WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |

При всех негативных позициях и отрицательных оценках теория конвергенции получила на Западе совершенно конкретное и реальное выражение: модели социализма (шведский, испанский, итальянский и т.д.) вошли в программные положения различных западных и центрально-европейских социалистических и социал-демократических партий [7].

Россия сегодня, может быть, более, чем какая-либо иная страна, выстрадала эту идею. Она идет к ней, имея уже за спиной опыт капитализма под властью самодержавия, опыт казарменного социализма, а теперь и опыт первоначального накопления капитала, т.е. раннего капитализма.

Иначе говоря, перед Россией уже в 1991 г. открывался третий путь развития: формирование конвергированного общества с опорой на собственный экономический, научно-технический и людской потенциал с использованием отечественного опыта и национальных тенденций. Речь идет о «российской модели социализма», имеющей право на жизнь так же, как «шведская», «испанская», «китайская» или какая-либо иная.

В России эта задача отличалась еще и тем, что при построении модели надо было идти не от частной собственности, а от разгосударствления всеобщей государственной собственности к многоукладности. С учетом российского опыта, российских традиций, психологии различных групп населения этот путь вполне приемлем для подавляющего большинства населения. И именно в этом кроется ностальгия по прошлому у значительных групп населения (а таких много – больше, чем собственно коммунистического электората), которые отвергают и не приемлют трагические и преступные явления советского периода, но сохраняют интерес и верность многим сторонам социализма, видя в них гарантии социального и общественного порядка.

К.Х.Ипполитов, В.Е.Лепский. О стратегических ориентирах развития «Российская модель социализма» по сравнению с другими моделями имеет еще одно важное преимущество: она нравственна, так как тяга к социальной справедливости генетически заложена в народе, и она не случайно является одной из ценностных ориентаций российской цивилизации.

Та сила, которая сумеет дать программное воплощение этой идее и провести хорошо продуманную организационную и пропагандистскую работу, получит и реальные возможности привлечь к себе широкие социальные, профессиональные, национальные слои российского населения и тем самым стать действительно реальной общенациональной силой.

Реальное воплощение этой идеи, построенной на балансе интересов внутри страны и на международной арене, и явится основным смыслом и содержанием устойчивого развития страны, а, значит, и осуществления российской стратегии развития, формирования стратегической элиты России.

7. Проблема субъектов развития Самый трудный и драматический вопрос – о субъектах исторического действия, готовых взять на себя бремя ответственности за осуществление намечаемых целей и задач. Имеется в виду наличие и реальное состояние тех общественных и политических субъектов (или претендентов на статус таковых), которые выражают не только желание, но и обладают волей, чтобы осуществить проект на практике.

Трудность данного вопроса связана с тем, что общество и страна давно уже поражены болезнью бессубъектности, поразившей в той или иной степени всех основных участников реформационного процесса (государство, слои или классы, общественные и политические сообщества, институты). Главные симптомы этой болезни: блокировка рефлексии, неспособность адекватно воспринять и оценить сложившуюся ситуацию, подняться над нею, самоопределиться и самоидентифицироваться, отсутствие смелых, хорошо обдуманных «прорывных» идей и готовности, умело взаимодействуя с другими субъектами, их реализовать. Эти симптомы «грубо и зримо» проглядывают в образе мышления и действий всех основных субъектов современной России, в том числе и власти, что достаточно точно фиксируется аналитиками [3].

Уже исследованы и обозначены механизмы появления этой болезни и разрушения государственности. Это – внешний перехват инициатив в реформировании отечественной экономики путем некритического использования западных моделей (неадекватных российским условиям), затягивания страны в кредитную зависимость, доминанты сырьеСТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИИ вой ориентации; создание режима благоприятствования для бурного роста коррупции в системе государственного управления, проникновение в него финансово-промышленных группировок и криминальных структур; ангажирование отдельных лидеров российской системы управления и их использование для управления страной «извне»; навязывание либерального императива «невмешательства» государства в социальное строительство в качестве гаранта неотвратимости подлинно демократических преобразований, и другие. Приходится констатировать, что после развала КПСС, соответственно, разрушения, пусть не самых эффективных, но работающих механизмов принятия и реализации государственных задач и решений, новых действенных механизмов управления страной, многосложного общественного хозяйства создано не было.

Бессубъектность многолика и по-своему отражается на деятельности всех акторов процесса российской трансформации.

Несмотря на огромные полномочия, весьма ограничены управленческие возможности у Президента Российской Федерации. В своей активности и инициативности он явно стеснен высочайшим уровнем коррупции и «продажности» во всех ветвях власти, а также очевидной неопределенностью поддержки его реформаторских усилий со стороны властных элит. Поэтому он вынужден часто идти за ходом событий, а не формировать и менять ситуацию в соответствии со своим видением и пониманием происходящего в стране. Основным властным ресурсом президента остается его высокий рейтинг среди населения – ресурс важный и мощный, но, увы, переменчивый. Сейчас это позволяет сохранять режим личной власти и ограничивать действия оппозиции, где «правые» бдительно следят за тем, чтобы политический курс был достаточно «либерален», а «левые» – чтобы он был более «социален».

Но отношение населения к первому лицу государства уже иное, чем при Ельцине, которому долго верили, не требуя серьезных аргументов и практических подтверждений. Это отношение стало более рациональным: если обещаешь – выполни, иначе доверие может иссякнуть. Для судьбы российских реформ это обнадеживающий признак.

Администрация Президента по сути не представляет собой единой команды. Ни одна из сталкивающихся в ней группировок не имеет собственного «проекта будущего», и потому борьба между ними воспринимается в первую очередь как схватка за властные ресурсы. Отсутствие публичной дискуссии подменяется «сливом» информации и «пиар-акциями» через доверенных журналистов, чтобы поддержать интерес общественности к борьбе за влияние в окружении главы государства. Поэтому вряд ли можно рассматривать эти группировки в качестве полноценных субъектов государственного управления.

К.Х.Ипполитов, В.Е.Лепский. О стратегических ориентирах развития Российская бюрократия, бесспорно, могущественна и почти бесконтрольна. В этих условиях чиновничий аппарат, осознав свою автономность и независимость от общества, присвоил себе права и функции господствующего класса и правящей партии. Но такое положение не может длиться вечно. Оно опасно не только для общества, но и для самого государства, так как в силу бесконтрольности чиновничий аппарат стремительно криминализируется и подвержен широкой и глубокой коррупции, что в сочетании с организованной преступностью и мощной «теневой» экономикой создает угрозу окончательной криминализации и государственных, и общественных ключевых структур.

Многие чиновники, используя административный ресурс, попали в клан «новых богатых»; они охотно поддерживают союз крупного бизнеса и власти – как в центре, так и на местах. Отсюда утрата чувства социальной ответственности за судьбу реформ и страны. По большому счету, бюрократия и сотрудничающие с нею властные элиты не заинтересованы в сколько-нибудь серьезных изменениях и переменах в стране. Для них, выросших в условиях полузакрытой экономики, режима «мутной воды», любые изменения «вправо» или «влево» – угроза нынешнему привилегированному положению. Это хорошо чувствуют и выражают в своей деятельности так называемые «партии власти», вчера цепко державшиеся за Ельцина, сегодня – за Путина. Пагубность их имитации «бурной деятельности» – по сути на пустом месте (никакой стратегии развития, кроме «поддержки» президента, они предложить не могут) – заключается, в частности, в дискредитации и без того малопопулярного понятия «центризма», которому в данном случае придается явно негативный смысл.

Политические партии и движения, за редким исключением, носят бутафорский характер, ибо легко просматривается и угадывается их связь со структурами, которые являются инициаторами их появления и функционирования. Партии внятно не разделены и не структурированы по культурно-мировоззренческим ценностям (принципам): они скорее выступают в качестве инструмента социально безадресной политтехнологии, чем играют самостоятельную политическую роль. Их программы, манифесты и лозунги вызывают больше вопросов, чем дают ответов, и потому они не могут восприниматься как субъекты, готовые в любой момент взять власть и управлять страной.

Финансово-промышленные группы практически обладают неограниченным влиянием на все сферы жизнедеятельности страны. Супермонополии безраздельно доминируют в российской экономике, надежно защищены от конкуренции со стороны как отечественного среднего и мелкого бизнеса, так и зарубежных транснациональных компаний.

Устроенные по модели капитализма прошлого века, они стремятся зак24 СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИИ репить свое экономическое и финансовое могущество посредством сращивания с властью и ее структурами, диктуя свои правила игры и в политической сфере. Парадоксально, но факт: именно монополии сегодня в России реально обладают статусом «субъектов», во многом определяющих ее нынешнее состояние и характер развития. Однако им, хорошо организованным и очень влиятельным, явно не хватает чувства самосохранения и прозорливости, чтобы вовремя определить надвигающуюся угрозу – не только стране, но и их собственному существованию.

Средний класс. Численность тех, кто позиционирует себя как средний класс с 1999 по 2002 годы, выросла почти вдвое, хотя по показателям качества жизни многие из них не отвечают мировым стандартам. Но они связаны между собой по критерию приоритетных целей своей жизни – творческая самореализация, образование, интересная работа и т.д. По социологическим меркам, средний класс уже сегодня представляет неплохой потенциал для упрочения общественной стабильности. Он еще не заявил себя как социально и экономически активная сила общества, но в условиях перехода страны к правовому типу порядка его стремление и готовность жить по легальным юридическим правилам и нормам может сыграть консолидирующую роль, а его самого можно превратить в дееспособного субъекта ускоренного и устойчивого развития страны, точнее он сам в состоянии стать таковым. Именно средний класс настроен на инновационную стратегию развития, способен сломать сложившуюся коррупционную модель «контракт-отношений» с бизнесом и предложить альтернативу, в которой частный интерес соединяется с общественным, а личное благо – с благом страны.

Научные и культурные элиты, ранее обозначаемые понятием «интеллигенция», ныне разобщены, расколоты и подавлены своей невостребованностью. Даже в науке, которая всегда задавала эталонные механизмы формирования разного рода сообществ, серьезно подорваны консолидация и кооперативный эффект снижения сил. К тому же интеллектуальная, творческая элита поражена сегодня бациллами конформизма и своекорыстия, а большинство интеллигентов (ученых, учителей, врачей, «технарей», музейных и библиотечных работников) унижены своей неустроенностью. Но если предпринимаемые ныне, пока очень робкие, шаги и меры по исправлению этой стратегической ошибки реформаторов-неолибералов получат более интенсивное развитие, субъектный потенциал данного ресурса российского развития заметно и качественно повысится.

Что касается населения в целом, точнее, преобладающей части российского общества, в массе своей «деклассированного» и «деполитиК.Х.Ипполитов, В.Е.Лепский. О стратегических ориентирах развития зированного», то и здесь наблюдаются серьезные сдвиги и изменения субъектного характера. Они образуют сложный и весьма противоречивый сплав качеств и черт «среднестатистического» индивида. Так называемое «протестное движение», в том числе забастовочное, носит спорадический и плохо организованный характер, оно настолько идейно и политически слабо структурировано, что ожидать в ближайшие годы его превращения в мощную социальную силу, способную оказать серьезное воздействие на течение событий и ход развития, вряд ли следует. Хотя это пока единственная массовая почва, на которой может образоваться организованное социальное движение, способное выдвинуть собственную альтернативу нынешнему почти «застойному» курсу [1].

Такая расстановка сил с учетом их субъектного потенциала позволяет ответить на вопрос: кто объективно и субъективно может быть заинтересован в успехе проекта российского развития Прежде всего, конечно, подавляющее большинство простых граждан страны, понесших от неолиберального эксперимента наибольший урон и заплативших неимоверно высокую цену.

Далее, патриотически настроенная элита отечественных спецслужб и армии, предпринимателей и части гражданской бюрократии, не связанных особыми отношениями с олигархами и теневыми структурами бизнеса.

Безусловно, можно и нужно опереться на обескровленный, но до конца еще не уничтоженный военно-промышленный комплекс, сохранивший определенный технологический и кадровый потенциал, который было бы грех не использовать (даже преступно этого не делать!) в интересах экономического развития страны.

Особая роль выпадает на долю научной элиты, не мыслящей своего существования без фундаментальных исследований и открытий, столь необходимых для новой «экономики знаний», но при этом сохраняющей свою привязанность к отечественной культуре и образу жизни. Сюда можно отнести и основную массу работников сферы образования.

Этот человеческий и профессиональный потенциал нуждается в поддержке и задействовании со стороны государства и власти, отвечающих «персонально» за необратимость хода реформ, определение целевых ориентиров и принятие стратегических решений. Необходима организация всех созидательных сил общества, готовых принять активное и конструктивное участие в осуществлении проекта создания демократической, богатой и процветающей России.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.