WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 25 |

Некоторые атрибуции можно подвергнуть проверке, выяснив, насколько единогласно их подтверждают другие, но многое из того, что Питер припи сывает Полу, Пол проверить не может, особенно если Пол ребенок. Таковы ми являются глобальные атрибуции, к примеру, “Ты дрянь” или “Ты моло дец”. Адресат таких атрибуций никоим образом не способен снять их свои ми собственными силами, если только он не владеет позицией1, исходя из которой человек правомочен служить третейским судьей в подобных воп росах.

То, что другие косвенно или прямо приписывают Полу, неизбежно имеет решающее значение в формировании его восприятия собственной деятель ности, собственных представлений, мотивов, намерений — собственной идентичности.

Стивен утратил всякие ориентиры в том, каковы его собственные намере ния и мотивы, пока он жил со своей матерью, которая превратилась в “на Атрибуции и предписания стоящего параноика”. Она видела в его действиях мотивы и цели, которых, как он поначалу явственно чувствовал, в этих действиях не было. Посте пенно Стивен начал путать “собственные” мотивы и цели с теми, которые были ему приписаны. Он знал, что если порежет палец, мать обязательно скажет, что он это сделал, чтобы ее расстроить, и зная, что таково будет ее толкование, он не мог быть уверенным, нет ли и вправду у него такого на мерения. Это вселяло в него навязчивые сомнения в “мотивах” собствен ных действий, даже во время надевания галстука, который ему нравился, но который раздражал его мать. “Ты надеваешь его, чтобы мне досадить, — ты знаешь, я терпеть не могу такие галстуки, как этот”.

В зоне этого разобщения между “собственными” намерениями человека и теми, которые ему приписывает другой, в игру вступают вопросы скрытно сти и конспирации, обмана и самообмана, двусмысленности, лживости или правдивости. Во многих случаях чувство вины или стыда следует пони мать с точки зрения таких расхождений, имея в виду, что в такой ситуации присутствует переживание собственной фальши, собственного мошенни чества. Истинная вина — это вина по отношению к обязательству, которое ты сам на себя налагаешь, чтобы быть самим собой, реализовать самого себя. Ложная вина — это вина, переживаемая за то, что ты не такой, каким тебя считают другие люди, каким, по их ощущению, ты, кажется, должен быть или, по их смелому предположению, ты являешься.

Принять как реальность, что ты вовсе не обязательно тот, за кого тебя при нимают другие, есть определенное достижение. Такого рода ясное осозна ние расхождения между идентичностью для себя, бытием для себя и быти ем для других очень болезненно. Существует сильнейшая склонность ис пытывать чувство вины, беспокойство, сомнения, раздражение в том слу чае, если атрибуции, обращенные на себя самого, разобщаются с атрибуци ями, которые совершает по отношению к “я” другой, особенно тогда, когда атрибуции принимаются как предписания.

Мать прислала Джоан блузку в день ее двадцатилетия. У блузки был ряд интересных особенностей. Она была велика Джоан на два размера. Она была не того типа, который выбрала бы сама Джоан. Она была слишком простая, и стоила больше, чем мать могла себе позволить. Ее нельзя было обменять в магазине, в котором она была приобретена. Следовало бы ожи дать, что Джоан будет разочарована или раздражена. Но вместо этого она ощущала себя пристыженой и виноватой. Джоан не знала, что же ей делать с собой, потому что она была неправильного размера для этой блузки. Она должна была соответствовать блузке, а не блузка быть впору ей. Ей следо вало бы любить эту блузку. Ей следовало бы соответствовать материнско 138 “Я” и Другие му представлению о себе. В данном случае мать дает девушке подтвержде ние в том, что у нее есть грудь, и отказывает в подтверждении ее настоя щего тела. Во время взросления дочери, в ее подростковом возрасте мать имела привычку бросать мимоходом что нибудь вроде: “Как там идут дела с твоими грудками, дорогая” Джоан, бывало, чувствовала, что эти выска зывания матери будто сокрушают ее тело. Преподнесение ей совершенно бесполой блузки слишком большого размера содержало в себе двусмыс ленность и запутывало. Эта девушка физически была крайне зажатой и не осмеливалась быть привлекательной и живой, если ее мать, по сути, отри цала в ней эти качества. Блузка, будучи несимпатичной, содержала в себе намек на атрибуцию: “Ты некрасивая девушка”. Атрибуция заключала в себе предписание: “Будь некрасивой”. В то же время ее высмеивали, драз нили за то, что она некрасива. Джоан в конце концов перестала носить блузку, испытывая чувство беспомощности, смятения и отчаяния.

Атрибуции помогают или вредят развитию или правдоподобному восприя тию самого себя. Рассмотрим следующие вариации на одну из базовых тем детства.

Маленький мальчик выбегает из школы навстречу матери.

1. Он подбегает к матери и крепко ее обнимает. Она обнимает его в ответ и говорит: “Любишь свою маму”. И он обнимает ее еще раз.

2. Он выбегает из школы; мать открывает объятия, чтобы прижать его к себе, но он останавливается чуть чуть поодаль. Она спра шивает: “Ты не любишь свою маму” Он отвечает: “Нет”. Она го ворит: “Ну ладно, пошли домой”.

3. Он выбегает из школы; мать открывает объятия, чтобы прижать его к себе, он останавливается поодаль. Она спрашивает: “Ты не любишь свою маму” Он отвечает: “Нет”. Она отвешивает ему шлепок и говорит: “Не будь наглецом” (“Не смей дерзить”).

4. Он выбегает из школы; мать открывает ему объятия, чтобы при жать его к себе, он останавливается слегка поодаль. Она спраши вает: “Ты не любишь свою маму” Он отвечает: “Нет”. Она гово рит: “Но мама знает, что любишь, дорогой” — и крепко его обни мает.

В ситуации (1) нет никакой скрытой двусмысленности, здесь полное вза имное подтверждение и единение. В случае (2) приглашение матери от вергается мальчиком. Ее вопрос, возможно, содержит “двойное дно”, имея Атрибуции и предписания целью, с одной стороны, задобрить мальчика, а с другой — прозондировать его чувства. Она имеет в виду, что он что то чувствует по отношению к ней и знает, каковы эти чувства, но ей неизвестно, “каково ее положение” с ним. Он говорит ей, что не любит ее. Она никак это не обсуждает и не отвергает его. Предоставит ли она ему возможность “продолжать в том же духе” или “даст делу спуститься на тормозах” Или найдет способы нака зать его, или же попытается взять реванш, демонстрируя безразличие, или постарается расположить его к себе и т.п. Может пройти какое то время, прежде чем он узнает, “каково его положение” с ней.

В случае (3) с мальчиком обращаются как с отдельным, самостоятельным существом. Его слова и поступки не лишают законной силы, однако в дан ном случае очевидным образом существуют правила, регулирующие, когда и что говорить. Он получает урок, что иногда лучше быть вежливым или послушным, чем быть “наглецом”, даже если наглость — это всего лишь честность. Он немедленно узнает, каково его положение. Если шлепок ма тери не будет сопровождаться другими, более изощренными мерами, то выбор, который стоит перед ним, предельно ясен. Следи за тем, что ты го воришь, или нарвешься на неприятности. Он может знать, что хотя мама отшлепала его за “дерзкое поведение”, ей больно и обидно. Он видит, что то, что он говорит, ей небезразлично и что если он обижает ее, она не пы тается возложить на него бремя вины посредством туманных апелляций к его совести.

В случае (4) мать не воспринимает то, что он говорит по поводу своих чувств, и парирует атрибуцией, полностью отменяющей его собственное свидетельство. Подобная атрибуция делает нереальными чувства, которые “жертва” переживает как реальные. Реальное разобщение, таким образом, упраздняется и создается ложное единение.

Вот вам примеры атрибуций такого порядка:

“Ты сказал это просто так. Я знаю, ты этого не имел в виду”.

“Ты можешь думать, что чувствуешь что то подобное, но я знаю, что на са мом деле это не так”.

Отец говорит сыну, который просит перевести его из школы, где его трети руют: “Я знаю, ты на самом деле не хочешь уходить, потому что среди моих сыновей нет трусов”.

Человек, подвергавшийся атрибуциям такого типа, будет испытывать труд ности в понимании того, каковы его чувства или намерения, если только он не имеет достаточно твердой почвы под ногами. Если нет, существует 140 “Я” и Другие возможность, что он утратит способность непосредственно осознавать, чувствует ли он то или это и как определить то, что он делает.

Мать Стивена упрекала его, когда сама допускала оплошность. Однажды она влетела в комнату, где он сидел, и, натолкнувшись на него, разбила та релку. Из ее объяснений явствовало, что она разбила тарелку, потому что тревожилась за него, то есть он вызвал ее беспокойство, поэтому он — причина того, что она разбила тарелку.

Когда Стивен болел, то требовалось какое то время, чтобы мать простила его, так как он “делал это”, то есть болел, чтобы ее расстроить. В итоге по чти все, что он делал, толковалось как попытка свести ее с ума. В годы взросления Стивену не на что было ориентироваться, чтобы понять, где на чинается и где кончается то, за что он несет ответственность, то, что явля ется следствием его действий, его влияния, то, что в его власти.

Какое действие способен один человек оказать на другого Сократ как то заметил, что никакого вреда нельзя причинить хорошему человеку. Гитлер, как говорят, утверждал, что он никогда никого не лишал воли, а только свободы в гражданском смысле. С этой точки зрения заключенный в тюрь ме рассматривается как сохранивший свою “волю”, но потерявший свобо ду. Я могу, таким образом, действовать, устанавливая границы той ситуа ции, в которой другому придется действовать, но дано ли мне сделать боль шее Если другой говорит: “Ты разбиваешь мне сердце”, — “делаю” ли я это с ним в каком либо смысле Джек действует как то по своему, а Джилл говорит: “Ты сводишь меня с ума”. Каждый из нас знает на собственном опыте, что все мы действуем друг на друга. Так где же проводится грань Посредством какого критерия Джек дружит с Джилл. Она идет гулять с Томом. Джек говорит, что она его мучает. Он страдает “от того”, что она это сделала, но это еще не значит, что она пошла гулять с Томом с единственной целью причинить страдание Джеку. Если нет, про нее едва ли можно сказать, что она мучает Джека. Но допустим, что она могла иметь такое намерение. Так действительно ли она его мучает, когда (1) она собиралась помучить его, а он не испытывает му чений, (2) он испытывает мучения, когда (3) она не имела намерения му чить его, и сам он не испытывает мучений, (4) он испытывает мучения.

Когда Король Лир уговаривает Корделию “сказать ему то, что, как ей извес тно, его осчастливит”, а она отказывается это сделать, является ли она жес токой, если знает, что ее слова причинят ему боль В каком смысле я с дру гим делаю то, что, он говорит, я с ним делаю, если я делаю то, что считаю нужным, совсем с другими намерениями, зная, что “действие”, которое мой Атрибуции и предписания поступок окажет на него, будет другим, нежели я имел в виду, поскольку он говорит так Ребенок усваивает, что же он собой представляет, во многом когда ему го ворят, что “значат” его поступки, посредством их “действия” на других.

У восьмилетнего мальчика был старший брат, любимец родителей, который должен был вскоре приехать домой на каникулы. Мальчику несколько раз снился сон, что брат по дороге домой попал под машину. Рассказав об этом отцу, он получил от него объяснение, что это показывает, как сильно он любит брата, потому что беспокоится, как бы с ним что нибудь не случи лось. Отец настойчиво приписывал младшему брату любовь к старшему, невзирая на факты, которые для большинства были бы указанием на об ратное.

Младший сын “принимал на веру” слова отца, когда тот говорил ему, что он “любит” старшего брата.

Атрибуции работают в обе стороны. Ребенок приписывает своим родите лям хорошее и плохое, любовь и ненависть и каким то образом сообщает им, что он испытывает по отношению к ним. На какие из атрибуций роди тели реагируют, к каким остаются глухи, какие они принимают и отверга ют, какие их сердят, забавляют или же льстят им Какие за этим следуют контр атрибуции “Наглость” — это то, что часто приписывают ребенку, который приписывает родителям вещи, не вызывающие у них особого удо вольствия.

Атрибуции, противоречащие друг другу, могут нести в себе скрытые пред писания. Когда Маргарет2 было четырнадцать лет, мать называла ее двумя именами: прежним именем — “Мэгги” и новым именем — “Маргарет”.

“Мэгги” означало, что она все еще остается и всегда будет маленькой де вочкой, которой следует делать то, что ей говорит мама. “Маргарет” озна чало, что она теперь повзрослела и должна дружить с мальчиками, а не цепляться за мамину юбку. Как то часов в шесть вечера, стоя на улице ря дом с домом вместе с одним из своих приятелей сверстников, она услыша ла громкий крик матери из окна верхнего этажа: “Маргарет, немедленно поднимайся наверх”. Это вызвало полное замешательство девочки. Она по чувствовала, что земля плывет у нее из под ног, и заплакала. Девочка не могла понять, чего от нее ждут. “Маргарет” — это была взрослая роль, в крайнем случае роль подростка. Она несла в себе предписание вести себя независимо. Но последующие слова матери определенно адресовались ма ленькой девочке, “Мэгги”. В качестве Мэгги она должна была, не задавая вопросов и не задумываясь, делать то, что ей говорят. Это выбило почву у 142 “Я” и Другие нее из под ног, так как она не имела “внутреннего ресурса”, чтобы спра виться с тем, что ей велят быть Мэгги и Маргарет одновременно.

Существует множество способов отменить действия и поступки другого, сделать их недействительными. Они могут расцениваться как дурные или безумные или восприниматься в том смысле, которого не имел в виду тот, кто их совершал, и отвергаться в том смысле, который он подразумевал. Их можно рассматривать как всего лишь ре акцию по отношению к некому че ловеку, который есть “истинная” или “реальная” первопричина их появле ния, как своего рода звено в цепи причинно следственных отношений, на чало которой лежит вне данного индивида. Джек может быть не способен воспринимать Джилл как другого, отдельного от него человека. Он может требовать благодарности или признательности от Джилл, давая понять, что самой своей способностью что либо делать она обязана только ему. Чем большую независимость в действиях Джилл проявляет, тем больше она, так сказать, приводится в действие милостью Джека. Если подобное происхо дит между родителями и ребенком, то обнаруживается любопытное движе ние по восходящей: чем большего достигает ребенок, тем больше жертв ему было принесено и тем больше он должен быть благодарен.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.