WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 63 |

Но в те моменты, когда Том испытывал тревогу, активность желудочной дея тельности возрастала.

“Наиболее заметные изменения активности желудка, которые мы наблюдали, были связаны с чувством тревоги. Мы забыли сообщить испытуемому, как долго он может получать зарплату в лаборатории.

До того, как Том начал работать, у нас он получал государственное пособие, и улучшение условий жизни в связи с работой много для него значило. Накануне вечером он с женой обсуждал вопрос о том, как долго продлится его работа. Он решил прямо спросить об этом при ближайшей возможности. Тома, как и его жену, этот вопрос очень сильно волновал, так что они оба в ту ночь никак не могли заснуть. На следующее утро показатели гиперемии и кислотности достигли наивысшего уровня за все время исследования...”Подобные явления наблюдались у Тома регулярно. “Тревога и связанные с ней сложные эмоциональные конфликты регулярно сопровождались гиперемией, повышенным отделением желудочного сока и усилением перистальтики”67.

Переживания злости и негодования также сопровождались у Тома повышением активности работы желудка. Исследователи приводят два примера, когда дру гие сотрудники госпиталя плохо отзывались о способностях и добросовест ности Тома. В этих ситуациях секреторная функция его желудка резко повы шалась. В один из таких моментов, когда Том в процессе беседы отвлекся от своей злости, активность работы желудка также снизилась, но затем опять воз росла, когда в ходе разговора он снова начал бередить свои раны.

Хотя Том не страдал язвенной болезнью, но особенности его личности во мно гом напоминали тех пациентов, о которых мы говорили выше. В детстве он в значительной мере зависел от матери, хотя в отношениях с нею явно не хвата ло эмоционального тепла. “Он одновременно и боялся, и любил свою мать. По добным образом он относился и к Богу”68. Когда мать умерла, Тома охватила паника, а затем он перенес свою зависимость на сестру. Подобная амбивалент ность проявлялась в его взаимоотношениях с врачами: он выражал зависи Тревога с точки зрения биологии мость, а когда она не удовлетворялась, реагировал на это злостью. Он считал, что надо быть “сильным мужчиной”, который успешно содержит свою семью.

“Если я не могу прокормить семью, — сказал он однажды, — мне надо пойти и утопиться”. Эта фраза показывает, как много значила для Тома маска сильного и ответственного мужчины. Он не мог найти облегчения в слезах, поскольку ему было необходимо выглядеть мужественным. Эта особенность личности — чувство зависимости, скрытое за потребностью казаться сильным, — и опреде ляет тот факт, что Том реагировал на тревогу и злость усилением желудочной активности.

Подобную психосоматическую реакцию в ответ на ситуацию конфликта можно рассматривать с двух точек зрения. Во первых, можно предположить, что ак тивизация функции желудка есть выражение вытесненной потребности в за боте окружающих. Таким образом человек устраняет тревогу и злость, а также приобретает с помощью еды ощущение безопасности69. Во вторых, работа же лудка может выражать агрессию и злость, направленную на того, кто не ока зывает эмоциональной поддержки и заботы. Поедание пищи у животных часто выражает агрессию, например, “пожирание” своей добычи70.

Это исследование показывает неадекватность таких подходов, где тревога рас сматривается просто как деятельность автономной нервной системы. Действие неврологических механизмов при тревоге невозможно понять, если не рас сматривать их с точки зрения потребностей и целей организма, оказавшегося в ситуации опасности. Вольф и Вольф замечают: “Все данные исследования го ворят о том, что невозможно приписать физиологические изменения исключи тельно действию блуждающего нерва или симпатического отдела автономной нервной системы. Разумнее рассматривать изменения активности желудка, со провождающее эмоциональные реакции, как часть общих телесных реакций, свойственных данному организму”71. Миттельманн, Вольф и Шарф подтверж дают ту же самую мысль другими словами: “Вопрос о том, какой отдел нервной системы доминирует в период стресса, не является первостепенным; важней шую роль играет взаимодействие или сочетание реакций, которое в данной ситуации лучше всего удовлетворяет потребности животного”72.

ЗНАЧЕНИЕ БОЛЕЗНИ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ Болезнь — это один из способов разрешения конфликта. Когда у человека по является болезнь, его мир сужается, уменьшается количество забот и сфера от ветственности, так что успешно справиться с ситуацией конфликта становится 78 Смысл тревоги легче. Здоровое же состояние, напротив, освобождает организм для реализа ции его способностей.

Джордж Ингел кратко формулирует свой взгляд на этот предмет такими слова ми: “Здоровье и болезнь можно рассматривать как фазы жизни”73. “Челове ка, — продолжает он, — привлекает тот факт, что болезнь можно рассматри вать как нечто, отдельное от его Я”. Я бы сказал, что люди используют болезнь таким же образом, как наши предки использовали дьявола — как объект, на который можно спроецировать свою злость, чтобы снять с себя ответствен ность за свои чувства. Но такой самообман, хотя и уменьшает на время чув ство вины, по большому счету не помогает. Здоровье и болезнь — часть не прерывного процесса нашей жизни, в течение которой мы стремимся соответствовать окружающему миру и создать вокруг себя мир, соответствую щий нам самим.

Когда человек в течение продолжительного времени переживает ситуацию конфликта, который невозможно разрешить на уровне сознания, обычно появ ляются разнообразные соматические симптомы. Они представляют собой свое образный “язык тела”. Это могут быть симптомы истерической конверсии, на пример, истерическая слепота в момент ужаса (человеку тяжело на это смотреть) или истерический паралич некоторых мышц. Чисто психологичес кие по своему происхождению, истерические симптомы охватывают некото рые нервные и мышечные структуры тела. В отличие от них, симптомы психо соматические в узком смысле этого слова являются нарушениями функций, в которых участвует автономная нервная система. Но в целом тревога может участвовать в развитии болезни любого рода, не обязательно болезней истери ческого или психосоматического характера. В качестве примера приведем ин фекционные заболевания. На восприимчивость организма к инфекциям влияет как тревога, так и другие эмоциональные состояния. Не исключено, что такая разрушительная болезнь, как туберкулез, связана с вытесненным унынием в ситуации хронического конфликта, который не был разрешен на сознательном уровне или на уровне психосоматики в узком смысле этого слова74.

От чего же зависит тот уровень, на котором человек может разрешить конф ликт: будет ли это сознательный уровень, или же появятся истерические и психосоматические симптомы, или разовьется еще какое либо заболевание На этот сложный вопрос можно ответить лишь при внимательном изучении конкретного случая. Без сомнения, важную роль здесь играют такие факторы, как конституция, переживания детства и другие значимые события прошлого, природа и интенсивность непосредственной угрозы, а также влияние культу ры. Как бы там ни было, следует предполагать, что организм стремится к раз решению конфликта. Субъективным аспектом этого конфликта является тревога, а объективным — заболевание. Симптом — если он присутствует — выражает стремление организма к разрешению конфликта.

Тревога с точки зрения биологии Культурные факторы имеют прямое отношение к тревоге, скрывающейся за психосоматическими заболеваниями. Это можно продемонстрировать на при мере практически любого психосоматического заболевания. Снова обратимся к язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Высокий уровень распространения язвенной болезни часто связывают с духом соревнования, пронизывающим современную западную культуру. Это “заболевание западной цивилизации, основанной на борьбе и честолюбии”. Согласно наиболее прав доподобной гипотезе, распространенность язвенной болезни объясняется тем, что в сороковых годах мужчины должны были вытеснять из своего сознания потребность в зависимости и скрывать ее за фасадом самостоятельности и силы, в то время как женщинам позволялось давать выход своему чувству бес помощности, например, плакать. В некоторых социальных кругах зависимость женщины даже ценилась как положительное качество. В начале девятнадцато го века отмечалось широкое распространение язвенной болезни у молодых женщин — если можно доверять тогдашней статистике. Миттельманн и Вольф объясняют это тем, что в тогдашнем обществе женщины должны были сорев новаться друг с другом, чтобы выйти замуж. Перспектива остаться старой де вой и зависеть от родных создавала выраженную тревогу. Мужчины в то вре мя, напротив, занимали “сильную” позицию в профессиональной сфере и в то же время могли выражать свою зависимость в семейном кругу. В сороковых годах двадцатого века язвенная болезнь у мужчин встречалась в десять раз чаще, чем у женщин, но современные женщины страдают этим заболеванием почти так же часто, как и мужчины. Этот любопытный факт можно объяснить тем, что в современном обществе женщины стали играть более самостоятель ную роль.

Следует добавить, что в исследовании Миттельманна, Вольфа и Шарфа у конт рольных испытуемых (не страдающих язвенной болезнью) в периоды эмоцио нального конфликта также наблюдалась повышенная активность желудка, но менее выраженная, чем у пациентов с язвенной болезнью. Подобные реакции можно было наблюдать и у Тома, также не страдавшего язвенной болезнью.

Эти данные подтверждают гипотезу о том, что подобная психосоматическая реакция зависит не только от индивидуальных особенностей человека, но во обще часто встречается у представителей западной культуры. Интересен так же вопрос о том, насколько подобная реакция специфична именно для амери канской культуры. Гринкер и Спигель работали с солдатами, находящимися в состоянии конфликта, и обратили внимание на широкое распространение сре ди них различных гастроэнтерологических симптомов. Кроме того, солдаты чувствовали особенно сильную потребность в молоке. Рассуждая о взаимосвя зи между вытесненной потребностью в зависимости и работой желудочно ки шечного тракта, исследователи пишут: “Пища, в которой солдаты испытывают особую потребность, ассоциируется с первыми проявлениями материнской ласки и заботы”. Далее они добавляют, что “употребление молока — культур 80 Смысл тревоги ная особенность большинства американцев”75. Это подтверждает гипотезу о том, что дух соревнования, свойственный западной культуре, особенно сильно проявляется в ее американском варианте.

Поскольку каждый человек живет, перемещается и реализует себя в контексте своей культуры, внутри которой сформировались все его типичные реакции и конфликты, неудивительно, что факторы культуры должны играть заметную роль в формировании психосоматических нарушений, а также других рас стройств поведения. По видимому, именно те эмоции, биологические потреб ности и формы поведения, которые сильнее всего вытесняются в данной культуре, играют ведущую роль в возникновении симптомов. Фрейд обнару жил, что в викторианскую эпоху главную роль в возникновении симптомов иг рает вытесненная сексуальность. По мнению Хорни, в Америке в сороковых годах в большей мере, чем сексуальность, вытеснялись агрессивные чувства, и именно последние приводили к формированию психосоматических симпто мов. Нельзя отрицать тот факт, что наша культура, построенная на соревнова нии, порождает множество агрессивных чувств.

Когда изменяется характер культуры, соответствующим образом изменяется и картина заболеваемости. Так, например, в период между Первой и Второй ми ровыми войнами заметно увеличилось количество сердечно сосудистых забо леваний, но при этом снизилось число пациентов с истерией. Стоит упомянуть и о другой важной особенности современной культуры: в наше время пациен ту легче смириться с органическими нарушениями, чем с психическими или эмоциональными. Благодаря этому фактору тревога и другие формы эмоцио нального стресса в нашей культуре часто проявляются в виде соматических нарушений. Таким образом, культурный контекст влияет на то, как человек пытается справиться со своей тревогой, и особенно на то, какие симптомы у него могут возникнуть.

В наше время психотерапевт достаточно редко видит истерических пациентов, разве только в амбулаторных клиниках, расположенных в особых местах, где жители изолированы от современного общества с его самосознанием. Сейчас большинство наших пациентов страдают обсессивно компульствными рас стройствами или депрессией. Это связано со склонностью современного чело века к чрезмерному самосознанию. Почти каждый образованный горожанин (наш потенциальный пациент в частной практике) достаточно хорошо осве домлен о психотерапии, так что теперь она не вызывает такого удивления, как во времена Фрейда. Можно привести еще один пример влияния культуры на заболеваемость: в годы Первой мировой войны было установлено, что у тех офицеров, которые могли говорить о себе и выражать словами свои пережива ния, истерические срывы возникали реже, чем у их менее образованных кол лег, не столь умело пользующихся словами. Этот факт согласуется с мнением Тревога с точки зрения биологии Гроэна и Бэстиана о том, что психосоматические расстройства прямо связаны с нарушениями общения.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.