WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 52 |

Занятия О, разные! Мы встречались и с многодетными мамами, и с женщи нами, решившими сначала заниматься карьерой, и с успевающими и то, и другое. Иногда, если позволяет время, в самом конце группы я предлагаю назвать свое занятие там, во внешнем мире. Полный восторг и “коробочка с сюрпризами”: оказывается, наша главная шутница — директор техническо го училища, а вот радиожурналистка, менеджер, учительница итальянского языка, web дизайнер, риэлтор, врач гомеопат... Нам было не до этого, мы за нимались другим, но и картина нашей разнообразной занятости тоже впе чатляет. И может быть, это впечатление особенно сильно на фоне необыкно венного ощущения общности сопереживания, своего рода “сестричества”.

Внешность Разная, что всегда интересно и здорово. Единственное, что могу сказать наверняка, — это что на группу приходят удобно одетыми, хотя никто об этом специально не предупреждает. Поскольку женщины всегда так или иначе обдумывают этот вопрос и никогда не выходят “на люди” абы как, я вижу в этом еще одно подтверждение тому, что этот день (или два, или вечер — в проекте бывали группы разного формата) дей ствительно посвящен себе.

...Искушение расширить, разветвить группы, успешно идущие уже семь лет, велико. Мне который год не дает покоя идея тренинга, посвященного различиям в языке и мышлении мужчин и женщин. Пару раз мы попробо вали его заявить и столкнулись с еще одной стороной того, о чем я расска зала в этой главе. Звонят и записываются женщины. Одни, без исключе ний. Это бессмысленно, поскольку сама постановка вопроса требует рав ной заинтересованности “высоких договаривающихся сторон”. В против ном случае речь опять идет о том, “как понять его” — или “ах, почему он не понимает”. И пока это так, для меня есть смысл в ведении женских групп про то, как понять себя.

И ВСЕ ТАКИ ЧТО МЫ ТАМ ДЕЛАЕМ Не рассказывайте, что с вами произошло. Покажите, как это было.

Якоб Леви Морено, создатель метода психодрамы И тут, пожалуй, самое время рассказать о том, как мы работаем — что у нас на самом деле происходит и чем оно отличается от семинара, посиде лок, дамского клуба или собрания.

Кто боится Василисы Премудрой Женские группы по традиции велись преимущественно как разговор ные — участницы сидят в кругу и говорят, а ведущая может с разной сте пенью определенности влиять на ход этой дискуссии. Бывали и группы другой направленности, например, телесно ориентированные, танцеваль но двигательные, использующие технику управляемого фантазирования, работающие со сновидениями — групповые подходы владеют самым раз ным “инструментарием”, а выразить себя и быть понятой можно не только на словах. Нашу работу мы построили на основе психодрамы, хотя на за нятиях даже слово это не упоминается — только если возникают вопросы.

Русское звучание слова автоматически провоцирует фантазии об экзальта ции, “страстях в клочья”, театральщине и явно уводит “не туда”, — не го воря уже о том, что какой то грамотей в “ТВ парке” завел рубрику “Психо драма” и сваливает туда аннотации всех психологических кинодрам и все сюжеты с участием душевнобольных героев: как слышится ему, касатику, так и пишется. Нескладно получается, а что делать — термин есть термин, не “душедейством” же ее называть! (Буквальный русский перевод с гре ческого звучал бы примерно так, и тоже хорошего мало.) А на самом деле суть этого весьма почтенного и старого метода групповой работы такова: душа получает возможность действовать не внутри, как ей привычно, а вовне, и любые ситуации, воспоминания, отношения, фантазии могут воплощаться и исследоваться средствами ролевой игры*. От этой игры не требуется выразительность, театральность тут совершенно ни при чем, зато она позволяет сразу взять “быка за рога” и не прятаться за слова ми. Соображения автора — мои то есть — по поводу метода можно прочи тать в другой книге**, а сейчас я просто постараюсь “на пальцах” объяс нить, как это происходит. Без этого некоторые дальнейшие фрагменты бу дут не совсем понятны.

Любую сцену из прошлого можно “переиграть” в настоящем времени, “здесь и сейчас”. Это особенно важно, если сильные чувства в реальности не были выражены, остались под спудом. Если мы на минутку задумаемся об этом, то поймем: то, что для нас важно, с нами всегда, это всегда “сей час”, сколько бы лет ни прошло. Мы не можем исправить прошлое как по следовательность событий, как факты: развод родителей, собственные ошибки или травмы, упущенные возможности. Но мы можем — а иногда и просто таки должны — в подробностях рассмотреть те его фрагменты, ко * Те, кому интересно почитать о теории и практике психодрамы, могут обратиться к несколь ким замечательным книгам: Грета Лейтц “Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама”; “Психодрама: Вдохновение и техника” (Под ред. П. Холмса и М. Карп); Пол Холмс “Внутренний мир снаружи. Теория объектных отношений и психодрама”, Рене Мари но “История Доктора: Дж.Л. Морено — создатель психодрамы”.

** Психодрама в женских группах: “дочки матери” // Кроль Л.М., Михайлова Е.Л. О том, что в зеркалах: Очерки групповой психотерапии и тренинга. М.: НФ “Класс”, 1999. С. 217 — 30 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы торые определяют что то важное из нашей сегодняшней (и завтрашней) жизни — те, которые из за своей значимости “всегда сейчас”. При этом понимания “одной головой” явно недостаточно: важно войти в соответ ствующее эмоциональное и физическое состояние. Психодрама не только умеет прояснять, освещать ярким светом осознавания и понимания, но и дает возможность завершить незаконченное, оплакать утраты, досказать невысказанное.

Смысл Прямой! Не завершенные на эмоциональном уровне отношения продолжают болеть и “нарывают”, невыраженные чувства все равно ищут выхода и порой находят его нам во вред — так “застревают”, например, обиды и претензии к близким, так годами мучают не сказанные слова про щения и прощания. Может быть, для других участников тех ситуаций и от ношений они были не так уж и важны; может быть, для них все закончено и забыто, но если наше прошлое продолжает “дергать”, если мы не в состо янии отпустить свои старые чувства, убеждения или способы поведе ния, — это важно не для других, а для нас самих. Зачастую в реальности просто нет возможности для завершения, “доработки” значимых отноше ний: когда то властная, ломающая дочку мать уже стара и сама от нее за висит, какие уж тут разборки Уже нет того подъезда, где девчонку до смерти испугали; давно исчезла с горизонта “та самая” подруга — да мало ли! Не всякая подробность из нашего прошлого нуждается в оживлении и “переигрывании”, но таких немало — и психодрама дает нам тот “волшеб ный фонарь”, с которым можно отправляться в “там и тогда”, превращая его в “здесь и теперь”.

Есть у нее и другие возможности: например, подробно рассмотреть и про чувствовать — а затем и понять — смутные и противоречивые внутрен ние состояния. Вытащив их наружу, придав им материальную форму и ра зыгрывая — то есть действуя, а не говоря, — можно многое узнать о себе и о своем мире. А уж если действия окажется недостаточно, можно и по говорить, только не о них, а непосредственно с ними. Например, можно спросить у страха, откуда он взялся в свое время, — и он ответит. Как Вот как: работающий со своей темой человек выбирает из группы помощ ников — их еще называют вспомогательными лицами — и своим поведе нием и словами задает им те роли, которые сейчас нужны “по делу”. Ну, например, если уж речь зашла о страхе — а с этим чувством и вправду часто приходится работать, и не только на женских группах, — то это мо жет выглядеть так.

— Кто бы мог помочь тебе сыграть твой страх — спрашивает веду щая.

— Вера, можно тебя — героиня, Тамара, оглядывает притихшую группу — страх ведь все таки выбираем! Кто боится Василисы Премудрой Вера выходит на нашу рабочую площадку — мы ее “сценой” не называем, нам важно, чтобы главная героиня могла этим пространством распоряжать ся по своему, а группа могла все видеть, сопереживать и по мере надобно сти участвовать в действии. Если в жизни группы подобное происходит в первый раз и Вера еще не знает, как ей действовать, дело ведущей — дать простую инструкцию, повторять которую после уже не придется, все будет с одного раза “схвачено”. Вот она:

— Тамара, поменяйся ролями со своим Страхом, стань им. А Вера становится тобой, Тамарой. (Они меняются ролями — стало быть, и местами. Ведущая обращается к Тамаре в роли Стра ха.) Страх, что ты делаешь с этой женщиной Покажи. (Тамара, конечно, прекрасно знает, что именно делает с ней ее родной Страх, и ей не составляет труда это показать. Она подкрады вается к “Тамаре” в исполнении Веры, берет ее сзади за плечи, потряхивает и приговаривает):

— Я тебя парализую, лишаю возможности думать, чувствовать, дви гаться. Я вытягиваю из тебя все силы, делаю твои руки хлипки ми, ноги — ватными, запускаю холодный комок тебе в живот.

Каждому живому человеку знакомо переживание сильного страха, но в ре альности оно у нас внутри, а психодраматический Страх снаружи. Его зло действа задаются сначала главной героиней, а потом происходит второй обмен ролями, и все оказываются на “своих местах”: Тамара становится са мой собой, а Вера в точности воспроизводит сказанное и показанное. Сот ни раз я видела, — а во времена своего психодраматического обучения и испытывала на себе, — как после нескольких минут в роли какого нибудь совершенно гадостного чувства человек уже чувствует себя лучше. “Выта щенное наружу”, оно обычно начинает хвастаться своим всемогуществом, демонстрировать всяческие пакости, которые обычно учиняет, — но ведь руки ноги и речь при этом у него не чьи нибудь, а самого “пострадавше го”! Это активная, хотя и противная роль, а после обмена ролями человек вроде бы и становится жертвой своего Страха, но не по настоящему, чув ствует себя по другому. К тому же Страх обретает форму, воплощается ис полнителем помощником, поэтому с ним можно и побороться, и погово рить. Тамара, например, яростно отдирала от себя впившиеся в нее “щу пальца”, а отделив Страх от себя, в лоб спросила:

— Откуда ты взялся На этот вопрос ответ есть только у самой Тамары, поэтому следует обмен ролями — Вера в роли Тамары повторяет вопрос, Тамара в роли Страха от вечает:

32 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы — Я появился после той ситуации, которую ты так не любишь вспо минать. Я напоминаю тебе, как ты можешь быть бессильна и бес помощна, чтобы ты снова не попала в беду.

Дальше мы будем действовать “по показаниям”: может быть, просто попы таемся договориться со Страхом, сделать его более контролируемым. Но, возможно, — судя по ответу — я предложу Тамаре все же вспомнить “ту ситуацию”. Не исключено, что мы построим новую сцену, Тамара выберет новых помощников и мы проиграем что то очень для нее тяжелое и мучи тельное, а чтобы сделать эту сцену чуть более “переносимой”, Тамара отправится в это болезненное воспоминание не одна, а с кем то, кто смо жет ее поддержать. Разумеется, если сама решит, что ей это сейчас необ ходимо.

И вот так, воплощая и “озвучивая”, мы можем прояснять довольно сложные и запутанные переживания, укрощать того же внутреннего Критика, уси ливать и “подпитывать” те свои части, которым не хватает “жизненного пространства”. Мы можем в буквальном смысле слова прощаться с перио дом жизни или с приятной, но отжившей свое иллюзией, а можем исследо вать область еще не известного, заглядывать в будущее. Можем попытаться понять собственное сновидение или фантазию, привычку или неожидан ный для себя самих поступок. Во всем этом разнообразии возможностей одно остается неизменным: героиня ищет свою правду, при всей нашей поддержке и сопереживании отправляется в свое путешествие — одна.

Исключение составляют те сюжеты, которые изначально являются не лич ными: например, если захотим, мы можем проиграть любой миф или сказ ку. Есть, к примеру, такая странная “женская история” — “Василиса Пре мудрая” называется...

Действие, игра создают особую атмосферу спонтанности и совместного творчества, в которой можно рискнуть и подумать, почувствовать или по вести себя новым, для себя самой неожиданным образом. Группа подыгры вает главной героине*, подхватывая и точно по ее образцу воспроизводя роли любых персонажей, которые ей нужны для работы: это могут быть роли значимых людей или явлений, даже неодушевленных предметов.

Представляете, что может рассказать дверь в женской консультации или ваша детская шубка из цигейки, не говоря уже о старой фотографии или только что начатом еженедельнике А в последнее время вовсю заговори ли персональные компьютеры и автомобили.

Героиня — вернее, тема, заявленная ею, — выбирается самой группой.

Обычно есть несколько готовых к работе, “разогретых” участниц, а веду * В психодраматической литературе главный герой называется протагонистом, выбранные им на разные роли члены группы — вспомогательными лицами, а ведущий — директором, и это моя “родная” терминология, но на страницах этой книги я ее придерживаться не буду.

Кто боится Василисы Премудрой щая задает группе вопрос: “Работа с какой темой даст больше лично вам” Для глубокой, осмысленной работы очень важно, чтобы тема была “горя чей” для многих, тогда героиня получает настоящую эмоциональную под держку, а другие участницы — пищу для чувств и размышлений о своей жизни. Я всегда внимательно слушаю, какие темы и в каком порядке выби рает группа. Бывает, что смелая участница пугает остальных своей откро венностью и готовностью работать “вглубь” и ее запрос до поры до време ни “не слышат”; бывает, что группа эмоционально устает от тяжелого, “кровавого” материала и нуждается в хотя бы коротком путешествии на “солнечную сторону жизни”; очень часто бывает, что после одной двух ра бот первоначальные запросы меняются, и это лишний раз доказывает, что каждая героиня работает не только для себя, но и для всей группы.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.