WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 32 |

Кстати, иногда (но далеко не всегда) согласиться с высказыванием — это единственный надежный способ отразить порчу. «Вы подлец!» — «Ну, еще бы, а вы что, сомневались». И все, порча прошла мимо, не застряв в подсознании. Но… Не всегда это бывает возможным. И не всегда получается именно так. Есть люди, лишенные чувства юмора. И есть ситуации, когда шутить просто неуместно. А иногда бывает вообще не до шуток: надо или убегать, или драться (и в переносном, и в прямом смысле).

Хорошо, если можно убежать. А если нет Тогда надо защищать себя и близких. И порча здесь может сослужить хорошую службу.

Иногда говорят, что вооружаются только слабые. Далеко не бесспорное утверждение.

Вооружаются те, кто реально оценивает свои силы. В противном случае есть возможность очутиться в больнице или в тюрьме. Если уж Господь Бог дал нам жизнь и здоровье, то мы просто обязаны беречь и то, и другое. И уметь себя защитить.

Думаем, никто не осудит борца или боксера за их умения, хотя они умеют не только защищаться, но и нападать. То же самое и с наведением порчи: это приемы психологической защиты и нападения с использованием гипнотических техник.

Другие способы защиты.

«Быть в гуще людей! Но с поправкой одной:

Отгородившись от них Стеной».

Станислав Ежи Леи Можно ли защититься от порчи Можно, и способов для этого несколько. Во-первых, можно жить на необитаемом острове (в глухой тайге, высоко в горах). То есть, в принципе не общаться с людьми. Во-вторых, можно чем-либо затыкать уши. Оба варианта практически идеальны.

Все другие варианты не идеальны и от совершенства далеки. Ну, например, можно сразу же согласиться с тем, что сказано. Ладно, если это упрек или оскорбление. А если это угроза, да притом с использованием фоносемантической формулы Здесь согласие вряд ли поможет.

Поэтому во многих случаях умелое наведение порчи — это оружие. И крайне опасное. Потому что защититься от этого оружия очень проблематично. Лучше всего после того, как порча на вас наведена, постараться как можно быстрее ее свести.

Сделать это можно с помощью тех же фоносемантических формул. Они могут быть оформлены в виде заговоров, молитв, каких-либо условных, но сильнодействующих фраз. Например: «Господи Боже, гада обвини, а от бед оборони». Или: «Гадам — гадово, а мне покоя надо». Эти фразы хорошие, добрые и сильные. Тем не менее, для хорошего результата желательно повторить их несколько раз (иногда и несколько десятков раз).

Можно использовать и жесткое кодирование, то есть употребить фразы страшные и сильные. В этом случае многократное повторение не требуется, но для надежности три-четыре раза не помешает. Например: «Вражине будет жизнь жестяная, а мне будет жизнь золотая». Это может показаться парадоксальным, но фразы действуют. Повторять их следует до тех пор, пока не почувствуется внутреннее облегчение (обычно на это уходит от 10 секунд до 5 минут).

Лучше всего это действует при бытовой порче, наведенной в процессе бытового хамства. С порчей, наведенной профессионально, особенно с использованием фоносемантических формул (народных, цыганских или искусственно разработанных) дело может обстоять намного сложнее. И снять порчу тогда нелегко даже специалисту.

Что лучше.

«Против лома нет приема, если нет другого лома».

Народная мудрость Лучший (и при том немедленный) эффект производит перенаведение порчи. То есть, нужно отразить оскорбление (а главное, угрозу) ответной угрозой.

Это легко делать, используя фоносемантические формулы порчи, но, к сожалению, не всегда бывает уместным по разным причинам. Тем не менее, это весьма надежное средство защиты (пусть не идеальное — можно заработать нехорошую репутацию).

При перенаведении порчи не стоит оскорблять. В любом случае, это не должно быть целью. Цель здесь — угроза. И чем страшнее угроза (в фоносемантическом и семантическом плане), тем лучше.

В этом деле хорошую и верную службу может сослужить простое слово «накажу». Стоит добавить к нему чуть-чуть ингредиентов, и у вас есть довольно надежное и простое оружие.

Например: «За хамство накажу», «За базар накажу», «За резкость накажу». Этим уже можно отпугнуть.

Ну, а если есть желание отпугнуть покрепче, можно выдать: «За хамство накажу.

Чувствуешь дрожь — до смерти дрожать будешь». Это уже приличная порча. Или: «За базар накажу, зараз язычину прикусишь».

Можно прекратить поток оскорблений фразой: «Скажешь еще — язык отсохнет». Или: «Еще так посмотришь — ослепнешь». Фразы эти по звучанию не сильные, но заставить оппонента почувствовать слабость могут. Можно пойти ва-банк и выдать: «Ощути слабость»; или: «Страх ощути». Но здесь, как нигде, надо следить за паравербальным оформлением речи.

Довольно неплохо зарекомендовала себя фраза: «Скажешь еще — обосрешься», вариант:

«Скажешь еще обосрешься — говнищем захлебнешься».

Естественно, употребление ненормативной лексики должно быть к месту, а то можно самому заработать репутацию хама (хотя такая репутация иногда — среди определенного контингента — очень нужна).

В то же время лучше всего, конечно, себя зарекомендовали угрозы, основанные на жестком кодировании. Например: «Можешь уже взять назад и засунуть в зад» (полурифма). Или: «Срешь со рта, как из жопы, зубы зажми».

Более культурный вариант: «Возможно, вы страшно пожалеете» (можно повторить несколько раз).

Можно также сказать: «Страшная расплата уже ждет, жди жуть». Против кричащего на вас хама отлично действует формула порчи: «Раз орешь — грыжу наживешь».

Хотя должен отметить, что перенавести порчу можно, в принципе, любой фразой (или фразами), если соблюдать паравербальные условия. В то же время фоносемантические формулы позволяют не только отразить удар, но и сделать свой удар более сильным, чем у противника. Если ваша задача не в том, чтобы противник вас полюбил, а в том, чтобы он вас боялся, то перенаведение порчи будет как нельзя кстати.

Это произошло, когда один из авторов работал преподавателем в школе милиции. (Далее — рассказ от первого лица).

«Заместитель начальника по строевой части — полковник — был прекрасным человеком. Но иногда на него находило. Мог наорать на кого-нибудь из-за самой что ни есть мелочи. С одной стороны — служба есть служба, поставлена она была у него отменно, но палку иногда он явно перегибал.

В то время в дежурной части школы приходилось дежурить и преподавателям. Заступали на сутки, вместе с нарядом. И стал я свидетелем курьезного случая.

В тот день дежурил один подполковник, старший преподаватель, в прошлом старший следователь по особо важным делам УВД. А зам. по строю умудрился обнаружить на плацу обгоревшую спичку. То ли с женой он тогда поругался, то ли не выспался, но настроение у него было явно «лирическое». Влетает он в дежурную часть, и давай орать на подполковника.

Я совершенно случайно оказался рядом. Вижу, у подполковника очки запотели, медленно так полезли на лоб, затем упали на нос. И вдруг он заревел.

Он не кричал, не орел, не визжал. Он ревел! Как потревоженный в берлоге медведь, как ледокол в полярном тумане он ревел: «А пошел-ка бы ты на х…! Да, да пошел ты на х…! Ты на кого орешь! Засунь эту спичку себе в ж…! Ясно!» (Я не любитель ненормативной лексики, но здесь, как из песни, слова не выкинешь).

Лицо полковника начало менять цвет, вернее цвета. Он стало оранжевым, затем красным, багровым, синим, зеленым, черным и, наконец, белым. Затем он пулей вылетел из дежурной части.

Неделю они не разговаривали, молча отдавая друг другу при встрече честь. Полковник так и ходил неделю с белым лицом, а подполковник, словно на крыльях летал.

Через неделю полковник взял бутылку конька и пошел мириться. Был он, как я говорил, хорошим человеком. Они выпили коньяк и помирились. Но полковник на офицеров больше голос уже не повышал.

Можно проанализировать то, что случилось. Во-первых, было несколько разрывов шаблонов.

Полковник привык кричать на других, но ответили ему тем же самым впервые. Подполковник считался (и был действительно) человеком очень культурным, а тут вдруг отмочил такое, чего никто от него не ожидал.

Далее, полковник был человеком порядочным, и хотя порчу наводил прекрасно, делал это неумышленно, в силу своего взрывного и необузданного характера (правда, другим от этой неумышленности легче не было). Он легко понял, что был не прав. Служебный и социальный статус у обоих не так уж сильно отличался, заслуг у подполковника было не меньше. И полковник это тоже понимал. Получив резкий отпор, будучи человеком порядочным, он не стал строить козни, а совершенно искренне переживал (а вот не получи он отпор, вряд ли стал бы переживать).

В общем, здесь произошло то, что можно назвать «перенаведением порчи» или «эффектом зеркала». Вектор порчи был изменен на 180 градусов.

Когда позднее я спросил подполковника, почему он себя так повел, тот, нисколько не смутившись, ответил: «А я вспомнил, что я культурный человек, все же два верхних образования. Так что же я бескультурье терпеть буду!» У него действительно было два высших образования (юридическое и экономическое), а также прекрасное чувство юмора.

Фразы, которые он проревел, оказались фонетически страшными, плохими и злыми. А разрыв шаблона, смысл фраз, невербалика и паравербалика способствовали перенаведению порчи».

Теперь, наверное, самое время поговорить о том, кто наиболее всего подвержен порче.

Критерия здесь, по меньшей мере, два. Первый — род занятий или профессия. Второй критерий — личные качества человека. Начнем с первого.

Часть VIII. Податливость и иммунитет.

Группы риска.

«Скорпион жалит не от злости — такова его натура».

Саади От порчи может пострадать практически любой человек. В принципе, даже на глухого можно навести если не порчу, то сглаз. Но есть, на наш взгляд, особые категории людей, чья профессиональная деятельность позволяет отнести их к «группам риска». Безусловно, это те люди, чья профессиональная деятельность связана с общением с людьми. Но и здесь кто-то подвержен большему риску, кто-то — меньшему. Попробуем перечислить некоторые из этих групп (перечислять все — возможности нет).

Работники правоохранительных органов.

Судьи. «Не суди — не судим будешь». Это из Библии. Действительно, эта работа, по сути непрерывный стресс. Получить заряд порчи при этом можно практически от любого участника судебного процесса. И далеко не всегда можно наказать такого человека за неуважение к суду (бывает себе дороже). Правильное, умелое (в том числе, внешне корректное) отражение порчи позволит сохранить здоровье.

Прокурорские работники. Их, наверное, не любят почти все. В смысле — те, с кем они могут общаться по работе. Их не любят работники милиции, в том числе, оперативные работники и следователи (ведь жалуются на них именно в прокуратуру). Их не любят судьи, потому что могут ожидать опротестования судебного приговора или решения. Их не любят адвокаты — их соперники в процессе. Их не любят подследственные и подсудимые. И многие, многие другие. И поэтому относятся зачастую к ним предвзято. И не дай Бог прокурорскому работнику самому совершить преступление! Прокуроров положено «опускать», подразумевая этим расплату за насилие, совершенное прокурорами. Такая всеобщая нелюбовь тоже создает своеобразную атмосферу стресса. Поэтому возможность получить свою порцию порчи у прокуроров имеется почти постоянно. Милиция. В первую очередь — оперативные работники.

«Живешь, как в гареме: точно знаешь, что отымеют, только не знаешь, когда». Так говорят о себе они сами. С одной стороны — процент раскрываемости (многократно отменяемый и многократно возрождаемый), постоянное общение с уголовным отребьем, недосыпание, писанина, засады, риск. С другой стороны — вечное недовольство начальства, которым в свою очередь вечно недовольно начальство вышестоящее. Профессиональные заболевания — неврозы, ишемическая болезнь сердца и язва желудка. Постоянный, изнурительный стресс.

Порча прилетает неожиданно, постоянно и с любой стороны. «Вечно пьян и вечно хмур, впереди идет ОУР (отдел уголовного розыска)» — это из старой милицейской присказки. Если постоянно обращаться к самым распространенным антидепрессантам (спиртному и табаку) — итог предсказуем и закономерен. И поэтому владеть приемами порчи и ее снятия — жизненная необходимость. Следователи. Люди, которым по должности нужно постоянно сомневаться.

Врут им все, умышленно и неумышленно: потерпевшие, подозреваемые, свидетели. Не врут разве что эксперты, но и те могут ошибаться. Если верить — долго не протянешь. Если не верить — тоже. Плюс к этому — сроки следствия, прокурор, начальство, нервотрепка. На определенном этапе службы — реальная возможность деградации, когда хочется «забить на все», работать ремесленно, вести допросы по принципу «брал — не брал, крал — не крал». Угроза порчи — не меньше, чем у оперативников. Все другие сотрудники милиции, работающие с людьми. Искренне милицию любят только в лице героев сериала «Улицы разбиты фонарей». А так… До недавнего времени дело спасала определенная клановость, предполагавшая взаимопомощь и взаимовыручку в любом конце страны. Сейчас этого все меньше. Милиционер всегда «между молотом и наковальней»: с одной стороны преступники и правонарушители, с другой — начальство и прокурор. Часто сама жизнь зависит от нужной фразы, произнесенной вовремя, от нужного взгляда. Во многих случаях людям этой профессии порча необходима для самообороны, не говоря уже о другом.

Врачи. Стационар и поликлиника — в вечном споре: кому сильнее треплют нервы У каждой стороны очень весомые аргументы, но достается и тем, и другим. На одну благодарность приходится десяток оскорблений и сотня косых взглядов (зачастую, вместо благодарности). А еще нервная перегрузка, а еще ответственность, а еще… В таких условиях получить порчу можно от кого угодно. И от пациентов, и от коллег. Есть определенная категория психологических вампиров, специализирующихся на врачах. Нормальный человек идет в поликлинику в самом крайнем случае (кто ходил туда — знает, почему). Вампир идет туда с одной целью — потрепать людям нервы. И если врач не умеет защищаться, то болезнь ему самому обеспечена. Есть особая категория врачей, наиболее подверженная порче. Это врачипсихиатры. «Отработав год в психиатрии, начинаешь замечать, что надбавку за вредность платят не зря. Через пять лет это начинают замечать окружающие». Этот афоризм принадлежит психиатру.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.