WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 47 |

Для людей, месяцами и годами находившихся в среде, где главным девизом было “Не верь, не бойся, не проси”, формулирование психотерапевтичес кого запроса уже является результатом. “Хочу понять, почему раньше по дозрительно относился ко всем женщинам” — услышав это от человека, дважды разводившегося из за ревности и убившего третью жену, понима ешь, что значительная часть работы уже сделана. “Как избавиться от бояз ни людей” — жесткий, эмоционально холодный человек уже понимает, что страх — это чувство, которое мешает жить полноценно. “Как противопо ставить себя больничной системе” — хороший промежуточный запрос, от носящийся к изучению собственных адаптационных механизмов.

Во время проведения психодраматического действия важно выработать стратегию ведения протагониста, использования “ключей” — намеков, не до конца оформленных понятий, фрагментов идей, способствующих созда нию новых сцен. Из двух стратегий — внутренней инициативы, основан ной на ключах, предложенных протагонистом в явной или завуалирован ной форме, и стратегии внешней инициативы, когда ключи предлагаются Спецпремьера ведущим, — предпочтение отдавалось второй. Это объяснимо, если при нять во внимание характерную для психиатрических пациентов пассив ность и склонность к выраженной регрессии в ходе психодрамы или вклю чение механизмов защиты, препятствующих проявлению спонтанности.

Этими же причинами объяснялся и выбор стратегии планирования сцена рия — представление о том, что предъявляемая жалоба лишь симптом под спудного беспокойства, с которым предстоит разбираться в ходе действия.

Лечебные группы, работающие два раза в неделю в течение 1—1,5 лет — явление нечастое. Но тем, кому приходилось вести длительные группы, из вестно: каждая последующая психодрама отдельного участника является прямым продолжением предыдущей. Возможно, что продолжение не такое плавное, как в телесериале, но сюжет все же сохраняется. И на описание результатов длительной работы может быть два взгляда: первый — раз дробленный: “На четвертом занятии была такая то работа, на восьмом — о том то, на девятнадцатом все произошло так”. Второй — описание работы как единого целого, на языке бессознательного, не имеющего понятия о времени. Первый подход делает описание терапевтической линии тяжело весным, второй — упускает детали сессий, на которых участник был вспо могательным лицом или проявил себя определенным образом в групповом упражнении. И все же второй взгляд на описание работы отдельного участника кажется более интересным, и есть основания считать, что вспо могательные работы так или иначе отражаются на содержании работ в ка честве протагониста.

В условиях, когда члены группы еще привыкают друг к другу, “пробуют на вкус” ролевую игру, общий интерес вызывает даже желание изменить “чувство обиды на старшего брата, который в девять лет напугал меня дох лым скорпионом”.

Восстанавливая события, предшествовавшие развитию острого психоза, ве дущий группы и протагонист (Валерий) строят сцену в вагоне поезда, на котором Валера возвращался домой после поездки на заработки. Чувствуя себя уставшим и разочарованным (оплата за тяжелую работу во вредных условиях оказалась значительно ниже ожидаемой), он стал замечать стран ное поведение окружающих. Пассажиры в разных концах вагона подавали друг другу “специальные” знаки, делали жесты, имевшие особый, много значительный смысл. Вскоре в обрывках фраз он стал различать: “Деньги он прячет за поясом”, “После следующей станции убьем его” т.п. Поделив шись опасениями со своими спутниками и предложив как то защититься, он услышал в ответ насмешки и совет “выпить, чтобы расслабиться”. Пони мая, что выпивать нельзя (“Тогда они быстрее со мной справятся”), Валера стал готовиться совершить действия, за которые он был привлечен к уго ловной ответственности (по механизму бредовой защиты). Учитывая воз 272 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода можность высокой травматизации при проигрывании сцен правонаруше ний и насилия, подобные сцены при необходимости обговаривались, иног да опускались, но никогда не становились частью психодраматического действия.

Вернувшись к началу сюжета, Валера стал рассуждать о том, что произош ло с ним за последнее время, что он ожидает от будущего. Во время моно лога выяснилось, что неудачная поездка чревата осложнениями в отноше ниях с женой, которая в последнее время высказывала разочарование в их семейной жизни. Мысли о предстоящем конфликте вызывали отчаяние и в конце концов напомнили состояния, которые часто возникали в детском возрасте.

Валера учился хорошо, был парнем общительным, подвижным и нередко попадал в неприятные ситуации. Драка с одноклассником, разбитое окно, опоздание на урок — все эти происшествия, вполне обычные для маль чишки, отмечались в дневнике и служили отцу поводом для наказания. Эти наказания, их ожидание и были теми ужасными событиями, от которых хо телось бежать на край света. По дороге домой Валера хотел попасть под машину, разбиться, просто исчезнуть, стать невидимым, лишь бы не пере секать порога дома, где его ожидало...

Воссоздается комната — свидетельница частых избиений Валеры. “Мать” на кухне — она знает, что произойдет, но за последние годы убедилась, что ее вмешательство не помогает сыну (“Мне его так жалко, он несчаст ный ребенок, но чем я могу ему помочь”) Внутренний крик: “Ну, а кто мне поможет”. В комнату входит “отец”. Слова одни и те же: “Я тебе пока жу, как плохо себя вести!” (На крики и шум “наказания” вбегает охрана, которую нужно решительно выпроводить, и действие продолжается.) Вско ре сцена захлебывается, помощи ждать неоткуда (охрана не в счет). Может посмотреть на это со стороны “Нет, я должен что то изменить”. Сначала смущенно, с виноватой улыбкой, а после сопротивления со стороны “отца” более решительно Валера взрослый отбирает ремень у “отца”, избивающе го Валеру ребенка: “И больше не смей трогать его”. “Отец” недоволен, но отступает под давлением силы.

Вновь дорога домой. Что могло бы уменьшить чувство страха, ужаса перед наказанием “Помощь матери!”. Опять возвращение домой, но встречает уже “мать”: “Не бойся, если он тебя еще раз тронет, то мы навсегда уйдем отсюда”. Объяснения с “отцом” (Валера на безопасном расстоянии), “мать” ставит ультиматум и грозит уходом из дома. “Ну и пусть вырастет банди том”, — “отец” машет рукой и пытается уйти. “Он вырастет преступником, если все это будет продолжаться, уж поверь мне, — отвечает “мать” и об ращается к сыну: — Тебе больше не страшно, сынок” Так гораздо лучше.

Спецпремьера Но отец недавно умер, и ему уже не скажешь, что чувствует Валера, вспо миная об этих сценах. Или скажешь Сцены, включающие в себя так называемую “сверхреальность” — достаточ но частое явление в психодраме, в том числе и в психодраме с психиатри ческими пациентами. Общение с образами умерших родственников, собы тия из будущего, вымышленные персонажи — все это органично вписыва ется в сюжет, помогая решать актуальные проблемы протагониста.

Во время беседы “отец” выглядит смущенным: “Ты прости меня, я ведь хо тел сделать тебе лучше. Мой отец относился ко мне так же, даже еще хуже.

Я ведь думал, что таким образом помогаю тебе не совершать ошибок”. Вер нувшись на “свое место” Валера выслушал “отца” и некоторое время мол чал. Затем взорвался: “Я ненавижу тебя! Ты покалечил мне душу! Из за тебя я всего боялся! Хорошо, что ты умер! Не хочу тебя больше видеть!” Валера бросился из психодраматического пространства, но, удержанный ведущим, вернулся в сцену: “Я прощаю тебя, ты тоже был несчастным че ловеком, но я сделаю все, чтобы быть счастливее тебя и чтобы мои дети были счастливее”.

Последняя сцена — встреча с дочерью. Маленькая девочка уже знает, что родители развелись, с папой случилось что то плохое, он далеко и вернет ся нескоро. Собирая цветы около дома, она думает о папе, надеется на ско рую встречу. Увидев отца, она прыгает ему на шею. Протагонист: “Хоро шо”. Ведущий: “Мы можем на этом закончить нашу работу” Описанная работа была посвящена исследованию мира внутренних конф ликтов, связанных с ранними переживаниями. Ее задача состояла в том, чтобы воздействовать на эмоциональные составляющие этих конфликтов и таким образом повлиять на нынешнее состояние пациента.

Другой вид психодраматических работ, направленных на изменение пове денческих стереотипов, состоял в расширении ролевого репертуара при социальных взаимодействиях. Как правило, это были ситуации, связанные с текущими событиями или опасениями перед будущей жизнью.

Андрей, зубной врач, во время занятия рассказал о беспокоившей его мыс ли о предстоящем возвращением на прежнюю работу. У него были основа ния надеяться, что он вернется к прежней работе (что и случилось впо следствии). Однако были и опасения связанные с тем, как к его возвраще нию отнесутся коллеги. Ведь он совершил убийство, да еще и лечился в психиатрической больнице. А в кабинете зубного врача повсюду лежат острые режущие и колющие предметы.

Изображенная Андреем женщина врач опасливо поглядывает на его мес то, стараясь держать свои инструменты подальше, хотя у него есть соб ственные.

274 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода В вариантах поведения, предложенных группой, есть все — от блатного вскрика “Ща я тебя, старая ведьма, перышком то пощекочу” до галантного подношения букета цветов и беседы за чашкой кофе. Выбранные Андреем три варианта — один озорной и два конструктивных решения по сглажи ванию ситуации — позволили ему чувствовать себя увереннее. “Кон трольный выстрел” — возвращение в роль пожилой коллеги: “Какой сим патичный молодой человек, Бог знает, что ему пришлось пережить, но он сохранил человеческое лицо”. Обмен ролями, протагонист из своей роли, слушает это сообщение. Ведущий: “Можем ли мы считать эту работу за конченной” ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ “Я” Пациенты больницы подобного типа — люди с тяжелой психической пато логией. Наличие диагноза (шизофрения, органическое заболевание голов ного мозга, эпилепсия, хронический алкоголизм) подразумевает пораже ние эмоциональной сферы. Нарушения эмоциональной импрессии и экс прессии зачастую делают невозможным полноценное участие в шерин ге — процессе открытого обмена чувствами, описания сложных эмоцио нальных переживаний, происходящих с участниками и зрителями во время психодраматического действия. Трудности вербализации эмоций связаны не столько с желанием скрыть их от других, сколько с проблемами в их осознании (алекситимия). Воспоминания о раннем травматическом опыте, болезненных переживаниях, правонарушении делают почти невозможным обращение к прежнему опыту. Уважительное отношение к заявлениям типа “Никаких чувств не возникло”, при выраженной вегетативной реак ции во время психодрамы, участие в шеринге самого ведущего и помощни ков готовят членов группы к будущей работе.

Еще одним препятствием к свободному и открытому обмену чувствами была вязкость мышления, делающая рассказ затянутым, теряющим связь с происшедшими событиями. Небольшой словарный запас некоторых паци ентов “смазывал” описание испытанных эмоций. Самой распространенной причиной явилось отсутствие опыта в обсуждении своего эмоционального состояния, недоверие к окружающим.

В связи с этим обучение шерингу как процедуре психодраматического дей ствия начиналось одновременно с обучением техникам ролевой игры.

Описание ощущений после невербальных упражнений, связанных с теле сным контактом, предоставляли прекрасную возможность говорить о своих чувствах, не опасаясь обидеть кого то из участников или сказать что то лишнее. “Руки Николая были жесткими, и мне не удалось как следует рас слабиться”, “Когда группа качала меня, мне стало легко и спокойно, как Спецпремьера будто меня укачивала моя мать” — эти и подобные им высказывания, по ощряемые ведущим, создавали основу для будущего открытого выражения чувств. Самые простые упражнения на угадывание проигрываемых эмо ций, разыгрывание сценок, в которых возникают определенные чувства, порой вызывали почти спортивный интерес и состязательность. Даже пла кат с рожицами, изображающими различные эмоции, привлекал зрителей (примечательно, что через некоторое время санитар отделения обратился с просьбой дать ему правильные ответы, — чтобы проверить себя).

Проблемы в понимании и выражении эмоционального состояния станови лись препятствием и при разворачивании психодраматического действия.

Сцены “умирали”, когда никто из участников, например, не мог показать кричащую на сына мать. Несколько попыток — и сам протагонист терял способность войти в эту роль. Это были трудные минуты. Отсутствие ко директора, обученных вспомогательных лиц, казались непреодолимым препятствием. Выручали гибкость метода и разнообразие техник, возмож ность отойти от привычных норм. Тогда директор мог войти в роль крича щей, а то и орущей матери, и затем предоставить это место другим — “Ведь можно же!”. Директор в такие моменты переставал быть “классиче ским” директором, но было важно, что протагонист оставался “классиче ским” протагонистом до конца сессии.

Участники всех групп, работавших в больнице, часто испытывали трудно сти, проигрывая семейные роли, особенно роли матерей. Очевидно, это было связано с семейными историями пациентов. Выходом из ситуации стало привлечение медицинского персонала в качестве вспомогательных лиц; успешно справлялись с этой задачей и “ветераны” групп, участвовав шие в работе более года.

В работе с психотическими переживаниями участников особое значение приобретает работа вспомогательных “Я”. Проявляющиеся в психодрама тическом действии, высказываниях, переживания эти “возвращаются” уча стникам в форме наблюдаемого поведения во время разворачивающегося действия, обратной связи в шеринге, обсуждениях. Реакция группы и от дельных людей на психотическое поведение или высказывания, их здоро вое удивление постепенно приводят к тому, что участник со временем на чинает более объективно воспринимать свое патологическое поведение и в результате появляется возможность его коррекции.

И значит, Гамлет сам истец, А Гамлетов недуг — его ответчик.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.