WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 52 |

Вот с этого мы и начали. Решили заглянуть в сон и попробовать выяснить, что он означает. Условными средствами — пара стульев вместо двери, наш “многофункциональный” коврик в роли великолепной итальянской крова ти — обозначили пространство дома. Заодно вспомнилось, что сны с ино странными языками почему то появляются, когда мужа вечером нет дома, — а это бывает довольно часто. Итак, вечер, и Ника собирается укла дываться — перед тем, как увидеть сон.

— Давайте, Ника, пройдемся по Вашему дому — где то свет надо выключить, где то вещи сложить — и услышим Ваши ленивые, сонные мысли перед тем, как лечь.

Горе уму, или невидим у баб ум — и дивен — У меня мыслей никаких давно не бывает. Так, бормотание.

— Ну и побормочите.

— Так, в кухне чисто, ужин на столе. Мой муж меня называет “про фессором здорового питания”: я все время стараюсь его кормить легкой, полезной едой. Мужчины — они же как дети: скажешь купить зеленые яблоки, купит красные. Все приходится делать самой. Но он, конечно, создал мне все условия, я могу заниматься абсолютно чем угодно. Любые покупки, поездки, все. Так прият но чувствовать себя настоящей женщиной, о которой есть кому позаботиться. А то я бы сейчас даже работать не смогла — все так переменилось, я уже ничего не понимаю. Он мне говорит, что я персидская кошечка (хихикает) — они уютные такие, но глупо ватые. Вот сейчас надену пижамку — и баиньки.

(Ника укладывается на импровизированное ложе, принимает позу, в которой обычно спит, и начинает вспоминать свой сон.) — Я вижу себя со стороны и одета не так, как сейчас. Она моложе, она говорит на каком то иностранном языке и будто что то объяснить хочет. Я не хочу ее слушать и не понимаю этого язы ка, но слушаю. Она говорит что то неприятное, не хочу вдумы ваться, не хочу понимать! Сон продолжается в действии, его главное действующее лицо оказывается Никой студенткой, которая действительно учила немецкий, и не без успе хов, хотя иностранный язык и не был основной специальностью. В реаль ности героиня не работает уже двенадцать лет, “посвятила себя семье и дому”. Вялые попытки занять себя то изучением английского, то курсами аранжировки цветов заканчивались одинаково: “ничего не получалось” или возникал сильный страх — “я просто не могу туда идти”. Молодая Ника из сновидения по этому поводу говорит вот что (разумеется, словами Ники большой, при обмене ролями):

— Ты подавала надежды, у тебя неплохо шли даже сложные предме ты. Где это все Во что ты превратилась — Я просто забыла все то, что мне в жизни не понадобилось! — Ты врешь. Я — это ты, мне то хоть не ври. Ты испугалась. Ты по зволила себя задолбать сначала матери, а потом мужу. Они тебе внушали, что ты ни на что не способна, что ты без них шагу сту пить не можешь, квитанцию за свет заполнить или выучить, в ка ком порядке замки дверные открываются. Что на работе тебя ис 82 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы пользуют, и зачем тебе это надо, лучше уж они сами будут тебя использовать. Ты поверила, потому что так было удобнее. Потому что ты боишься любых экзаменов, любых оценок. Если что то не получается — значит, ты полная идиотка, “а что тебе говорили”.

Послушай, разве можно чему то учиться и чтобы сразу все полу чалось Я то была! Ты меня убиваешь каждый день, но я все рав но была! Мне так нравилось знать, уметь, разбираться... Ты про меняла меня на возможность ни за что не отвечать, оставаться глупенькой девочкой, о которой позаботятся другие.

Не будем сейчас следовать за всеми сложными поворотами этой работы:

она продолжалась больше двух часов и включала в себя множество “боко вых” тем, не менее важных и болезненных. А вот на что хотелось бы обра тить внимание прямо сейчас: “Молодая Ника” совершенно внятно и откры то формулирует идею “вторичной выгоды” ленивого, зависимого суще ствования. И это означает, что пленочка защитной лжи самой себе — “я просто забыла все, что мне не понадобилось” — достаточно тонка и места ми трещит, не укрывает с головой. Внутренний конфликт близок к осозна ванию, иначе бы роль Молодой Ники не зазвучала вообще или осталась “говорящей на непонятном языке”. На то, чтобы игнорировать, вытеснять образ себя самой, отличающийся от “персидской кошечки”, уходит немало сил — не с этим ли связана прозвучавшая немного раньше жалоба героини на периоды апатии, когда она чувствует себя слабой и ко всему равнодуш ной, “хоть с кровати не вставай” Другое ключевое слово — “страх”: страх оценки, неуспеха, любого риска.

Честно говоря — хоть и не хотелось бы “каркать”, — сразу приходит в го лову вот какой сценарий. Очень сильная, прямо таки непреодолимая по требность в безопасности любой ценой (для меня она выглядит прямым указанием на травму или дефицит безопасности в детстве) заставляет ис кать “гарантированного”, спокойного существования. Понятно, что его в природе не бывает, но выбор сделан и должен оправдываться. Мать герои ни, советующаяся с мужем по каждому поводу — вплоть до того, обувать ли ей зимние сапоги, — это отчетливая ролевая модель: можно “устроить свою жизнь” так, чтобы уже ничего самой не решать. Что то, однако, бес покоит: была другая Ника, у нее были свои потребности и полностью за быть ее не удается. “Выпустить” ее наружу нельзя по многим причинам — окружающим следует подыгрывать в роли “персидской кошечки, уютной и глуповатой”, потому что иначе можно лишиться покровительственного от ношения (“делай что хочешь но мурлыкай”); для себя самой память о не реализованных способностях звучит укором, а нынешний образ жизни пе рестает удовлетворять. Следовательно, самообман будет культивироваться, Горе уму, или невидим у баб ум — и дивен и во все возрастающих дозах. Почему невинные курсы “стайлинга и маки яжа” вызывают такой страх Ника на самом деле очень способная, у нее каждый раз “ничего не получается” именно потому, что каждый раз начи нает получаться! И это — опасный момент, когда можно узнать или вспом нить о себе слишком много, чего никак нельзя допустить. Муж готов — или пока готов — оплачивать любые “придури”, поскольку через некото рое время “опять ничего не получится” и Ника останется все той же трога тельно беспомощной дурочкой, лингвистической дебилкой, но профессо ром здорового питания. В общем то достаточно традиционный “танец” в традиционном раскладе “Добытчик и Куколка”.

И не стоило бы влезать в эту устойчивую взаимовыгодную систему, где обо всем уже “договорено” (хоть и не словами), если бы не два обстоя тельства. Первое — то, что Ника вызвалась работать, уже зная, что в на шей работе мы сплошь и рядом обнаруживаем неразорвавшиеся мины, а риск о себе “что нибудь узнать” весьма велик. Второе — сам сон и то, с какой легкостью он начал разворачиваться. Забегу вперед, в финал рабо ты. Все два часа сон оставался в стороне, мы занимались другими вещами, и вот под самый конец Ника захотела еще раз встретиться с Молодой Ни кой из своего сновидения и задать ей вопрос: “Зачем ты приходила, поче му сейчас”. Ответ прозвучал жестко и без паузы: “Я скоро тебе понадоб люсь. Ты уже чувствуешь, что в твоей жизни нет той надежности, ради которой ты стала овцой в пинетках. Открой глаза, пора”. — “Я поняла.

Спасибо. Я поняла”. Без тени кокетства, “жантильничанья”, никаких мур мур баиньки: взрослая женщина услышала серьезное предупреждение и серьезно его приняла. Вы, конечно, догадались. Я тоже. Главное, что дога далась Ника. И последующее развитие событий — а Ника появлялась на группах время от времени в течение еще двух лет — показало, что своим умом она жить очень даже способна. Она считает, что мы успели — почти в последний момент — ухватиться за руку “ресурсной роли”, в противном случае ожидавшие Нику новости наверняка загнали бы ее в слезливо бес помощное состояние, а то и в болезни. Не знаю, как было бы, но верю, что для обращения к своему внутреннему миру причины обычно бывают, и вполне веские.

Предписание “хорошо учиться и слушаться” сплошь и рядом оказывается ловушкой — так и хочется по ассоциации со старым детективом Жапризо пошутить: “ловушкой для Золушки”. Эта чудесная сказка, как и многие другие, настойчиво обещает чью то заботу, любовь и безопасность, кото рые никакая Злая Мачеха не отнимет, ибо они — заслуженные, выстрадан ные, по справедливости полученные. Но инструкции Злой Мачехи въелись глубже, чем кажется, и вероятность того, что Прекрасный Принц окажется немножко Синей Бородой, велика. Что касается ума и способностей — 84 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы если родители чего то недобили, “зачистку” успешно завершает брак. Де вушки с повышенной потребностью в безопасности и “сильном плече” с поразительной настойчивостью ищут и находят мужчин, рядом с которыми думать не нужно, неприлично, а то и просто опасно. Ника, между прочим, в свое время очаровалась именно тем, что ее избранник был таким взрос лым, таким надежным по сравнению с окружающими мальчишками. Нико му из них и в голову бы не пришло называть ее “кошенькой”, “котеноч ком” — как, возможно, и “дебилкой”...

Читательница, простите мне сомнительное толкование мотивов Принца, на гладких щеках которого еле проступает подозрительная синева... Он мо лод, еще не вошел во вкус; еще и кровь не видна на ключике, а Золушка пока более всего опасается быть узнанной на балу и пропустить роковую полночь. То есть оказаться не вполне хорошей девочкой. Я сама очень люб лю эту сказочку во всех ее пересказах — от жутковатого гриммовского до куртуазного шварцевского. Как сказочку — люблю, но вот как жизненный сценарий...

В начале восьмидесятых — то есть тоже уже не вчера — миллионы жен щин англоязычного читающего мира содрогнулись перед ужасающе жест кой, честной и потому неприятной “историей болезни”, изложенной в кни ге Колетт Даулинг “Комплекс Золушки”*. Подзаголовок говорит сам за себя: “Тайный страх независимости”. Психологическая потребность в избе гании независимости, как считает автор, — это одна из ключевых проблем женского существования в современном мире. Желание самореализации, самостоятельности, свободного развития своих способностей пришло в глубокое противоречие с желанием безопасности, безответственности, с вечным ожиданием “принца на белом коне”, который возьмет на себя все тяготы отношений с опасным и непредсказуемым внешним миром. И если сорок лет назад неприлично было вести себя слишком независимо, то в постфеминистском мире столь же неприлично заявлять о своей привер женности передничку Золушки и готовности жить “замужем, как за камен ной стеной”. И в той жизни, и в этой половина правды игнорируется, и именно эта половина причиняет душевную боль и порождает многие симп томы, на которые жалуются женщины на приеме у психотерапевта (страхи, депрессию, немотивированные поступки). Скрытая потребность в зависи мости лежит в глубине проблем и у старомодной американской жены, ко торой приходится просить у мужа денег на колготки, и у суперсовремен ной бизнес леди, чей годовой доход обозначается шестизначным числом, но которая не может заснуть без снотворного, если любовник уехал в ко мандировку. Внешняя успешность и решительность, компетентность и “до рогие мозги” не отменяют старой как мир установки на подчинение, слу * The Cinderella Complex. Women’s Hidden Fear of Independence. Summit Books, 1981.

Горе уму, или невидим у баб ум — и дивен жение и ожидание защиты и гарантий взамен. Это, конечно, “американская трагедия”, и можно сделать вид, что нам с вами до таких проблем — как до Марса (или до лампочки). Но мы этого вида делать не будем — хотя бы по тому, что чужой опыт всегда чему нибудь да научит. Впрочем, такой ли он чужой Вот вам еще одна “история отличницы”. Костюм из твида сидел на ней как влитой, а представить ее себе в фартучке было категорически невозможно.

И тем не менее... Слушайте:

— Моя жизнь всегда проходила под знаком Дела, Которому Ты Слу жишь. Всегда везло с начальниками, коллегами, работой. Выкла дывалась так, как многие женщины выкладываются в семье: са мозабвенно, без выходных и праздников. Могу сказать, что это было неплохо: я даже жалела тех дурочек, у которых нет в жиз ни серьезных интересов, которые полностью растворились в му жьях и детях. Шли годы, темп нарастал. Одно время у меня были две дорожные сумки: вернулась из деловой поездки — схватила заранее приготовленную вторую, не разбирая первой, рванула в другой аэропорт. Дом — сами понимаете какой. Ни один мужчи на такого бы не потерпел, конечно. Ребенка теоретически могла завести, но не бросать же очередной интересный проект Тяну ла тянула, да так и не случилось. Из за поездок нельзя было даже собаку. Из цветов — кактусы, их поливать не надо. А в один прекрасный день — р раз! Организация моя развалилась, начальники между собой смертельно переругались, Наше Дело оказалось им не дороже своих интересов. А у меня то где свое Меня хвалили, а я и рада была, дурища тщеславная, и носилась с утроенной скоростью. Хвалили, сами понимаете, за ум и компе тентность, а где он был, ум то Я же как японец какой нибудь — просто перестала себя мыслить отдельно от компании. Бесконеч но доказывала, что могу, могу, могу — и что А теперь мне гово рят, отводя глаза: “Кадрия Рустамовна, мы очень конкретно дума ем о Вашем трудоустройстве, не надо так переживать”.

— Кадрия, здесь много молодых женщин в самом начале карьеры.

Вы сейчас на перепутье, как тот богатырь у камня. Давайте на этот камень присядем на минутку и оставим записку для тех, кто будет мимо проезжать — глядишь, и пригодится.

— А я бы прямо на камне выбила! — А надо — Да нет, пожалуй, это все моя привычка к работе “на века”. Ну, пишу. Дорогие мои молодые способные девочки! Когда выпрыги 86 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы ваешь из шкуры, чтобы кому то доказать, что ты можешь, это кончается плохо. Без шкуры холодно, а доказывать придется бес конечно. Когда окружающие создают тебе репутацию умной женщины, прекрасного специалиста, который справится со всеми проблемами лучше всех, они могут преследовать свои цели, и не надо принимать это близко к сердцу. Более неблагодарной семьи, чем работа, не бывает. Ожидать, что за верную и преданную службу тебя прикроют от всех ветров, так же наивно, как ожи дать этого в браке. В котле с кипящей водой нет холодного места, говорили древние китайцы. Мне сейчас горько и страшно, хотя я знаю себе цену и постараюсь устроить свою жизнь как можно лучше. Девчонки, гарантий нет. Берегите себя, не теряйте себя, не надейтесь на “проценты”. Удачи! Ваша Кадрия.

— Постскриптум будет — Будет. Работать можно сколько угодно, но если перестаешь по мнить дни рождения друзей и замечать времена года, что то ты делаешь не так.

Как мудро заметила Кадрия, “в кипящем котле нет холодного места” — ни одно решение не бесспорно, ни одно не обещает безболезненного преодо ления проблемы конфликта потребностей, о котором пишет Колетт Дау линг. Что же мы все делаем Делаем свой выбор, ибо выбор то есть всегда.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.