WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 32 |

Уверенно деловой отцовский план: “Во первых, ты должен пригласить в кафе ее подругу, во вторых, стать капитаном команды вашего класса в КВН и, в третьих, набить морду своему конкуренту под предлогом, формально никак не связанным с этой девицей”, — может вызвать в более мягкой форме реакцию, подобную той, которая последовала в ответ на мамино предложение пойти прогуляться: “Легко ему рассуждать со стороны”.

Плюс, возможно, досаду на себя: “И почему я не такой уверенный в себе, как мой отец”. Вряд ли это можно считать хорошей эмоциональной под держкой.

Как видим, все перечисленные способы поддержать подростка в трудной ситуации по разным причинам оказываются практически одинаково не удачными. Кроме того, между ними есть нечто общее, что делает их не только неэффективными, но даже вредными. Все перечисленные способы, в сущности, направлены на одно и то же — чтобы подросток как можно скорее перестал делать то, что тревожит родителей. Здесь вступает в дей ствие тот самый механизм, основанный на архаичных страхах, с которым мы встречались, когда выясняли, почему “мужчины не плачут”. По челове чески это очень понятно: когда мы видим, что близкий нам человек (а тем более ребенок) страдает, мы, естественно, тоже испытываем дискомфорт. И неосознанно стараемся избавиться от связанных с этим неприятных ощу щений, предпринимая те или иные шаги, направленные на ликвидацию того, что является причиной нашей тревоги и боли. В данном случае от беспокоящего нас поведения нашего ребенка. Это вполне естественная ре акция живого человеческого организма. Но при таком подходе, хочется Этот беспокойный подросток нам того или нет, мы действуем исходя из собственных чувств и ощуще ний и волей неволей фактически игнорируем чувства подростка.

“Игнорирование же чувств и переживаний и любое другое пове дение, вызывающее у партнера потребность в защите, являются антитезой, противоположностью поддерживающего поведения.

Последнее ослабляет тенденцию к самозащите, вызванную дру гими причинами даже тогда, когда она уже возникла”4.

По настоящему эффективными ходами в ситуациях, когда наши дети и не только дети нуждаются в эмоциональной поддержке, могут быть следую щие. Прежде всего, если сын или дочь чем то делятся с вами, периодичес ки давать им понять, что вы внимательны и относитесь к тому, что они го ворят, совершенно серьезно. Простой способ сделать это — время от вре мени повторять услышанное: “Я так понял, что ты говоришь о...”. Данный прием полезен еще и потому, что многие подростки, будучи в той или иной степени в состоянии аффекта, не всегда идеально выражают свои мысли и чувства. И это поможет вам лучше понять, что происходит. И, на конец, периодическое обращение за подтверждением, правильно ли вы все поняли, вынуждает вашего собеседника выслушивать вас, тем самым пере водит фокус его внимания с собственных переживаний во внешний мир и за счет этого снижает остроту аффекта.

Во вторых, высказывая свое отношение к тому, что вы услышали, апелли руйте и к чувствам, и к фактам: “Ты, конечно, огорчен, потому что она не позвонила”. Таким образом, чувство — “огорчен” — выступает как след ствие реального факта — “она не позвонила”. В результате подросток по лучает от вас сообщение, что его состояние имеет под собой вполне реаль ное основание и, следовательно, он не сумасшедший, что вы вполне серь езно относитесь к ситуации и считаете это основание достаточно веской причиной для проявляемых чувств. Тем самым вы даете ему разрешение на чувства.

В третьих, в таких беседах очень важно проявлять эмпатию, то есть сопе реживать происходящему и давать об этом знать собеседнику: “Я понимаю, почему тебе сейчас так тяжело. В твоем положении я бы чувствовал то же самое”. Сделать это — значит не что иное, как разделить с близким чело веком его боль. Принять какую то ее часть на себя.

И, наконец, самое сложное — как начать такой разговор. И что делать, если подросток не вылезает из своей комнаты и не желает вести ни душещипа тельные, ни душеспасительные беседы. Как это довольно часто бывает в жизни, хорошим решением для самого сложного является самое простое. А именно: просто подойти и спросить, нужна ли ему ваша помощь, и если да, то какая именно. Впрочем, вопрос “Чем я могу тебе помочь” или “Могу ли 146 Археология детства я быть тебе полезен в этой ситуации” хорош не только для начала, но и для завершения разговора. Тем самым вы даете понять, что выступаете не в роли “большого брата”, а просто предоставляете в распоряжение подрос тка имеющиеся у вас ресурсы, при этом полностью полагаясь на его спо собность самому справиться с ситуацией и оставляя за ним право на при нятие решения.

Если же в ответ вы услышите, что ваша помощь не требуется или что сын или дочь просто не хотят в данный момент говорить об этом, — что ж, да вайте уважать их выбор. Любой человек, и подросток в том числе, имеет право какое то время побыть наедине со своими чувствами, включая боль, страх, тоску и иные негативные переживания. Такая уважительная реакция родителей сама по себе тоже является поддержкой, так как повышает само оценку подростка. Кроме того, внимательное и спокойное отношение взрослых является еще и сообщением о том, что при всей серьезности по ложения ситуация не является безвыходной и все рано или поздно окон чится хорошо.

Как то тринадцатилетний сын моих друзей упал во время игры и сильно разбил колено. В травмопункте врач сделал снимок и, покачав головой, сказал, что кость не просто сломана, но раздроблена. Понятно, радости от такого известия мало. Вполне реальная возможность, что мальчишка оста нется хромым. Дня через два после этого события я позвонил своим друзь ям. Трубку взял мальчик: “А мама с папой уехали в гости!”.

— Не сказали, когда будут — Не знаю, наверное, поздно! Понимаю тех чувствительных дам, которые, прочитав этот диалог, удивят ся и даже возмутятся. Признаюсь, в первый момент я тоже слегка опешил.

В самом деле: у ребенка два дня назад случилась серьезная травма, а мать с отцом на весь вечер оставляют его одного! Но давайте посмотрим, что произошло на самом деле. Каким бы тяжелым ни был перелом, он загипсован, помощь оказана. При всем желании ни мать, ни отец в этой ситуации ничего больше сделать не могут. Если у мальчика нет острых болей, если он знает, по какому телефону найти ро дителей в случае необходимости, то с физической точки зрения нет ника ких объективных оснований отказываться от приглашения в гости. Дру гое дело эмоциональный, психологический аспект. Конечно, если, бросив мимоходом что то вроде: “Ну, не скучай! Мы скоро”, — родители хлопают дверью, бедняга вряд ли почувствует себя лучше. Но если мама скажет, например: “Как ты себя чувствуешь, дорогой Что скажешь, если мы с па пой вечером съездим к тете Ире” — то подросток ни в коем случае не почувствует себя несчастным и брошенным маленьким мальчиком. Наобо Этот беспокойный подросток рот, это хорошая поддержка. “Меня считают настолько взрослым и силь ным, что оставляют одного даже со сломанной ногой! Мне по настоящему доверяют!”. Это именно то, что надо! Но в таком поведении родителей есть и еще один очень важный положительный момент. Как мы знаем, глубоко внутри нашего самостоятельного и амбициозного подростка си дит маленький ребенок, который напуган тем, что с ним случилось. И внимательная, спокойная реакция мамы — послание для этого “малыша”, что с ним все будет в порядке, что не произошло ничего непоправимого, что все заживет.

А теперь представим себе, что бледная, чуть не плачущая мать не отходит от постели сына. Одного этого достаточно, чтобы “внутренний ребенок” весь съежился от ужаса. Ведь если мама так напугана, значит, действитель но происходит нечто ужасное, значит, надежда на выздоровление очень слаба, значит, он скорее всего никогда не сможет уже бегать и прыгать, как раньше.

Так при какой модели родительского поведения кости срастутся лучше и быстрее Между прочим, очень символично закончилась история, которую я вам только что рассказал. Поскольку мои знакомые по настоящему любят своего сына, не забывая при этом себя, то, сходив в воскресенье в гости, в понедельник они отвезли его на консультацию в ЦИТО. Там профессор по смотрел рентгеновский снимок и, слегка усмехнувшись, забрал у мальчика костыль и снял гипс. То, что районные эскулапы приняли за сложный пе релом, оказалось просто сильным ушибом. Итак, правило второе:

Столкнувшись с реальной проблемой, связанной с нашими деть ми подростками, будем серьезны и внимательны. Мы ни в коем случае не отнесемся к ней как к чему то малозначительному, не станем ее игнорировать. Но при этом также не будем ее драматизировать и делать страшнее, чем она есть в действи тельности.

А если, не приведи Бог, случилось нечто такое, что само по себе достаточ но страшно Я знаю несколько таких историй. Вот одна из них. Родители узнают о беременности своей пятнадцатилетней дочери. Вряд ли найдутся родители, воспитанные в европейской культуре, которые с энтузиазмом воспримут подобное известие. В нашем случае родители не просто были воспитаны в европейской культуре, но считали себя глубоко верующими людьми. Надо сказать, что, обратившись в достаточно зрелом возрасте к христианству, эти очень образованные люди не просто стали ходить в цер ковь, но внимательно читали не только Евангелие, но и труды многих свя тых отцов. По какой то причине от их внимания все же ускользнуло то, что сказано в Благой вести и написано отцами Церкви о прощении, искуп 148 Археология детства лении, милосердии, любви к ближнему. Зато очень подробно и ясно, хотя, возможно, и несколько своеобразно, отложилось учение о грехе, наказании за него, посмертном воздаянии. Не стану пересказывать все то, что дове лось выслушать их дочери о происшедшем и о том, что ожидает ее в буду щем. Скажу лишь, что дело кончилось криминальным абортом с последую щими осложнениями и тяжелым психическим срывом у матери девочки.

Я рассказал эту историю не для того, чтобы судить этих людей. Бог им су дья. Тем более, что за свои ошибки они уже тяжко наказаны. Просто слу чай этот — очень яркий пример того, как своими руками очень серьезную проблему можно превратить в трагедию. Что сделали эти люди, узнав о бе ременности дочери Прежде всего они в точности повторили ту самую ошибку, которую, наверное, допустила их дочь. А именно: они позволили себе действовать исключительно под влиянием сильных чувств, возникших в определенный момент и при определенных обстоятельствах, совершенно не думая о возможных последствиях своих действий. И если подобное по ведение пятнадцатилетнего подростка можно если не оправдать, то хотя бы понять, взрослый ответственный человек, столкнувшись с кризисной ситуацией, не должен позволять себе такой роскоши. Ведь как бы далеко ни зашло дело, всегда есть возможность хоть что то исправить или, на ху дой конец, свести потери к минимуму. При условии, что ситуация правиль но оценена, наши усилия и объект их приложения просчитаны, результат спрогнозирован.

Если бы родители девочки сделали над собой усилие и пошли таким путем, то они могли бы во благо всей семьи использовать то, что знали о грехе.

Они, например, могли бы вспомнить, что грех детоубийства — еще более тяжкий, чем грех прелюбодеяния, и подумать о том, что упреки и угрозы могут толкнуть дочь на такой грех (что и произошло в действительности), что те же упеки и угрозы могут толкнуть и на еще более страшный грех — самоубийство (чего, к счастью, не случилось). Подумав обо всем этом, они, убежден, нашли бы более разумные способы поведения, в том числе и спо собы выражения своего недовольства и возмущения, чем произошло в дей ствительности.

Кстати, о возмущении. Выговаривая дочери за то, что она сделала, и грозя ей небесной карой, родители рассуждали о том, что уже случилось, либо о том, что, возможно, случится в будущем, уходя таким образом от подлин ной реальности и лишая себя возможности как то изменить объективно сложившуюся ситуацию.

Впрочем, все живые люди, в отличие от героев боевиков, столкнувшись с обстоятельствами, воспринимаемыми как экстремальные, могут испыты вать растерянность, безнадежность, отчаяние. Это наши чувства, которые Этот беспокойный подросток “не картошка, не бросишь в окошко”. Но данное обстоятельство — ни в коем случае не повод заливать пожар керосином. Это повод сказать себе и другим, кто ждет от вас решения, что то вроде: “Я действительно растерян и в данный момент не знаю, как поступить. Давайте вместе подумаем, что с этим делать”. Наконец, это повод обратиться за помощью к тому, кто ком петентен в вопросе, поставившем вас в тупик. Очень часто мы сами лиша ем себя такой возможности под влиянием сомнений или предрассудков.

(Что могут подумать окружающие!). Вообще то могут, конечно. “Добрых” людей вокруг каждого из нас предостаточно. И все же, если приключилась история, по моему, лучше обратиться в вендиспансер, чем умереть от си филиса, но с хорошей репутацией. Отсюда правило третье — для экстре мальных ситуаций:

Столкнувшись с чем то чрезвычайным, всегда имейте в виду:

как бы далеко ни зашло дело, по крайней мере что то всегда можно поправить. Реагируйте не на то, что уже случилось и, следовательно, осталось в прошлом, и не на то, что может случиться в будущем, а на то, что происходит здесь и сейчас, отдавая себе отчет в смысле и направленности ваших дей ствий и прогнозируя их результат. Чувствуя себя в тупике, бе рите тайм аут, необходимый для принятия решения, обращай тесь за помощью, советом и поддержкой к тому, от кого вы ре ально можете ее получить, игнорируя при этом социальные, се мейные и иные предрассудки.

150 Археология детства Глава ВЕРА И ВЕРНОСТЬ. ПОИСК ПУТИ Конфликт между требованиями социума и личной свободой и его российская специфика Пройдет совсем немного лет, и позади останутся все волнения и открытия подросткового возраста. Все синяки, шишки, первая влюбленность и мно гое другое. Не за горами выпускной вечер. Подросток становится юношей или девушкой. На повестке дня вопрос: что делать дальше Вопрос этот ча сто становится предметом забот, хлопот и тревог всей семьи. В действи тельности он еще сложнее и глубже, чем может показаться на первый взгляд, ибо не исчерпывается исключительно тем, где получить дальней шее образование, какую специальность выбрать. Проблема, стоящая перед молодым человеком, гораздо шире. Если подросток искал место для своей индивидуальности и возможности для реализации своей частичной взрос лости внутри семьи и в структуре семейных отношений, а также в относи тельно узких и функционирующих в сравнительно ограниченном жизнен ном пространстве социальных группах, таких как класс, школа, компания сверстников, то задача юноши и девушки — найти свое место и реализо вать себя в гражданском и общечеловеческом социуме, в жизни вообще.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.