WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 25 |

“...Представьте, что двое людей, в жизни которых господствуют видимости, сидят и разговаривают между собой. Назовем их Пи тер [я] и Пол [д]1. Давайте составим перечень различных конфи гураций, которые можно отсюда извлечь. Во первых, здесь мы имеем Питера, каким он хочет выглядеть перед Полом [я —— > (д —— > я)], и Пола, каким он хочет выглядеть перед Питером [д —— > д)]. Затем здесь присутствует Питер, каким он на > (я —— самом деле выглядит перед Полом, то есть представление Пола о Питере [д —— > (д —— > я: я —— > я)], которое чаще всего нисколь ко не совпадает с тем, что Питер хотел бы представить Полу; а также обратная ситуация [я —— > (я —— > д: д —— > д)]. Далее, мы находим Питера, как он видится самому себе [я —— > я], а также Пола, как он видится самому себе [д —— > д]. Наконец, здесь при сутствуют Питер и Пол во плоти, два живых существа, а вместе с ними шесть призраков, которые создают настоящую мешанину, когда эти двое беседуют между собой. И где же здесь может быть место для живого общения между людьми” Посмотрим на эти отношения как на игру в имитацию отношений. Здесь может присутствовать попытка со стороны Питера или Пола образовать свою собственную идентичность путем достижения определенной иден тичности для другого. Питер считает, что Полу необходимо видеть его в определенном свете, для того чтобы он, Питер, чувствовал себя тем чело веком, каким ему хочется быть. Питер нуждается в том, чтобы Пол был ка ким то определенным человеком, для того чтобы Питер был тем, кем он желает быть. Чтобы Питер мог видеть в себе определенного человека, Пол должен видеть в нем этого человека. Если Питеру нужно, чтобы его цени ли, то Пол должен казаться тем, кто его ценит. Если Пол не выглядит тем, кто его ценит, Питер делает вывод, что Пол не способен его оценить. Если Питеру нужно быть благородным и великодушным, Пол должен безогово рочно признавать благородство и великодушие Питера. Если Пол, вместо 100 “Я” и Другие того чтобы быть благодарным Питеру за то, что Питер делает для него, го ворит, что Питер просто хочет продемонстрировать свое превосходство тем, что он человек, который способен что то давать или что он пытается вымогать благодарность у Пола, Питер может порвать отношения с Полом или сделать открытие, что Пол не может позволить себе принять чью либо помощь. Пол может видеть Питера или Питер — Пола более реалистично, чем тот способен видеть себя. Потребность в таких видимостях порождена фантазиями каждого из них двоих. Эта потребность в видимостях предпо лагает не то, что оба скрывают свое настоящее “я”, которое им втайне из вестно, но то, что ни Питер, ни Пол не обладают каким либо истинным по ниманием ни себя, ни своего собрата.

Существуют различные реакции, до сих пор относительно неиссследован ные систематическим образом в психологии межличностного общения, на то, что другой видит тебя не так, как ты видишь себя сам. При расхожде нии между собственной идентичностью Питера, я —— > я, и его идентично стью для Пола, д —— > я, можно вполне ожидать такой реакции Питера, как раздражение, гнев, тревога, чувство вины, отчаяние, полная безучастность.

Подобное расхождение служит подпиткой для некоторых отношений или цементом, как бы скрепляющим некоторых людей друг с другом. В таких отношениях это “больной вопрос”, который они постоянно решают друг с другом, будучи не в силах остановиться. Другие люди, напротив, разрыва ют отношения при малейшем намеке на подобное расхождение.

Такого рода больной вопрос характерен для ситуации, когда существует несовместимость между тем “дополнением”, которым Питер хотел бы быть для Пола, и тем “дополнением”, которым Пол хотел бы быть для Питера.

Мужчина хочет, чтобы его жена относилась к нему как к сыну, а она, в свою очередь, хочет, чтобы он о ней по матерински заботился. Их желания не стыкуются, они, так сказать, не “скроены” друг под друга. Они ненави дят друг друга или же презирают друг друга, или терпят слабость другого, а может быть, они признают потребность другого, не удовлетворяя ее. Од нако если Джек упрямо настаивает на том, чтобы видеть в Джилл свою мать, и ведет себя с ней соответственно, оставаясь глухим к тому, что она ощущает себя маленькой девочкой, расхождение между его концепцией Джилл и ее самопереживанием может разверзнуться пропасть полной не совместимости, через которую окажется не способна перебросить мост ни какая негласная договоренность.

Здесь мы имеем нечто иное, чем то, что обозначается психоаналитическим термином “проекция”. Один человек не использует здесь другого лишь как крючок для навешивания проекции. Он старается сделать все, чтобы найти в другом (или же индуцировать в нем) настоящее воплощение этой проек Негласная договоренность ции. Негласная договоренность с другим человеком необходима для “до полнения” идентичности, которую “я” чувствует настоятельную потреб ность поддерживать. Тут может переживаться своеобразное чувство вины, характерное, как я думаю, для этого расхождения. Отвергая негласную до говоренность, человек испытывает чувство вины за то, что он не становит ся воплощением того, что требуется другому, в качестве дополнения к его идентичности. Однако, если он все же уступит, даст себя заманить, то ока жется отчужденным от себя самого и, следовательно, виновным в преда тельстве себя самого.

Если он не поддается страху, испытывая на себе постоянный нажим дру гого, если он возмущен, что его “используют” и каким либо образом про тестует против негласной договоренности, то под гнетом ложной вины он может стать, по его собственному ощущению, невольным соучастни ком или жертвой другого, хотя “быть жертвой” тоже может являться ак том негласной договоренности. Однако его могут склонять и к принятию того ложного “я”, которое в нем самом страстно стремится к жизни и ко торое он воплотил бы с великой радостью, особенно если другой отвеча ет взаимностью и становится воплощением желаемой фикции. Мы отло жим на время более детальный анализ различных форм и приемов при влечения и принуждения, открытых или подспудных, согласующихся вза имным образом или взаимонесовместимых, которые один человек приме няет к другому, а также широкого спектра возможных форм ответного переживания и поведения.

Заключение негласной договоренности происходит всегда, когда “я” обна руживает в другом (а другой обнаруживает в “я”) того, кто готов подтвер ждать “я” в его ложном “я”, претендующем на реальность. Тогда образуется прочное основание для совместного бегства от правды и истинной полно ты жизни, которое может длиться довольно долго. Каждый из них находит себе другого для того, чтобы подкреплять собственный ложный взгляд на себя самого и придавать этой видимости некое сходство с реальностью.

Если же существует третья сторона, она всегда представляет угрозу не гласной договоренности двоих. Сартр с геометрической точностью, напо минающей самого Спинозу, изобразил в пьесе “При закрытых дверях” (1946) адский круговорот негласно договорных пар в неком неразреши мом треугольнике. Пьеса “При закрытых дверях” в обнаженном виде пока зывает мучительную безысходность попыток сохранить идентичность, ког да вся твоя жизнь строится таким образом, что сколько нибудь приемлемая идентичность для себя самого нуждается в негласной договоренности.

Трое умерших, две женщины и мужчина, оказываются вместе в одной ком нате. Мужчина — трус, одна из женщин — типичная самка, другая — ум 102 “Я” и Другие ная лесбиянка. Мужчина боится, что он трус и что другие мужчины не бу дут его уважать. Гетеросексуальная женщина боится, что она недостаточно привлекательна для мужчин. Лесбиянка боится, что женщины ее не полю бят. Мужчине нужен другой мужчина или, что даже лучше, интеллигент ная женщина, чтобы она видела в нем смельчака и тогда он мог бы обма нывать себя в том, что он смелый. Он готов, насколько может, быть кем угодно для каждой из этих женщин, лишь бы только они пошли с ним на “сговор”, заверяя его, что он смелый. Однако первая женщина способна ви деть в нем лишь сексуальный объект. Другая же, лесбиянка, ничего от него не хочет, кроме одного — чтобы он был трусом, потому что именно так ей нужно видеть мужчин, чтобы иметь себе оправдание. Обе женщины также ни с кем не могут образовать устойчивой негласной договоренности: лес биянка — потому, что она находится в обществе мужчины и гетеросексу альной женщины, гетеросексуальная женщина — потому, что она не спо собна быть гетеросексуальной женщиной без того, чтобы что либо “зна чить” для какого нибудь мужчины. Но этому мужчине не до того. Каждый из них не может поддерживать эту свою “игру”, лишенный негласной дого воренности, и ему остается мучиться и терзаться собственными тревогой и безысходностью. При таком положении дел “l’enfer, c’est les autres”2.

Жан Женэ (1957б) в пьесе “Балкон” обращается к теме фальши человечес ких отношений, основанных на негласно договорном и комплементарном совпадении идентичности для себя и идентичности для другого. Большая часть действия разворачивается в борделе. Девушки в борделе являются проститутками (pro stitute — за, вместо поставленный) в буквальном смысле этого слова. Они работают символом того, что требуется клиенту, чтобы сам клиент хоть на время мог стать тем, кем он желает быть. Три та ких идентичности, нуждающихся в негласной договоренности с проститут ками, представлены Генералом, Епископом и Судьей. Епископ нуждается в кающемся, чтобы его осуждать, Судье нужен вор и палач, Генералу — его кобыла.

Судья объясняет девушке, предназначенной быть воровкой, для того чтобы он был судьей: “Ты должна быть образцовой воровкой, если я образцовый судья. Если ты будешь ненастоящей воровкой, то и я становлюсь каким то фальшивым судьей. Понятно” Он говорит палачу: “...Без тебя я был бы ничто... — И затем воровке: —...И без тебя тоже, крошка. Вы двое так безупречно меня дополняете. Ах, что за прелестное трио мы составляем!” “Судья (воровке): Но у тебя есть преимущество перед ним, как, впрочем, и передо мной — ты предшествуешь. Существование Негласная договоренность меня как судьи происходит от существования тебя как воровки.

Достаточно, чтобы ты отказалась... — но не вздумай этого сде лать! —...чтобы ты отказалась быть тем, кто ты есть, чтобы я пе рестал быть... чтобы я исчез, испарился. Лопнул как мыльный пузырь. Улетучился. Был перечеркнут. Отсюда: добро, происшед шее от... Но тогда... Что тогда Но ты ведь не откажешься, не так ли Ты не откажешься быть воровкой Это было бы нехорошо.

Это было бы преступно. Ты лишила бы меня существования! (умоляюще) Скажи, крошка, любовь моя, ты не откажешься Воровка (кокетливо): Кто знает! Судья: Как Что ты такое говоришь Ты отказала бы мне Говори мне — где И еще говори — что ты украла Воровка (сухо, вставая): Не буду.

Судья: Скажи мне, где. Не будь жестокой.

Воровка: Извольте мне не тыкать! Судья: Мадемуазель... Мадам... Я Вас прошу. (Бросается на колени.) Видите, я Вас умоляю. Не оставляйте меня в напрасной надежде, я хочу быть судьей. Если не будет судей, что будет с нами, но если не будет воров...” Люди используют публичный дом для превращения того, что без чужой помощи было бы лишь иллюзорной или бредовой идентичностью, в “иден тичность по сговору”. Мадам (хозяйка борделя) перечисляет те “идентич ности”, ради которых ее клиенты наведываются в бордель.

“...Есть два французских короля с их церемониями коронования и всеми ритуалами; адмирал на корме своего идущего ко дну ми ноносца; епископ, без устали бьющий поклоны; судья, отправля ющий свои служебные функции; генерал верхом на своей лоша ди; мальчик из алжирских капитулянтов; пожарный, который ту шит пожар; коза, привязанная к колышку; хозяйка, возвращаю щаяся с рынка; вор карманник; ограбленный человек, связанный и избитый; святой Себастьян; фермер на гумне... шефа полиции нет... нет и колониальных чиновников, зато есть миссионер, уми рающий на кресте, а также Христос собственной персоной”.

Единственный человек, Начальник полиции, не посещает бордель, чтобы стать кем то другим. Он чувствует, что его жизнь была бы полностью со стоявшейся, когда кто то другой захотел бы взять на себя его идентич ность, стать Начальником полиции. Он страдает, так как никто не хочет иг 104 “Я” и Другие рать в него, ибо в истории борделя его идентичность — единственная, на которую до сих пор еще не было покупателя. Каждое человеческое суще ство служит ему дополнением. И это его больше не радует. Он единствен ный не желает чьей то другой идентичности. Только когда кто то другой идентифицирует себя с ним, он получит то, чего ему не хватает, и тогда сможет уйти из жизни.

Бордель принимает вызов, брошенный Революцией. Революция — это зна чит покончить с иллюзией и негласной договоренностью. Революция — это возможность стать самим собой, быть серьезным, быть тем, кто ты есть.

Одна из девушек борделя совершает побег, чтобы стать возлюбленной Род жера, вождя Революции. Но ее призвание — быть проституткой. Она не привыкла попросту делать то, что она делает. Она не способна совершать действие ради него самого. Если она перевязывает рану, то непременно играет в то, что она перевязывает рану, делается ли это с нежной заботой или на скорую руку и без особых чувств. Вожди Революции осознают, что на борьбу и на смерть народ требуется вдохновлять. Вождям нужен какой то символ. Они не могут дальше поддерживать восстание, не прибегая к иллюзии. Они решают использовать Шанталь, девушку из борделя, с ее прирожденным свойством воплощать мужские иллюзии. Роджер принци пиально не согласен с этим использованием Шанталь, но его доводы откло няются. Член Революционного Комитета обращается к Роджеру:

“Люк: Меня твои речи не убедили. Я продолжаю настаивать, что в определенных случаях ты должен использовать оружие против ника. Что это является необходимым. Энтузиазм по поводу сво боды Это хорошая вещь, и я ее не отвергаю, но было бы еще лучше, если бы свобода была хорошенькой девушкой с нежным голосом. В конце концов, какая тебе разница, если мы берем бар рикады, следуя за самкой как свора разгоряченных самцов во время течки И что из того, если смертный стон сольется со сто ном желания Роджер: Мужчины не поднимают восстания для того, чтобы бросить ся в погоню за самкой.

Люк (с тем же упрямством): Даже если погоня ведет их к победе Роджер: Тогда их победа уже ущербна. Их победа заражена триппе ром, выражаясь в твоем стиле...” Шанталь воплощает то, что Роджер хочет разрушить. И все же он любит в ней то, что сделало для нее возможным прийти в бордель, а также ее неспособность не быть символом и воплощением того, за что умирают мужчины.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.