WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 47 |

— А я хочу подарить тебе волшебный радиоприемник, из которого льется только чудесная мелодия, чтобы во всех ситуациях, даже когда скверно и уныло, она бы тебя утешала.

Спецпремьера — А я — торшер, под которым так уютно и тепло, по настоящему чувству ешь себя дома.

Принимающий “дары” кивает головой, улыбается, что то говорит в ответ.

Затем присутствующие, представляя, как сложится их жизнь через пять лет, рассказывают о себе, как будто это время уже прошло. Многие улыбаются, временами раздается смех. Кто же принес улыбки и смех в психиатрию УЧАСТНИКИ Автор статьи в ту пору заканчивал трехлетний курс обучения психодраме у Екатерины Михайловой и был полон энтузиазма. Опыт ли Дж.Л. Морено, начинавшего работать с маргинальными слоями населения, или впечатле ние от эффективности и яркости метода повлияли на желание создать группу, сказать трудно, но она была создана. Руководство больницы отнес лось к этой идее благожелательно, и после согласования ряда вопросов с лечебными отделениями, службой охраны работа началась.

При наборе первой группы широкой рекламы среди пациентов не проводи лось. Я работал в приемном отделении больницы и знал всех пациентов, по ступивших за последние годы, и, что еще важнее, они знали меня. Пациенты, приглашенные в группу, должны были обладать прежде всего способностью к сопереживанию и рефлексии. Во время бесед с врачом или психологом ис следовалось умение сочувствовать другим людям, мысленно становиться на их место, способность считать причиной сложившихся жизненных обстоя тельств себя. Другими чертами, необходимыми для эффективного участия в работе группы, представлялись стремление к скорейшей выписке, достаточ но высокий интеллект, отсутствие психопродуктивной симптоматики. При создании последующих групп подход не был таким строгим. Среди участни ков были пациенты с олигофренией, а также пациенты, не проявлявшие ак тивного желание выписаться, и даже те, кто имел хронические бредовые расстройства. Опыт показал, что привлечение таких пациентов в уже рабо тающие группы на освобождавшиеся места было успешным. Те же расстрой ства могли становиться непреодолимым препятствием во вновь набираемых группах и приводили к прекращению их участия.

В группах работало от 6 до 8 человек, проводились они два раза в неделю по 1,5 — 2 часа и существовали до двух лет. Такой размер группы и перио дичность занятий представлялись оптимальными для наращивания потен циала группы в качестве средства психокоррекционной помощи.

В принудительном лечении существует феномен, подробно не описанный, но многими признаваемый: люди, осуществляющие принудительное лече ние, ставят перед собой одни цели, а люди, которых лечат принудитель 266 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода но, — имеют другие. И если лечение препаратами допускает такое расхож дение, то для психотерапии игнорирование этой проблемы означает оста новку процесса в самом начале. Преодоление этого разногласия ставит две задачи — признание существенности самых поверхностных запросов и, исходя из них, развитие более глубокой мотивации.

“Просто хочется больше общаться”, “Как то разнообразить жизнь”, “Вы плеснуть напряжение” — эти и подобные мотивы лишь на первый взгляд кажутся поверхностными. Монотонность и однообразие больничной жизни может представляться не меньшей проблемой, чем воспоминания о болез ненном периоде или беспокойство о будущей жизни.

И все таки в рамках основной задачи принудительного лечения — профи лактики повторных правонарушений — запросы звучат иначе. Валерий, 40 лет: “Надо уложить свое преступление в свою жизнь, понять, что это сделал ты, исходя из своих качеств”.

В отличие от “закоренелых преступников” эти пациенты не были агрес сивными или жестокими людьми. Многие характеризовались как застенчи вые, робкие, спокойные. Совершенные ими правонарушения не укладыва лись в понимание их природы, поэтому вполне естественным был путь по вытеснению, отчуждению преступления, и тогда на первый план актуаль ных клиентских запросов выходили малозначащие ситуации.

Еще один важный момент — период, когда происходил выход из болезнен ного состояния, наступал значительно позже преступления. Больные, как правило, не видели своих жертв после выхода из психоза, не участвовали в похоронах, о происшедшем узнавали, находясь в СИЗО, от родственников или следователей. Это способствовало развитию и укреплению заблужде ний, связанных с надеждой, что произошла чудовищная ошибка и преступ ление на самом деле не совершалось. С другой стороны, с реальной точки зрения, они понимали, что произошло.

Путь к осознанию совершенного правонарушения и принятия вины очень часто вызывает сопротивление и нежелание “ворошить прошлое”.

Работа в этом направлении представлялась очень важной, ибо она способ ствовала мощной мотивации к лечению (как к психофармакотерапии, так и к психотерапии);

формированию более устойчивой ремиссии;

снижению чувства тревоги, сопровождающего диссоциирован ные представления о прошлом.

Спецпремьера Одним из упражнений, позволявшим напрямую обращаться к этой пробле ме, была широко применяемая техника “пустого стула”, используемая в тех случаях, когда член группы еще не готов встретиться с обстоятельствами, которые могут причинить боль. Эта техника помогала освоиться с неприят ными ощущениями, испытать их в менее угрожающей обстановке.

Сергей, 45 лет, во время исполнения роли матери, убитой им состоянии ос трого психоза говорил: “Ты не виноват, это мафия все подстроила. Они хо тели тебя убрать. Ты здесь не при чем”. После слез, сопровождавших эти слова, и возвращения в свою роль он отвечал: “Нет, это я убил тебя. Я бо лел. Я и сейчас болею и мне нужно лечиться. Прости меня”.

Сергей, 35 лет, во время прощания с убитой им в приступе ревности жены просит у нее прощения и, пересев на пустой стул, настраивается на то, чтобы услышать “ответ”. После продолжительной паузы он произнес: “Мне не нужны твои извинения. Если бы я осталась жива, то навсегда бы расста лась с тобой. И мне все равно, будешь ли ты страдать или успокоишься с другой. Я умерла”. Вернувшись на “свое место”, Сергей долго молчал, за тем поблагодарил ведущего группы и предложил закончить упражнение.

В числе других упражнений, способствующих успешному началу обраще ний к проблемам участников группы, можно назвать работу с масками, на пример, вырезание “психологических масок”, надеваемых на групповых занятиях. Членам группы предлагалось вырезать из бумаги и раскрасить маски, отражающие их психологическое состояние, облегчающее присут ствие на занятии. Появлявшиеся на сцене маски “болтливых”, “весельча ков”, “замкнутых”, “испуганных” предоставляли широкие возможности для развития групповых отношений. Во первых, такая работа позволяла эф фективно справляться с сопротивлением. “Человек меньше всего сообщает о себе, когда говорит от своего лица. Дайте ему маску, и он расскажет вам правду”. Во вторых, маски — это уже импровизация, театрализованное действие, которое и лежит в основе психодрамы. В третьих, вырезание ма сок — это рукоделие, творческий процесс. Часто встречающаяся деталь — отсутствие рта или его малый размер — чем не повод поговорить о труд ности выражения своих чувств Другой возможностью применения масок была работа с состояниями, вы зывавшими значительное напряжение. Задание сделать маску с изображе нием самого сильного страха, пережитого когда либо в жизни, можно предлагать только пациентам со стабильным психическим состоянием. По этому такие работы проводились в группах, существовавших уже длитель ное время. На одном из занятий была предложена такая работа, и участни ки, рассевшись по углам, занялись делом.

268 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода Алексей, 24 лет, быстро управился с работой и с рассеянным видом стал ждать окончания работы остальных. Когда маски начали предъявляться по кругу, то вниманию зрителей предстали два персонажа алкогольных гал люцинозов (черти, понятное дело), маска череп, маска вампира, две маски, изображавшие ужас всеми цветами радуги. Большинство участников груп пы серьезно относятся к выполняемому упражнению, и их рассказы, сопро вождающие демонстрацию маски, носят тяжелый характер. И смех, раздаю щийся в групповом кругу, свидетельствует о появляющейся возможности вынести наружу напряженное состояние, сделать его доступным для изме нения благодаря здоровой части психики.

Алексей, который наблюдал за происходящим, выглядел несколько взвол нованным: он явно дожидался своей очереди и одновременно опасался этого. Он молча надел свою маску, и группа замерла. На белом листе бума ги были вырезаны глаза и кричащий рот (любой бы заметил сходство с персонажем фильма “Крик”, но Алексей его не смотрел). Замешательство длилось несколько секунд, пока кто то не произнес: “Вот это действитель но страшно”. Алексей рассказал, что воспоминание о своем состоянии на кануне совершенного им правонарушения навеяло ему этот образ. “Вне запный ужас”, “кошмар, пробирающий тебя насквозь”, и другие описания происходившего с ним были переданы точно, по крайней мере, члены группы почувствовали нечто похожее. Маску стали передавать по кругу и каждый, входя в роль этого “ужаса”, рассказывал о себе все больше и боль ше леденящих кровь подробностей. На четвертом рассказчике появились смешки — ужасы стали гротескными. Предпоследний носитель маски за канчивал свой рассказ под взрывы хохота. Алексей смеялся громче всех, но все еще оставался напряженным. Когда маска вернулась к нему, он ска зал, что хочет разорвать ее. Группа запротестовала: “Она уже стала об щей”. Алексей согласился, и маска перекочевала в архив группы.

Большой интерес и оживление вызывали упражнения, в которых инсцени ровались внутрибольничные события. “Коварная” медсестра, грубый сани тар, равнодушный врач появлялись в шаржированном виде и позволяли обращаться с собой как угодно. Эти сценки, вызывая смех и оживление, по зволяли отреагировать так, как было бы непозволительно в реальной ситу ации, потренироваться в желательном поведении и поверить в действен ность ролевых игр. Вхождение в роль человека, вызывающего тревогу и напряжение, “идентификация с агрессором” в игровой ситуации позволяли “расшатать” угрожающий образ, предоставляя, таким образом, большую свободу действий.

Эти работы, всегда вызывавшие эмоциональный отклик, способствовали обучению ролевой игре, ролевому взаимодействию, отыгрыванию в дей ствии. Последующий обмен чувствами, возникавшими во время игры, и вы Спецпремьера явление их связи с личным опытом помогали понять причины конфликтов, а заодно и приблизиться к мысли об универсальности переживаемых чувств.

Одним из групповых упражнений была игра в “Клинику Меннингера”. Уча стникам группы рассказывали о существовании (по описанию Г. Аммона) психиатрического учреждения, в которой работала терапевтическая брига да, состоящая из психиатров, психотерапевтов, психологов, специально подготовленных социальных работников, медсестер, санитаров, священни ков, арттерапевтов, трудотерапевтов и т.д. Определялась задача — оказа ние лечебного воздействия благодаря созданию заботливого и развиваю щего отношения к пациентам. Подчеркивалась важная роль атмосферы принятия и доверия. Спонтанно начиная взаимодействие, участники груп пы играли роли членов бригады, пациентов, чаще выглядевших как беспо мощные и безнадежные. Далеко не всегда “излечивая пациентов”, “члены бригады” получали большое удовлетворение от возможности проявить за боту. “Неизлечимые пациенты” могли вволю “покапризничать”, не опаса ясь, что от них отвернутся.

Как и при ведении любой группы, важное место уделялось уменьшению чувства тревоги. Большинство участников первой группы и многие из по следующих в конце работы признавались, что ожидали от проводимых за нятий “коварных замыслов администрации”. “Интересно, конечно, но ду мал, что за это мне назначат лечение”, “Все равно не раскроюсь”, “Подвох какой то, чтобы повод был уколы назначить”, “Отсижусь зрителем” — та кие мысли сопровождали конструктивное желание участвовать в психо драматических сессиях. Эта тревога может быть связана со спецификой принудительного лечения.

Другой вид тревоги обусловлен внутригрупповыми отношениями, опасе нием, что неправильно поймут, или тем, что у других участников на заня тиях обострится психопродуктивная симптоматика, а также недоверием и предполагаемой разницей в интеллекте и социальном опыте. Четкая фор мулировка групповых правил и норм, их неукоснительное соблюдение были одним из важнейших условий формирования атмосферы психологи ческой безопасности.

Третий вид тревоги связан с опасениями самораскрытия. Вот сон одного из участников группы: “Я нахожусь в грязном, неуютном отделении психиат рической больницы, по стенам течет вода, но мне там спокойно. Санитары ведут в другое, богатое и красивое отделение, там хорошо, но в туалете на меня нападают, я отбиваюсь, и в наказание меня отводят обратно”. В пси ходраме туалет стал местом, “где я должен чувствовать себя спокойно”, на падавшие, изображаемые участниками группы, цинично смеялись над ним, 270 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода заявляли “Ты не мужик”, хотели избить, воспользовавшись тем, что он без защитен. Единственным способом постоять за себя было нападение (прота гонист совершил убийство). Использование техник обмена ролями и дуб лирования обострило уязвленность в ситуациях открытости, кажущего ся неуместным доверия. Введенный в действие в качестве помощника об раз деда по линии матери позволил чувствовать себя более защищенным, не становясь агрессивным. Искреннее удивление Андрея вызвало измене ние в поведении нападавших. Они занялись своими делами, предоставив ему свободу действий.

— Мне стало спокойнее, — сказал он в конце занятия, — и я хочу участво вать активнее.

Работа по уменьшению групповой и индивидуальной тревоги неспецифич на и, как правило, характерна для первого этапа развития группы.

Разогревы так или иначе приводят к психодраматическим сессиям, центри рованным на протагонисте, которые начинаются, например, со слов: “Хочу понять, что же со мной, нормальным до недавнего времени человеком, про изошло”.

ПРОТАГОНИСТ Если само психодраматическое занятие начинается с мотивов, носящих об щий характер, то непосредственно действие — с весьма конкретной про блемы.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.