WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 47 |

Е.М.: Не следует забывать, что это начало третьего года обучения. Трехлет нее обучение можно рассматривать через такую же кривую, и как раз высокий запрос на личностную работу, большое количество протаго нистов, готовность идти далеко и глубоко отражает то, что группа на ходится на весьма высокой точке этой кривой и будет медленно пере рабатывать и плавно идти к своему завершению, к большей рефлек сии, к большему выходу в профессиональную роль.

Е.Л.: Если в этом контексте вернуться к шерингам, то можно считать этот день хорошим продвижением. В шеринге было на редкость много высказываний, связывающих данные драмы с предыдущими драмами тех же протагонистов или какими то своими чувствами в чужих пре дыдущих драмах, то есть интеграционная составляющая двухлетнего процесса работы в тот день была представлена больше, чем прежде.

Е.М.: Группа отдает должное своей групповой памяти, функциям хранения и почтения к уже сделанному, прочувствованному. В этом смысле группа — контейнер. В тот день, когда я была в гостях у группы, не было какого то количества людей, которые ходят постоянно, появи лось несколько людей, которых давно не было, и еще гостья в моем лице. Возможно, как у всякой здоровой группы, ее функция собира Один день в психодраматической реальности ния вместе, интеграции, подчеркивания общего опыта, общей памяти таким образом еще немножко усилилась, стимулировалась. Группа дала реакцию защиты своих границ не запоздалым обсуждением вопросов членства — кто давно не был, кого сегодня нет, — а через позитивное подчеркивание важности общего содержания, общего опыта.

Я бы даже не сказала, что это общая характеристика групповой дина мики. Это характеристика психодраматической динамики или дина мики групп, ориентированных на задачу. Перед нами была группа, которая находится в расцвете решения задач.

Если говорить о конкретных темах, даже скорее метафорах, звучав ших в шерингах, то было много фактуры, связанной с воспоминания ми. Директору не приходилось куковать кукушкой: “Как это связано с твоим личным опытом”. Группа давно и прочно обучена, сразу отве чает на этот вопрос. Ни один протагонист не нуждался в защите. Глу бокая интериоризация правил шеринга проявлялась не в том, что протагониста бесконечно благодарили за данный опыт или за то, что он поделился, а в глубине и адекватности самих ответов.

Темы высказываний в течение дня постоянно немного опережали со бытия. Важно, что при социометрическом выборе сразу обнаружился расклад, обнаружились все протагонисты дня, а в разогреве даже их темы уже были немножко представлены. Так, в драме Олега возник огонь, который словно предварял тему пожара в моей драме.

Е.Л.: В разогреве у Марины появляются старые перчатки, а в твоей дра ме — старые вещи. Тоже опережение.

Е.М.: Возникло мертвое тело, пусть даже и кошки, что косвенно через не которое высказывание Алины в самом начале дня можно связать с ее темой депрессии и суицидальных мыслей.

Была и тема живого тела. В драме Олега звучал “поиск тела” и Лю бовь. Вода, появившаяся в этой драме, и потом физический контакт в третьей тоже связаны между собой. Сплетаются в отдельную линию.

Прощание, оставление чего то в первом сюжете, явное прощание во второй и четвертой (прощание с отцом).

Е.Л.: В четвертой драме происходила некоторая “сортировка” посланий, содержавшихся в прощальной просьбе отца: что из них брать, что не брать. Это прощание с чем то и оставление чего то себе. Тема “сорти ровки” для меня четко ассоциируется со второй драмой — с твоей:

что можно выбросить, а что взять и сохранить. И в третьей драме эта 26 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы тема тоже звучала: какие родительские предписания следует брать, а какие выбросить, как старые перчатки.

Е.М.: Самой общей темой дня была своеобразная ревизия прошлого и ре шение вопроса о том, что из прошлого берется и продолжает жить, а что мертво и с чем следует проститься. Не забывай, что идет начало третьего года обучения, когда прошлое группы больше, чем ее буду щее. С одной стороны, этот опыт подчеркивается ссылками, с другой стороны, существует груз опыта и то, как мы с этим опытом обраща емся. Старые вещи, те же перчатки, которые выбрасывают или сохра няют, — это еще и послание о том, что в любом опыте есть то, что от ходит, и то, что оставляют.

Е.Л.: Это может в какой то степени соответствовать и динамике более ши рокого коллективного бессознательного, связанного с кризисом. При прохождении через кризис всегда происходит пересмотр: что сохра няется, а что было иллюзией, надеждами, разочарованиями.

Е.М.: Видимо, имеет значение и зрелость группы как таковой, и возраст большинства ее участников: в контексте содержится послание о “за даче зрелости”, новый анализ того, что же имеется в моем опыте, что из этого я использую, а что нет, что оставляю, а что беру.

Е.Л.: В группе есть люди разного возраста, но в тот день были выбраны протагонисты среднего для этой группы возраста. Обычно при выбо ре протагониста у нас не было возрастной тенденции, а здесь все чет веро оказались примерно одних лет.

Е.М.: Ощущение такое, что группу действительно интересует, что есть зре лость... А это приводит нас к очень интересному моменту — к появ лению дополнительной возможности для группы, которая давно вмес те и участвовала не в одной драме одного и того же протагониста.

Эта нить смысла, ткань смысла, которая совместно ткется группой, — мощный терапевтический фактор. События психической жизни про тагониста от драмы к драме, изменение его понимания своих про блем, чувств, действий, поведения является достоянием группы и ценностью для нее. Возвращение в шеринге к воспоминаниям о ка ких то прошлых драмах протагониста является своего рода напоми нанием о ценности его или ее работы, о том, что это было. Событие психической жизни действительно произошло, мы тому свидетели и участники. Такие воспоминания в шерингах о прошлых драмах не так часто возникают, но являются довольно сильной терапевтической ин тервенцией.

Е.Л.: Здесь напрашивается комментарий из более широкого контекста — о психодраме как психотерапевтическом подходе. Не раз я сталкива Один день в психодраматической реальности лась с ложным представлением о психодраме — как о наборе отдель ных драм, независимых “кусков” терапии. Одна драматическая сессия протагониста заканчивается, его терапия как бы откладывается до следующего раза. Или даже так: одна проблема — одна драма. На са мом деле отдельная драма — это только один шаг, одна лишь грань длительного, сложного многогранного процесса, проходящего одно временно и на общегрупповом, и на индивидуальном уровне.

Я впервые по настоящему поняла, как в психодраматической группе идет индивидуальный терапевтический процесс, только после написа ния личного отчета, завершающего процесс обучения психодраме.

Тогда мне пришлось отрефлексировать, как же в течение ряда лет проходила работа над моими темами, в том числе проанализировать собственные протагонистские работы от первой до последней. Очень интересно было отследить связи между фрагментами работы, увидеть, как разные грани вытекают одна из другой. Кстати, ни до этого, ни после я не встречала в литературе сквозных описаний длительного терапевтического процесса одного клиента — члена психодрамати ческой группы. Таких, которые бы содержали десять драм одного про тагониста и историю, динамику всей психодраматической проработ ки, включая и роли, которые он играл в чьих то других драмах, и дру гие терапевтически значимые для него события в группе.

Психодрама — это не разовые инъекции, а последовательное комп лексное лечение. Базовые темы, как точки притяжения, одни и те же, а ходы к ним совершенно разные. Когда студенты или клиенты гово рят: “Опять мамочка”, — то надо им на это что то отвечать. Студентам я объясняю, что за один раз всю проблему невозможно проработать, мы каждый раз выбираем один фокус, один угол зрения. Столько все го перемешано в одних и тех же отношениях, например, с бабушкой, и сегодня актуален только один аспект, а завтра — другой... Нужно все разобрать по кусочкам, по слоям. Это как капустный кочан — один лист снимаешь, другой...

Е.М.: У меня есть свой способ отвечать на эти вопросы. Здесь есть еще энергетический аспект. Ведь любая проблема, которая по тем или иным причинам зафиксировалась, всегда удерживает, связывает ог ромное количество энергии. С этой энергией нельзя взаимодейство вать разово и со всей сразу. Во первых, это актуализирует все мысли мые защиты, во вторых, у протагониста заведомо существует ощуще ние, что это невозможно, именно в силу такой огромной энергетики, охватывающей буквально все сферы его жизни. Например, часто встречается образ пребывания внутри проблемы. Проблема больше, чем человек.

28 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы Выбирая какой то аспект и предлагая протагонисту при заключении контракта сфокусировать работу на какой то части проблемы, мы тем самым сообщаем нечто очень важное: с проблемой можно работать по частям, что само по себе колоссальная новость для большинства лю дей, при всей простоте этого сообщения.

Убеждение, что может быть “раз — и все”, прекрасно сочетается с убеждением, что ничего не может быть сделано вообще. А мы нахо дим некую третью точку в реальности: проблема может быть разобра на на какие то части, и с этими частями можно работать последова тельно.

Е.Л.: И с ключевыми проблемами приходится работать достаточно долго и терпеливо. У меня по этому поводу есть любимая присказка — фраза Дуремара из “Золотого ключика”: “Еще сто тысяч ведер — и ключик будет наш”.

Е.М.: Внутри каждого фрагмента проблемы есть свое главное, и, посмотрев на эту работу чисто энергетически — не с точки зрения содержания, а с точки зрения энергии и структур, — мы фактически занимаемся “рассасывающей терапией”. Мы уводим эту энергию, направляем ее в более продуктивное русло, канализируем ее в одну сторону, в дру гую, в третью — по каждому направлению возникают какие то новые смыслы, новые локальные решения. Тем самым мы еще работаем с “безмерными и бездонными”, то есть инфантильными представления ми. Если проблема достаточно давняя, то она чаще всего уходит кор нями в сферу тех потребностей, которые “ненасытны” по самому сво ему определению. Когда мы потихонечку, через регрессивный опыт, через опыт встречи с этой самой ненасытностью ведем протагониста в длительной терапии или в длительном обучении к его более зрело му состоянию, мы постепенно вместе расстаемся с инфантильным представлением о том, что все сразу важно, “а если нет, то ничего быть не может”. Мы никогда не заявляем прямо о невозможности удовлетворить регрессивные потребности. Мы шутим, что не можем заключить контракт про счастье вообще или про то, чтобы все стало хорошо, предлагаем начать с чего нибудь попроще, поменьше, пореа листичнее... Множественными, точечными интервенциями мы рабо таем одновременно со смыслами и с энергетикой этой проблемы.

Е.Л.: И крайне важно понимание психодраматического процесса как после довательности точечных интервенций, а одной драмы — всего лишь как точки.

Е.М.: Очень часто люди знают только, что бывает разогрев, действие и ше ринг, и вот это для них и есть минимальная единица “вдох — вы Один день в психодраматической реальности дох”. Но дело обстоит не так. Есть бо льшая энергетическая кривая, в которую вписаны меньшие. Если угодно, есть свой пик и в любом ра зогревном упражнении, и в пятидневном интенсиве, энергетические циклы разных уровней друг с другом как то соотносятся. Если мы говорим о завершении, — то завершении чего, каких процессов Что должно закончиться на сессии, а что продолжиться Как маркировать терапевтические задачи, которые сегодня, сейчас выполнить невоз можно Учитывать все масштабы, все уровни — “макро” и “микро” — очень важно для того, чтобы делать здоровую психодраму без фанта стических ожиданий. “Психодрама — искусство невозможного, в психодраме может быть все”. Да, так мы побуждаем к регрессии, но регрессия должна быть на службе Эго. Только это делает психодраму разумным методом, а не развлечением и щекотанием нервов. Если речь идет о работе, то у всякой работы есть стадии, частные задачи и общие цели (которые, конечно же, могут и должны меняться по ходу дела), то есть опять таки можно представить себе весь “психо драматический путь” именно как последовательность точечных ин тервенций.

Е.Л.: На вопрос “Что там, неужели опять бабушка” у меня есть еще один ответный тезис. Есть некоторая базовая проблема — и есть ее опре деленные следствия. В ряде случаев очевидна их связь с базовой про блемой, а некоторые следствия такие удаленные, что связь между предъявляемой актуальной жалобой и тем, что бабушка когда то на тебя топором замахивалась, может быть совершенно не видна.

Многократным приближением к этому “ядру” мы достигаем еще и того, что позволяем увидеть, как связана проблема с целым рядом жизненных последствий, которые произрастают из этой проблемы, как из корня. Когда человек в ходе работы видит, куда проникли все эти “метастазы”, он понимает истинный смысл, всю глубину травмы или системного нарушения, которое лежало в основе. Такое понима ние принципиально меняет взгляд на свой терапевтический процесс.

Дело не в том, что мы все время пережевываем “про маму” или “про бабушку”, — мы ищем и обнаруживаем “секретное оружие”, которое бьет нас в уже предсказуемых местах, что дает возможность как то отслеживать это в своей жизни.

Е.М.: Вообще говоря, когда народ жалуется: “Опять мама!”, — можно поду мать о групповом сопротивлении, потому что каждая драма, если она делается с результатом, продвигает нас от периферии к центру. А по скольку центр — место далеко не безопасное, то нечто, что выглядит как скука, чаще всего связано с защитой. Это может быть страх, суще ствующий на групповом уровне, тревога и не желание заглядывать в 30 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы этот ящик Пандоры, а стремление ограничиться лишь тем, чтобы только узнать, что на этом ящике написано “про бабушку” или “про маму”. Ну и не будем в него заглядывать, мы это уже проходили. “Я с темой бабушки уже работал”. Кстати, о сопротивлении в психодраме.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.