WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 22 |

Лепский В.Е. Статья В.А. Петровского «Опыт событий(Институт психологии РАН, ной транскрипции рефлексии» написана на хорошем профессиональном уровне доктор психологических наук) и посвящена важной проблеме развития формального языка теории рефлексивных процессов. Действительно, одной из главных нерешенных проблем остается на сегодняшний день оценка степени адекватности предметного мира модели этого мира с позиции внешнего наблюдателя. Любые предложения по формализации постановки подобной задачи заслуживают внимания.

Наиболее удачным на сегодняшний день, с моей точки зрения, является подход Лефевра, ибо предложенные им записи Т, Тх, Тхх автоматически предполагают наличия несоответствия между различными моделями, так как понятно, что модель мира (Тх ) и модель модели мира (Тхх ), в силу различия формы, содержательно не могут представлять собой одно и то же (в соответствии с принятыми Лефевром правилами игры).

В.А.Петровский предложил в чем-то аналогичный лефевровскому язык, только более усложненный и требующий еще больше специального комментария. Так, автор ставит в соответствие выражению Т + Тх выражение Т+{Т)}Х, используя при этом гораздо больший объем «специального комментария», чем Лефевр, и теряет при этом универсальность операции «осознания», ибо Х начинает осознавать нечто, чего ранее не было (Т ), т.е. Х осознает не мир Т, а какую-то иную сущность.

Строго формально подобное преобразование выглядит несколько надуманным, ибо Т ранее не было определено.

Далее автор статьи, как бы полностью перечеркивая логику Лефевра, вводит следующие элементы: фигурные скобки, круглые скобки, штрих, укрупнение буквы, курсив и подчеркивание (простейший язык программирования имеет меньше команд!). В символике Петровского {Т}Х есть образ Т в Х, {Т}Х есть субъект Х как носитель образа Т.

В символике Лефевра это различение можно выразить более просто.

Образ Т в Х есть Тх, а субъекту как носителю образа Т соответствует выражение Т + Тх.

В заключение отмечу, что статья Петровского является, по существу, лишь одним из частных комментариев (с использованием специальной символики) рефлексивных полиномов.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ФОРМА РЕФЛЕКСИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ СИТУАЦИИ В РОССИИ О.С.Анисимов (Россия) Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктор психологических наук Профессиональная деятельность управленца может быть оценена по уровням профессионализма, в зависимости от той или иной системы критериев определения особенности каждого уровня [4; 13; 14; 15; 18].

Поскольку мы опираемся на деятельностный подход и ту версию сущности деятельности, которую разрабатывала и разрабатывает группа методологов, объединенная в Московский методологический кружок (ММК), то предложим простейшие основания членения уровней. Они будут использованы для оценки теперешнего состояния стратегического мышления и деятельности, состояния способности к ее профессиональному осуществлению.

Наиболее простая типология («лестница») уровней, с нашей точки зрения, включает следующие: «дилетантский», «рутинный», «инновационный», «критериально-инновационный». В основе дилетантского уровня лежит вовлечение в реализацию норм деятельности человека, не осознающего необходимости приведения своих возможностей в соответствие с требованиями фиксированных (актуальных и потенциальных, конкретных и абстрактных) норм деятельности. Дилетант принимается за решение задач без проверки внутренней готовности к решению задач, без установки на коррекцию этой готовности в случае обнаружения несоответствия внешним нормативным требованиям.

Для рутинного профессионализма характерно осознание необходимости указанного соответствия и готовность к коррекции своих возможностей вплоть до реального существования способностей отноРефлексивные процессы и управление. 1, 2001. С. 73-РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ сительно фиксированной нормы. Кроме того, что особенно значимо, рассматривается конкретная норма, «задача». Задача имеет готовый способ решения. Поэтому для налаживания рутинного слоя профессиональной деятельности требуются типовые задачи, минимальное количество которых позволяет достигать фиксированных целей, при условии наличия у деятелей соответствующих способностей.

Инновационный уровень характерен необходимостью коррекции содержания задач в рамках прежних или новых целей. Поэтому деятель должен иметь способности (мотивационные, интеллектуальные, волевые и др.) к переходу от одного содержания задач к другому.

В случае инновационно-критериального уровня переход от задачи к задаче опосредствуется критериями интеллектуального (теория, понятие, категория, концепция) и духовного (идеал, ценности, мировоззрение и мироотношение) типов. На пути инновационого использования интеллектуальных критериев оформляются такие типы норм как «метод», «подход», «принцип», «стратегия» [3; 5; 8; 9]. В этих же условиях осуществляется оформление таких важнейших единиц мышления как «проблематизация» и ее результативное выражение – «проблема», а также само различие между «задачей» и «проблемой», переходимость от задачи к проблеме. Оформляются и основные культурные формы организации мышления – «задачная» и «проблемная». В частности, без использования обеих групп критериев не может быть построена «стратегия» [9; 10].

Возникает вопрос: имеем ли мы «рутинных» стратегов и, тем более, инновационных и инновационно-критериальных стратегов Мы отвечаем – нет. Крайне простое обоснование состоит в том, что учебные процессы вузовского и послевузовского типа не предполагают специальной подготовки стратегов по критериям уровня профессионализма. Характерные для стратегической мыследеятельности задачи, не выделены, не типизированы. Внутренние предпосылки тех управленцев, которые практически вовлекаются в стратегическую мыследеятельность, не корректируются под требования типизированных задач [5;

6; 7; 22]. Диагностика уровня способностей и уровня деятельности тех, кто создает стратегии, была осуществлена в 80 – 90-е г.г. в специальных процедурах игромоделирования – «организационно-деятельностных играх» (ОДИ) [1]. Результаты такой диагностики позволили сделать более охватывающий вывод о дилетантском уровне профессионализма всего управленческого корпуса – даже несмотря на естественные процессы практической, стихийной адаптации к условиям управления, формирования стихийных стереотипов и приход к «успешности» в управлении тех, кто более талантлив.

Кажущийся иллюзорным подобный «приговор» опирается совсем О.С. Анисимов. Стратегическая форма рефлексивного управления … на иную базу критериев, чем это принято. Само по себе накопление знаний, стихийных умений не может быть признаком появления профессионализма в управлении, даже рутинного. Эти процессы не переводят дилетанта на более высокий уровень профессиональной деятельности. Действительно, если реально опираться на содержание и форму фиксируемых задач, их типизированность, то для появления задач требуется непосредственное основание – обобщенное представление об управленческой деятельности, акцентировки в содержании этих представлений, система вопросов («неизвестных») к процессу поиска ответов («искомых») с соответствующими действиями в рамках ряда ответов. Чтобы возможен был этот мыслительный и действенный цикл, необходима сама «теория деятельности», а затем еще более надежное основание – «язык теории деятельности».

Анализ игропрактики показал, что подавляющая масса управленцев не имеет систематических теоретико-деятельностных представлений, не обладает языком теории деятельности как системой средств профессиональной деятельности управленцев. А ведь именно управленцы по своей функции должны строить и перестраивать деятельность – свою и исполнителей [3; 4].

Можно ли представить себе математика-профессионала вне специфичного для него языка, системы средств мышления математика В управленческую же деятельность в качестве средств привлекаются самые разнообразные синкретические, собранные из различных областей знания, языковые средства. Умение же правильно пользоваться этими интеллектуальными средствами еще более стихийно. Поэтому и консультационно-аналитический корпус, не обладающий средствами теории деятельности, не может быть профессиональным, так как его представители могут опираться не на присущие миру деятельности языковые средства, а на содержания, почерпнутые из практики, из различных областей знания, на свою творческую работу мысли вне ее подчиненности деятельностной или типодеятельностной функции.

Деятельностное мировоззрение и мироотношение, парадигмы понятий и категорий соответствующего языка, общекультурные требования к мышлению, типовые культурные формы мышления и т.п.

им, как правило, не известны. Они не только не знают положения дел в культуре мышления и культуре рефлексивного анализа деятельности, не только не стремятся овладеть и их применять (в особенности культуру развиваемую в ММК), но и резко отрицательно относятся к попыткам внести формы и средства таких культур в реальность управления [5; 6; 7; 22].

Игромоделирование, проведенное за два десятилетия по форме ОДИ, где специфичным и главным слоем является как раз пробле76 РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ матизация «естественных форм рефлексии», показало, что среди множества внутренних причин сопротивления переводу мышления, рефлексии, мыследеятельности управленца с уровня «естественности» (дилетантского уровня профессионализма) на уровень «искуственноестественный» (собственно профессиональный уровень) можно выделить следующие:

во-первых, это своеобразный интеллектуально-нормативный профессиональный «нигилизм». Сама ценность и практическая необходимость подчинения нормативным указаниям не оспаривается и часто стимулируется, но приведение своих способностей в соответствие с нормами деятельности сознается, по преимуществу, как удел исполнителей.

В свою очередь в сознании управленца, так или иначе, закрепилось убеждение о том, что управленческая деятельность исключительно подвижна, носит творческий характер, непредсказуема, а нормативные рамки, как правило, носят ориентирующий, а не предписывающий характер;

во-вторых, преобладает убеждение о том, что управленческая деятельность не может быть технологизирована по ее существенной составляющей. Организация труда больше носит вторичный, косвенный к сути дела характер (например, организация времени). Вместо технологических форм, непосредственно требующих соответствия способностей их содержанию, значимость отходит в сторону стереотипов и «опытности». В России в годы реформ было внесено огромное количество зарубежной управленческой и экономической литературы, которая превосходит отечественную в своем статусе. Но эти источники чаще не несут «задачный» характер и сводятся к ориентировкам, к массе разнородных сведений – тем более что все эти знания не опираются на теорию деятельности и сводимы к эмпирической схематизации опыта;

в-третьих, в отличие от зарубежных коллег, которые адаптированы к социо-культурному опыту стихийной рефлексивной самоорганизации, управленцы России не только еще более стихийны в рефлексии, но и рассматривают роль самой рефлексивной самоорганизации в решении задач как второстепенную, малозначимую и мешающую успешному достижению цели.

Все вышеуказанное наиболее ярко проявляется в стратегических формах управления. Для того чтобы оценить негативное воздействие подобных установок и внутренней готовности в разработке и реализации стратегий, следует обсудить само понятие «стратегия» и «стратегическое управление». Чаще обсуждается феномен стратегического планирования. В.В.Трейер, А.М.Каширин, Ю.М.Швырков рассматривают стратегическое планирование как «особый вид деятельности, О.С. Анисимов. Стратегическая форма рефлексивного управления … …состоящий в подготовке проектов стратегических решений…, реализация которых обеспечит их (хозяйственных субъектов, органы власти, субъектов федерации, государства в целом) эффективность функционирования в долгосрочной перспективе с учетом изменений условий внешней среды» [20, с. 15]. Важно подчеркнуть, что разработка стратегии выступает здесь как особый вид деятельности, имеющий проектный характер. Проектирование обращено к эффективности функционирования, к учету изменений внешней среды и к долгосрочности функционирования систем. Наряду с этим О.С.Виханский выделяет выживание организации в долгосрочной перспективе «за счет установления динамичных сбалансированных отношений с окружающим, позволяющих решать проблемы всех, кто заинтересован в деятельности организации» [12, с. 31].

А.Е.Балабанов выделяет роль стратегического планирования в упреждении хода событий, выявлении тенденций, обеспечении единства действий на различных уровнях системы управления [11, с. 114, 239].

Кроме того, стратегическое планирование и управление предполагает работу по оформлению смысла и названия деятельности, их превращению в ориентиры управленческой работы, на основе которых строятся технологии управления [11, с. 240, 246]. Поэтому система стратегических представлений должна «достигать высокой степени общности, чтобы вместить непротиворечиво различное» [11, с. 239].

О.Б.Алексеев считает, что стратегическое управление складывается в пространстве рефлексии управленческих технологий в противовес разработке управленческих моделей [1, с. 15, 18]. Оно «позволяет увязать разнонаправленные цели, многообразные ресурсы в границах одного потока деятельности» [1, с. 19].

Мы видим, что стратегия относится к особому типу норм, к абстрактным проектам деятельности, ориентированным на долгосрочность, прогнозируемость отношений с внешней средой, на сохраняемость и прочность той системы, которая подвергается деятельностному нормированию. Эта система выступает как целое, в котором согласуются все действия, на всех качественно различных уровнях, пользующихся разнородными ресурсами. Стратегия является основой конкретного нормирования.

И. Ансофф считает, что стратегия – это «набор правил для принятия решений, которыми руководствуется организация в своей деятельности…, инструмент, который может помочь в условиях нестабильности» [2, с. 68, 74]. Необходимость в стратегии «отпадает, как только ход событий выведет организацию на желаемые события» [2, с. 69].

Можно не соглашаться с прямой зависимостью наличия стратегии от возникновения нестабильности в деятельности и считать, что страте78 РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ гия нужна целостности организации всегда, когда она предполагает достижение новых долговременных целей. Но в период нестабильности она нужна тем более.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.