WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 21 |

108 РЕФЛЕКСИВНЫЕ ЭТЮДЫ Что было до первой ставки До… была только любовь интеллигентного русского учителя Алексея Ивановича, обучавшего русскую же - бесприданницу Полину. Любовь – единственный устой в его жизни. Может быть, вообще в жизни. Ее ни выиграть, ни проиграть. Не сыграть и просто так: бесцельно – культуротворяще. Решительно вне игры! Но вокруг этого внеигрового чувства, данного, казалось бы, на веки вечные, – игра рулеточной круговерти-коловерти. И весь этот русский, если можно так выразиться, тейп – каждый его член – на стрёме: вокруг деньги, могущие свалиться просто так – как снег (=меч) на голову.

И каждому они смертельно нужны: генералу Загорянскому от старой baboulink’и, смерти которой – старой и больной – генерал ждет, как манны с неба. И не зла ради, а для дела под названием любовь (может быть, последняя) к кокотке Бланш. (Со старыми генералами, но и с чинами пониже тоже такое бывает. Главное, что со старыми…) Нужны они и Полине, чтобы вернуть генеральские закладные прохвосту и мерзавцу Де-Грие, поправшему первую ее любовь и, в качестве платы за любовь, пославшему ей генеральские закладные.

Если генерал хочет денег, чтобы купить любовь Бланш (и та их, конечно же, коль скоро они будут, не задумываясь возьмет), то Полине, падчерице генерала, деньги Де-Грие жгут руки (и она их готова вернуть-швырнуть в рожу тому, кто оскорбил ее ими).

Но и домашний учитель Алексей Иванович, дворянин и кандидат университета, но бедный человек (дважды бедный: тем, что безденежен, и тем, что любит безответно), тоже хочет выиграть много денег, чтобы встать в социальный ровень с Полиной. Может быть, тогда она полюбит его, бедного Алексея Ивановича, который любит ее до забвения себя самого.

Деньги вокруг да около. И ближе всего рулеточные деньги. Но… вокруг того, что за деньги не купишь и за деньги же не продашь – Любви (если только она неподдельная и вне игры). Повторюсь: ни проиграть – ни выиграть. Полина любила, хоть подонка и пошляка. Генерал любит, хоть и кокотку. Алексей Иванович просто любит без всяких хоть… И все – безответно. И всем – всем! – нужны деньги. И даже baboulink’е, у которой они есть, но хочется, чтобы их было больше. Не потому ли смерть до поры ее обошла и позволила ей, хоть и на коляске, прикатить в Рулетенбург из Петербурга и, выиграв поначалу, проиграться в дым – обдергиваясь и обдергиваясь..

Деньги для Любви. Игра для Любви. Для Любви, что вне денег, и потому вне игры. А играют… Игра втягивает магнитно из дальних пространств, даже не сопредельных с Рулетенбургом. Из другого бурга – Петрова. А всего лишь колёсико Фортуны – roulette, с магнитной силою в черт знает сколько магнетонов. И не в пределах атома или атомного В.Л.Рабинович. Человек, играющий в почти одноименном романе... ядра, а в глобальности иных пространств – в треугольнике Париж – Рулетенбург (он же Висбаден) – Петербург вокруг колёсика roulette – источника всех этих достоевских – выматывающих душу – магнитных моментов.

Деньги – магнит. Рулетка – магнит. А Любовь – нет: в ней, Любви, – притяжения не магнитной, а симпатической природы. Вне цены… Неужели и в самом деле Любовь ни на что не обменять..

Бланш за любовь порастрясет богатенького – на раз, после шального выигрыша – Алексея Ивановича. Генерал Загорянский, чающий смерти baboulink’и ради наследства, наверняка выменяет любовь Бланш. Baboulenk’а за любовь ко всем луидорам всего Рулетенбурга израсходует всю свою предсмертную энергию. Де-Грие за любовь истинную «расплатится» с Полиною генеральскими закладными.

И только Полина и, как ни странно, генерал ни на что свое чувство не поменяют: им нечего предложить. Полина чужим – Алексей–Ивановичевым – не воспользуется. Ведь деньги не пахнут: деньги Де-Грие и деньги удачливого, опять-таки на раз, Алексея Ивановича – всё деньги.

Они – память об унижении подлинного чувства, чьи бы ни были эти деньги. В рожу дающему – те деньги и эти! Правда, со своей нерастраченной любовью остается несчастный генерал. Но его чувство подпорчено желанием смерти другому человеку – baboulink’е, пусть и стоящей у порога.

Для Полины любовь ушла, будучи перед тем обгаженной. Для ДеГрие и Бланш она только так любовью называлась. Да и для Алексея Ивановича, влекомого к Бланш, любовью в этом случае она тоже не была, а была похотливым влечением. А для бабушки – всего лишь рулеточная блажь.

Любовь напрочь вытеснена из жизни Рулетенбурга. Точнее, из жизни рулеточной морфологии этого русского семейства и его окружения в этой жесткой висбаденщине, когда даже такое теплое и фланелевое слово baboulink’а пишется без мягкого знака, латиницей не предусмотренного и звучит по-европейски жестко и твердо, как слово возму, тоже без мягкого знака. Хотя и зверски желанно звучит это без мягкого знака возму… Если Любовь – это жизнь, то все без нее – смерть, хотя и суетная смерть при всеобщности игры, этой мертвенной страсти. Потому что игры при такой вот игре тоже нет. Но Любовь (и синонимичная ей смерть) – тоже не игра. Она – всерьез. В Любовь и в Смерть не играют.

(Вновь вспомним револьверно-наганную русскую рулетку!) Любви нет, а смерть есть. Потому что когда рулетка объемлет все формы жизни, тогда все ее формы – формы смерти. В этом случае Любовь ей не синонимична. Да и смерть тогда и не смерть даже. А так… 110 РЕФЛЕКСИВНЫЕ ЭТЮДЫ ничто, ничего не порождающее. Стагнация ума-сердца-души… Теперь остается разобраться с главным лицом в этой истории – Алексеем Ивановичем Игроком, всецело им ставшим. (Всецело ли – Поглядим…) А пока что с ним разберемся. Впрочем, он уже сам с собой разобрался. И все-таки попробуем с ним вместе… Рулетка – цель или средство..

Как все начиналось у Алексея Ивановича Ни шатко, ни валко, – когда играл на Полинины деньги. А тут на свои и с высокою целью – спасти честь любимой, замыслившей вернуть «плату за любовь». Здесь-то и нисходит интуиция. И вот под благоприятным присмотром Судьбы – 200 тысяч франков в кармане. Интуиция сговорилась с Судьбой, а Судьба благоволит лишь тому, кто вдохновлен благородной целью и ею живет.

Но азарт, страсть, одержимость коварны. И у азарта своя логика:

мефистофельски сбить, увлечь, со-влечь с мертвящим металлом. Хоть и драг. Вот как описывает Алексей Иванович первое свое такое состояние: «Со мною в этот вечер… случилось происшествие чудесное… Не помню, вздумал ли я в это время хоть раз о Полине. Я тогда ощущал какое-то непреодолимое наслаждение хватать и загребать банковые билеты, нараставшие кучею предо мной».Любовь ушла. И пусть лишь только начала уходить. Сделала назад всего шаг. Но уж коли начала - уйдет обязательно. Обязательно уйдет.

А «хватать и загребать» не уйдут никогда. И даже при падении на дно, в миг касания этого дна, когда ниже не бывает, хватать и загребать в засасывающей воронке игры и тогда останутся. Выбор сделан в пользу «играть». А любовь – не-игра. Всегда. (Когда Инна Кабыш спросила меня, после того, как я рассказал все это на Симпозиуме о Достоевском в Москве 19 декабря 2001 года: «Так игра или не игра Любовь» – я ей ответил: «Не игра…» Оказалось, что именно так она и думала, тонко почувствовав в моем рассказе недосказанное мною тогда. Значит, так оно и есть.) Интуиция и Судьба Алексея Ивановича больше никогда его не жаловали. Разве что по мелочам… Но интуиция и Судьба здесь уже не причем. Так… колёсико фортунки.

Ушла цель. Осталось средство, ставшее целью. Самоцелью. Всем существом Алексея Ивановича. Выигравшего – на раз! – деньги, но проигравшего Любовь – навсегда… И не то чтобы разлюбил Полину, а полюбил игру. Так сказать, «перевлюбился» (Р. Назиров).

Здесь и далее цитирую по случайно, но и счастливо, попавшему мне в руки изданию:

Ф.М. Достоевский. Игрок. Из записок молодого человека. Ижевск, Издательство «Удмуртия», 1981. С тоже замечательным послесловием Р.Г. Назирова.

В.Л.Рабинович. Человек, играющий в почти одноименном романе... И вовсе не жадность или корысть, а просто азарт и одержимость влекли Алексея Ивановича. А дальше – по-есенински: «отряхает мозги алкоголь». Но не этилово-спиртовой, а рулеточно-игровой. И даже не игровой, потому что в условиях не-игры (ведь любовь уходит-ушла) нет и игры. И тогда рулетка – не игра! Она – иное. Как сказали бы знатоки второго начала термодинамики – тепловая высокоэнтропийная смерть Вселенной по имени Рулетенбург, а в ней – всех. И особенно Алексея Ивановича – лирического героя и лирического же автора, представленного официальным автором Ф.М. Достоевским.

Зашкалило – Посмотрим… «Завтра, завтра все кончится!» – Это последнее слово Алексея Ивановича, сказавшего, по его мнению, всё… Но… не кончится никогда, потому что игра имеет свойство кончаться, а не-игра под видом игры заканчивается лишь с физической смертью игрока. Сама же не-игра под видом… – цивилизационное – иносказание смерти метафизической, мертвящей всё в перманентно расширяющемся круге игорного стола, в котором roulette–колёсико раздается до неохватности колеса истории – колеса не-судьбы всех, которое не повернуть никакому всечеловечеству без личных волений каждого в отдельности.

Каждого!..

Но неужели игра попрана не-игрою (под видом игры) Игрока Алексея Ивановича вместе с Любовью, изначально игрой не являющейся Игроком Алексеем Ивановичем как лирическим героем собственных записок – да! Но не их, этих записок, лирическим автором. Рассчитываю на это. Иначе кто бы их сейчас читал, да еще и «философствовал» по их поводу! Никто бы не читал. А вот читают. Проверим это предположение. А тогда – вновь к тексту! Теперь уже, кажется, ясно, что по жизни, как она идет для каждого и всех – всех и каждого – в Рулетенбурге, игры нет. Есть лишь потная страсть, которая всё мертвит. И каждого в этом всём тоже мертвит.

Всех мертвит в этом городе мертвых.

Но можно ли живо описать эту мертвую игру-не-игру Играючи ее описать Посмотрим, как это делает в слове об игре Алексей Иванович, по жизни уже не живущий. Есть ли в этом слове хоть что-нибудь от человека играющего А если есть, то как оно оказалось возможным «Во всяком случае я определил сначала присмотреться и не начинать ничего серьезного в этот вечер. В этот вечер, если б что и случилось, то случилось бы нечаянно и слегка, и я так и положил. К тому же надо было и самую игру изучить», – читаем в записках Алексея Ивановича.

«Ничего серьезного», «нечаянно и слегка»…. Все располагает к тексту об игре – поэтически игровому. (Может быть, прав Александр Кушнер, считающий Достоевского поэтом прозы) 112 РЕФЛЕКСИВНЫЕ ЭТЮДЫ «Между тем я наблюдал и замечал: мне показалось, что собственно расчет довольно мало что значит и вовсе не имеет той важности, которую ему придают многие игроки. Они сидят с разграфленными бумажками, замечают удары, считают, выводят шансы, рассчитывают, наконец ставят и – проигрывают точно так же, как и мы, простые смертные, играющие без расчету. Но зато я вывел одно заключение, которое, кажется, верно: действительно, в течение случайных шансов бывает хоть и не система, но как будто какой-то порядок, – что, конечно, очень странно. Например, бывает, что после двенадцати средних цифр наступает двенадцать последних…» Расчет Нет, частный случай! Но… иногда и упорядоченный. Что странно… Как рифма, хоть и приблудная, но на редкость точная. В масть!..

Все раззадоривается – по ходу алчно-мертвой жизни. Взвизгивается и взвеселивается от случайной удачи. Взыгрывается: «Я думаю, у меня сошлось в руках около четырехсот фридрихсдоров в какие-нибудь пять минут. Тут бы мне и отойти, но во мне родилось какое-то странное ощущение, какой-то вызов судьбе, какое-то желание дать ей щелчок, выставить ей язык».

Весело и задорно. Об игре удушающей поэтически свежо, шутовски легко, по-скоморошьи празднично. Так, по крайней мере, пишет. А живет – по наклонной и вниз. Но текст этому низу не дает ощутиться.

Игровой текст – с щелчком и высунутым языком… Но и о другом тоже игрово пишет: «Шарик долго летал по колесу, наконец, стал прыгать по зазубринам. Бабушка замерла и стиснула мою руку, и вдруг – хлоп! – Zero, – провозгласил крупер.» Перестук-перезвяк колёсика-шарика. Ритм. Чечётка. Танец… Празднество ритмических переборов-переходов. Узорчатых переносов из пустого в… непорожнее. К концовке стиха. Удачной!..

А вот как она же проигрывает: сначала бабушка не поняла, но когда увидела, « что крупер… загреб ее четыре тысячи гульденов… и узнала, что Zero, который так долго не выходил и на котором мы проставили почти двести фридрихсдоров, выскочил, как нарочно, тогда, когда бабушка только что его обругала и спросила, то ахнула и на всю залу сплеснула руками. Кругом даже засмеялись.

– Батюшки! Он тут-то, проклятый, и выскочил! – вопила бабушка, – ведь эдакой, эдакой окаянный!» Одним словом (хоть и через дефис) – такой-сякой этот zero. И снова весело и задорно. (Правда, в тексте про бабушку, а не для самой бабушки.) В слове… Но игровое червоточит. Мертвеет… В.Л.Рабинович. Человек, играющий в почти одноименном романе... «…Иногда самая дикая мысль, самая с виду невозможная мысль до того сильно укрепляется в голове, что ее принимаешь, наконец, за что-то осуществимое…» И далее: «…если идея соединяется с сильным, страстным желанием, то, пожалуй, иной раз примешь ее, наконец… за нечто такое, что уже не может не быть и не случиться! Может быть, тут есть еще что-нибудь… комбинация предчувствий… усилие воли, самоотравление собственной фантазией… я помышлял об этом… не как о случае, который может быть в числе прочих (а стало быть, может и не быть), но как о чем-то таком, что никак уж не может не случиться!» Вот и обязательно «случился» крупный выигрыш. Зазор-просветпробел… Это и есть то самое почти как условие кошачье-хвостатой непосредственности игры, которое исчезло. Все сделалось смертно всерьез. Живая речь идеологемно стреножилась.

Но и «своенравие случая» тоже бывает. И тогда потребен риск, чтобы на после тринадцатикратной выпавшей красной снова – на нее же поставить и … выиграть. Так случилось с Алексеем Ивановичем, обуянным «безумным риском», «самолюбием» для удивления зрителей, поэтическим (и потому «странным») «своенравием». Игровое взяло свое.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.