WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 22 |

Рассмотренный здесь материал позволяет говорить о четырех основных этапах в жизненном цикле рефлексии. Первый можно назвать «предрефлексивным», второй – этапом «рефлексивной схематизации», третий – «объективации и оестествления» рефлексии, четвертый – этапом «распредмечивания рефлексии». Например, реальная работа Аристотеля по построению античного органона знаний, предполагая, что сначала он еще не задумывался, как обосновать свои построения, или работа участников ММК в начале 60-х годов, когда они использовали представление о рефлексии как один из философских терминов наряду с другими, а не для того, чтобы нормировать свою работу, – то и другое может быть отнесено к предрефлексии. Построение схем рефлексии («мышление о мышлении» и «рефлексия деятельности»), а также использование их для осмысления и обоснования реальной работы – примеры рефлексивной схематизации. Превращение схем рефлексии в объекты изучения, использование их в качестве онтологических схем или даже моделей рефлексии – примеры объективации и оестествления. Кстати, этот этап позволяет и формировать соответствующие «способности рефлексии» (в этом последнем случае можно говорить и об этапе «субъективации рефлексии»). Наконец, демонстрируемый здесь мной этап анализа рефлексии вполне может быть отнесен к распредмечиванию рефлексии.

Означает ли все сказанное, что понятие рефлексии постепенно должно сходить со сцены – или использование превращенных форм мышления (в частности, рефлексии) является обязательным условием любого развивающегося мышления Литература 1. Аристотель. Метафизика. М.-Л. 1934.

2. Розин В.М. Рефлексия как культурно-исторический и психологический феномен // КЕНТАВР. Вып. 24. М., 2000.

3. Розин В.М. Понятие рефлексии в философии и современной методологии // Рефлексивное управление. М., 2000.

4. Творческий путь и личность Г.П.Щедровицкого // Вопросы методологии. 1995.

1-2.

5. Розин В.М. Культурология. М., 1998, 1999, 2000.

ОПЫТ СОБЫТИЙНОЙ ТРАНСКРИПЦИИ РЕФЛЕКСИИ* В.А.Петровский (Россия) Российская академия образования, доктор психологических наук Говоря о событийной транскрипции высказываний рефлексивной алгебры Лефевра, я буду иметь в виду знакосочетания формального языка, фиксирующие одновременно рефлексию как состоявшийся акт («событие») и как динамическое единство его сторон, а именно источника и содержания рефлексии («со-бытие» того, что отражается и отражает, и того, что образует отражение как таковое).

Чем обусловлена желательность такой транскрипции На наш взгляд, возможности, содержащиеся в рефлексивных построениях Лефевра, в том числе, и в его ранних работах, напоминают о себе каждому, кто ощущает себя вовлеченным в «рефлексивное движение» (В.Е.

Лепский), инициированное основателем Школы. «Событийная транскрипция» – один из фрагментов «самоактулизации» его идей. Целесообразность событийной транскрипции рефлексивных многочленов Лефевра обусловлена также интересами практики (к прикладным аспектам рефлексивной теории я отношу также ее участие в построении смежных фундаментальных наук и психологии, в частности).

Идею событийной транскрипции состояния рефлексирующей системы мы обсудим, обращаясь к самой простой форме рефлексивного оператора Лефевра (1 + х) и порождаемому при этом состоянию рефлексирующей системы:

Т(1 + х) = Т + Тх Здесь Т – плацдарм; Тх – плацдарм с точки зрения Х. Символ «+» сводит вместе объективный (физический) и субъективный (психический) аспекты рефлексии, реализуемой персонажем Х по отношению Рефлексивные процессы и управление. 1, 2001. С. 61-* После статьи приведены полемические заметки оппонентов Розина В.М. и Лепского В.Е.

62 МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТ к плацдарму Т. Таковы некоторые исходные символы, участвующие в развертке рефлексивной алгебры В.А. Лефевра (этими простыми символами, а также некоторыми, немногим более сложными, мы ограничимся в нашем анализе).

Мы уже отмечали однажды, что выражение Т + Тх может интерпретироваться в терминах гегелевской идеи как единство рефлексируемого объекта и его рефлексивного образа1. Сама по себе возможность подобной формализации – явление чрезвычайной значимости для тех наук, которые имеют дело с соотношениями субъективного и объективного. В первую очередь это касается психологии. Но для того, чтобы раскрыть потенциал использования предлагаемых логических фигур рефлексивной алгебры, нам кажется необходимым сделать еще один шаг в направлении интерпретации и формализации результатов применения рефлексивных операторов (1 + х + …).

Формальное обустройство «внутренних миров» персонажей. Обращаясь к выражению Т + Тх, мы не можем не отметить тот факт, что в этой записи отсутствует какое-либо явное указание на «внутренний мир» персонажа Х, а также что здесь не зафиксирована позиция персонажа Х как «носителя» рефлексивного образа Т. Обнажается парадоксальность ситуации: объект рефлексии существует (это плацдарм Т ), образ рефлексии существует (это Тх ), однако, на фоне этого, отсутствуют субъективное (сознание – «в чем») и объективное (субстрат – «в ком») «пространства» существования рефлексивного образа. Это парадоксальное положение дел изменяется только тогда, когда усложняется оператор рефлексии, например, когда он приобретает вид (1 + х + ух). В этом случае персонаж Х приобретает свой «внутренний мир», в котором начинает «жить» образ Т, вместе с образом Тy, и кроме того Х обнаруживает себя как носитель присущих ему образов мира (образов «плацдарма» Т ). Напомним читателю, как выглядит теперь «внутренний мир» персонажа Х, символизируемый содержимым скобок в правой части равенства:

Т(1+ х + yх) = Т + Тх + Тyх = Т + (Т + Тy)х.

Таким образом, сравнивая состояния рефлексирующих систем, порожденных операторами (1 + х) и (1 + х + yх), мы замечаем принципиальное различие в описании их строения (отсутствие в первом случае символов внутреннего мира и его носителя и наличие того и другого во втором случае). Естественно поставить вопрос: следует ли просто В.А. Петровский. «Идея» Гегеля, «оператор осознания» Лефевра и самопричинность «Я» // Рефлексивное управление. Тезисы международного симпозиума 17-19 октября 2000 г. (под ред. А.В. Брушлинского и В.Е. Лепского), Москва – 2000.

В.А.Петровский. Опыт событийной транскрипции рефлексии «привыкнуть» к этому парадоксу, воспринимая подобное положение вещей как некую данность, или, быть может, попытаться обнаружить такую форму записи, которая позволила бы изображать состояние рефлексирующей системы единообразно, безотносительно к уровню сложности реализуемого оператора рефлексии Ограничение прерогатив маргинального языка. Необходимость поиска новой формы записи состояния рефлексирующей системы может быть мотивирована еще одним соображением. Речь идет о достижении соответствия (конгруэнтности) символического и текстового (словесного) рядов в рефлексивных построениях. Существуют, по сути, три языка рефлексивной теории В.А. Лефевра. Это – вполне безупречный формальный язык (язык символов и логико-математически определенных отношений между ними). Далее – будто манна небесная! – метаязык (он проясняет для нас смысл используемых символов и отношений формального языка). И, наконец, язык, как бы промежуточный, – язык, на котором создатель рефлексивной алгебры вносит логически необходимые пояснения к логико-математическим отношениям, присутствующим в формальном языке, не формализуя, однако, сами эти пояснения. Назову такой язык «встроенных» уточнений языком маргинальным. Существование маргинального языка в составе языка теории – явление вполне естественное. Было бы абсолютной нелепостью (симптомом маниакальной одержимости) стремление изгнать маргинальный язык из сферы развивающейся теории. Более того, думаю, что о развивающейся теории можно судить по приметам присутствия в ней маргинального языка.

Однако в рефлексивной логике, как мне кажется, порою ощущается его избыток, заслоняющий необходимость развертки формального языка2.

Событийные транскрипции призваны преодолеть эту избыточность.

Они посягают на «исключительные права» обыденного языка придавать тот или иной смысл символам формального языка. И здесь я имею в виду, в частности, формальное различение двух картин реальности: с позиции внешнего и внутреннего наблюдателей. Пока что еще тут не достигнута должная конгруэнтность между символами, используемыми в записях, и текстовым (словесным) сопровождением этих символов.

Вот что пишет В.А. Лефевр в классической работе «Конфликтующие структуры»: «…Пусть мы имеем два члена Tx и Txy. Персонаж Y может иметь как адекватное отражение Tx, так и принципиально неадекватное. Символика регистрирует лишь факт «существования» такого члена Маргинальный язык – особый искус для тех, кто работает в жанре популяризации научных теорий или пытается «напрямую» приложить ее к решению своих насущных проблем. При этом популяризация (как это случилось, например, с идеями гениального создателя трансактного анализа Эрика Берна) может привести к сверхупрощениям и нанести удар по имиджу теории.

64 МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТ во внутреннем мире персонажа Y. Поэтому при употреблении символики необходим специальный комментарий (выделено мною – В.П.), характеризующий степень адекватности с позиции внешнего исследователя»3.

Возникает вопрос: а если бы мы захотели обойтись без «специального комментария» (ведь маргинальный язык по мере развития теории рано или поздно должен быть проработан на формальном уровне) Итак, суммируем сказанное. Нам приоткрылась проблема: как «обустроить» (формально) внутренние миры персонажей, обеспечивая единообразие в записи состояния рефлексирующей системы независимо от степени сложности рефлексии как зафиксировать возможное несоответствие картины реальности и самой этой реальности во внутреннем мире персонажей, опуская словесные комментарии, принадлежащие маргинальному языку Примеры событийной транскрипции. Предлагаемое нами (очень простое, по крайней мере, в исходной посылке) решение заключается в том, чтобы, во-первых, выражению Т + Тх поставить в соответствие выражение Т + Тх Т + {(T)}Х, а, во-вторых, раскрыть выражение {(T) }Х как объединение двух элементов {(T)}Х и {(T)}Х. Поясним вначале запись {(Т)}X. Эта запись набрана курсивом и читается так: «Образ Т в Х и вместе с Х». Речь, таким образом, идет о содержании внутреннего мира персонажа Х, о присутствии во внутреннем мире Х образа Т, который выступает здесь совместно («наряду», «на равных») с Х.

Как видим, в этой записи используются три новых знака, а именно фигурные скобки { }, круглые скобки ( ), верхний индекс (штрих «» над символом справа); при этом, дополнительно, укрупняется буква х (по сравнению с традиционной записью) справа от Т, превращаясь в Х. Заметим также, что вся запись в правой части приведенного выше соотношения (включая и особняком стоящее Т) набрана курсивом.

Фигурные скобки будут обозначать для нас тот факт, что речь идет о содержании внутреннего мира Х, круглые скобки4 – о том, что имеется в виду некоторое событие, в данном случае, характеризующее элемент Т (а именно, тот факт, что Т берется как целое), а штрих над скобками вверху и справа говорит о том, что рассматривается образ этого события. Укрупнением буквы Х мы подчеркиваем особое значение, которое В.А. Лефевр. Конфликтующие структуры. Издание третье. М., 2000. C. 15.

Скобки использует и сам В.А.Лефевр, но только тогда, когда он объединяет между собой «рифмующиеся» элементы, вида Тх и Тух (то есть осуществляет процедуру вынесения наблюдателя Х за скобки).

В.А.Петровский. Опыт событийной транскрипции рефлексии придается персонажу Х : он выступает здесь одновременно как субъект и носитель образа Т.

Курсив вводится для того, чтобы предотвратить смешение исходной и модифицированной записей (особенно тогда, когда мы опустим, в интересах облегчения восприятия, фигурные или круглые скобки).

Осталось пояснить операцию подчеркивания : она обозначает тот факт, что мы фиксируем и как бы извлекаем из выражения соответствующую «часть» (то есть, это операция «абстрагирования»): поэтому выражение {(T)}Х может быть прочитано как: «Образ Т во внутреннем мире Х», а выражение {(T)}Х », соответственно, «Х как субъект и носитель образа Т». Запишем последовательность предпринятых шагов:

T(1 + x) T + {(T)}X = T + {(T)}Х + {(T)}Х.

Именно это выражение дает нам пример событийной транскрипции рефлексирующей системы; термину «событийная транскрипция» здесь соответствует результат применения рефлексивного оператора (1 + х) к плацдарму Т.

Отталкиваясь от соотношения, образующего событийную транскрипцию рефлексирующей системы, мы можем сделать еще один шаг, характеризующий результирующую транскрипцию состояния рефлексирующей системы. Постулируя, что {(Т)}X = (T), а {(T)}Х = Х, а также что (Т) = T, мы, таким образом, приходим к выражению итоговому выражению T + T + X, которое даёт нам пример искомой результирующей формы. Итак, T(1 + x) T + {(T)}X = T + {(T)}Х + {(T)}Х = T + T + X.

Сравнивая событийную и результирующую транскрипции рассматриваемой системы и отмечая преемственность, существующую между ними, мы должны отметить, что событийная транскрипция позволяет описать содержание внутреннего мира персонажа Х, а результирующая – итог рефлексии с позиции универсального наблюдателя.

Уточнения, подобные тем, которые предложены выше, могут заметно модифицировать рабочие формы записи состояния рефлексирующей системы, соответствующие операторам различной степени сложности.

То, что мы получаем при этом, выражает факт рефлексии, предпринимаемой персонажами Х, Y, Z, …, и в частности, без сопутствующих комментариев, – устройство «внутреннего мира» каждого из персонажей при учете возможного несовпадения реальности Т и образов этой реальности в их сознании5. Фиксируется также тот факт, что Х может обладать образом Y, который, будучи частью содержания внутреннего мира Х, не обязательно идентичен Y.

66 МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТ Событийные транскрипции рефлексии и категория «Я». Рассмотрим, как «работает» предлагаемая система фиксации рефлексивных актов в прикладном плане – в области психологии «Я». Рефлексивная логика Лефевра, с учетом сделанных уточнений, связанных с введением событийных транскрипций, предоставляет замечательные возможности для обсуждения интересующей нас психологической категории.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.