WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 21 |

2 Постановления Государственной Думы от 19 апреля 1995 года «Об объявлении амнистии в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

По-человечески можно понять Президиум областного суда, амнистировавший Сидорову, — жаль и несовершеннолетних детей, и саму Сидорову, страдавшую от пьянства мужа. Но юридически доводы суда высшей инстанции необоснованны — он исходит из доказательства от противного, считая доводы Приволжского районного народного суда Астраханской области о том, что Сидорова не могла находиться в состоянии аффекта, неубедительными, и делая отсюда вывод, что она могла находиться в данном состоянии. Непосредственного доказательства того, что Сидорова действительно находилась в состоянии аффекта, Президиум Астраханского областного суда не приводит.

В данном случае это и невозможно сделать, поскольку традиционно считается, что аффект имеет последействие, т.е. после убийства Сидорова должна была еще некоторое время находиться в каком-то измененном состоянии — переживать происшедшее событие. (Недаром Президиум в своем Постановлении учит суд низшей инстанции, как проводить расследование — за неимением убедительных аргументов апеллирует вообще к несостоятельности областного суда. Это, кстати, типичный случай рефлексивного управления).

Другими словами, объяснение блокирования состоянием аффекта психологически некорректно, а кроме того, даже если бы и было состояние аффекта, остается непонятным тот же момент, что и при психоаналитическом объяснении: почему блокировано не только сознание, но и рефлексия Если рассматривать это убийство с виртуальной точки зрения, то оно видится в другом свете. Следовало бы собрать свидетельские показания соседей и знакомых о моральном и, возможно, физическом 62 ВИРТУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ истязании Сидоровым своей жены. Скорее всего, это было бы нетрудно сделать. Истязания физически более сильного и морально безответственного перед детьми и женой человека естественно вызывают в слабом ответные формы реакции. Но, поскольку Сидоровой явно нечего противопоставить мужу в качестве защиты себя и своих детей (это тоже, наверное, легко выявить в процессе следствия), моральная и физическая беззащитность автоматически порождает психические формы ответных реакций. Многолетние истязания породили у Сидоровой автономный виртуальный образ, в котором она дает себе отдушину, давая сдачу своему мужу. Описание поведения Сидоровой явно об этом свидетельствует. Во-первых, физическое насилие со стороны мужа — ударил свою жену, — приведшее к измененности статуса психики;

во-вторых, ясность сознания до и после события убийства и отсутсвие переходных процессов от ясности к затуманенности сознания и обратно; в-третьих, Сидорова пошла не убивать мужа, а ответить физическим действием, т.е. побить его; в-четвертых, произошло расслоение единой реальности на две: виртуальную, в которой она наносила побои первым попавшимся в руки предметом (чем-то ткнула мужа), и константную, в которой она действовала ножом вполне адекватно именно ножу, нанеся проникающую колото-режущую рану.

В этом смысле не Сидоровой следует предъявлять обвинение в совершении убийства в состоянии аффекта в результате «длительной психотравмирующей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего» (наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок по ст. 107 УК РФ), а Сидорову — в принуждении к убийству самого себя. Но такой статьи нет. Но, если признать существование психологической виртуальной реальности, то, соответственно, следует включить ее в юридические отношения.

Ничего удивительного в этом нет. Во-первых, признание существования психологической виртуальной реальности дает объяснение многим трудно квалифицируемым видам правовых нарушений, во-вторых, оно дает основания для борьбы (аретеи) с определенными видами преступлений [1].

Даже в таком психологически неполном описании происшествия, какое приведено выше, можно усмотреть все признаки виртуала [2].

1) О непривыкаемости здесь неуместно говорить, поскольку это единичное событие.

2) Спонтанность поведения здесь очевидна — состояние мгновенно возникло и так же мгновенно исчезло.

3) Действие Сидоровой явно фрагментарно — построено на одном образе нанесения удара своему мужу.

Н.А.Носов. Виртуал и рефлексия 4) Объективированность проявляется в том, что Сидорова не описывает никаких своих эмоциональных переживаний и говорит лишь о том, что «чем-то ткнула мужа».

5) Для того, чтобы говорить об измененности статуса телесности, следовало бы выяснить, соответствует ли сила ножевого удара природной физической силе Сидоровой или нет. Скорее всего, удар был значительно сильнее, чем естественная физическая сила Сидоровой — убила человека одним ударом, не имея никакой практики оперирования ножом как холодным оружием.

6) Измененность статуса личности очевидна — Сидорова решилась избить человека, что для нее, судя по характеристикам, совершенно не свойственно.

7) Измененность статуса сознания совершенно очевидна.

8) Измененность статуса воли тоже очевидна — все совершилось само собой.

Таким образом, коллизия между судом высшей инстанции и судом низшей инстанции, между моралью и правом, разрешается за счет определения поведения Сидоровой как вынужденного, но совершенного не в аффекте, а в виртуале.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что виртуал является одним из механизмов блокирования рефлексии, и проблема соотношения мощи рефлексии (как способности блокирования виртуала) и мощи виртуала (как способности блокирования рефлексии) – весьма интересный вопрос и с теоретической, и с практической точек зрения.

Литература 1. Носов Н.А. Аретея // Виртуальные реальности / Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 4., – М.: Ин-т человека РАН, 1998, c. 67-77.

2. Носов Н.А. Виртуальная психология. / Труды лаборатории виртуалистики.

Вып. 6. – М.: Аграф, 2000. 432 с.

МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕФЛЕКСИВНЫХ ПРОЦЕССОВ ЗАКОН САМО-РЕФЛЕКСИИ: ВОЗМОЖНОЕ ОБЩЕЕ ОБЪЯСНЕНИЕ ТРЕХ РАЗЛИЧНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ © В.А. Лефевр (США) Калифорнийский университет, Ирвин, США, профессор Многовековая философская идея о том, что у человека есть образ себя, у которого есть образ себя (образ второго порядка), обретает новую жизнь в математической модели обладающего рефлексией субъекта.

Одно из предположений, лежащих в основе модели, заключается в том, что субъект стремится генерировать такие образцы поведения, чтобы устанавливалось некоторое подобие между самим субъектом и его образом второго порядка. Показывается, что эта модель позволяет дать единое объяснение трем разным экспериментально наблюдаемым феноменам:

(a) нелинейное соотношение между магнитудной и категориальной оценками одних и тех же стимулов (Parducci, Stevens, Galanter), (b) избегание величины 0.5 при оценке стимулов, равно отстоящих от двух образцов на психологической шкале (Poulton, Simmonds) и (c) формальное соответствие между частотой выбора определенной альтернативы и подкреплением, обнаруженное в некоторых экспериментах с животными и людьми (Herrnstein, Baum).

Полученные результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что рефлексивная метафора представляет собой общий принцип регуляции и у человека, и у животных.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ No. 1, том 3, 2003. С. 64-В.А.Лефевр. Закон само-рефлексии Со времени Локка способность человека мысленно представлять свои собственные мысли и чувства была центральной темой западной философской мысли [1, 2]. Эту способность принято называть рефлексией.

Субъект, обладающий рефлексией, может быть изображен в виде человечка с образом самого себя в голове (рис. 1).

Этот образ может содержать мысли и чувства включая описание самого себя, т.е. эта фигура не только видит себя, но и видит себя видящим себя.

Хотя идея рефлексии играла важную роль в психологии девятнадцатого века, она не вошла в основное русло психологии века двадцатого. Главной причиной было то, что понятие образа себя не было обосновано ни с опорой на ясные определения психологических феноменов, ни с опорой на анализ морфологических или функциональных структур мозга [3].

Несмотря на это, термин «образ себя» и другие, эквивалентные ему, широко использовались в психологии личности и социальной психологии благодаря их практическому удобству. Ситуация стала изменяться в семидесятые годы, когда Рис. 1. Субъект с рефлексией.

стало ясно: метафоры, похожие на ту, что Во внутреннем мире субъекта находится образ себя со своим дана на рисунке 1, могут быть выражены на собственным внутренним миязыке функций, а поэтому использоватьром. Образ себя традиционно ся для формального описания поведения.

рассматривался как результат сознательной конструктивной Это открыло перспективу попыткам свядеятельности. В рамках форзать интроспективный мир с объективно мальной модели субъекта с наблюдаемым поведением [4, 5, 6, 7, 8, 9, рефлексией образ себя является не продуктом интеллек- 10, 11, 12].

туальных усилий человека, а Данные позволили предположить, генерируется автоматической что структура внутреннего мира на рис.

работой его когнитивной системы. [6, 13].

1 демонстрирует работу особого когнитивного механизма само-репрезентации (возможно, врожденного), а не описывает результат интеллектуальных усилий субъекта, сознательно думающего о себе [5, 6, 13].

Далее будет показано, как модель субъекта, основанная на рефлексивной метафоре, позволяет выдвинуть единое видение трех различных психологических феноменов, ни один из которых не был до сих пор убедительно объяснен.

66 МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕФЛЕКСИВНЫХ ПРОЦЕССОВ Функция готовности Пусть субъект стоит перед выбором из двух альтернатив: одна играет роль позитивного полюса для него, а другая - негативного. Любое биполярное противопоставление может послужить примером: добро-зло, большоймаленький, белый-черный (14, 15). Переменная X1, определенная на интервале [0,1], соответствует субъекту. Значение этой переменной есть готовность субъекта выбрать позитивный полюс. Она может проявляться двояко: (a) как частота выбора субъектом позитивной альтернативы (при заданных условиях); (b) как точка на шкале [0,1] отмечаемая субъектом и отражающая его готовность выбрать позитивную альтернативу. Субъект представляется следующей функцией:

X1 = x1 + (1 – x1)(1 – x2)x3, (1) где x1,x2,x3 [0,1] [16]. Переменная x3 описывает интенцию субъекта выбрать позитивный полюс.

Таким образом, в модели проводится различение между объективной готовностью (X1) исполнительной системы субъекта сделать выбор и его субъективным желанием сделать это (x3). Переменные x1 и xописывают давление которое оказывает окружающая среда в сторону позитивного полюса: x1 – это актуальное давление в рамках данной ситуации, а x2 – давление, ожидаемое субъектом на основании его прошлого опыта.

Каждая альтернатива имеет для субъекта свою степень привлекательности, выражаемую в единицах некоторой психологической шкалы. Давления в сторону позитивного полюса связано с привлекательностью альтернативы следующим образом:

x1=(v1)/(v1+v2) и x2=(u1)/(u1+u2), где v1 и v2 представляют объективную привлекательность позитивной и негативной альтернатив в данной ситуации, а u1 и u2 показывают их ожидаемую привлекательность. В общем случае привлекательность альтернатив не зависит от их полярности. Негативная альтернатива может оказаться более привлекательной – как в случае когда человек поддается искушению, вместо того чтобы противостоять ему. Функция (1) может быть представлена как композиция X1 = F(x1,(F(x2,x3)). Это представление единственно и F(x2,x3) = 1 – x3 + x2x3 (16). Функция F(x2,x3) может интерпретироваться как «образ себя» у субъекта. При такой интерпретации переменная x3 есть образ себя у образа себя; будем называть этот образ второго порядка «моделью себя». Мы видимо. что значение x3, в дополнение к интенции субъекта играет роль готовности выбрать позитивный полюс в модели себя. Структура композиции F(x1,(F(x2,x3)) соответствует метафоре рис. 1.

В.А.Лефевр. Закон само-рефлексии Закон само-рефлексии Очевидное значение интенционального действия заключается в том, что готовность субъекта соответствует его интенции. Переменная Xсоответствует готовности субъекта, а переменная x3 – его желанию.

Таким образом, интенциональное действие соответствует условию x3 = X1, где X1 это субъект, а x3 его модель себя. Условие x3 = X1 может быть сформулировано так:

Субъект стремится создавать такие образцы поведения, чтобы установить и сохранять подобие между самим субъектом и его моделью себя.

При x3 = X1, выражение (1) превращается в XX1 =, (2) X1 + X2 – X1Xгде x1 + x2 > 0 [16]. Заметим, что условие подобия позволяет убрать переменную x3, значение которой инструментально неизмеряемо.

Феномен 1. Нелинейное отношение между магнитудной и категориальной оценками одних и тех же стимулов Магнитудная оценка это выбор числа, соответствующего интенсивности физического стимула. Например, испытуемым показывают по одному стальные стержни и ставится задача определить их длину в дюймах. По полученным данным строится функция G, связывающая субъективные оценки с объективно измеренной длиной стержней.

Эта функция используется для построения психологической шкалы интенсивности стимулов.

Категориальная оценка классифицирует стимулы по их интенсивности. Например, испытуемым предъявляется тот же набор стальных стержней, но задача состоит в отнесении каждого стержня к одной из одиннадцати категорий: самый короткий – это первая категория, самый длинный – одиннадцатая; все остальные лежат между ними [17].

В течение долгого времени считалось очевидным, что оценки, полученные этими двумя методами – магнитудным и категориальным - должны иметь линейное отношение. Но в пятидесятые годы было обнаружено, что их отношение нелинейно. [17]. Оказалось также, что форма кривой зависит от распределения сильных и слабых стимулов в наборе: чем более заметен сдвиг в сторону слабых стимулов, тем более выпукла кривая [18] (см. рис. 2a).

Свяжем теперь эти наблюдения с функцией готовности (2). Представим категориальную шкалу как отрезок [0,1], где категории самого сильного стимула соответствует точка 1, играющая роль позитивного 68 МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕФЛЕКСИВНЫХ ПРОЦЕССОВ полюса, а категории самого слабого – точка 0, играющая роль негативного полюса.

I II 1. x2 = III 2. x2 = 0,3. x2 = 0,1 4. x2 = 0,xX1 = x1 + x2 – x1x0 20 40 60 80 0 x1 (а) (b) Рис. 2. Соотношение между магнитудной и категориальной оценками:

(a) Категориальная оценка площади прямоугольников по пятизначной шкале [16]:

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.