WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 22 |

Зенкин А.А. Остановлюсь на рассмотрении про(Вычислительный центр РАН) блем визуальной поддержки рефлексивных процессов лиц, принимающих решения (ЛПР). Перед лицом, принимающим решение, есть проблема, которую нужно решить. Есть эксперты, на основании мнений которых ЛПР формулирует решение. Есть специализированная система визуального анализа данных, которая позволяет визуализировать суть проблемы. В.Лефевр (ранние работы начала 70-х годов, касающиеся психографии) визуализировал суть проблемы с помощью алгебры своих графических субъектов, он стал изобретателем, если так можно сказать, когнитивной реальности, впервые использовал визуализацию как средство отображения семантики предметной функции. Если визуализирована суть проблемы, то ЛПР становится активным участником.

Причем, если визуализация выполнена на соответствующем уровне, то уровень компетентности ЛПР поднимается до уровня эксперта. И самое замечательное то, что эксперты в этой ситуации ведут себя совсем не так, как раньше – при предъявлении письменных изложений своих точек зрения и даже при обсуждении за круглыми столами. Перед картинкой, которая визуализирует проблему, причем если она еще динамически отражает мнения конкретных специалистов, они – совсем другие люди, которые выходят на совершенно другие решения. Говорю об этом на основании личного опыта, накопленного при разработке и использовании систем визуальной поддержки деятельности математиков-исследователей.

Важно отметить, что на протяжении последних 300 лет наука стала настолько абстрактной, что она совершенно оторвалась от живого созерцания и сузила возможности ее постигать, как она того заслуживает. И, самое печальное, она оторвалась от морали. Академик Арнольд говорит о катастрофической ситуации именно благодаря тому, что наука стала слишком совершенной в том смысле, что она стала слишком абстрактной. Именно визуальная поддержка исследователей позволит динамично разворачивать вектор развития от абстрактного мышления к живому созерцанию и обратно.

32 КРУГЛЫЙ СТОЛ Задорожнюк И.Е. Касаясь социокультурного контекста («Психологический журнал») обсуждаемых вопросов о выдвижении рефлексивной проблематики на передний план, хочу отметить: обсуждение идет в русле того, что можно назвать французским термином «кларизм» (ясность, проясненность).

Действительно, сегодня как никогда нужен своеобразный «рентген» рефлексии. Аспект «ясности» обсуждается во многих науках, в частности в Институте философии РАН обсуждалась проблема точности психологических понятий (А.В.Брушлинский). Проходит очарование фрейдизмом и даже неофрейдизмом – рефлексивные процессы трудно строить на «зыбучих песках» бессознательного. Усиливается внимание к «аналитизму» в философии (работы А.Ф.Грязнова), все большей популярностью пользуется аналитическая философия, английские традиции, где проясняются слова, где больше ясности, чем затемнения, присущего «сумрачному германскому гению».

Экономическая теория сейчас также строится на новых основаниях: вы знаете, что прекращаются эти шаманские «камлания» о саморегулирующей роли рынка, которая все охватывает и все объясняет. То же самое можно сказать о политической деятельности, уже не считается, что «черный PR» решает все. Им задается темнота неосмысленной (квази) неопределенности, от которой можно ждать чего угодно. Важно и то, что сейчас нет такого шумного «камлания» вокруг чистой цифири, вокруг моделей оптимизирующих, которые все решают. Это тоже идет в русле кларизма.

Есть основание поддерживать рефлексивное движение, которое характеризуется должной прозрачностью понятий.

Григорьев Э.П. (Российская академия госслужбы при Президенте РФ) обобщил результаты своих исследований и разработок систем поддержки рефлексивного синтеза альтернатив в метрике «золотого сечения».

Степанов А.М. (Институт мета-аналитических исследований) рассмотрел возможности использования гомеостатики для моделирования реактивных и рефлексивных статусов человеческой психики.

Беляев И.П. (НИИ Информационных технологий) отметил значение работ В.Лефевра в междисциплинарном аспекте, как фундамента для интеграции разнородных знаний.

Лепский В.Е. (Институт психологии РАН), подводя итог круглому столу, подчеркнул, что сегодня мыслящий человек обнаруживает возможность, значимость и неизбежность рефлексии, дистанцируясь, если вспомнить Научное и социокультурное значение рефлексивного движения в России слова Достоевского, от «чуда, тайны, авторитета», хотя и не отвергая их онтологического статуса. Фактически рефлексивные процессы и строящееся на них управление – остро востребованный продукт на современном этапе социокультурного развития, в первую очередь – России.

Понять мысли и чувства другого – значит упростить (в высоком смысле) его и свою жизнь, причем это касается субъекта любой степени общности: от индивида до общества в целом, особенно группового субъекта, ответственного за принятие решений. Этим и обуславливается глубокий интерес к рефлексивным процессам, значимые следы которого – проведение конференций, круглых столов, выпуск журнала, многие другие инициативы в данном направлении.

МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТ ФУНКЦИИ БЫСТРОЙ РЕФЛЕКСИИ В БИПОЛЯРНОМ ВЫБОРЕ В.А.Лефевр (США), Дж.Адамс-Веббер (Канада) Владимир Александрович Лефевр Джек Адамс-Веббер Калифорнийский университет, Брукский университет, Онтарио, Ирвин, США, профессор Канада, профессор Введение В течение последних двадцати лет наш взгляд на рефлексию существенно расширился. Ранее она понималась, главным образом, как сознательное конструирование человеком образа себя и других. Теперь у нас есть свидетельства, что существует рефлексия и принципиально другой природы. В психику человека как бы встроен врожденный информационный процессор, функция которого состоит в автоматической генерации этих образов вместе с их субъективным миром. Работа этого процессора порождает специфический спектр человеческих реакций, никак сознательно не контролируемых и протекающих чрезвычайно быстро (одна-две миллисекунды). Этот вид рефлексии, в отличие от традиционной, был назван быстрой рефлексией (fast reflexion, Lefebvre, 1987). Сегодня мы пытаемся расшифровать математические законы, которые управляют автоматическим функционированием этого врожденного процессора, и выяснить, как эти законы проявляют себя в наблюдаемом поведении человека (Adams-Webber, 1996a). Итогом работы должна стать формальная модель субъекта с быстрой рефлексией.

Рефлексивные процессы и управление. 1, 2001. С. 34-В.А.Лефевр, Дж.Адамс-Веббер. Функции быстрой рефлексии... Такая модель, в идеале, должна обладать двумя свойствами – целостностью и однородностью. Целостность означает, что модель способна отражать одновременно как перцепцию и поведение, так и субъективный мир. Термин однородность указывает на то, что различные аспекты активности субъекта должны быть описаны на одном и том же языке. Общий метод, позволяющий добиться и целостности и однородности, состоит в представлении субъекта в виде композиции математических функций. Различные элементы композиции интерпретируются как «входы»,«выходы», а также как образы себя и других субъектов. Эти образы, в свою очередь, должны иметь внутренний мир, в котором находятся образы следующего порядка. В результате мы можем получить унифицированное описание внутренней и внешней активности субъекта. Композиция математических функций есть также математическая функция. Она описывает поведение субъекта.

Поэтому структура композиции может отражать не только внутренний мир субъекта, но и макроструктуру вычислительного процесса, порождающего поведение. В простейшем случае, когда функция поведения известна заранее, информация о субъективной сфере может быть получена чисто математически, путем анализа свойств этой функции.

Проникновение понятия «рефлексия» в психологию Нельзя считать случайностью, что первые шаги в этом направлении были сделаны в России, где влияние бихевиоризма было неизмеримо слабее, чем в Америке. Эти шаги связаны с обнаружением внезапного прерывания автоматизированной деятельности испытуемого в процессе экспериментальной игры. Типичный эксперимент состоял из двух фаз. В первой фазе программа, играющая роль оппонента, формировала у испытуемого определенный тип поведения, выгодный для испытуемого в контексте данной игры. Затем во второй фазе программа внезапно меняла свою тактику таким образом, что выработанное поведение переставало быть выгодным. В этих экспериментах было обнаружено, что испытуемые способны к резкому прерыванию поведения старого типа. Никаких свидетельств постепенного переучивания обнаружено не было (Лефевр, 1967; 1969; 1971; Лепский, 1969; Баранов и Трудолюбов, 1969а,б; Lefebvre, 1972; 1977а).

Прерывание автоматизированной активности часто сопровождалось «инсайтом» или «осознанием»: испытуемый внезапно «понимал», что его оппонент во время первой фазы эксперимента целенаправленно обманывал его. При такой интерпретации понятие «осознание» приобретало функциональный смысл. Оно оказывалось связанным если не с реорганизацией автоматизированной активности, то по крайней мере, с ее быстрой блокировкой. Тем не менее, использование таких 36 МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТ терминов, как «осознание», «понимание», «намерение», смысл которых в значительной степени зависит от контекста, угрожало возвратом к идеям интроспективной психологии девятнадцатого века с потерей возможности проверять гипотезы с помощью эксперимента.

Альтернатива состояла в попытке построить простую формальную модель субъекта, в рамках которой понятия, отражающие субъективный мир человека, могли бы приобрести ясный и однозначный смысл.

Эти исследования привели, в итоге, к созданию ряда частных моделей субъекта с быстрой рефлексией.

В этой работе мы ограничиваемся анализом только одной линии развития этих моделей, связанной с изучением биполярного выбора (Lefebvre, 1977b, 1982; Лефевр, 1991; V.A.Lefebvre, V.D.Lefebvre, Adams-Webber, 1986; Krylov, 1994; Miller & Sulcoski, 1999). Эти исследования столкнулись с рядом сложных методологических проблем, которым посвящено большое число публикаций (Townsend, 1983; 1990; Adams-Webber, 1987;

1995; Batchelder, 1987; Levitin, 1987; Wheeler, 1987; Zajonc, 1987; Kauffman, 1990; Rapoport, 1990; Popper, 1992; Поппер, 1996; Schreider, 1994; Шрейдер, 1998; Лефевр, 1990; Lefebvre, 1995).

Механизм генерации образов себя и других Гипотеза о существовании внутреннего процессора, порождающего быструю рефлексию, может быть описана следующими словами (Lefebvre, 1985):

(1) Субъект содержит в себе формальный механизм для моделирования себя и других. Этот механизм универсален и не зависит от культуры, к которой принадлежит субъект.

(2) Модели себя и других рефлексивны, т.е. они тоже могут содержать модели себя и других, и т.д.

(3) Внутренний формальный механизм для моделирования включает в себя вычислительный процесс, протекающий автоматически и не зависящий от осознанной воли субъекта. Этот процесс предопределяет реакции субъекта в ситуациях выбора между оценками «хорошо» и «плохо»; он также генерирует внутренние переживания субъекта, такие как чувство вины и осуждение других.

(4) Модели себя и других также обладают вычислительными возможностями, которые позволяют субъекту автоматически моделировать как свои собственные внутренние переживания, так и переживания других людей.

Следует подчеркнуть, что этот моделирующий механизм не является цепочкой логических рассуждений типа «я думаю, что он думает, что я думаю...» и т.д. Такие цепочки являются чисто лингвистическими структурами. Мы говорим о прямом «вычислительном» моделировании В.А.Лефевр, Дж.Адамс-Веббер. Функции быстрой рефлексии... себя и других, которое осуществляется автоматически и независимо от внутренней речи (Lefebvre, 1985, стр.291-292).

Эта гипотеза, опубликованная шестнадцать лет назад, была не только общей методологической декларацией. Она сопровождались детальным описанием возможного механизма, проводящего когнитивные вычисления. Однако лишь недавно начали появляться экспериментальные аргументы в ее пользу. Например, Хьюз и Каттинг (Hughes & Cutting, 1999) продемонстрировали, что способность детей репродуцировать внутренний мир других людей протекает автоматически и не зависит от степени развития речевой сферы.

Описанный в этом разделе механизм автоматической генерации образов себя и других выходит за рамки традиционного понимания рефлексии как сознательной конструктивной деятельности человека, связанной с его желаниями и волей. Создавая сознательно свой портрет, человек может наделять его многими чертами по своему выбору.

В отличие от этой «творческой» деятельности, процессор, о котором идет речь, неотделим от самого человеческого существа. Субъект в нормальном состоянии даже не ощущает его присутствия. Он не способен выйти из-под контроля этого аппарата простым волевым усилием, подобно тому как он не может заставить себя перестать понимать слова, звучащие на родном языке. Мы назвали автоматический процесс генерации образов быстрой рефлексией, чтобы не смешивать его с сознательным процессом постижения себя и других.

Рефлексивная модель биполярного выбора Модель представляет субъекта, находящегося перед лицом биполярного выбора одной из двух альтернатив: A и B. Одна из них, A, играет роль позитивного полюса, а другая, B, негативного (Lefebvre, 1977b; 1980;

1995; 1997; Лефевр, 1996). В простейшем случае, когда внутренний мир субъекта не содержит образов других субъектов, выбор может быть описан особой функцией, X1 = f (x1, x2, x3), где все переменные определены на интервале [0,1] (см. Приложение). Значение x3 есть интенция субъекта совершить выбор позитивного полюса. Чем больше значение x3, тем сильнее «желание» субъекта совершить такой выбор. Значение X1 интерпретируется как вероятность, с которой субъект готов выбрать позитивный полюс A, в реальности.

Значение x1 есть давление внешнего мира в сторону позитивной альтернативы в момент выбора, а значение x2 есть давление в сторону позитивной альтернативы, ожидаемое субъектом на основе его предшествующего опыта. Мы можем рассматривать значения x1 и (1 - x1) как нормализованные полезности альтернатив A и B непосредственно в момент выбора, а значения x2 и (1 - x2) как нормализованные ожидаемые полезности.

38 МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТ Математическое рассмотрение функции X1 = f (x1, x2, x3), зависящей от трех переменных, показывает, что она может быть представлена как композиция одной функции F(x, y) от двух переменных:

X1 = F(x1, F(x2, x3)), причем такое представление единственно. Функция X2 = F(x2, x3) интерпретируется как образ себя, имеющийся у субъекта.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.