WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 47 |

Пока наш будущий клиент находится в объятиях запретного эликсира, это еще не так заметно: есть социальная ниша из таких же грезящих изгнан ников, есть неутихающая потребность, есть мотив, есть поступки, есть за щитные механизмы, послушно вставшие на охрану зависимого поведе ния, — все это помогает худо бедно удерживаться на плаву. Терапевты, имеющие дело с наркоманами, знают, что порой общаться с тем, кто актив но употребляет, бывает технически легче (хотя и на очень поверхностном уровне), нежели установить действительно рабочий альянс с тем, кто на шел в себе силы попробовать прекратить изгнание и вырваться на свободу.

Нигде, кроме как в контакте с наркозависимыми, мы не будем так часто сталкиваться с проективной идентификацией — иногда это мучительное впечатление, что из тебя, доброго, профессионально состоятельного тера певта делают монстра, к тому же не блещущего интеллектом. Психодрама позволяет многое, отчего бы не применить ее в вопросах профпригодно сти Перед юным специалистом, жаждущим и полным надежд одержать по беду над Отчуждением, ставится пустой стул. “Здесь сидит Чужак. За тобой право первого обращения к нему”. Само собой разумеется, что игнориру ются все вопросы типа “А какова моя задача”, “А какой это чужак” и т.д.

Дальше все становится ясно. Заигрывает с Чужаком — наши клиенты нач нут им манипулировать. Навязчиво презентует себя — потом запутаешься в контрпереносах. А вот демонстрацию опасения и непонимания мы ско рее назовем наиболее приемлемой для нашего ремесла реакцией: этот че ловек способен контактировать со своими переживаниями, да и клиенту будет с ним спокойнее. Честное послание “Я не хочу бояться, но боюсь, я хочу понять и не понимаю” значительно терапевтичнее всей сверхуверен ной лжи (например, о стопроцентной гарантии), которой обкормили нарко манов и членов их семей.

КТО ОНИ, НАРКОМАНЫ Несколько слов о консультировании и организации группы. На этом этапе нам приходится работать с изначально незамотивированной группой, с вы соким уровнем настороженности, с выраженной астенизацией в постабсти Заметки о тех, кто грезит нентном состоянии, без намека на спонтанность. Перспектива обнадежива ет, пожалуй. Кроме того, наш развеселый контингент — достаточно соци ально запущенные ребята, многие не имеют законченного среднего обра зования, так как наркотик не предполагает учебы.

Специфическая выгода психодрамы в том, что она представляется клиенту безопасной игрой. К слову, наш отечественный клиент (если он не психо лог, конечно) любую групповую терапию примет более чем боязливо. Ви димо, за это надо благодарить активное распространение суггестивной те рапии в советское время. Ведь наши сегодняшние клиенты — дети тех са мых дяденек алкоголиков, прошедших все радости гипноза, кодирования, ЛТП в надежде радикально расстаться с зеленым змием. Семейное насле дие, знаете ли! А психодрама никого не заставляет спать в неурочное время — напротив, приглашает просто поиграть...Учитывая также, что за время тесного общения с психоактивным веществом психологический, да и физический рост прекратился, некоторая инфантилизация наших под опечных перманентно присутствует. Одна наша коллега метко назвала их психический статус “старым детством”.

За десять лет работы мы не часто встречали отказы поучаствовать в психо драматической группе — не страшно. И все же в процессе формирования группы может пройти много времени, прежде чем начнутся сольные вы ступления протагонистов, череда социодрам предшествует этому. Нарко манов нельзя отпускать в состоянии фрустрации. Очень важно достижение определенного уровня душевного покоя в конце драмы. В противном слу чае может актуализироваться влечение к наркотику, появиться отвраще ние к себе и депрессия, усилиться сопротивление. В процессе необходимо предельно возможное включение зрителей в действие — “греческий хор”, максимальное использование вспомогательных “Я”.

Каждый психотерапевт, который имел неосторожность начать работать с наркозависимыми, должен быть готов сойти с ума от фраз двойного значе ния: “Вы психолог, должны помочь, но убедите меня, что я безнадежен”.

Проекция наркомана на психотерапевта многослойна. На переднем пла не — психотерапевт монстр, следователь, но за этим прячется другая про екция — спасателя: “А вдруг поможет”, но и она не последняя. После дняя — глухой зловещий страх: “Если поможет, что со мной будет тогда” Этот страх соответствует архетипическому страху Трансформации. Ведь освободиться от наркотиков означает стать Другим.

В таком случае хорошо бы “разрулить” с помощью следующих шагов:

присоединение, снятие навязанной роли, открытое приглашение задать роль “за чем именно ты пришел”. Осуществить это помогут следующие 284 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода психодраматические техники: утрированное дублирование, провокации, озвучивание скрытого сообщения “Ты действительно считаешь себя без надежным”. Основа тактики — послание живому человеку, стоящему за болезнью, что у нас есть общий враг, несмотря на то, что нам трудно по нять друг друга. Задача терапевта — постепенно высвободить то чувство, которое прячется за сопротивлением, и обозначить его и для себя, и для клиента. Вот тогда у нас появляются рабочие “ключи”, маленькие остро вки взаимопонимания, от которых можно дальше развивать и углублять терапевтический контакт. Хорошо, что некоторые психодраматические техники используются в индивидуальной терапии! С кем наркоманов можно объединять в группе И надо ли Долгий труд ный опыт убедил нас, что если собирать группу только из наркозависи мых, то “клиенто продукт”, получаемый на выходе, так и будет назы ваться: “выздоравливающие наркоманы”, а вовсе не спонтанные и креа тивные, личностно растущие молодые люди. Более серьезно: содержание и уровень проблем, возникающих в гомогенных по нозологии группах, неминуемо придерживается рамок “мы (наркоманы) и они (люди)”. Такая позиция не только совершенно необоснованно ставит нашего клиента в некую псевдоэлитную позицию, но и не позволяет добиться действитель но реальных успехов в социуме. Мы будто подыгрываем отчуждению. По этому более естественным вариантом является формирование смешанных молодежных групп, где наряду с выздоравливающими приходят и здоро вые. В каком соотношении А уж как получится. Чаще всего нам задают вопрос: “А вдруг наркоманы научат плохому здоровых ребят”. Юля Вла сова на это жестко парирует: “У меня не учебная группа по наркотикам, а клиентская по проблемам”. А Анатолий Сергеевич мягко возражает: “В реальной жизни мы все вместе: наркоманы, здоровые, алкоголики — в об щем, люди”.

А с кем нельзя мешать ни в коем случае Смешанные группы созависимых и наркоманов — неудачный вариант, так как возникает очень много про екций и есть неподдающаяся коррекции склонность давать моральные оценки. Только созависимые способны подложить мину в самый горячий шеринг фразой типа “Дурь вам всем из башки надо вышибать!”, — на прочь опрокидывая все правила и каноны, поскольку накал чувств превы шает все пределы. И даже самый блестящий директор психодраматиче ской группы с трудом купирует последствия такого микровзрыва. Ше ринг — не воробей, вылетит — не поймаешь. Для созависимых у нас при пасена отдельная группа, об особенностях работы в которой мы расска жем ниже.

Заметки о тех, кто грезит ПРО ШУТА, ПЛУТА И ДИРЕКТОРА Мальчик: Мама, мама, я хочу быть клоуном в цирке! Мама: Нет, ты будешь офицером. В нашей семье клоу нов не было! Из детских воспоминаний нашего клиента Известно, что директор бывает разный. И авторитарный Родитель, и под держивающий Спутник, и неслышная Тень... Мы чаще работаем вдвоем, но родительские регалии нести не желаем. А вот амплуа Шутов и Клоунов нас вполне устраивают. Тяжелые темы потерь, неизлечимых болезней, неуп равляемого одержимого поведения склоняются перед звоном бубенцов шу товского колпака. Но и Шут не всегда прост. Вэс Снискер в своей чудесной книге “Безумная мудрость” описывает четыре разновидности, или ипоста си, Шута.

Первая — это Клоун, самый человечный из архетипов безумной мудрости.

Он показывает нам абсурдность нашей жизни, уязвимость и непредсказуе мость в длительном планировании. На все неудачи Клоун реагирует улыб кой и пожиманием плечами: “Подумаешь, дело житейское...”. Он умеет за бывать о происшедшем и жить здесь и сейчас (это ли не идеал психотера пии). В мире Клоуна все наоборот: он неловкий, неуклюжий, но абсолют но лишенный зависти, сверхконтроля и гордыни, “не заморачивается”, как скажет молодежь. Уж как ему мешают внешние обстоятельства и собствен ная бестолковость, — а он как то выживает, при этом еще и весел. Даже печаль его вызывает смех. Клоун на психодраматической сцене уместен тогда, когда мало жизненной энергии, сильная настороженность по отно шению к директору, ведущему.

Вторая ипостась — это Шутник. Вот он — сверхкритик. Опасно попасть ему на острый язык. Шутовской колпак делает его свободным в высказыва нии мнений. Он мастер обесценивания. Он издевается там, где любой дру гой боится даже слово сказать. Сразу прицепится: “С этого места, пожалуй ста, поподробнее!” Вот уж кому никакое жесткое Супер Эго нипочем. Он зол, но бесстрашен и честен. Шутник — сильнодействующее лекарство, ко торое стоит применять, сталкиваясь с излишней рационализацией и интел лектуализацией.

Третий — Плут. Самый любимый Шут наркозависимых. Этот озорник и ху лиган как будто специально пришел из легенд и сказаний, чтобы помочь выжить в отчужденном мире. Его миссия: “Так даже лучше!”. Своими дей ствиями он утверждает, что хорошо можно делать только то, что делается 286 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода легко, непринужденно, иначе говоря — “по кайфу”. Однако, поскольку это серьезная статья, мы назовем Ловкача “певцом спонтанности”. Плут безоб разничает там, где много тревоги, страхов сделать что нибудь “не так”, не верно, когда протагонист мысленно репетирует каждое свое действие и высказывание, опасаясь оценки.

Четвертая ипостась — Дурак, наивный, бесхитростный, живущий сообраз но каким то своим законам. Он везде чувствует себя как дома, поэтому ему удается успешно коммуницировать там, где остальные пасуют. Мы бы даже больше сказали: тому терапевту, который не умеет или не хочет быть Ду раком, среди наркозависимых придется тяжело. Сразу возникнет вопрос профессионального сгорания, внутреннего напряжения, ощущения тера певтической неэффективности, придется организовывать еще одну группу для раненых целителей и т.д. А ведь у Дурака самое главное свойство — наивно удивляться обыденным вещам, благоговеть перед повседневной ру тиной. “Что ты говоришь! — восклицает Дурак. — Неужели!” Дурак — довольно оптимальное средство для “лечения” ригидности поведения.

Цель его вопросов — вызвать новый взгляд на привычные вещи.

Аналитически ориентированные психологи традиционно соотносят Шута с архетипом Трикстера. Трикстер — огромный источник энергии для внут реннего развития. Трикстер способен превращать установившиеся обычаи в фарс. Он ни перед чем не пасует.

В работе “Психология образа Трикстера” К. Юнг пишет о Трикстере как о чрезвычайно древней психологической структуре, мифологеме. Он отно сит этот образ, живущий в коллективном бессознательном, к архетипу Тени. Свойство Трикстера — способствовать “стиранию чувства собствен ной важности” у окружающих. Настоящее значение, миссия Трикстера — “внесение беспорядка в порядок и, таким образом, создание целого, вклю чение в рамки дозволенного опыта недозволенного”. Мы даже наберемся смелости сказать, что сколько в директоре будет Трикстера, столько и креа тивности будет в группе.

Наши клиенты энергетически снижены, астенизированы. Чтобы держать группу в рабочем тонусе, директору приходится быть энергетически на порядок выше. Однако Шут, при всей его бодрости и активности, довольно мощное средство. “Передозировка” чревата. Переборщив, легко удариться в клоунаду до уровня кривляния, от смешного перейти к неуместному и нелепому. Ничего кроме смущения, неловкости и беспокойства дико лице действующий терапевт у клиента не вызовет.

Здесь, как и везде, балансируешь на грани: если директора слишком мало, клиенту грустно и одиноко, если слишком много — клиенту хочется удрать. С наркозависимыми эта грань меры очень тонка.

Заметки о тех, кто грезит Злое лирическое отступление Юли Власовой Единый ответ всем коллегам, которые наблюдали мою работу и потом зада вали вопросы: “А почему ты не пошла в этом месте дальше”, “А почему тут ты не сделала шаг к проработке темы деструктивной мамы”, “Здесь можно было дотянуть до сильного катарсиса” и так далее. Мой ответ: “Моя мама разрешала оставлять на тарелке еду. Она говорила: “СЪЕШЬ, СКОЛЬКО СМОЖЕШЬ”.

Было, было и такое... Они делали колоссальные, мощные рывки в психо драматическом пространстве, потом уходили сильно эмоционально раска чанные. И больше не приходили. В среде московских выздоравливающих наркоманов периодически актуализируется миф о том, что психодрама “срывает крышу”, то есть сводит с ума. Возможно, мы несем свою долю от ветственности за формирование такого настороженного отношения к пси ходраме в частности и к глубинной личностной работе в общем. Поддав шись соблазну сделать все за один раз, можно забыть об истощаемости на ших клиентов, прежде всего эмоциональной. А кроме того, легко прекра тить уважать страх перед чужим воздействием, который может достичь ви тального уровня. Теперь мы знаем, что наши терапевтические задачи до статочно скромны — дать посыл к личностным изменениям, сделать получ ше, а не хорошо. Ну, а если получилось гораздо больше задуманного — прекрасно. Слишком резвых терапевтов можно отослать к басне Крылова “Демьянова уха”.

ПРО ПОЧТИ АЛЕКСИТИМИЮ Директор: Что ты сейчас чувствуешь Протагонист: Ничего.

Директор: Когда в твоей жизни были похожие пере живания Из подсмотренного Несомненно, все эти “ничего не чувствую” или “нормально” являются ха рактерными состояниями наркозависимых — голова существует самостоя тельно, тело само по себе, доступа к актуальным переживаниям нет. Слов для обозначения чувств тоже не находится. Если отталкиваться от концеп ции, что, отведав сакрального зелья, волей неволей становишься носителем жреческого архаичного мышления, то для внутренних переживаний совре менных шаманов наименований на общепринятом языке быть не может.

Активизация первобытного магического восприятия мира позволяет ско 288 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода рее проникнуться чувствами зверей и вещей, нежели переживаниями представителей собственного людского племени, особенно собственными переживаниями, как полноправного его представителя. Есть хороший ход.

Директору для открытия доступа к чувствам лучше оперировать вопросом:

“Как ЧТО или как КТО ты чувствуешь себя сейчас” — принимая названные клиентом метафоры за личную правду, сколь бы вычурной она ни была.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.