WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 52 |

Кризис середины жизни не обязательно приходит в сорок. И называется он так не потому, что его место точно посредине: узнать, где расположена эта самая середина, можно только тогда, когда от всех наших надежд и впрямь останется прочерк между двумя датами. “Середина жизни” — это такое ме сто, где еще очень хочется (и как будто даже еще и возможно) продолжать жить как раньше, но все уже не так. Это время, когда мы принимаем важ ные решения, хотя сами можем не очень это осознавать. Будем ли мы де лать вид, что ничего не происходит — игнорировать изменения, отрицать *Judith Viorst. Necessary Losses. The Loves, Illusions, Dependencies and Impossible Expectations That All of Us Have to Give Up in Order to Grow. Fawcett Gold Medal, New York, 1990. Pp. 12 — 172.

Осень — она не спросит... или подавлять свои страхи, печаль, тревогу Станем ли цепляться сверх ра зумных пределов за “маленькие хитрости” — то за крем из дорогой баноч ки, то за “по тря сающую” диету, то за уроки тенниса Или, наоборот, неза метно для себя решим, что “уже все” и воспользуемся негласной привиле гией немолодых теток есть что попало, красить губы не глядя и говорить о болезнях И тот, и другой путь — это защита от нормальной драмы, нор мальной боли и мучительного, но необходимого опыта потерь. Первый по зволяет сосредоточиться на частностях, разменять одну большую несбы точную надежду на много маленьких и не столь очевидно иллюзорных;

второй лучше всего описывается присказкой “брось, а то уронишь”. По на стоящему важны не сами решения — и я намеренно упоминаю о самых по верхностных, самых житейских их проявлениях: не о профессиональном росте, не о значимых отношениях, не о духовном развитии — важен их за щитный характер. Там, где привычная почва закачалась под ногами, очень трудно не зажмуриться со страху и не плюхнуться на ближайшую кочку.

Возможно, понадобится время, проводники, крепкий посох. Возможно, при дется учиться ориентироваться в этой незнакомой местности и вновь узна вать, что горькие ягоды могут оказаться целебными, а очаровательные зе леные лужайки — скрывать опасную топь. Не исключено, что замолчат знакомые и не раз выручавшие в трудную минуту голоса: ни хрустальный башмачок, ни благословенная куколка, ни корявая открытка от сына пер воклассника из домашнего архива, ни любимая книга, всегда расставляв шая все по своим местам, в этом сумрачном лесу могут не заговорить, не засветиться, не вывести на нужную тропку. Но у сумрачного леса середи ны земной жизни есть свои голоса, и часто они поначалу пугают, потом пе чалят — и только потом подсказывают. А поскольку и в этом месте нам не суждено задержаться надолго, а грядущее напрямую зависит от направле ния нашего движения, стоит к ним прислушаться.

Вот работа, которую сделала на группе красивая, умная, много и успешно работающая женщина Лера. Ее тема сначала звучала так: “Что то случи лось с моей жизнью в последнее время. Я все чаще задумываюсь: а надо ли мне все это Как будто завод кончается — а ведь еще жить и жить”. О, сколько ненужных советов можно дать по такому поводу, сколько готовых рецептов! Если ранжировать их все по степени тривиальности, то в первую десятку непременно попадут рекомендации “завести любовника”, “поду мать о тех, кому ты нужна”, “сменить занавески” (работу, квартиру, цвет волос или что нибудь еще), “поехать отдохнуть”, “относиться ко всему фи лософски”, “сходить к астрологу” и “заняться собой”. Кто то из мудрых го ворил, что, к сожалению, на каждый хороший совет нужно еще десять о том, как ему последовать. Мне Лерина жизненная ситуация — по крайней мере ее первое предъявление — напомнила, скорее, один анекдот... Его первый, чаще всего и последний смысл кажется мне чистой воды “обман 258 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы кой”, способом не увидеть второй. “Ударилась Василиса Премудрая о зем лю... лежит и думает: “А не хватит ли мне уже”. Уверяю вас, большинство слушателей понимают это так, что, мол, героиня известной сказки (мы то помним, что наша Василиса ни о какую землю не ударялась и никем не оборачивалась; возможно, здесь речь идет о тезке — Царевне Лягушке) выпила лишнего. По моему, алкоголь тут вовсе ни при чем. Грянувшись о землю, герои волшебных сказок в очередной раз становились кем то еще и решали очередные неразрешимые задачи: спасали, догоняли, скрывались от погони и прочее. В этот раз волшебство не срабатывает: “лежит и дума ет” все та же Василиса. И совершать очередной женский волшебный под виг ей совсем не хочется — а не хватит ли Сколько ж можно Как будто завод кончается — а ведь еще жить и жить... (Да ведь и в сниженном “ал когольном” варианте не без этого: чего то героиня “перебрала”, приняла, как говорится, лишнего...) Пока мы молоды и решаем свои первоочеред ные жизненные задачи, нас поддерживает мысль, что за перевалом будет спуск, еще рывок — и немножко расслабимся. Вот подрастут дети — и...

Вот закончу диссертацию... Вот поставлю на ноги свой отдел... Вот переве зу родителей поближе... В минуты пронзительного трезвого видения вдруг понимаешь: это “вот сделаю — и...” — всего лишь средство. Возможно, способ собраться, подтянуть силы для очередного рывка. Возможно, попыт ка уговорить себя не думать о других задачах, временно оставленных ради главной. Но главной ли Что упущено, чем заплачено за победы и малень кие — или не маленькие — чудеса терпения, изобретательности, невероят ной женской живучести Порасохлась моя старая лира, Пооблезла с нее вся позолота.

Что ж тут странного На ней между делом, Между стиркой и готовкой бряцали.

Забавляли ею плачущих деток, Забивали дюбеля в переводы, И пристроив между двух табуреток, В семь рядов на ней сушили пеленки.

Что ж ты плачешь, нерадивая баба Что ты гладишь ослабевшие струны Ты сама лежишь меж двух табуреток И сломаешься вот вот посередке.

Марина Бородицкая.

Из древнегреческого...Первые ассоциации, какими бы неуместными они ни казались, кое какую ценность представлять могут, однако смело за ними идти тоже не стоит.

Осень — она не спросит... Ощущение бессмысленности и потеря энергетического потенциала могут быть симптомом “личного времени перемен”, но могут означать и многое другое. В общем то, каждой взрослой женщине знаком порой еле ощути мый, порой отчетливый до отчаяния внутренний голос: “Больше не могу!”.

Можем. Проверено.

Лера сначала хотела понять, разобраться, а это в наших силах. И как толь ко у нас появилась — материализовалась в виде одушевленного символи ческого существа — “Жизни, С Которой Что то Случилось”, как только этот персонаж обрел речь, мы услышали вот что:

— Меня осталось не больше половины, а ты живешь так, как будто все впереди. Остановись, дурочка, подумай обо мне! (Разумеется, это говорила сама Лера в роли Жизни.) Та, кого она оставила “за себя”, повторила вопрос: “Что же с тобой случилось” — и получила ответ: “Из меня слишком многое ушло, а ты и не заметила”.

Зачем нам такая искусственная конструкция, зачем кому то изображать мою жизнь, я что, ее сама не знаю Дело в том, что очень многие свои по требности и проблемы мы не видим, не осознаем именно потому, что они слишком привычны, мы их как бы “слишком знаем”. Люди, находящиеся в размышлениях о своей жизни, порой говорят, что хотели бы на нее по смотреть со стороны. Жизнь как отдельный персонаж, с которым можно по меняться ролями и поговорить, обязательно скажет что нибудь новое. Вот и в Лериной работе мы столкнулись с темой “окончательного взросления”, а этот диагноз не так легко принять. Мы же все прекрасно понимаем, на что похоже все окончательное...

С чем же прощалась умная, красивая и успешная Лера Боже мой, да с тем, с чем большинство из нас так или иначе прощается, становясь по настоя щему взрослыми! Ведущая: Лера, что ты хотела отпустить, с чем попрощаться Лера: Мои надежды. Мои иллюзии — на собственный счет, насчет дру гих людей, отношений, в конце концов, насчет мира вообще. Я держусь за них и чувствую, что сама себя дурю.

И мы встретились с целой стайкой Надежд и Иллюзий. Ах, как жаль, что их невозможно описать подробно, они были такими красивыми: они порхали, они манили, они пели сладкими голосами сирен... Среди них были и те тайные искушающие голоса, в которых не принято признаваться вслух...

Но и они почему то показались многим из нас знакомыми.

Лера: Кто ты 260 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы Первая Надежда: Я твоя тайная надежда, что папа и мама поймут, как они были неправы, и наконец скажут, какая ты молодец, как они тобой гордятся, и даже попросят прощения за все несправедли вые замечания. И папа скажет, что ты унаследовала его мозги и с толком ими распорядилась... (Плачет.) А мама погладит по го ловке и скажет, что ты самая самая лучшая девочка на свете.

Вторая Надежда: А я твоя фантазия о большой семье: у тебя пятеро де тей, большой шумный дом, где много музыки, где живут собаки и кошки, где часто бывают друзья. Ты в центре этого маленького ко ролевства и у тебя никогда не возникает вопроса, зачем ты живешь.

Третья Надежда: А я... О, я такая (пируэт)... мечта о невероятной, ис ключительной любви. Вот появится удивительный, потрясающий мужчина — и все остальное станет неважным! Гром и молния! Он обмирает от одного твоего взгляда! Ты смотришь... ну, скажем, на его запястье и так его хочешь, что почти теряешь сознание! (Пи руэт.) Да, вот такая страсть! Но с ним еще можно разговаривать, вместе смеяться, советоваться, спорить — с ним можно все, что для тебя важно! А эти все — просто козлы! Четвертая Надежда: Я — твое тщеславие бывшей отличницы, пожиз ненной прыгуньи в высоту. Это я тебе нашептываю: будь лучшей, и неважно, сколько жизни ты на это положишь. Давай результат! Что не вверх, то вниз — что не пять с плюсом, то для тебя кол с минусом. Это же не просто амбиции, это оценят рано или поздно.

И скажут: вот это Профессионал с большой буквы, супер, вне кон куренции! Пятая Надежда: А я просто твое отражение в зеркале, которое не меня ется. Смотри, твоя грудь все так же упруга, шея гладкая, кожа све тится... Ты на свете всех милее, всех румяней и белее.

Шестая Надежда: Ты — замечательная мать, почти идеал. У тебя всегда есть время и силы, ты всегда внимательна и справедлива, они все гда будут любить тебя больше всех на свете, ты не совершила ни одной серьезной ошибки и дала сыну и дочери все, что им нужно.

Твои дети прекрасны, и это полностью твоя заслуга.

Лера (лицом к лицу с Надеждами и Иллюзиями): Я хочу... (Сильно бьет кулаком в стенку, плачет.) Нет, не хочу, совсем не хочу, но мне нужно с вами проститься. Господи, страшно то как... (Пер вой Надежде) Солнышко, мама не придет и не скажет, как она была не права. Папа не похвалит мои мозги, у него и со своими то сейчас... И не они погладят по головке, а уж скорей я их. Я от пускаю тебя и благодарю за то, что ты поддерживала меня в мо лодости. (Второй) Ты такая красивая, теплая, мне так жаль с то Осень — она не спросит... бой расставаться. Ты — моя другая жизнь, которой не будет. Не будет этих деток, этого большого круглого стола, не соберу я вме сте всех любимых людей. Правда, музыка все равно есть, собака одна, но замечательная. Друзья тоже. Это то, что я оставляю себе, это правда. Сегодня это есть, и я готова его ценить и беречь. (Тре тьей) Пошла вон, дура. Ты меня в такое как то вдряпала, что стыдно вспомнить. (Неожиданно хихикает.) Ой, чего то даже и не стыдно... (Третья Надежда совершает очередной пируэт.) Ладно, давай уже выходи на поклон, горе ты мое. (Третья Надеж да изящно приседает в балетном реверансе.) Занавес! И ничего мои мужики не козлы, без тебя мне виднее. (Четвертой.) Зна ешь, я сейчас поняла, что в тебе главное. “Вне конкуренции”, и этим ты для меня опасна. Я хорошая, но бывают и лучше. Не се годня, так завтра. Вообще ты — родственница первой, и я про это еще подумаю. Объявляю тебе благодарность в приказе и отправ ляю в очередной отпуск. Отдохни, ты заслужила. Потом на све жую голову разберемся, когда прыгать, а когда и не очень то. И решать буду я, а не ты. Такая у нас теперь субординация. (Шес той) С тобой я уже почти простилась, дети хорошо учатся. Зна ешь, они мне очень много дали, в тебе есть здоровый кусочек... Я очень сильно прожила то, что с ними связано, спасибо. Но я не ангел маменька, никогда ею не была и не жалею. И догадываюсь, чем я тебя раскормила так, что недавно ты и меня чуть не слопа ла. Надо бы тебя уменьшить до человеческих размеров, а то про стишься с тобой, а ты на какую нибудь молодую мамку нападешь.

Слезай, приехали (немножко стаскивает, немножко бережно по могает сойти с возвышения Шестой Иллюзии). А теперь я хочу поговорить с тобой, Свет мой Зеркальце. Иди ка сюда. (Исполни тельница роли Пятой Иллюзии, красивая женщина моложе Леры лет на десять и смутно на нее похожая, подходит и становит ся прямо перед ней.) Свет мой зеркальце, скажи, зачем ты гово ришь неправду Я ведь не нуждаюсь в таких утешениях и жалос ти, в чем дело (Обмен ролями, Лера в роли Пятой отвечает.) — Я храню память о твоих прошлых обликах, твое “Я”. Я хочу тебе сказать, что ты — по прежнему ты. Это важнее видимых знаков увядания, важнее твоего настроения, удачного или неудачного макияжа. Я — твоя летопись. Могу рассказать о прошлом, могу о будущем. Хочешь (Обмен ролями.) (В реальной групповой ситуации — если отвлечься от того, что это Лерина работа и ее личные отношения со своими иллюзиями и надеждами — от этого диалога возникло впечатление сильного “второго плана”. Позже, ког да мы сидели в кругу и делились чувствами, “Экс Пятая Надежда” Вика ска 262 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы зала, что для нее эта роль была крайне важна и что Лера “отработала” за нее некоторые зарождающиеся страхи и соответствующие им защиты.) — Очень хочу, но сначала хочу помириться. (Бережно трогает “стекло”. Две женщины, чуть соприкасаясь кончиками пальцев, стоят друг перед другом в молчании, которое нарушает Лера.) Оставайся со мной с тем голосом, который я услышала сейчас.

Храни ощущения, помни образы моих прошлых лиц и моего тела.

(Торжественно) Я не отказываюсь ни от одной морщинки, ни от одной растяжки, ни от одной ошибки. Это моя история, подписы ваюсь под каждой ее страницей. Я — это я.

— Ты — это ты.

— Я меняюсь и буду меняться дальше; это значит, что я живая.

— Ты — живая.

— Мы будем разговаривать о прошлом, настоящем и будущем. А сейчас мне пора.

— Тебе пора...

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.