WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 63 |

Изучение психосоматических феноменов проливает свет на отличительные особенности и относительную значимость различных эмоций. Рассмотрим прежде всего различия между тревогой и страхом. Некоторые исследователи вообще не разделяют эти понятия, поскольку предполагают, что тревога и страх имеют одну и ту же нейрофизиологическую основу76. Но если человека рассматривают как целостное существо, действующее в конкретной жизнен ной ситуации, обнаруживается значительная разница между тревогой и стра хом. Например, нейрофизиологические реакции Тома при страхе сильно отли чались от реакций при тревоге. При эмоциональных состояниях, сопровождавших уход “с поля боя” без желания продолжать борьбу — страхе, грусти или самообвинении, — деятельность желудка становилась менее актив ной. Но в ситуации конфликта или борьбы — при тревоге, злобе или возмуще нии — желудок работал активнее. А эти результаты противоположны тому, чего следовало бы ожидать исходя из традиционных представлений о нейро физиологии (то есть о том, что тревога является активностью симпатической нервной системы). Поэтому я делаю вывод, что отличие страха от тревоги можно увидеть лишь в том случае, если мы рассматриваем организм как еди ное существо, действующее в окружающей среде и стремящееся приспособить ся к конкретной ситуации. О том, как отличить одно от другого, мы поговорим в конце седьмой главы. Однако следует добавить еще одно замечание: страх обычно не приводит к развитию заболевания, если организм может избе жать опасности. Но когда возникает ситуация неразрешимого конфликта, ко торой невозможно избежать, страх превращается в тревогу, а затем возникают и психосоматические симптомы.

Кроме того, следует отличать тревогу от таких агрессивных эмоций, как гнев и ненависть. Хотя вытесненные гнев или ненависть играют важную роль в формировании психосоматических нарушений, важно заметить, что при вни мательном рассмотрении гнев и ненависть нередко оказываются реакцией на стоящую за ними тревогу. (См. ранее замечания о гипертонической болезни и эпилепсии.) Это можно объяснить следующим образом. Сам по себе гнев, если он находит прямое выражение в борьбе или еще в каких либо формах поведе ния, не ведет к развитию нарушений. Когда гнев вытесняется (поскольку его выражение ставит организм в опасную ситуацию), могут возникать психосома тические симптомы, например, повышение артериального давления. Но если бы за агрессивными чувствами не скрывалась тревога, не было бы нужды в их вытеснении. Это согласуется с нашими представлениями о том, что субъек тивным проявлением конфликта на психологическом уровне является тревога, когда организм оказывается в ситуации конфликта. Феликс Дойч утверждал:

“Каждое расстройство связано с тревогой”, и это утверждение справедливо, 82 Смысл тревоги если помнить, что тревога является психологическим компонентом любого за болевания.

Когда мы думаем о взаимоотношениях между тревогой и соматическими изме нениями, перед нами встает еще одна, наиболее сложная проблема — пробле ма значения телесного симптома. Для понимания телесных симптомов следу ет ответить себе на два вопроса, чтобы разобраться в том, почему тревога проявляется в соматической форме. Первый вопрос: как телесный симптом по могает организму справиться с опасной ситуацией или, если позволить себе образное выражение, чего организм пытается достичь с помощью данного симптома Вопрос второй: какие интрапсихические механизмы осуществляют связь между тревогой и симптомом Ответить на эти вопросы нам помогают некоторые клинические наблюдения.

Существует обратная зависимость между способностью человека перено сить осознанную тревогу и развитием у него психосоматических симпто мов. Хотя тревога и страх, находящиеся на сознательном уровне, утяжеляют состояние человека, очевидно, что ведущую роль в формировании болезней играют тревога, страхи и конфликты, устраненные из сознания. Чем ближе к сознанию тревога и чем сильнее выражены проявления невротического пове дения, тем менее серьезны органические нарушения. Сознательно стремясь разрешить конфликт, человек может испытывать интенсивную тревогу, но все еще продолжает напрямую сопротивляться угрозе с помощью сознания. “В це лом можно утверждать, что наличие тревоги свидетельствует о том, что здесь нет дезинтеграции в тяжелой степени... Это явление можно сравнить с про гностическим значением повышенной температуры”77. Но когда человек уже не в состоянии переносить сознательную борьбу — из за того, что ситуация становится все более угрожающей, или потому, что ничего не получается, — появляются симптомы. Это снижает остроту конфликта и создает условия для псевдо адаптации, при которой конфликт остается неразрешенным. Поэтому можно утверждать, что симптомы содержат в себе тревогу; они как бы пред ставляют собой тревогу в кристаллизованном виде. Говоря о психологичес ких симптомах, Фрейд верно заметил: “Симптом есть связанная тревога” — то есть кристаллизовавшаяся тревога, превратившаяся в язву, или учащенное сердцебиение, или нечто подобное.

Случай Брауна позволил наблюдать такую последовательность событий, свя занную с феноменом тревоги. Сначала у Тома возникал тот или иной телесный симптом, например, приступы головокружения, не вызывавшие сознательной тревоги, хотя и приводящие к определенному дискомфорту. Через несколько дней у него появлялись тревожные сновидения. Позже тревога появлялась в сознании, и тогда пациент делался более зависимым и предъявлял многочис ленные требования к своему терапевту. По мере того как тревога все больше Тревога с точки зрения биологии заполняла сознание, чувство дискомфорта усиливалось, но соматический сим птом исчезал.

Необходимо заметить, что упомянутые выше пациенты, страдающие язвенной болезнью, не испытывали сознательной тревоги. Можно сказать, что симптом является защитой от ситуации, провоцирующей тревогу. Вот почему, если го ворить о практике психотерапии, опасно устранять у пациента симптомы до тех пор, пока его тревога не прояснена. Обычно симптом свидетельствует о том, что пациент не сумел справиться со своей тревогой, и теперь симптом за щищает пациента от ухудшения состояния.

Огромный интерес представляет тот факт, что при появлении органического заболевания тревога, как правило, исчезает. Работая над этим исследовани ем, я заболел туберкулезом, а лекарств для лечения этого заболевания тогда еще не существовало. Наблюдая за окружающими меня пациентами, я заметил одну интересную вещь. Когда пациент осознавал, что он серьезно болен, тре вога, связанная с его поведением до болезни, как будто исчезала. Тревога воз вращалась в сознание, когда пациент выздоравливал и мог вернуться к своей работе и к своим обязанностям. Разумеется, можно предположить, что болезнь освобождала человека от обязанностей, обеспечивала ему какое то существо вание и т.д. Но, на мой взгляд, причины этого явления следует искать глубже.

Если предположить, что человек сдался перед болезнью прежде всего в ре зультате длительного неразрешенного конфликта, можно утверждать, что бо лезнь была способом сузить сферу конфликта до такой области, где его можно успешно разрешить. Это проливает свет на одну закономерность, на блюдаемую в клинике: когда появляется болезнь, сознательная тревога умень шается, а когда человек выздоравливает, тревога может вернуться78.

Проблему взаимоотношений между тревогой и симптомом исследовали многие авторы, использующие первую гипотезу Фрейда о тревоге, которая опирается на теорию либидо. Ф. Дойч, например, считает, что соматический симптом воз никает тогда, когда на пути либидо встают какие то преграды. Когда свобод ная разрядка либидо невозможна, оно принимает форму тревоги, а эта тревога разряжается, превращаясь в соматический симптом. Таким образом, “с психоло гической точки зрения, чтобы достичь телесного здоровья, человеку необхо димо либо вложить во что то свое либидо, либо избавиться от тревоги”79. С моей точки зрения, тревога возникает не потому, что человек является “носи телем либидо”, но потому, что оказывается в ситуации опасности, с которой не может справиться. Это ввергает человека в состояние беспомощности и внут реннего конфликта. Вполне допустимо, что причиной конфликта у данного че ловека является либидо — то есть сексуальное влечение, — но важно по мнить, что проблема заключается в самом конфликте, а не в сексуальности.

Таким образом, можно заключить, что симптом защищает организм не от 84 Смысл тревоги либидо, на пути которого стоят препятствия, а от ситуации, порождаю щей тревогу.

Я предлагаю свою, довольно грубую схему, которая поможет объединить все, о чем говорилось в настоящей главе. Во первых, организм интерпретирует ре альную ситуацию с точки зрения символов и значений. Во вторых, это создает у него определенные установки по отношению к ситуации. В третьих, эти установки включают в себя разнообразные эмоции (а также соответствующие нейрофизиологические и гуморальные компоненты), которые готовят орга низм к действию в данной ситуации. Человек приходит к выводу, что ситуа ция несет в себе тревогу, в результате процесса интерпретации. В этой интер претации, как я уже подчеркивал, важную роль играют символы и значения. В начале данной главы мы упоминали о концепции Адольфа Мейера, который подчеркивал важность “интегративных функций”, а также “использования символов в качестве орудий”. По отношению к этим феноменам нейрофизио логические явления занимают подчиненное положение.

Мы говорили также и о том, что процесс интерпретации происходит преиму щественно в коре головного мозга, в той части нервной системы человека, ко торая резко отличает его от других животных. Работы Кэннона, исследовавше го деятельность симпатической нервной системы, стали основой для представлений о нейрофизиологических аспектах тревоги, которую преиму щественно связывают с активностью симпатического отдела автономной нерв ной системы. Свои исследования Кэннон проводил в основном на животных.

Поэтому судить по этим работам о поведении человека следует с осторожно стью, помня, что реакции животного и реакции человека — не одно и тоже, они похожи лишь в тех случаях, когда мы изолируем какие то аспекты реак ций человека из целостного контекста80.

В таком случае удастся избежать трех ошибок, которые часто встречаются в психологии. Первая ошибка заключается в том, что эмоцию отождествляют с нейрофизиологическим процессом. Вторая ошибка, находящаяся как бы посе редине между первой и третьей, представляет собой “физиологическую тавто логию” (то есть исследователь просто описывает деятельность симпатической нервной системы и говорит, что таков нейрофизиологический аспект тревоги).

Третья ошибка полярна по отношению к первой, она заключается в представ лении о том, что физиологические и психические процессы протекают как бы независимо друг от друга.

Перечисленные выше ошибки напоминают читателю о трех различных точках зрения философов и ученых, которые на протяжении многих лет пытались разрешить проблему взаимоотношений между психическим и телесным. Назо вем их: (1) физиологический механицизм (когда психологические феномены Тревога с точки зрения биологии воспринимаются как нечто вторичное по отношению к физиологическим про цессам), (2) психофизический параллелизм и (3) дуализм.

Как в психологии, так и в философии нам необходима целостная теория, вклю чающая в себя психическое и телесное. Вероятнее всего ее следует искать на том первичном уровне, где находится источник как психического, так и теле сного. В данной книге мы как раз и стремимся найти такой подход, опираясь на иерархию символов, установок, нервных процессов и физиологии. На мой взгляд, Мейер в своем подходе к “организму” также стремится к подобной це лостности.

86 Смысл тревоги Глава четвертая ТРЕВОГА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ Тревога является фундаментальным феноменом и центральной про блемой невроза.

Зигмунд Фрейд. “Проблема тревоги” ИСПЫТЫВАЮТ ЛИ ТРЕВОГУ ЖИВОТНЫЕ Исследование реакций, подобных тревоге, у животных помогает лучше понять проблему тревоги, возникающей у человека. Я пользуюсь выражением “реак ции, подобные тревоге”, потому что на проблему тревоги у животных суще ствуют различные точки зрения. Гольдштейн считал, что животные пережива ют тревогу, но называл термином “тревога” реакции недифференцированного страха, подобные “нормальной” тревоге, которую можно наблюдать у младен ца в возрасте двух недель. Гарри Стак Салливан полагал, что животным трево га неизвестна. О. Хобарт Маурер в своих ранних исследованиях “тревоги” у крыс (об этой работе мы поговорим ниже) использовал слова “страх” и “трево га” как синонимы. Но позднее он пришел к выводу, что животные испытывали именно страх и что им вообще не свойственна тревога, за исключением тех случаев, когда животные вступают в определенные психологические взаимо отношения с людьми, например, с исследователями в лаборатории. Но, в отли чие от Гольдштейна, Маурер под словом “тревога” понимает невротическую тревогу, что по определению предполагает способность осознавать себя, рабо ту вытеснения и другие процессы, свойственные исключительно человеку.

Тревога с точки зрения психологии Говарду Лиделлу, как я полагаю, удалось разрубить гордиев узел этого проти воречия. Занимаясь исследованием экспериментальных неврозов у овец и коз, Лиделл написал статью, которая имеет прямое отношение к теме тревоги. Он утверждает, что животные не испытывают тревоги в “человеческом” значении этого слова, но у них существует одно состояние, подобное тревоге, которое можно назвать словом настороженность1. Когда животное оказывается в си туации потенциальной опасности — как, например, подопытная овца, на кото рую воздействуют электрические разряды, или тюлень, спящий в своей есте ственной среде обитания, где раз в каждые десять секунд он пробуждается и осматривает окрестности, чтобы к нему не подкрались охотники эскимосы, — оно становится осторожным и постоянно ожидает опасности. Животное как будто постоянно задает вопрос: “Что это”. Такая настороженность предпола гает подозрительное отношение к окружающему (поскольку животное не зна ет, откуда придет опасность) и готовность действовать, но пока у этого дей ствия нет определенного плана. Очевидно, что такое поведение животного подобно человеческой тревоге, сопровождающейся неясным предчувствием неопределенной опасности.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.