WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 52 |

Надо заметить, что участницы женских групп поразительно чувствуют ту грань, где вот вот прекратится “работа над собой” и начнется просто пере мывание косточек близких людей, “посиделки”. Если есть взрывоопасный запас непроявленной агрессии, обиды, то ему лучше быть разряженным именно на группе — так безопаснее. Но мы никогда на этом не останавли ваемся. И после “детоксикации” все таки стараемся общими усилиями по нять одну простую вещь: что я могу сделать для себя, чтобы все таки не принимать в отношениях роль, которая меня не устраивает Потому что если “я у себя одна”, это обязывает: другой человек, тем более мужчина, “инопланетянин” — таков, каков он есть; и он унаследовал противоречи вые модели, несовместимые ожидания, “комплекс мадонны и проститутки” et cetera. И еще: он с детства дышал воздухом родимой патриархальной культуры, к тому же в ее социалистическом, то есть особенно лицемерном, издании. Он, скорее всего, не станет разбираться со своими стереотипа ми — во всяком случае, до появления “жареного петуха” с однозначно не хорошими намерениями. Более того, весь его опыт подсказывает, что ана лизировать свои мотивы, копаться в семейном прошлом и “разводить анти монии” — не мужское занятие. Может быть, когда нибудь это войдет в моду: когда его начальник начнет вслух упоминать о своем психоаналити ке, например. Но не исключено, что для меня лично это уже ничего не из менит: “до стольких не живут”.

Моя единственная жизнь — слишком важное дело, чтобы позволить себе бездумно попадаться в уже известные мне ловушки. И дело совсем не в том, что “я тоже виновата”: дело как раз в том, чтобы перестать играть в “поиск виноватого”. А вместо этого попытаться изменить то, что я могу из менить, и принять то, чего я изменить не могу. А для этого, как известно, придется научиться отличать одно от другого. И даже если я ничего не Тень святого Валентина могу сделать с законами этого мира, я всегда могу лучше понять свой лич ный вклад в собственные разочарования и, как минимум, рассмотреть лю бые свои решения при ярком свете подарка Бабы яги...

Так что мы не ограничились констатацией путаницы в собственных чув ствах и мозгах: не успели отсмеяться, как кто то предложил пройтись еще раз по всем противоречиям в ожиданиях и потребностях, которые так рез ко высветились: нам показалось, что просто признать их наличие недоста точно. Ибо в каждом таком противоречивом требовании к мужчине, кото рый рядом, таится точка выбора для себя. Может быть, не пожизненного, но выбора: все таки девочкой я хочу быть или взрослой, на равных или нет, искренней или не очень И за многими “вилками” обнаружились впол не узнаваемые конструкции.

Например, все то же противоречие “имени Золушки”: безопасность — сво бода.

Например, боязнь отвержения, сравнений: скажи мне, что я самая лучшая, что я единственная, be my Valentine и черт с ней, с реальностью. Здесь час то зарыта отравленная приманка: каких только подвигов многие из нас не готовы совершить, чтобы заслужить этот “высший балл”! Что бывает — сами знаете. Куда заводит “болезненный энтузиазм помогать служить на всех фронтах”, для многих тоже не секрет.

Например, вечная и ненасытная потребность в безусловном принятии — любви “без экзаменов”. Это очень серьезная сила, а ее корни уходят глубо ко в детство. Чаще всего оказывается, что мужчина, который нам этого не в состоянии дать (а мы ему — в состоянии) — только “представитель” или, говоря более научным языком, “фигура переноса”. Разбираться же следует совсем с другими важными персонажами нашей жизни — с теми, чьим “наследником” он помимо воли стал.

Из сюжетов попроще — желание остановить (а то и повернуть вспять) время, вернуть “острый период” любви и остаться в нем, как муха в янтаре.

Конечно, большинство из нас знают, чем чревато восклицание: “Остано вись, мгновенье, ты прекрасно!” — и кто предлагает соответствующие сделки. Но искушение так велико, но иллюзия так сладка...

Вот на эту тему — не самую глубокую в той истории о разочарованиях, куда мы влезли, — и работала прелестная женщина Роза. И это было так красиво, так печально и настолько шире любой “бытовухи” про несложив шийся брак, что заслуживает рассказа.

— Я уже дважды была замужем, и все происходило по одной и той же схеме: бурный роман, самые радужные ожидания, красивая свадьба — разочарование. В какой то момент такая трезвая, 116 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы страшненькая мысль: боже мой, что тут делает этот Я бы не хо тела еще раз в это вдряпаться. Я обожаю это приподнятое состо яние, но нельзя же всю жизнь за ним гоняться! Что же это за сила такая, которая сначала возносит, а потом — хряп! — Роза, я правильно понимаю: ты хотела бы узнать что то о проис хождении своей влюбленности и о том, куда и почему она дева ется потом — Ну да, и зачем обязательно хряпаться.

— Важны ли тебе для работы твои мужья — Да нет, пожалуй. Могли быть, наверное, и какие нибудь другие.

— Тогда давай прикинем, кто или что ответит тебе на твои вопросы.

— Она и ответит, Сила.

— Имя у нее есть — Пусть будет как у Пастернака — Высокая Болезнь.

— Выбирай, кто ее для тебя сыграет. Выбрала Поменяйтесь ролями.

Высокая Болезнь, расскажи Розе, что ты для нее такое.

— О, я прихожу и меняю все! У тебя все получается, ты летаешь, ты горы можешь свернуть. Как будто у тебя роман не с человеком, а со всем миром, вселенная радуется и переливается всеми цвета ми радуги! Как будто у меня в руках волшебная палочка: я до трагиваюсь, и все расцветает. (Капризно) Но сейчас я для тебя никаких чудес совершать не буду, сейчас я отдельно, а ты отдель но. (Обмен ролями.) — Почему ты уходишь от меня, почему меня хряпаешь (Обмен ро лями.) — Я могу дать ощущение полета — о, да. Я могу заставить сверкать каждый камушек и цвести — каждый веник. Но даже птицы лета ют не всегда. Ты не умеешь приземляться. Вот и хряпаешься.

(Обмен ролями.) — Ты что, с самого начала знаешь, что покинешь меня Тогда ты просто дрянь, обманщица. Ты же должна быть вечной! (Обмен ро лями.) — Это кто тебе сказал Я вообще не понимаю этого вашего “вечно”.

У меня каждое мгновение — навсегда. Ты что, собираешься их считать Не смеши! Тень святого Валентина — Но мне надо знать, что будет дальше! — Извини, прогнозы — это не моя работа. Я и так перегружена:

украшаю, утешаю, обнадеживаю. Когда моя работа сделана, я ухожу. (Обмен ролями.) — Тогда зачем ты вообще приходишь Расстройство одно! — Зачем цветы Зачем праздники Это вы, мои дорогие, хотите, что бы цветы никогда не осыпались, а понедельник не наступал. Я вам этого не обещала. Я просто даю вам шанс увидеть друг в друге лучшее и, может быть, ради этого лучшего смириться со всем остальным. Шанс, понимаешь Не итог, а возможность. На чало, а не конец. Без меня людям было бы гораздо труднее быть вместе: я толкаю вас друг к другу, и все, что вы чувствуете, — правда. И когда вы уже готовы увидеть больше, я ухожу. Если цветы не осыпаются, значит, они искусственные. Ты любишь ис кусственные цветы, Роза — Ненавижу. Им место только на кладбище. Скажи, когда ты ухо дишь, дальше еще что то хорошее бывает — У кого бывает, у кого нет. Те, кто любит искусственные цветы и вечные праздники, гоняются за мной, так ничему и не на учившись. Те, кто готов узнать больше, могут познакомиться с моими сестрами. Переживи понедельник, научись приземляться, разгляди завязь в облетевшем цветке, и ты сможешь с ними встретиться.

— Спасибо. Ты очень великодушна.

— Не за что. Приятно было поболтать — обычно мне не задают воп росов, только призывают, воспевают или клянут. Ты смелая жен щина, ты посмотрела мне в лицо. За это я открою тебе еще один секрет. Я могу дотрагиваться своей волшебной палочкой не толь ко до женщин и мужчин. Могу сделать неповторимым закат, го род, стихотворение — что угодно. Но только для тех, кто научил ся меня отпускать. Тогда я больше не Болезнь, пусть даже и Высо кая. Я становлюсь подарком, нечаянной радостью. Много одержи мых мною, много таких, кто меня боится; много разочарованных.

А меня нужно пе ре жить. Запомни: пе ре жить.

— Спасибо. Я, кажется, поняла. Все это очень грустно, но похоже.

Прощай.

— Я предпочитаю говорить “до свидания”. Кто знает Никогда не говори “никогда”. И помни о моих сестрах! 118 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы — Да. До свидания. Спасибо, что ты была. И спасибо за науку.

И в тот же день на той же группе мы, конечно, встретились и с сестрами Высокой Болезни, но это были уже другие работы и другие темы. Роза же в своей истории удивительно тонко и точно показала, как опасно пытаться “консервировать” то, что по самой своей природе должно быть живым. А это означает — развивающимся, изменчивым... и смертным. Раз живое.

И куда бы мы ни шли, время от времени наш путь будет пролегать через то место в темном лесу, где придется перебороть страх и задуматься о костях, охраняющих страшное, но необходимое место, — и, возможно, о смене дня и ночи, о циклах.

“Вдруг скачет мимо нее всадник: сам белый, одет в белое, конь под ним белый и сбруя на коне белая, — на дворе стало рассве тать.

Идет она дальше, как скачет другой всадник: сам красный, одет в красное и на красном коне, — стало всходить солнце.

Василиса прошла всю ночь и весь день, только к следующему ве черу вышла на полянку, где стояла избушка Бабы яги. Забор во круг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа люд ские с глазами. Вместо верей у ворот — ноги человечьи, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. Василиса обомлела от ужаса и стала как вкопанная. Вдруг едет опять всад ник: сам черный, одет во всем черное и на черном коне. Подска кал к воротам Бабы яги и исчез, как сквозь землю провалился, — настала ночь. Но темнота продолжалась недолго: у всех черепов на заборе засветились глаза, и на всей поляне стало светло, как середи дня”.

Потом Баба яга скажет Василисе на ее вопрос о трех всадниках: это день мой ясный, это мое солнышко красное, это ночь моя темная — все слуги мои верные... Позвольте, но кто же она такая, эта несносная старуха в сту пе, если ей подчиняются природные явления, если сменой дня и ночи веда ют ее слуги Да, а как там говорила Высокая Болезнь в Розиной работе...

Если цветы не осыпаются, значит, они искусственные... Переживи поне дельник... Ты смелая женщина, ты посмотрела мне в лицо... И мы знаем — не только из литературы, — что у персонажа Розиной работы тоже есть жертвы, что погубленных ею не счесть. Только их костями она распоряжа ется иначе: на Востоке есть поверье, что камень бирюза — это косточки умерших от любви...

Поистине в разных обличьях являются перед нами древние грозные бо гини...

Тень святого Валентина МЕЧТАТЬ НЕ ВРЕДНО...

Это наше священное право — остро, вечно нуждаться в любви, чтобы ангел светился и плавал над тобой, как над всеми людьми.

Юнна Мориц Все, кому не лень, призывают нас к реалистическому взгляду на себя и на ших мужчин, иронизируют по поводу идеализации “неопознанного летаю щего объекта” вначале и горьких разочарований потом. И я туда же. Пря мо какое то “люди, будьте бдительны” получается. А помечтать Нет, серь езно, если бы встреча с Мужчиной Мечты не трогала каких то специфичес ки настроенных струн в женском сердце, кто бы читал дамские романы, кто бы обклеивал стены в общежитии постерами с душкой Ди Каприо, кто бы бесконечно пересказывал “Золушку” в десятках версий По твердой и реалистической логике бедняжка должна была бы не по балам бегать с по мощью магических уловок, а конвертировать благосклонность Крестной во что нибудь надежное, со временем гарантирующее свободу от мачехи и се стер и устройство дел. Бал — в честь окончания кулинарной школы, танцы — с курсантами местного пожарного училища, платьице тоже мож но было надеть попроще. По средствам, так сказать. Такого пресного нази дательного чтива в защиту умеренности и предприимчивости, между про чим, тоже понаписано немало. Не читается как то. И коли уж так сложи лось, что женщины, в том числе и семейные, и немолодые, мечтают о Нем, поглядим на механизм этого универсального феномена.

Мечта — это всегда энергия неудовлетворенной потребности. Мужчины, “о которых можно только мечтать”, при всех своих различиях имеют одну общую черту: с ними в фантазиях возможно то, что с живыми, реальными людьми для этой конкретной женщины невозможно, не получается — будь то секс “без тормозов” или разговор по душам, столкновение сильных ха рактеров или, наоборот, подчинение воле властного “хозяина”.

...В пору неприкаянной студенческой юности мой старый друг брел как то раз зимней Москвой. Смеркалось, холодало, хотелось есть и спать одновре менно. Краем глаза увиделась вывеска: “Шашлычно пельменные товары”.

Миновав ее, любознательный юноша впал в недоумение: уж коли пельмен ная, так не шашлычная, что то здесь не так. Не поленившись вернуться, он опознал привычные каждому “школьно письменные...” — и навсегда за помнил, какие шутки может играть с восприятием голод.

А уж шутки, которые играет с нами тоска по любви, по эмоциональной и чувственной “пище”, случаются сплошь и рядом и порой они далеко не так 120 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы невинны. И разобраться в источнике ошибки не так просто, и цена ее мо жет быть высокой, а что самое главное — в эту историю обычно вовлечен еще и другой человек... Если бы речь шла только о сексуальной потребнос ти, все было бы относительно просто: “люди, будьте бдительны”, не позво ляйте случайной прихоти испортить вам жизнь. Наши естественные по требности прекрасны, но нуждаются в присмотре разума, а наши нормы и запреты тоже хороши и правильны, но время от времени нуждаются в пе ресмотре с помощью все того же разума... Ну, и так далее.

Кто то из мудрых сказал, что каждому человеку нужно, чтобы его любили, каждый хочет именно этого. Если же это невозможно — пусть уважают;

если и это невозможно — пусть вожделеют; если и этого нет — пусть бо ятся; невозможно — пусть хоть презирают или ненавидят... Но в самом на чале все равно стояла потребность в любви, хотя после всех замен ее по рой и узнать то нелегко. А вот что всем нам известный Стендаль, автор любопытнейшего трактата о разновидностях и механизмах любви, писал о “кристаллизации”: если в сверхнасыщенный раствор соли копей Зальцбур га опустить голую веточку, прутик, да что угодно — это “что угодно” по крывается кристалликами, превращаясь в блестящий, загадочный пред мет... Суть того, чем этот предмет был раньше, более не важна — было бы достаточно соли в растворе. Потребность любить и быть любимой и есть та соль, которая может сделать блестящим и привлекательным “что угодно”.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.