ры, направляется на достижение почетного положения в обществе или богат ства как символа престижа. “Стремление добиться успеха обладает такой ог ромной силой потому, что успех отождествляется с самосохранением и самоуважением”52. Личность, выросшая в нашей культуре, испытывает силь ную потребность в самоуважении, и в то же время эта потребность фрустриро вана. Именно поэтому, когда человек западной культуры испытывает тревогу, он прилагает усилие, чтобы восстановить в себе самоуважение, стремясь к но вому успеху.

Кроме того, враждебные взаимоотношения внутри общества также побуждают людей соревноваться друг с другом. Как считает Кардинер, агрессию порожда ют также подавленные стремления к получению удовольствия. Общество само усиливает враждебные взаимоотношения, поскольку человек, лишенный воз можности получать удовольствие, вступает в группы, которые создают запрет на удовольствие для других людей (например, сплетня). Враждебное отноше ние находит выход в агрессивном соревновании, одобряемом обществом (как правило, это соревнование в работе). Но враждебные взаимоотношения и аг рессия мешают человеку развивать связи дружбы с окружающими, поэтому в 168 Смысл тревоги нем растет чувство одиночества. Люди Плейнвилля, как и вообще люди запад ной культуры, сформированы для тесных отношений с другими и испытывают потребность в таких взаимоотношениях, поскольку в раннем детстве пережи ли позитивные эмоциональные отношения с матерью. Взрослые граждане вступают в такие клубы, как Ротари Клуб, Лайонс или Клуб оптимистов. Но установлению взаимоотношений препятствуют другие факторы, входящие в характер западного человека, — враждебное отношение к окружающим, выра жающееся в агрессии и соревновании.

Очевидно, что анализ Кардинера открывает важные закономерности развития западного человека. Но тут возникает вопрос, неразрывно связанный с точкой зрения, уже изложенной на страницах этой книги: действительно ли причи ной конфликта, который влечет за собой тревогу и агрессию, являются ро дительские табу, лишающие ребенка возможности получать удовольствие Не являются ли подобные табу просто той ареной, на которой сильнее всего проявляется контроль родителей над ребенком, тот контроль, который ограничивает нормальное стремление ребенка к росту В настоящей книге предпочтение отдается второй точке зрения.

По моему мнению, контроль родителей и подавление развития ребенка, а так же произвол родителей при обучении ребенка дисциплине существенным об разом влияют на рост ребенка. Сексуальные же запреты и приучение к опрят ности — это одна из форм (на некоторых стадиях культуры, как можно видеть в жизни Плейнвилля, — основная форма) борьбы между ребенком и родителя ми. Как мне представляется, наиболее важным психологическим источником тревоги является такое описанное Кардинером свойство западной культуры, как непоследовательность родителей при воспитании детей. Об этом же гово рит и анализ общества алорезов, где, как установил Кардинер, поведение ро дителей при воспитании детей отличается непостоянством и строится на об мане, так что ребенок не может доверять подобным взаимоотношениям.

Взрослые в таком обществе одиноки, недоверчивы и тревожны.

Каким же образом соревнование за почетное место в обществе превратилось в процессе исторического развития в основную цель западного человека Мы уже упоминали мнение Кардинера о том, что базовая структура личности со временников Иова или Софокла и теперешнего жителя Нью Йорка примерно одинакова. Как он считает, для развития любого человека западного общества типичны следующие черты: забота родителей в раннем детстве, а затем много численные табу и системы контроля над импульсами, порождающие враждеб ное отношение и агрессию. Обычно при этом существует жесткая система по слушания родителям со своими наградами и наказаниями, которые позволяли управлять системой запретов и той агрессией, которую эти запреты вызывали.

По мнению Кардинера, в течение средних веков подобный контроль осуществ Тревога и культура лялся за счет неизменной композиции семьи, с помощью власти феодального господина, а также посредством религиозной системы посмертных наград и наказаний. Послушание семье, феодалу и церкви снижало тревогу человека.

Когда в эпоху Ренессанса подобные средства контроля оказались неэффектив ными, их заменила забота о социальном благополучии (успех, престиж). Этому способствовало развитие наук и возникновение капитализма. Ценность чело века стала зависеть от престижного положения в обществе; человек стал бо роться против внутреннего напряжения и тревоги с помощью стремления к ус пеху, который равнозначен социальному благополучию. Враждебные отношения в обществе и агрессия, над которыми потеряли контроль церковь, семья и феодальная система, стали мотивом соревнования, с помощью которо го человек пытается утвердить ценность своего Я.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.