WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |

Потребность в том, чтобы с нами поговорили. (Неспроста в боль шинстве изданий к нам обращаются прямо — ну просто виртуальная подружка!) Нам гораздо чаще, чем мы это замечаем, нужна поддержка, общение — причем специфически женское, не осуждающее интерес к собственным ногтям или качеству кожи, рассыпающее калейдоскоп дета лей... “Мне все про тебя интересно и важно, давай расслабимся и помеч таем... Я могу тебя развлекать, забавлять, утешать... Я всегда с тобой...

Только не забудь подписаться...” Интересно, от кого мы предпочли бы это услышать и не услышим — ни тогда, ни теперь, ни потом Потребность в обновлении, в том, чтобы “начать новую жизнь с поне дельника”, изменить что нибудь в своей внешности, гардеробе, привыч ках — да какая разница Все мы так или иначе чем нибудь не вполне удовлетворены, да еще есть страх перед серьезными изменениями (что то нам подсказывает, что цена их может оказаться высока). Но вот рево люционное изменение цвета лака для ногтей, подсказанное, то есть раз решенное журналом, — это можно, это даже нужно. Так и потребность в новизне сыта, и овцы боязни перемен целы. Жизнь многих женщин так ужасающе монотонна — в сущности, такую монотонность только женщи ны и выносят, — что потребность “сменить кожу” часто становится про сто отчаянной. А голоса сирен нашептывают: это можно, это близко, ни чего не надо решать и всерьез менять, только купи — и вот тебе новая ты! И еще купи, и еще... Интересно, насколько мы контролируем это про мывание мозгов, а насколько оно нас Потребность в руководстве, в получении санкций: носи то, не ешь это, делай так то! При этом стандарт задается чуть повыше читательско го, что создает дополнительный “фактор защиты”: так делают правиль ные, классные, модные. Не слушай мамочку, тетеньку, дуру с работы — Королевство кривых зеркал слушай меня, и ты будешь права, а они — нет! Каждая женщина с детства слышала сотни замечаний, от которых практически не было защиты: вне шность, манеры, “ты же девочка”. Следовать им во взрослой жизни глупо, оставаться вовсе без них и положиться на себя трудно и страшно. Тетень ке и дуре с работы возразить сильно хочется, но для этого нужно серьез ное прикрытие. Журнал его дает, при этом косвенно обычно намекает на то, что на самом деле миром правят богатые мужчины, а вовсе не мамоч ки с тетеньками, а слушаться надо сильного. Научись нравиться, убла жать, угадывать желания и воплощать мечты — получишь влияние, даже власть. Потому что в мире куклы Барби по другому ты их не получишь никогда... Интересно, насколько мы на самом деле не уверены в себе Потребность ощутить хотя бы иллюзорное благополучие, забыва ясь, заглядеться на блестящее, яркое, из какой то невзаправдашней и прекрасной жизни залетевшее... “Так ребенки нищенки веками барские разглядывают елки...” В реальности бывают болезни, страх перед буду щим, нереализованные способности, одиночество без семьи и совсем уже беспросветное одиночество в семье, — как бывают и минуты полноты и счастья, которые не покупаются, а только дарятся или делаются своими руками. Там — “аромат сезона”, семь способов избавиться от волосков где нибудь, где эти волоски “отравляют всю мою жизнь”, плюс рассказ о чьей то сердечной драме с хорошим концом. В журналах, как и в дамских романах, все всегда кончается хорошо. Зловредные волоски побеждены;

ты пахнешь тем, чем следует пахнуть в этом году. Ты контролируешь свой вес, свой стресс, свою жизнь — только не вспоминай о ней, а если что то беспокоит, купи игрушку, и тебе будет казаться, что ты не снару жи, как Девочка со спичками, а внутри... Там, где никогда не случается ничего плохого... Вы никогда не задумывались, почему Фея крестная дала Золушке такую жесткую инструкцию относительно полуночи Не ужели не в ее волшебных силах было оставить девочку на балу, дать ей забыть о горшках и реальном месте в жизни Похоже, что мудрая Крест ная хорошо понимала простую вещь: для того чтобы “все кончилось хо рошо” даже в сказке, как минимум следует знать меру и оставаться самой собой. Иллюзии прекрасны, когда им отводится безопасное место — сны, мечты, “мыльные оперы”... и женские журналы, если на них не “под сесть”. Интересно, многие ли из нас отваживаются честно признать, что сплошь и рядом иллюзии контролируют нас, а не наоборот Просто потребность в красивом. Вы заметили, что еда на глянцевых страницах красивее, чем на тарелке Ни таких фруктовых салатов, ни столь безупречных губ, ни вот так свободно летящих шарфов не бывает.

Говорят: “Красиво, как на картинке”. И мы хотим жить красиво, прекрас но понимая, что так красиво не бывает. Все равно хотим. По тем же са 48 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы мым причинам, по которым шофер дальнобойщик лепит на стекло Клашу Шиффер, хотя все его прошлые и будущие женщины будут от нее сильно отличаться, а сменщик все равно не поверит, что это “его девчонка”. Мы тоже заслужили, черт возьми, этот “глоток глянца” своими сумками, обо дранными подъездами, всей этой вечной барачно коммунальной строй кой, в результате которой все равно получалась мерзкая блочная девяти этажка. Быт прошедшей эпохи был враждебен человеку вообще, а чело веку женщине — в особенности. Поддержание жилья в порядке букваль но означает бесконечный вывоз грязи. Теснота не дает уединиться. Все предметы против: пылесос дико воет, краны капают ржавым, соседи за ливают (у них краны такие же), в телевизоре помехи, слышимость блоч ная... И несмотря на гнусную шутку о том, что советская женщина — это ВИОЛА (временно исполняющая обязанности лошади), она находила — в меру вкуса и умения — место для то ли “хорошенького” календаря, то ли салфеточки, и шила по ночам маскарадные костюмы детям, и со своей внешностью умудрялась что то еще сделать, прежде чем состариться и стать “теткой” в тридцать шесть. И то, что сейчас мы можем купить духи, красивую одежду, кошачьи консервы, освежитель воздуха, коврик в ван ную и цветущую гардению в горшке — это наш спрос, наше утешение за серый ужас быта советского времени. Витрины, по крайней мере, в боль ших городах, красивы, даже изысканны. Соблазны “украсить” — повсюду.

И все это требует не изобретательности на грани фантастики, а только самого простого — денег. А денег у женщины всегда меньше, чем у вы полняющего такую же работу мужчины — не говоря уже о том, что есть ситуации и периоды, когда своих у нее нет вообще...

Красивого хочется остро и по разному: в доме, на столе, в зеркале. Но старые “военные хитрости” — перекрасим, обвяжем кружевцем, превра тим в почти совсем новое — не помогут. Почти все наши самоделки все таки выглядят немного жалко, они стали невкусными, как и самодельные “трюфели” из порошка какао, сухого молока и бог знает чего еще. Их то не жаль. Жаль творческой искорки, духа беспримерной изобретательно сти и самостояния, который одна моя подруга давних лет называла “сама себе примус”. Это только кажется, что насытить потребность в красивом стало просто. Заметили ли мы, как лихо используется наша жажда ком пенсировать ту нехватку красоты, с которой большинство из нас вырос ло Голодавшие в детстве люди часто приобретают странные пищевые привычки — кто переедает, кто запасы делает, кто все время ходит с кус ком. Одна моя западная коллега с удивлением заметила, что в Москве ей встречалось огромное количество женщин с ногтями почти немыслимой длины: “Но ведь это же неудобно; может быть, это символическое сооб щение” Руки говорят: “Я не мою посуду, я не чиню, не стираю, не пере саживаю цветы, я вообще случайно оказалась на этой вашей улице”. Ох, Королевство кривых зеркал неслучайно... Нарисуй на ногтях хоть что, куда денешь все остальное Сытый голодного не разумеет. И я не могу объяснить милой коллеге, по чему в мрачном подземном переходе маленькими застывшими группками стоят женщины с завороженными лицами, напряженно глядя в иные миры — на сияющие флакончики, черные кружева, мягкие складки на стоящей кожи...

Интересно, про какой еще товар или услугу нам вкрадчиво сообщат, что именно ими мы должны немедленно украсить свою жизнь, “потому что я достойна самого лучшего” Ну, и, конечно, есть еще потребности попроще — “быть не хуже” или хотя бы “знать, как быть не хуже”, убедиться, что “не у меня од ной”. И наконец то идентифицироваться с образом женщины победи тельницы — сексуальной, элегантной, богатой и всегда, всегда получаю щей то, что хочет...

Честно говоря, я не знаю ни одной живой женщины, относящейся к “глян цевой сласти” всерьез: мы все таки гораздо умнее. Может быть, некоторое чувство превосходства, с которым небрежно закрывается очередная “Фам фаталь”, — это тоже отдельная приманка Может быть, и это просчитано Как бы там ни было, то представление о женщине, которое стоит за невин ной болтовней легкомысленных страничек, просто пугает. Судите сами.

Эта “ОНА”:

зависима — от мужчины, мнений окружающих, моды, чего и кого угодно;

не уверена в себе настолько, что все время нуждается в поглажи ваниях и похлопываниях, сосках и погремушках;

озабочена не своим развитием, а судорожным “ремонтом фа сада”;

не способна к элементарному анализу фактов, причем даже фак тов собственной жизни;

ревнива, завистлива, ненадежна в отношениях, склонна к мани пуляциям;

в других — мужчинах прежде всего — видит не людей, а некое средство для достижения своих целей;

уж если любит, то достанет и удавит этой любовью так, что мало не покажется;

во всем, что делает, эта особа постоянно изобретательно неиск ренна, причем завралась так давно и последовательно, что кон цов уже не сыщешь;

и вновь — зависима, зависима, зависима...

50 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы Почему “ОНА” кажется такой ужасно знакомой — ведь среди нас такого хо дячего убожества днем с огнем не сыщешь Где же мы все таки встреча лись Эта неприятная особа, конечно, не живой человек... Я совсем не уверена, что пропитывающий все вокруг миф о женщине как создании бессмыслен ном, инфантильном и неполноценном выдумали угнетатели мужчины.

Мифы — творчество коллективное, и тут приложили руку все кому не лень... Да и какая разница, кто что породил, — важно, что он давно и проч но въелся, стал реально действующей силой, осколочком дьявольского зер кала попадает то в глаз, то в сердце — и мы видим самих себя и мир в ис каженном, недобром свете.

Женские журналы ничего не выдумали — они только подхватили и экс плуатируют наши собственные страхи, иллюзии и желания, связанные с глубоким и тайным недоверием к собственному складу ума, души и тела.

Они не виноваты — в их кривом зеркале отражается всего лишь карикату ра, глубоко сидящая в нас самих. И вопрос только в том, как обнаружить, отследить и проверить реальностью тот кусочек нехорошего зеркала, кото рый засел в единственной нашей голове, глазах, сердце. Мы не отвечаем за печальное наследство, полученное от многих поколений, — но, безуслов но, отвечаем за то, как этим наследством распоряжаемся в своей един ственной жизни.

Интересно, и как же ШЛЯПКА, САЛАТ И СКАНДАЛ Это совершенно неважно.

Вот почему это так интересно.

Агата Кристи Говорят, что женщина может сделать из ничего шляпку, салат и скандал.

Не знаю, чего больше в этом утверждении — раздражения или восхищения такой способностью. Но в общем принято считать, что женщины могут огорчаться по пустякам и радоваться пустякам же. И в самом деле, что только не огорчает нас, глупеньких. Вот например, одна моя коллега полу чила на работе жидкость для чистки компьютера. Оказалось, что жидкость одновременно имеет свойство смывать лак для ногтей. Нашим изумленным взорам предстала разъяренная, оскорбленная до глубины души женщина, несущая на отлете эту ужасную руку, изуродованную, пусть и не по насто ящему — что это, как такое могло со мной случиться С двух — нет, хуже, с трех из десяти ногтей подло снялся лак. Ее гнев был совершенно серьез ным, будто ее обманули, подвели, предали в чем то очень важном. Можно сколько угодно иронизировать о ничтожности повода, но сам по себе гнев был настоящий, тут уж никакая ирония неуместна.

И мне, и многим из вас случалось горько рыдать по поводу подгоревшего пирога. Ну, казалось бы, какая чушь! Ну, поскоблим корочку, ну, заменим этот пирог чем то... Уж наверное, он был не единственным блюдом в за планированном ужине. Но так горько, так обидно, так подло — выверен ный рецепт, пекла такой пирог сто раз — и вот на тебе! Весь день пошел наперекосяк, да и жизнь не задалась — обобщения множатся и расширя ются. Бог с ним, с пирогом, но ощущение какой то глубинной, тягостной обиды — оно то настоящее. Одна моя приятельница как то раз достала из хранения любимый свитер, надела, собираясь выходить из дома. Не тут то было. Как вы догадываетесь, неожиданно обнаруживается несколько ма леньких противных дырочек, проделанных молью и ускользнувших от 52 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы внимания при перекладывании зимних вещей. Какая беда, какая печаль, и ведь самый любимый свитер, и ведь перебирала вещи, и ведь клала ка кую то антимоль, таблетки, бумажки. Все фуфло, ничему нельзя верить! Чума, катастрофа. Свитер носился лет десять, свое отработал. В конце концов, можно было придумать способ эти дырочки художественно зашто пать. Наши мамы и особенно бабушки владели такими “маленькими хит ростями”: сделаем то то и то то, и ничего заметно не будет! Бабушка Раи са Григорьевна говаривала не без иронии: “Пол Москвы не заметит, а на остальную наплевать”. И конечно, через день приятельница сама смеялась над таким ужасным горем, но опять таки в тот момент, когда обнаружи лась эта печаль, эта беда, эти семь маленьких дырочек на видном месте, отчаяние было непритворным. И может быть, еще было немножко стыдно, потому что в глубине души ничтожность повода вполне осознается. Но всплеск этого сильного, тяжелого, когда гневного, когда страдальческого чувства — он ведь есть.

А уж как мы огорчаемся по поводу того, кто и что о нас сказал! И сказано то было как то двусмысленно, не то чтобы злобная однозначная гадость! Но если случается услышать “это” краем уха или получить в виде цита ты, — как горько, как печально, как рушатся просто незыблемые, важные вещи в жизни. Даже девчонками мы гораздо больше обижаемся не тогда, когда нас по настоящему подвели, а именно на это “сказала”. “Она про меня сказала” — и как это простить, скажите на милость Очень во многом отношения в девчоночьей стайке и в восемь лет, и в двенадцать строятся на пресловутых “сказала, посмотрела”. Не так посмотрела. Наверное, уже и “сказала”.

Конечно, в столь юном возрасте мы не склонны задумываться, почему же так обидно, почему такая сильная реакция, да и в более поздние годы как то всегда не хватает времени или внимания додумать, обратить внимание на силу собственной обиды: что же так сильно задело Потому что надо срочно спасать пирог. Или искать другой свитер, чтобы выйти из дома.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.