WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 26 |

— Ну да, как говорится, отцов основателей! — Патриархов...

— Ну не знаю, как насчет мужчин, но если тренер — “несуществующее животное”, то может, Слонопотам — Ничего себе! — у медиков клятва Гиппократа, а у тренеров клятва Сло нопотама, что ли Наконец, мы всячески приветствуем, а часто и инициируем цеховой юмор*. Иногда вплетаемый в серьезную работу, скажем, учебные игры с участием карикатурных персонажей (по выражению одного из слушателей, “тренеров чудовищ”) дает отчетливый эффект прояснения настоящего Я образа профессионала. Шуточные карнавальные тексты также не ред кость: “Памятка продвинутого тренера” появилась несколько лет назад, и в самом деле сыграла роль, которую в свое время и в гораздо более традици онном контексте сыграли сборники типа “Физики шутят”.

ПАМЯТКА ПРОДВИНУТОГО ТРЕНЕРА Продвинутый тренер профессионал Помнит, что венерологу не обязательно болеть триппером, чтобы знать симптомы и схему лечения, поэтому совершенно не стесняется того, что чего то не продавал, где то не был, в чем то не участвовал.

Признает свое дальнее профессиональное родство с шаманом, поваром, гувернанткой, массовиком затейником, организатором и вдохновителем, психотерапевтом, бизнес консультантом и другими сомнительными фи гурами. Упреки в несерьезности собственных занятий легко снимает, достав сырое яйцо из за уха оппонента с внушением последующей пол ной амнезии как упрека, так и яйца.

Постепенно дорожает, приобретая поклонников и ценителей; истинно же продвинутый тренер не переходит при этом грань, за которой ему все это начинает уж слишком нравиться.

*См. Приложение 11. Раздаточный материал о раздаточном материале.

Профессиональные установки, или Воспоминание о будущем Понимает, что глобального финансового кризиса, сопровождающегося обвалом фондовой биржи, тренингом телефонного общения не остано вить. К сожалению. А то бы мы им! Обожает неприятные вопросы типа “На сколько возрастет объем про даж”. Солнечно улыбаясь, продвинутый тренер восклицает: “Хороший вопрос!” — и переходит в контрнаступление.

Владеет началами дошкольной педагогики и конструирует упражнения для вице президентов и генеральных директоров на базе классических деловых игр “Идет коза бодатая...”, “Ладушки ладушки”, “Сорока бело бока кашу варила, деток кормила...”. Все гениальное просто.

Знает, что другой тренер — не только конкурент, но и единственный, кто способен его понять, в то время как заказчики приходят и уходят.

Держит по карманам много разноцветных игрушек странных форм, из дающих неожиданные звуки.

Умеет спать стоя.

Помнит, что в отличие от сапера, ошибается не один раз, а на каждом тренинге.

Как каскадер или балерина, не собирается заниматься этим всю остав шуюся жизнь.

.......................................................................................................

Здесь памятка обрывается и может быть продолжена в любой момент, потому что УСПЕХ — ЭТО ПРОЦЕСС 136 Тренинг тренеров: как закалялась сталь ТАБАЧОК ВРОЗЬ, ИЛИ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО АВТОРОВ Л.М. Кроль О БАРСКИХ УСАДЬБАХ, КАВЕРЗНЫХ ВОПРОСАХ И СЛОЕНОМ ПИРОГЕ Так получилось, что в этой книге больше вопросов, чем ответов.

И кем только тренер на этих страницах не бывал. Вот еще одна метафо ра — как ни странно, кондитерская: многослойный пирог. Его задумывает и делает тренер, причем готовых рецептов на каждый случай может и не быть, зато понятно, какие разные эти слои.

Есть слой “оглавление”, где по каждому поводу все, что должно быть сфор мулировано, будет сформулировано.

Нужно уметь его замесить, раскатать — это слой логический, “правиль ный”.

Есть слой игровой — в каждый момент реальности иметь возможность по смотреть со стороны, как играющий ребенок; здесь тренинг — его песоч ница, формочки.

Есть слой сценический, актерский (психоаналитик назвал бы его нарцисси ческим), он связан с умением “показаться”, понравиться, запомниться, как будто нет никакого сверхважного содержания, а есть только этот замеча тельный тренер.

Есть слой “шахматный” — весь тренинг как шахматная партия, ходы и про считываемые, и по наитию, важно видеть всю доску, чувствовать силовые линии, уметь решать задачки, не забывая о шахматных часах.

Есть слой личного контакта с каждым участником, заботы о его потребнос тях, своевременного напоминания ему о том, как он важен и интересен.

Табачок врозь, или Заключительное слово авторов Есть слой философического принятия того, на что тренер прямо повлиять не может, это такое уважение к реальности — будь то процесс или органи зационная культура. И когда участник на тренинге может иногда быть пе чальным, ленивым, кусачим, невовлеченным и т.д., он все равно чувствует, есть ли у тренера эти два слоя, принят ли он со всеми своими гримасками, уважена ли групповая и организационная реальность.

Есть, конечно, и другие слои: пирог может быть выше (сложнее), может быть и на скорую руку (попроще); зависит и от мастерства, и от качества ингредиентов.

В любом случае задача тренера — слои раскатать так, чтобы каждый был тонок, но достаточно прочен. Ну, и конечно, крем для вкуса и связанности с другими коржами.

Каждый из участников часто бывает фиксирован — сознательно или под сознательно — на одном из слоев: кто то без конца хочет объяснений, даже тогда, когда они могут помешать процессу, а кому то подавай атмос феры.

Как раз поэтому важно, чтобы ведущий владел всеми слоями — только тог да реально расширить и ви дение участников. Технологию им понимать не обязательно, кусок пирога отрезается и съедается, вот и все.

Так получилось, что в этой книге больше вопросов, чем ответов... Кстати, вопрос о том, как отвечать на вопрос, особенно на каверзный, — одна из острых тем Тренинга тренеров*. Это маленькая, частная и действительно очень острая тема как раз и взрезает “пирог”. Сразу видно, кто из нас по мнит о том, что слоев много, а кто залип в одном из них. Вопросы не так уж страшны, и уж подавно не оригинальны: от “Для чего мы это делаем” до “Можно ли уйти пораньше”. И обязательно где нибудь поблизости мая чат роковые вопросы “На сколько возрастет объем продаж” и продавал ли тренер оптом, в розницу, по телефону, офисную мебель, Родину Таким же “странным” — или жлобским — вопросом к консультанту или тренеру является: “Если ты такой умный, то почему ты такой бедный, как ты можешь давать советы и учить других, если у тебя самого нет своего бизнеса”.

Этот вопрос так или иначе витает в воздухе для действующих лиц подоб ной встречи, даже если прямо не задается. И что же На него тоже суще ствуют разные типы ответов. Ну, например: человек приглашает парикма хера, бухгалтера или фитнес тренера, который в узком диапазоне лучше владеет своим ремеслом, больше знает про финансы или дельтовидную мышцу... Так и бизнес тренер...

*Cм. Приложение 10. Каверзный вопрос.

138 Тренинг тренеров: как закалялась сталь В конце концов, он — как интеллектуальный фотограф или художник, де лающий зарисовки барской усадьбы. Не гость, не хозяин — специалист.

Сначала усадьба строится, потом она эксплуатируется и ветшает, и задача консультанта (или тренера) — быть приглашенным экспертом, который, может, сам и не ремонтирует, но показывает, где, что и как сохранено или может меняться. Не говоря уже о том, что ему случалось работать с разны ми “усадьбами” и их владельцами.

Впрочем, метафоры могут быть и другие: главное, не “запасть” на провоци рующий смысл вопроса, сохранить профессиональную автономию, отдель ность. Тренер и подстраивается, “присоединяется” к организации — и пе реходит в режим ведения, когда по конкретному вопросу он действительно знает лучше. В какие то моменты он — зеркало, источник рефлексии (ко торой часто как раз и не хватает людям, полностью погруженным в жизнь организации). А в какие то моменты он вмешивается активно, но только до определенного предела. В каком то смысле эта смена позиций выполняет задачу очистки крови, “искусственной почки”. И очень важно не присоеди ниться полностью ни к заказчику, ни к клиенту, ни к организации в це лом — сохранять объективное и многоплановое видение. А иногда и зада вать парадоксальные или провокативные вопросы, снимающие ощущение однозначности, “замыленности”. (Ведь у жителей усадьбы зачастую и в са мом деле есть ощущение, что все известно и только так и может быть).

Получается, что одно из главных умений тренера — и никакими “компе тентностями” его не опишешь — это умение мысленно делать некоторый шаг в сторону от заявленной проблемы, поставленной задачи и вообще от всего, что слишком ясно и определенно. Шаг в сторону от так называемых проблем организации, шаг в сторону от запроса группы и уж, само собой, от так называемых личностных проблем.

Сделав три шага в сторону от этих пунктов, мы оказываемся в новой точке.

Из вершины этой маленькой пирамидки обозримо многое. Правда, положе ние получается не совсем устойчивое, зато ни один вопрос уже не пока жется настолько каверзным, как это бывает для прочно сидящего у основа ния пирамиды. Вот так и получилось, что в этой книге больше вопросов, чем ответов.

Е.Л.Михайлова ОДА ПЕШЕМУ ХОДУ Подробное и непредвзятое рассмотрение тренерской профессии приводит на память вопрос мессира Воланда: “Что это у вас, чего не хватишься, ниче го нет”. Любезный читатель, если Вам скажут иное, поинтересуйтесь, в ка Табачок врозь, или Заключительное слово авторов кой деревне и по какую сторону холма живет говорящий. И не из тех ли он, кто именует людьми только схожих с ним по обрядам и боевой раскраске.

“Главные мысли” описанного в этой книге учебного курса как раз в том и состоят, что:

а) если собрать “людей” — тренеров из разных “деревень” — и предоставить им возможность взаимодействовать, прояснять по нятия своего рабочего языка, моделировать и оттачивать друг на друге упражнения и техники, — это и будет реальным шагом к становлению чего то существенного, все больше напоминающего профессию — в соответствии с выбранными критериями;

б) если подробно разобрать, проанатомировать примеры реальных тренинговых сессий и “подергать за ниточки” различные пара метры ситуации — размеры группы, способ давать инструкцию к упражнению, неожиданное появление начальника, все что угод но, — можно если не обозначить, то хотя бы нащупать много важных, даже ключевых, параметров, исходя из которых тренер в реальной рабочей ситуации выбирает свою позицию, разрабаты вает свою программу, совершает конкретные тактические шаги.

Как и для работы в направлении (а), для этого приходится отказаться от “иллюзии золотого ключика” (абсолютно правильное решение есть, только надо знать, где оно спрятано). В ревизии нуждаются все блоки профессио нальной деятельности — от постановки целей до оценки результатов, от определения жанра будущего тренинга до практических решений в неожи данной ситуации. Для того чтобы делать осмысленный профессиональный выбор, — а это всегда выбор между разными профессиональными вариан тами, на каком бы уровне он ни осуществлялся, — надо знать, как еще бы вает. Точек выбора много, к цели можно прийти разными путями, “эффект сороконожки” создает временные неудобства, но зато позже уходит и пре вращается в запас прочности, увеличивает “площадь опоры”.

в) если представить себе инструментарий тренера как состоящий не только из упражнений, но и из умения эти упражнения придумы вать и модифицировать (производство средств производства), то может возникнуть конструктивный процесс поиска баланса меж ду определенным (знаемым, конкретным, перекладываемым из одного кармана в другой, проверенным) и неопределенным (но вым, рискованным, не до конца проясненным, творческим).

Одна из важных сквозных линий или идей данного учебного курса состоя ла в том, что поиск этого баланса, нахождение и поддержание его, состав ляет важный аспект успешности деятельности тренера. Мы сознательно и 140 Тренинг тренеров: как закалялась сталь планомерно проводили эту мысль разными способами. Профессиональный рост — это не только расширение своего рабочего “репертуара”, но и по стоянный поиск динамического соотношения твердо (“правильно”) извест ного — и нового опыта, еще не зафиксированного в знаках.

Наша собственная тренерская деятельность много лет проходила в самых разных социальных, экономических, профессиональных условиях: тренинг коммуникативной компетентности для советских руководителей, которым и со стула то было встать тяжело, и “Командообразование” в энергичной и совсем по иному безумной торговой корпорации, казалось бы, имеют меж ду собой мало общего. Одна из выгод многолетнего пребывания в профес сиональном поле — твердая уверенность в неизбежности все новых и но вых перемен. Другая прямая выгода опыта — возможность годами наблю дать становление и развитие коллег. И эти наблюдения говорят о том, что и перевес в сторону воспроизведения “откатанных” готовых форм, и сдвиг в сторону постоянного экспериментирования, риска или поиска ведут к профессиональной декомпенсации, “оба хуже”, особенно если любой из них носит систематический характер.

Ориентация на готовые стандарты жесткой формы как бы дает тренеру четкие ориентиры, фиксированную роль, отчетливое тактическое понима ние ближних задач, но приводит к ограничению креативности, недоучету контекста, закреплению собственных штампов и в конечном итоге — к профессиональному “сгоранию”.

Ориентация на креатив, процессуальность, неповторимость группы и зака за, отказ от общепринятого делает тренера маргиналом, который реально может быть полезен заказчику в очень узком круге ситуаций.

Единственное, на наш взгляд, разрешение этого противоречия — постоян ное осознавание и поиск адекватного соотношения определенного неопре деленного, привычного нового, и т.д. Для того чтобы этот вопрос мог рас сматриваться и решаться, он, во первых, должен быть осознан как неиз бежная проблема, а во вторых, способы ее решения тоже не могут быть найдены раз и навсегда. Они связаны с конкретной ситуацией на рынке тренерских услуг, которая меняется очень быстро, и с личными возможно стями и предпочтениями самого тренера. Тренер “авантюрист” всякий раз решает эту проблему иначе, чем тренер “отличник”. Тренер, проработав ший пару лет за границей, видит для себя ситуацию совсем не так, как тот, кто начинал продавцом в торговом зале, затем “вырос” и стал менеджером и, наконец, — наконец ли — переведен “в тренеры”.

Фактически, одним из важнейших направлений всей нашей работы явля лась работа с переживанием неопределенности, с субъективным превраще нием ее из источника беспокойства и раздражения в управляемую энер гию. Достаточно легко заметить, что яростная приверженность к ограни Табачок врозь, или Заключительное слово авторов ченному, узкому видению часто связана с низкой толерантностью в отно шении неопределенности.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.