WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 47 |

Известное мореновское сравнение протагониста во время шеринга с паци ентом после тяжелой операции накладывает ответственность и на подго товку “медицинского персонала” — участников группы. “Я вообще не по 276 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода нимаю людей, которые поубивали своих родных и после этого могут жить”. У говорящего это пациента с эксплозивным расстройством лично сти самое тяжелое правонарушение — кража ящика пива, и ему есть, чем гордиться. Однако шесть из восьми участников группы совершили убий ства, и четверо из них убили своих родных. В группе возникает серьезная проблема: можно ли доверять друг другу. Вся последующая работа, на правленная на сглаживание конфликта, не привела к существенному успе ху, и после нескольких занятий пациент покинул группу.

Добровольный уход из психотерапевтической группы воспринимался как успех в условиях принудительного лечения, не предоставлявшего пациен ту выбора применяющихся к нему процедур.

Отношение к агрессии, проявляемой на психотерапевтических занятиях, имело особое значение — и терапевтическое, и диагностическое. Понимая, что деструктивная агрессия сигнализирует о неспособности пациента к коммуникации и связана с нарушениями коммуникаций в первичной груп пе пациента, ведущий направлял терапевтическое воздействие группы на воссоздание игровых ситуаций, провоцирующих агрессию. Принятие аг рессии, которая ассоциируется не столько с личностью участника, сколько с групповой ситуацией и проигрываемыми сценами, позволяет пациенту идентифицировать себя с группой как объектом, который не может быть разрушен, а также не несет угрозы.

Чувство удовлетворения, возникавшее в результате уменьшения напря женности от агрессивного поведения, было одним из притягательных эле ментов общей работы. Это ощущение, как и многие другие чувства, разде ляли все участники группы, что позволяло им почувствовать себя поняты ми и не одинокими. “Я думал, что такое бывает только со мной”, — гово рит член группы, услышав, что сходные переживания испытывали и дру гие участники и... даже ведущий группы.

Шеринг, являющийся важнейшей частью психодрамы, не только способ ствовал освобождению от эмоционального напряжения, полного внезап ных прозрений, но и помогал осознать универсальность переживаемых чувств, общность человеческого опыта. Это фактор, необходимый для вы здоровления.

ДИРЕКТОР Описание механизмов терапевтического воздействия является непростой задачей, поскольку оценивать эффективность психодрамы можно по разно му. С точки зрения традиционной психиатрии описать терапевтический процесс сложно (некоторые периоды групповой динамики можно оцени Спецпремьера вать как явное ухудшение психического здоровья), поэтому постараюсь ко ротко описать все с точки зрения психодинамического подхода.

Говоря об использовани психодрамы при лечении психиатрических паци ентов, важно подчеркнуть преимущество групповых методов психотера пии. Отдельные члены группы вследствие своих психических расстройств часто не в состоянии рефлексировать и наблюдать свое собственное пове дение, зато они могут распознавать и чрезвычайно отчетливо понимать значение поведения других. Группа как целое играет роль зеркала, сход ную с ролью терапевта в индивидуальной психотерапии, с той разницей, что перед человеком держат несколько зеркал, отражающих его личность в разных аспектах, из которых одни вырисовываются отчетливо, другие же в общих чертах.

В переплетении различных проекций и идентификаций терапевтическая группа в ситуации “здесь и сейчас” становится сценой инфантильных кон фликтов ее членов, воплощающихся в психодраматическом действе. При этом групповая терапия дает возможность даже неактивным членам груп пы быть вовлеченными в терапевтический процесс. Они могут идентифи цировать себя с другими пациентами, таким образом участвуя в терапевти ческом процессе без прямого самовыражения. Это пример того, как можно обойти механизмы защиты, например, молчания. Присущие психодраме эмоциональная энергия, креативность и своего рода честность способны вовлечь в нее любого, кто следит за ее развитием. Групповая ситуация де лает возможным инсайт о собственных конфликтах в результате распозна вания их в поведении других, причем часто жизненно важные формы со противления сохраняются и могут быть обойдены.

Очень приятно писать о работах, после которых происходили заметные по ложительные сдвиги. Однако некоторые работы не приводили к суще ственным изменениям, но оказывались интересными и необычными.

Фарид, 37 лет, направленный на принудительное лечение после вооружен ного разбоя, замкнутый, эмоционально закрытый человек, регулярно посе щал занятия в течение нескольких месяцев. Он не проявлял активности, хотя довольно старательно исполнял роли вспомогательных лиц. В шерин ге он испытывал значительные затруднения, при обсуждениях общих тем старался отмалчиваться или произносил общие фразы. Во время одной из сессий Фарид сказал, что ему гораздо легче выражать свои чувства в сти хах. Следующая встреча была объявлена поэтическим вечером, на котором участники, в том числе и ведущий, читали свои стихи. Вечер посвящался Фариду, он открывал его и закрывал. Качество стихов и их содержание по нравилось всем, участники группы впервые заговорили на некоторые темы, которые раньше не затрагивали, все были довольны. Однако это не привело к повышению активности Фарида, он занимался еще около года, 278 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода так ни разу не став протагонистом и по прежнему избегая говорить о сво их проблемах.

Сергей, 43 лет, в начале одного из занятий стал обнаруживать признаки остро развившегося психотического состояния с бредовыми идеями отно шения. Во время обсуждения своего состояния он соглашался с “некоторой возбужденностью” и связывал ее со вчерашним конфликтом в отделении.

Сергей выражал недовольство поведением одного из пациентов, а также своей реакцией (“поступил недостаточно решительно”). По предложению ведущего он попытался восстановить события происшедшего конфликта, однако часто соскальзывал на другие темы, не мог сосредоточиться. Тогда воссоздавать ситуацию конфликта стал участник группы, который был сви детелем той ситуации, а Сергей стал “дублем самого себя”, поправляя при неточностях. Проиграв ситуацию конфликта и попробовав несколько дру гих вариантов поведения, группа завершила сцену. Во время работы члены группы активно присоединялись к проблеме Сергея. Предложенные вари анты поведения содержали оценку состояния как болезненного, в шеринге многие говорили, что испытывали страх перед работой с человеком в пси хозе. И вместе с тем люди были удовлетворены тем, что не отстранили Сергея от работы, относились к нему как к полноценному участнику груп пы. У Сергея состояние психоза продолжало углубляться, он получал ин тенсивную терапию нейролептическими препаратами, по настоянию леча щего врача не посещал несколько занятий.

Что же удалось сделать “за отчетный период” Были созданы долгосроч ные психотерапевтические группы, предоставлявшие возможность для проведения терапевтических изменений. В пацентов удалось вселить веру в психодраму как в эффективный и увлекательный метод. (Из письма од ного участника группы после перевода в обычную психбольницу: “Узна вал, можно ли принять участие в психодраматической или любой другой психотерапевтической группе, на что мне ответили, что психодрама — это что то вроде гипноза, таким, как я, дуракам принесет только вред”).

Были достигнуты значительные успехи в терапии отдельных пациентов, позволившие закрепить течение ремиссии, проводя профилактику разви тия госпитализма. Основной успех состоял в самом факте внедрения пси ходраматического метода в практику принудительного лечения.

Необходимо напомнить, что групповая психотерапевтическая работа мето дом психодрамы проводилась параллельно с лекарственной терапией и ме роприятиями социальной защиты.

К сожалению, не удалось избежать “синдрома сгорания” ведущего и в ре зультате группы прекратили существование. Описание проведенной рабо Спецпремьера ты стало возможным лишь после длительного “реанимационного периода” и значительных изменений в жизни.

Проанализировать причины этого очень непросто — “пепел Клааса стучит в мое сердце”. Очевидно, как и в большинстве подобных случаев, отсут ствие супервизорской поддержки, замкнутость работы и не вполне ясное представление о том, как сочетать потребности учреждения и цели психо терапевта, сыграли решающую роль.

Ах, как интересно начинать новое дело! Впереди открыт простор для твор чества, используются все привлекательные возможности, ошибки списыва ются на отсутствие опыта. Интереснее этого только совершенствование достигнутых результатов, рост профессионализма и возможностей для ока зания эффективной помощи. И результаты работы. И размышления о том, как сделать эти результаты более значительными. Хорошо, когда размыш ления совпадают с действием, но так бывает не всегда, и “разбор поле тов” — не худший из методов обучения.

Могло ли все сложиться иначе Значительную помощь могла бы оказать информация об аналогичных попытках и людях, их предпринимающих в других местах; разумеется, не помешала бы поддержка научных учрежде ний, связанных с этой областью практики, — тогда не пришлось бы “изоб ретать велосипед”. Привлекательными, но не осуществившимися, были идеи разработать специальную тактику работы с некоторыми группами па циентов (больных с олигофренией, пациентов, потерявших связи с родны ми и др.). Очень хотелось по настоящему привлечь к работе в качестве вспомогательных лиц медперсонал, расширить формат групповой работы (проведение психодраматических сессий полный рабочий день, двух трех дневных “марафонов”).

Сегодня крайне важной представляется мне организация групп психологи ческой поддержки — как для ведущих, так и для привлекаемых помощни ков, особенно из числа медицинского персонала: переработка пережива ний, возникших в ходе психотерапевтических сессий, в такой работе абсо лютно необходима. Кто и на каких основаниях мог бы этим заниматься — другой вопрос, и на сегодняшний день ответа на него нет.

Еще одна проблема — разделение ролей профессиональных участников психодраматических сессий с их же ролями сотрудников организации, вы полняющих функциональные обязанности в психиатрических отделениях.

Это разделение, на мой взгляд, непременно должно было как то отразиться в организационной культуре, по меньшей мере оно могло бы быть ею при нято. Успешность выполнения этой задачи обязательно повлияло бы и на непосредственный терапевтический результат работы, и на мотивацию участвующих в ней профессионалов.

280 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода Популяризация метода среди коллег психиатров — это путь к более тес ным контактам, от которых можно было бы ожидать увеличения точности показаний для направляемых больных, а отсюда — более реалистических ожиданий в отношении результатов.

Впрочем, было так, как было.

Новый опыт интересен не только своей новизной. Он расширяет наши представления о том, что хорошо знакомо. Смех, раздающийся в психи атрическом учреждении, — это смех над нашими страхами и консерва тизмом.

Форма, оставаясь прежней, несколько меняет содержание. Значит, у нас есть резервы.

ЛИТЕРАТУРА 1. Аммон Г. Динамическая психиатрия. С Пб, 1996.

2. Психодрама: вдохновение и техника / Под. ред. П. Холмса и М. Карп. М.:

НФ “Класс”, 1997.

3. Келлерман П.Ф. Психодрама крупным планом. Анализ терапевтических механизмов. М.: НФ “Класс”, 1998.

4. Холмс П. Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и пси ходрама. М.: НФ “Класс”, 1999.

5. Рудестам К. Групповая психотерапия. С Пб: Питер, 1998.

6. Куттер П. Элементы групповой терапии. С Пб: Б.С.К., 1998.

7. Мальцева М.М., Котов В.П. Опасные действия психически больных. М.:

Медицина, 1995.

8. Урсано Р., Зонненберг С., Лазар С. Психодинамическая психотерапия.

Психологическая и психоаналитическая библиотека, 1992.

Спецпремьера Анатолий Щербаков, Юлия Власова ЗАМЕТКИ О ТЕХ, КТО ГРЕЗИТ Предложение написать статью обычно застает всех практиков врасплох.

Действительно, это совершенно иной жанр — изложить на бумаге то, что происходит в комнате для групповой работы. Тема психотерапии наркоза висимых в силу печальных современных событий стала очень распростра ненной и важной.

Впервые на психодраматической группе наркоман появился почти 10 лет назад. Злоупотребление наркотиками было тогда диковинкой даже для на шего наркологического учреждения. С тех пор наркоманы появлялись ре гулярно...

В то время, как статья находилась на стадии обсуждения, для нас были оче видны только две вещи: первое — мы можем лишь обобщить и интегриро вать практический опыт, изложив его без претензий на академичность, и второе — психодраматическая работа с наркоманами и их близкими каче ственно отличается от работы с алкоголиками. Наркоман в российской ре альности — иной тип клиента (если позволить себе вольность классифици ровать клиентов). Безусловно, алкоголизм — разновидность химической зависимости, и все личностные изменения, присущие зависимым лично стям, представлены у страдающих алкоголизмом и наркоманией в равной степени. Однако до той поры, пока алкоголь в нашей культуре относится к разрешенным психоактивным веществам, в терапевтической работе с алко голиками мы не столкнемся с тем, что отпугивает иных психотерапевтов от работы с наркоманами, — отчуждением.

Все древние племена знали те или иные психоактивные вещества, но их употребление было четко регламентированным. Доступ к наркотикам ко ординировался жрецами, им приписывались сакральные магические свой ства. Интересно, почему нам ничего не известно о тех племенах, где люд ское любопытство взяло верх над религиозными страхами, запрет на упо требление был нарушен и магическое зелье оказалось доступным всем 282 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода Ведь очень соблазнительно попробовать стать жрецом самому! Возможно, мы ничего о них не узнаем, поскольку рассказать некому — потомков не сохранилось, племя вымерло. Расплата и по сей день зловеща и беспощад на: изгнание, безумие, проклятие и смерть. Отчуждение не только от соци ального мира, но и от самого себя. Прикасаясь к бессознательному наших клиентов, мы встречаемся лицом к лицу с архетипом Чужака. Сможем ли мы не испугаться Ощущения инаковости и инобытия достаточно мучительны сами по себе.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.