WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 32 |

Женщина же убеждается в том, что она — “прекрасная принцесса, пленен ная драконом”. Причем, если первая часть данного вывода представляет бесспорную ценность, наверное, для любой дамы по причинам вполне оче видным, то и вторая его половинка, не столь, быть может, привлекательная на неискушенный взгляд, влечет за собой определенные бонусы: постоян ный (пусть даже и не вполне здоровый) интерес общества, право на сочув ствие и внимание, а главное — служит отличной приманкой для героев са мого широкого диапазона бесстрашия и безупречности, готовых, по зако нам жанра, прийти на помощь несчастной жертве чудовища. Само же “чу довище”, сиречь обманутый супруг, также получает свою долю “сокровищ”, а именно: моральное оправдание практически любого своего поведения по отношению к жене и детям, плюс все то же сочувствие и внимание — по крайней мере части социального окружения. (Для всех перечисленных ба зовых ролей возможны любые иные варианты выигрыша, в том числе и су губо материального порядка.) С другой стороны, все в этом мире имеет свою цену. И за полученное удо вольствие приходится платить. Поэтому любая история о несчастной семье кончается либо фарсом, как, скажем, в семействе Лоханкиных из “Золотого теленка” И. Ильфа и Е. Петрова, либо трагедией, как в произведении графа Л.Н. Толстого.

При этом все взрослые люди — участники несчастливого действа взяли у жизни кредит счастья (как они его понимали) и расплатились по своим долгам. В конце концов, это их право.

Но в истории семьи Карениных, как и во многих других подобных истори ях, даже если они оканчиваются не столь ужасно, есть “один, который не стрелял...” Я имею в виду семилетнего Сережу — сына Карениных. Он единственный во всей этой истории, кто по настоящему вызывает сочув ствие — во всяком случае, у меня. Как и миллионы других детей, вырос ших или растущих сегодня в несчастливых семьях, Сережа ничего не выиг рал, он только потерял. Он — реальная жертва. Взрослые втянули его в свои игры, сделали заложником своих отношений, мифов, иллюзий, не От автора спрашивая его согласия и даже, по большому счету, не думая о нем. Его вынудили платить по чужим счетам. Платить страшную цену. Впрочем, еще более страшную расплату персонажи “Анны Карениной” уготовили другому ребенку, о котором, каюсь, чуть было не забыл. Если Сереже Каре нину предстоит нелегкая жизнь без матери, в эпицентре нездорового инте реса соседей, под прессом отцовского деспотизма, многократно усиленного переносом на сына отношения к родившей его женщине, то ребенка, кото рым забеременела Анна от Вронского, лишили даже такой жизни. Его, еще не родившегося, в буквальном смысле швырнули под поезд.

Я не знаю, состоит ли в этом самая страшная несправедливость нашего мира или же, наоборот, в этом заключена какая то высшая, сверхчелове ческая правда, но детям не дано выбирать свою судьбу. Их судьба опреде ляется в семье. Семья для ребенка — это некий дар свыше. Это даже не ло терея. Это предопределение, изменить которое он (по крайней мере до тех пор, пока не вырастет и не обретет какую то меру самостоятельности) не в силах.

Впрочем, очень многие люди не в силах изменить это предопределение на протяжении всей своей жизни. Став взрослыми, они создают собственную семью “по образу и подобию” той, в которой родились и выросли. Они пе редают предопределение своим детям. И беда, если такое предопределе ние — не благословение доброй феи, а проклятие злой волшебницы...

Каждый психотерапевт, даже если он не работает с семьями, может засви детельствовать: первопричина насилия, самоубийств, наркомании, пьян ства, разрушенной карьеры, неудачной семейной жизни, душевных рас стройств и, наконец, даже многих соматических заболеваний кроется в та ком “проклятии”, полученном в детстве.

Воистину: “Мир не только строится в детской, но и разрушается из нее;

здесь прокладываются не только пути спасения, но и пути погибели”1.

Не случайно И.А. Ильин, являющийся, по моему, одним из самых тонких и глубоких исследователей этой проблемы, сравнивал семью со своеобраз ной живой “лабораторией человеческих судеб”. При этом он отмечал, что “...в лаборатории обычно знают, что делают, и действуют целесообразно, а в семье обычно не знают, что делают, и действуют, как придется”2.

Добавлю от себя, что как в лаборатории, так и в семье все происходит в со ответствии с определенными закономерностями, механизм которых дей ствует и оказывает влияние на происходящее вне зависимости от участни ков процесса. Их можно знать или не знать, считаться с ними или нет, но они так или иначе влияют на результат.

Исследователи, проводящие научный эксперимент, как правило, с такими закономерностями знакомы и в своей деятельности их учитывают. Дей 12 Археология детства ствующие лица в “лаборатории человеческих судеб” очень часто по самым разным причинам эти закономерности либо игнорируют, либо вовсе о них не подозревают.

Кроме того, в науке лабораторный эксперимент потому и называется “ла бораторным”, что он проводится в специальных условиях, позволяющих минимизировать реальные потери в случае неудовлетворительного резуль тата или, не дай Бог, катастрофы. Даже при проведении так называемых полевых испытаний предусматриваются специальные меры безопасности.

Скажем, новый самолет поднимает в воздух экипаж, состоящий не просто из опытных летчиков, а из испытателей — людей, специально подготов ленных для действий в экстремальных ситуациях, осознающих степень риска и тяжесть возможных последствий.

Взрослые же в своих семейных лабораториях ставят опасные, зачастую смертельные эксперименты сразу, что называется “в живую”. Образно го воря, они отправляют в рейс не испытанный, часто вообще не пригодный для полета самолет, предварительно набив его ничего не подозревающими пассажирами. Эти пассажиры — их дети.

Здесь я должен сделать принципиально важное, на мой взгляд, отступле ние. За свою, увы, уже не такую короткую жизнь и не такую уж маленькую (слава Богу!) психотерапевтическую практику я не встречал родителей, которые бы сознательно желали зла своим детям или хотели сделать их несчастными.

Это делает меня оптимистом в отношении будущего. Еще больше оптимиз ма придает то обстоятельство, что в жизни мне встретилось много замеча тельных женщин — жен, матерей (состоявшихся и потенциальных), несу щих истинную любовь и подлинное человеческое тепло. Во избежание двусмысленности хочу заметить: когда я говорю “замечательная женщи на”, то не имею в виду “моя любовница”. Кроме того, я знаю по крайней мере нескольких мужчин по настоящему сильных и надежных.

Теперь вернемся к предмету нашего разговора. Причина распространенно сти “семейных проклятий” кроется, на мой взгляд, не в злой воле огромно го большинства людей, а в том, что, желая сделать для своих детей “как лучше”, родители делают пресловутое “как всегда”. То есть неосознанно воспроизводят по отношению к ребенку и друг к другу те нездоровые, я бы сказал, нечеловеческие отношения, которые они усвоили, будучи деть ми, в семье своих родителей.

В этой книге мне хочется показать, как, в какие моменты, под воздействием каких сил формируются в семье механизмы, делающие людей несчастли выми. Я хочу предложить вам взглянуть на жизнь человека и, может быть, на вашу собственную жизнь через призму семьи и постараться понять за коны, по которым формируется и живет в семье человеческая личность.

От автора Кроме того, я рискну предложить вашему вниманию некоторые способы сделать реальные шаги к тому, чтобы изменить свою жизнь, если вы ощу щаете потребность в таких изменениях.

Я не страдаю манией величия в ее крайних проявлениях и потому не став лю своей целью сделать то, что не удалось ни И.А. Ильину, ни В. Сатир, ни Э. Берну, ни многим другим более опытным и, наверное, куда более талан тливым, чем ваш покорный слуга, людям — избавить человечество от про блемы несчастливых семей. Но если кто то, прочитав эту книгу, почув ствует желание быть чуть чуть внимательнее к своим близким, встать на какой то момент на их точку зрения в семейном конфликте или просто спросит себя: “Насколько я хорош(а) как отец, муж, жена, мать, и если дей ствительно хорош(а), могу ли стать еще лучше” — то вы тем самым убе дите меня, что кусок жизни, отданный настоящей работе, прожит не зря.

По ходу изложения я постараюсь избавить вас от психологизмов и профес сионального жаргона, но без некоторых специальных терминов, увы, не обойтись. Вот я прочитал написанное и уже наткнулся на “базовые роли”, “проекции”, “сознательно”, “неосознанно”. Придется объясниться. В конце концов, коллеги и те, кто уже знаком со всеми этими терминами, могут просто перевернуть страницу.

Несколько слов о психоанализе и кое о чем еще Начну, пожалуй, с главного. Все современные психологические школы так или иначе исходят из того, что человеческое сознание, психика или, если хотите, душа — дело не в терминах (лично мне ближе последнее) — со стоит как бы из двух частей. Светлое поле — те знания, способности, по требности, чувства, желания и т.д., которые осознаются человеком в дан ный момент и которые он, следовательно, может контролировать и исполь зовать. Осознанные потребности и желания он может сознательно — то есть руководствуясь своей доброй волей удовлетворять или оставлять без внимания. В отношении их у человека имеется свобода выбора.

Те же качества и потребности личности, которые остаются в темных облас тях, так сказать, тайниках души, оказываются вне нашего контроля. Они объективно существуют, но мы о них как бы не знаем. “Как бы” потому, что они порой дают о себе знать в снах, смутных влечениях, беспричин ных на первый взгляд переживаниях. Оставаясь вне нашего контроля, они зачастую влияют на нашу жизнь вопреки нашей воле. Мы не можем вос пользоваться теми ресурсами и возможностями, о которых не имеем ясного представления, даже если они у нас есть. Мы не можем свободно выбирать, стоит ли удовлетворять потребность, о которой не подозреваем. Но если такая неосознанная потребность или желание существует, то она начинает 14 Археология детства самореализовываться, влияя неявным для нас образом на наше поведение.

Иными словами, человек не имеет возможности выбора по отношению к неосознанной части своей личности. И чем больше эта часть, тем менее человек свободен в принятии решения, в выборе жизненного пути. Имен но в темных закоулках души человека гнездятся порой драконы. И эти драконы, о присутствии которых он не подозревает, временами прорыва ются наружу и овладевают человеком, превращая его в чудовище. В этих же закоулках скрываются и проклятия, программирующие человека на по ведение, делающее его нечастным. В свое время К.Г. Юнг предложил пре красную, на мой взгляд, модель, иллюстрирующую сознательное и бессоз нательное. Он представил человеческую душу в виде шара, плывущего в космической темноте. На поверхности шара горит фонарь. Пространство, освещенное им, и то, что в этом пространстве находится, — и есть светлое или ясное поле сознания. То же, что погружено во мрак, является подсоз нанием. Образ шара не случаен. Каким бы ярким ни был фонарь, всегда ос танется темная область на противоположной стороне шара. Каким бы со вершенным, духовно и психически здоровым ни был человек, что то внут ри себя он все равно не будет осознавать. Но чем ярче горит свет в душе человека, тем полнее он может использовать ресурсы своей личности, а, следовательно, тем полнее реализовывать себя в жизни. Чем ярче этот по истине фаросский свет, тем шире свобода выбора человека, тем в большей степени он обладает свободой воли — пожалуй, главным качеством, отли чающим его от животных.

Еще одно понятие, без которого не обойтись, — это идентичность. Веду щий авторитет в данной области Э. Эриксон характеризовал ее как “субъек тивное вдохновенное ощущение тождества и целостности”3, переживае мое личностью. Это нечто, что соединяет прошлое и будущее, воспомина ния и мечты, внутренний и внешний мир отдельного человека в единую вселенную. Причем каждый элемент этой вселенной, будучи частью еди ного целого, сохраняет свою уникальность и неповторимость. Родоначаль никами современного понимания идентичности Эриксон считает “двух бо родатых патриархов” — У. Джеймса и З. Фрейда. Не оспаривая данное утверждение, я позволю себе привести в дополнение к определению Э. Эриксона цитату из труда о. Павла Флоренского, посвященного истории философии и, в частности, соотношению единичного и общего:

“Слезы и улыбки, радость и горе, грехи и подвиги отдельного че ловека не “похожи” друг на друга и не объединяются ни в каком “вообще”; но они не суть простое неупорядоченное, необъеди ненное, некоординированное множество, а суть именно энергии одного лица, суть едино в лице, и в них, в этих многовидных энергиях, познается... единая духовная мощь лица”4.

Осознание личностью всех собственных многообразных проявлений как действия единого центра, “единой духовной мощи”, о которой говорит От автора о. Павел, своей, если угодно, “самости” я бы и назвал ощущением идентич ности.

Уф! Кажется, с основами психоанализа покончено. Надеюсь, я вас не слиш ком утомил. Теперь еще чуточку терпения. Надо сказать пару слов о ролях и сценариях.

Разновидностей ролей в жизни существует великое множество. В книге речь идет главным образом о ролях психологических. Под ними понимает ся то актуальное состояние души, в котором пребывает человек в конкрет ный момент своей жизни или которое чаще всего проявляется в отношени ях с конкретным человеком. Психологическая роль может соответствовать или не соответствовать требованиям реальной ситуации. Иными словами, психологическое состояние, а, следовательно, реакции и поведение челове ка могут быть адекватны или неадекватны тому, что происходит на самом деле. Поясню на примере. Скажем, руководитель, проводящий совещание сотрудников (социальная ситуация “начальник — подчиненный”), может выступать как заботливый или же строгий и требовательный отец семей ства, как деловой и объективный взрослый человек или как, скажем, кап ризный ребенок. Все это роли психологические, отражающие его актуаль ное состояние. Я не случайно упомянул, что в одной и той же ситуации че ловек может вести себя как родитель, как взрослый или как ребенок. Вооб ще то разновидностей психологических ролей тоже существует великое множество (например, упомянутые выше насильник, спаситель, жертва). И столь же много их классификаций. Но для простоты изложения в дальней шем — за исключением случаев, оговоренных особо, — я буду придержи ваться модели, предложенной Эриком Берном.

Он говорил о том, что в душе каждого человека живут как бы три сублич ности: родитель, взрослый и ребенок (дитя). Отсюда название: РВД модель.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.