WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 63 |

Еще одно ценное наблюдение Тоуни касается революций: он говорит, что рево люции, с помощью которых люди стремились улучшить положение среднего и низшего классов общества (как было, например, в восемнадцатом веке), осно вывались все на тех же представлениях, которые разделяли и правящие клас сы, то есть на неприкосновенности индивидуальных прав, в частности права на собственность. Эти революции расширили социальную группу людей, обла дающих такими правами. Но, по мнению Тоуни, революции основывались на той же ложной предпосылке о том, что индивидуальная свобода увеличивать свое богатство и влияние стоит выше всех других социальных функций. Это замечание очень важно, оно понадобится нам ниже, когда мы попытаемся от ветить на вопрос: есть ли какая то существенная разница между революциями и социальными изменениями, произошедшими на протяжении новой истории, и теми революциями и переворотами, которые происходят в настоящее время Как считает Тоуни, в индивидуализме, который лежит в основе экономического развития с эпохи Ренессанса, утрачена одна очень важная вещь: в нем потеря но представление о социальном смысле труда и собственности. Такой инди видуализм “не может объединять людей, поскольку обычно людей объединяет обязанность служить общим целям. Но индивидуализм отвергает эту обязан ность, поскольку по своей сущности он опирается на право, не зависящее от служения другим”33. Это согласуется с гипотезой настоящей книги о том, что индивидуализм, носящий характер соревнования, мешает человеку чувство вать связь с другими людьми, а недостаток межличностных связей играет важнейшую роль в возникновении тревоги современного человека.

Но до девятнадцатого двадцатого века противоречия индустриального эконо мического развития удавалось сдерживать и контролировать. Тоуни приводит несколько объяснений этому факту. Во первых, раньше казалось, что индуст Тревога и культура риализм может расти безгранично. Во вторых, эффективную работу экономи ческой системы поддерживали голод и страх работников. Но когда стало ясно, что капитализм на монополистической фазе противоречит своим собственным основам — свободе личности, — а с появлением в девятнадцатом двадцатом веке профсоюзов уменьшился страх и голод работников, противоречия эконо мической системы, основанной на индивидуализме, вышли наружу.

ФРОММ: ОДИНОЧЕСТВО СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА Теперь обратимся к двум авторам, писавшим о психологическом и культуроло гическом смысле этих изменений: я говорю об Эрихе Фромме и Эбрахаме Кар динере. Фромм прежде всего обращает внимание на психологическое одиноче ство современного человека, которое сопутствует свободе личности, появившейся в эпоху Возрождения34. Особенно убедительно он пишет о взаи мосвязи такого одиночества с изменением экономики общества. Фромм пока зывает, что “некоторые факторы современной индустриальной системы, осо бенно на монополистической стадии ее развития, порождают человека, которому свойственно ощущение бессилия и одиночества, тревога и неуверен ность”35. Очевидно, что ощущение одиночества — двоюродный брат тревоги.

Если говорить точнее, чувство одиночества, когда оно превышает какой то по роговый уровень, неизбежно порождает тревогу. Поскольку люди развиваются в социальной среде, проблема, которую исследует Фромм, состоит в следую щем: как человек, обретший свободу, устанавливает (или не может устано вить) связь с другими людьми Подобным образом Кьеркегор, размышляя в де вятнадцатом веке над проблемой тревоги, опирался на такие понятия, как индивидуальность, свобода и одиночество.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на представление Фромма о ди алектической природе свободы. У свободы всегда есть два аспекта: негатив ный аспект, то есть свобода от ограничений и авторитетов, но также и пози тивный, который выражается вопросом: будет ли человек использовать эту свободу для установления новых взаимоотношений Чисто негативная свобо да ведет к изоляции человека от окружающих.

Диалектическая природа свободы проявляется и в развитии каждого ребенка, и в филогенезе структуры характера данной культуры, например, в развитии характерных особенностей современного западного человека с эпохи Возрож дения. В начале жизни ребенок привязан к своим родителям “первичными связями”. В процессе своего роста он становится свободнее, преодолевая зави 160 Смысл тревоги симость от родителей, — этот процесс называется индивидуацией. Но индиви дуация несет в себе угрозу, потенциальную или актуальную: первоначальное единство нарушается, ребенок постепенно разрывает первичные связи и начи нает понимать, что он — отдельное существо, что он одинок.

“Отделение от мира, который по сравнению с индивидуальным су ществованием кажется гораздо более сильным и могущественным, а иногда — пугающим и опасным, вызывает чувство беспомощности и тревоги. Пока человек был составной частью этого мира, пока он не действовал самостоятельно и не осознавал своих возможностей и обязанностей, у него не было причин бояться”36.

Чувство отчуждения от других и сопутствующую тревогу невозможно перено сить слишком долго. В идеале человек, ставший самостоятельным, устанавли вает новые позитивные взаимоотношения на основе своих способностей; во взрослом возрасте это выражается в любви и продуктивной работе. Но в ре альности эта непростая проблема никогда не решается окончательно, свобода сохраняет свою диалектику на каждом этапе роста. Перед человеком постоян но стоит вопрос, что он должен делать. Надо ли устанавливать новые позитив ные взаимоотношения или же стоит пожертвовать свободой, чтобы избежать одиночества и тревоги Надо ли снова устанавливать отношения зависимости или же следует находить всевозможные компромиссные решения, которые снижают тревогу (“невротическое поведение”) Ответы на эти вопросы имеют решающее значение для развития личности.

Ту же диалектику свободы можно наблюдать на уровне культуры. Индивиду ализм эпохи Ренессанса дал свободу от средневековых авторитетов и пра вил — свободу от религиозных, экономических, социальных и политических ограничений. Но в то же время свобода разорвала те связи, которые давали человеку чувство безопасности и связывали его с другими людьми. Этот раз рыв, как говорит Фромм, “неизбежно должен был повлечь за собой глубокое чувство неуверенности и бессилия, породить сомнения, одиночество и тре вогу”37.

Свобода от средневековых ограничений в экономической сфере, — когда гиль дии перестали регулировать рыночные отношения, запрет на ростовщичество был снят и началось накопление богатства, — была одновременно и выраже нием нового индивидуализма, и его мощной поддержкой. Теперь человек мог посвятить свою жизнь экономическому накоплению, насколько позволяли его способности (и удача). Но эта экономическая свобода усилила отчуждение че ловека от окружающих и подчинила его новым силам. Теперь существованию человека “начали угрожать безличные силы — капитал и рынок. Его взаимо Тревога и культура отношения с другими людьми стали враждебными и отчужденными, поскольку каждый другой человек является потенциальным соперником; человек теперь свободен — то есть одинок, отчужден и насторожен, поскольку со всех сторон его подстерегают опасности”38.

Особенно важно понять, как изменения повлияли на средний класс, — не толь ко потому, что эта группа постепенно становится наиболее важной, но и пото му, что проблема невротической тревоги в современной культуре в особой мере касается среднего класса. Сначала о накоплении думали лишь некоторые из наиболее властных капиталистов эпохи Возрождения, затем эта забота по степенно охватила горожан, представителей среднего класса. В шестнадцатом веке средний класс оказался между двумя силами — между очень богатыми людьми, которые постоянно демонстрировали свое богатство и власть, и людь ми крайне бедными. Хотя представителей среднего класса и пугали идущие в гору капиталисты, их также беспокоило соблюдение законов и социального порядка. Можно сказать, что они разделяли те представления, которые породи ли новый капитализм. Поэтому ненависть, которую испытывали люди средне го класса, оказавшиеся в тревожной ситуации, не выражалась в открытых бун тах, как, например, у крестьян центральной Европы. Агрессия в среднем классе в основном вытеснялась и принимала форму благородного негодования и чув ства обиды. Известно, что вытесненное враждебное отношение усиливает тре вогу39, поэтому такая интрапсихическая динамика порождала тревогу у пред ставителей среднего класса.

Один из способов уменьшить тревогу — кипучая деятельность40. Человек ока зался перед дилеммой: с одной стороны он чувствовал свое бессилие перед безличными экономическими силами, с другой — сохранял теоретическое убеждение, что с помощью личного усилия можно достичь очень многого, и эта дилемма порождала тревогу. Одним из симптомов подобной тревоги была избыточная активность. Действительно, начиная с шестнадцатого века, люди стали придавать огромное значение труду, и с психодинамической точки зре ния это можно объяснить стремлением избавиться от тревоги. Труд стал само стоятельной ценностью, не зависящей от его созидательного характера или от общественной пользы. (В кальвинизме успех в работе, хотя и не давал спасе ния, считался видимым знаком того, что человек находится среди избранных.) Кроме того, стали больше цениться время и порядок. Как писал Фромм по по воду человека шестнадцатого столетия: “Стремление постоянно трудиться ста ло одним из важнейших факторов производства, этот фактор сыграл не менее важную роль в развитии современной индустриальной системы, чем паровая машина или электричество”41.

162 Смысл тревоги Тревога и рыночные отношения Все эти изменения, разумеется, отразились на формировании структуры харак тера современного западного человека. Поскольку первостепенное значение приобрели рыночные ценности, люди также стали цениться наподобие товара, который можно покупать и продавать. Достоинство человека стало товарной ценой, неважно, что выставлено на продажу — его умения или его “личность”.

Коммерческая оценка (или, точнее, обесценивание) человека и вытекающие отсюда последствия великолепно и с глубоким пониманием выразил У. Х. Оден в своей поэме “Эпоха тревоги”. Когда молодой герой поэмы размышляет о том, как найти себе хорошую профессию, другой персонаж говорит:

... Ты тоже вскоре Угомонишься и поймешь, Что ты — товар для рынка, ширпотреб С подвижною ценой или торговец, Послушный покупателю...Рыночная стоимость начинает управлять самооценкой человека, так что вера в себя или “ощущение себя” (чувство идентичности своего Я) во многом отража ют мнение других, и в данном случае “другие” олицетворяют собой рынок. Та ким образом, экономические процессы последних веков привели не только к отчуждению человека от окружающих, но и к “самоотчуждению” — к отчуж дению от самого себя. Чувство одиночества и тревоги возникает не только из за того, что человек вынужден вступить в соревнование с ближними, но и по тому, что он испытывает внутренний конфликт, касающийся ценности своей личности. Фромм прекрасно говорит об этом:

“Поскольку современный человек ощущает себя одновременно и продавцом, и выставленным на продажу товаром, его самоуважение зависит от факторов, которые находятся вне его контроля. Если он “преуспевает”, значит он ценен; если нет — значит его ценность мала. Без сомнения, это ставит под угрозу чувство защищенности.

Если человек ощущает, что его ценность определяется прежде всего не человеческими качествами, а успехом в соревновании на рынке, где все подвержено постоянным переменам, в этом случае его ува жение к себе нестабильно, и ему приходится постоянно требовать подтверждения своей ценности от других людей”43.

В такой ситуации человек неустанно стремится к “успеху”, поскольку это ос новной способ повышения самооценки и снижения тревоги. И любая неудача в соревновании угрожает разрушить ложную систему самоуважения — лож Тревога и культура ную, но единственную, которой располагает современный человек. Разумеет ся, это вызывает сильное чувство беспомощности и неполноценности.

По мнению Фромма, на стадии развития монополистического капитализма процесс обесценивания личности стал еще более явным. Не только рабочие, но и мелкие предприниматели, чиновники и даже потребители все более обез личиваются. Каждый человек становится винтиком в технической машине, которая слишком сложна, чтобы ее можно было хотя бы понять, не говоря уже о том, чтобы ею управлять. Теоретически существует свобода выбирать ту или иную работу или покупать тот или иной товар, но это негативная свобода, сво бода выбора машины, в которой человек все равно становится винтиком. “Ры нок” продолжает действовать, приводимый в движение безличными силами, которые находятся вне контроля обычного человека. Конечно, профсоюзы или союзы потребителей пытаются сопротивляться такому ходу экономики, но их усилия лишь смягчают безличный характер экономической машины, не изме няя его сути.

Способы бегства Разумеется, у людей появляются различные “способы бегства” из ситуации от чуждения и тревоги. По мнению Фромма, самый распространенный в нашей культуре способ бегства — это механический конформизм. Человек “стремит ся целиком и полностью соответствовать требованиям культуры, он становится таким же, как все, и таким, каким его ожидают видеть”44. За конформизмом стоит убеждение, что “человек, отказывающийся от своего Я и становящийся механизмом, подобным миллиону механизмов вокруг него, не должен испыты вать одиночества и тревоги”45. Подобный тип конформизма становится понят нее, если мы вспомним о диалектической природе свободы. В нашей культуре очень сильно развит негативный аспект свободы, то есть свобода от внешних авторитетов, стоящих над личными убеждениями, верованиями и представле ниями, но в результате лишь увеличивается психологическая и духовная пус тота. Поскольку отчуждение, последовавшее за свободой от авторитетов, не могло продолжаться долго, место свергнутых авторитетов заняли их замести тели, “анонимные авторитеты”, по выражению Фромма, такие как обществен ное мнение или здравый смысл.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.