WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 47 |

Е.М.: Некоторая вездесущесть копоти, и то, как мгновенно она меняет, ис кажает, делает непригодным для жизни все, к чему прикасается. По ходу этих уборочных работ у меня не раз возникала ассоциация с ра диацией, с тем, что везде, от чего нет защиты.

Следующая ассоциация — радиация рак. На эту тему не очень хочет ся сильно задумываться, но раз уж работа сделана, то одна из ее даль них веточек, которые не были взяты в разработку подробно, касалась того, какую психосоматику можно спровоцировать, игнорируя копоть, “радиационное” загрязнение. И что бывает, когда потеря, беда, несча стье, агрессия слишком долго удерживаются и “уборочные работы” не проводятся внутри.

Я не прикладываю это к себе буквально, но в профессиональной час ти моего сознания такой вопрос сейчас возникает. Этот персонаж имеет очень большую энергию. Энергетический расклад таков, что на него, конечно, следовало обратить внимание.

Е.Л.: Я бы добавила еще один слой анализа. Следующей фазой посттравма тического стресса после шока отрицания и, соответственно, следую щим этапом работы с ним является агрессия. Неважно, через какое время после случившегося была разыграна драма, но мы всегда смот рим, на какой фазе посттравматического стресса находится человек.

Если вспомнить о первом проявлении Копоти как персонажа, о том, какой Копоть была представлена в разогреве, то там не было даже са мых слабых проявлений агрессии, даже малейшего намека на прояв ление раздражения. Из чего я как директор сделала для себя вывод:

если уж на какие чувства и есть максимальный запрет из всего ре пертуара чувственной шкалы, то на агрессию. Что для работы с пост травматическим стрессом весьма важное обстоятельство. Может про изойти застревание на любой фазе, если человек не проживает ее полноценно, не завершает необходимую внутреннюю работу. Такое застревание нередко бывает связано с запретом на соответствующие чувства. Но какими бы причинами ни было вызвано полное или час тичное застревание на фазе агрессии, нам обязательно надо на каком то этапе работы стимулировать ее выход наружу в виде естественной, спонтанной реакции, той самой накопленной агрессивной энергии.

Как мы уже говорили, первой фазе посттравматического стресса соот ветствует работа на уровне субмодальностей с принятием факта слу чившегося. А у нас главная работа идет над принятием и проживани ем своих агрессивных чувств. Психодрама дает очень интересный до полнительный инструмент для такой работы. То, что в своей роли 220 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода пока еще запрещено, в роли агрессивного персонажа, в роли другого уже может быть разрешено. Поэтому появление очень большой энер гетической заряженности персонажа Копоти, с ее сарказмом, демони ческим хохотом, с издевательским компонентом этой роли, дает про тагонисту возможность хотя бы как то соприкоснуться и начать рабо ту со своими агрессивными чувствами, даже если их полная прора ботка пока не может быть достигнута.

Е.М.: Это одна из богатых возможностей психодрамы, которая позволяет работать с тем, с чем напрямую работать пока невозможно, уже не возможно или вообще невозможно.

Если говорить не о содержании, а только об энергетике, то фактичес ки это возвращение энергии. В агрессии содержится очень большой компонент жизни. То, что жизнь приходит в роли смерти, является еще и некоторым синтезом противоположностей, снятием оппозиций.

Что касается терапевтического механизма данной работы, того, как она делалась, то мы начинали с некоторой разделенности, нецелост ности: подавленные чувства, нет контакта с ними, оборванная вре менная континуальность, “подвешенность” и неопределенность, тем нота. К этому моменту мы не только оплакали утраты и получили ка кие то первые намеки на исцеление, но еще и включили в действую щую целостную сцену элемент агрессии. Это тоже “присвоение об ратно” некоторой важной части, шаг на пути восстановления целост ности переживания. У персонажа Копоти, кроме сарказма, садизма и демонизма есть еще одна черта — упрямство, стойкость: ее ничем не выведешь. И эта краска в своем позитивном проявлении превращает ся в упрямство, стойкость в достижении.

Е.Л.: А еще она бросает вызов. Я бы подчеркнула провокативную функцию этой фигуры, потому что при обмене ролями, столкнувшись с упря мой, агрессивной субстанцией Копоти, протагонист получает вызов. В психодраме ход с провокацией негативного персонажа достаточно ча сто становится средством продвижения. Как только тебе скажут “не пущу”, появляется “я пройду”. Такая провокация — способ мотивации и активизации энергии в своей роли. Упрямство в конце этой микро сцены проявилось в поведении протагониста — “Ты упряма, а я тебя переупрямлю”. Это замечательно, потому что один из компонентов трагедии заключается в том, что руки опускаются, а здесь возвраща ется желание активно действовать, а не просто жить, происходит воз вращение потерянного и появляется доступ к ресурсам. Такой доступ может быть получен не только от положительных персонажей, но, как мы знаем по мифам, и от всяких “трикстерских”, шутовских, провоци Кто сказал: “Все сгорело дотла...” рующих персонажей. Копоть здесь явно не была лишь однозначно злой и агрессивной, а содержала в себе и элементы провокативности, сарказма, смеха. Трикстер — это фигура, порождающая движение, развитие, трансформацию. У меня появилось чувство радости, и груп па тоже очень эмоционально реагировала в тот момент, когда ты из своей роли сказала: “Фиг тебе, не выйдет”. Раздался смех, все почув ствовали облегчение — произошел момент снятия напряжения.

Е.М.: Это было сильное чувство, и оно отличалось от тех чувств, с которы ми мы встречались до сих пор. Даже ненормативная лексика, которая использовалась в тот момент, для меня как протагониста означала:

“На войне как на войне”. Это мобилизация ресурсов до победного конца. Не просто пережить, перемучиться, перетерпеть, а еще и побе дить.

Е.Л.: У меня возникла занятная ассоциация, связанная не с твоей драмой непосредственно, а с темой кризиса, который переживала тогда наша страна. Твой пожар произошел в конце девяносто восьмого года. Я ду мала об этой драме как о некоей символизации тех процессов в кол лективном бессознательном, которые происходили в тот кризисный период. Некоторые знакомые мне бизнесмены, когда кризис насту пил, ныли, а другие говорили: “Мы должны выйти из кризиса с подня той головой”. Отношение к кризису как к вызову, как к стимулу, мо билизующему силы и волю, — важный компонент “здоровой” реак ции на жизненные испытания.

Выход на уровень таких переживаний действительно говорит о том, что камерное прощание, как основной контракт в этой драме, закон чено. Близится выход героя наружу из потустороннего мира — к ре альности.

Е.М.: В ситуациях типа пожара, беды, которая нарушает течение жизни, возникает — во всяком случае для женщины — не дилемма, а множе ственный выбор. Существует страдательная женская роль — выгре бать дерьмо. Дело почти безнадежное, потому что в такой ситуации его полностью не выгребешь. А есть еще линия — воспользоваться случившейся ситуацией для того, чтобы пересмотреть свои жизнен ные “контракты”. В процессе бесконечного обсуждения и планирова ния того, какая жизнь должна быть в этом доме после ремонта, я сде лала важный для себя шаг — у меня будет своя комната, чего раньше не было. Когда речь идет о борьбе за границы, за относительную ав тономность, всегда требуется определенная настойчивость, последо вательность, ассертивность. В этом смысле проработка агрессивной линии “фиг тебе” важна, потому что необходимо оставить злобные, 222 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода гримасничающие аспекты в терапевтической работе и взять энергию достижения, вернувшись в реальность.

Е.Л.: Если бы это была “драка”, выражение гнева с полным чувством, с ба такой или словами, это была бы иная работа. Здесь же трикстерский компонент сцены содержал в себе еще и юмор. Нельзя ёрничать на первых этапах горевания, но на определенных этапах работы с горем очень важно внести элемент юмора, — когда человек к этому готов.

Воспринять юмористическую сторону событий, нарушивших течение жизни, — значит встать в метапозицию по отношению к происходя щему. Слегка ироничное, более отстраненное отношение к происхо дящему позволяет выйти из полной погруженности в чувство горя и посмотреть на случившееся как на что то важное, но уже не в полне ба размером.

Е.М.: Есть еще один аспект линии агрессии, упрямства. Подобные события действительно заставляют пересмотреть контракты, приоритеты — и на уровне бесконечного множества вещей, которые есть в любом доме, избавиться от ненужного, лишнего. Когда говорят: “Гори оно синим пламенем”, это своего рода призывание стихий — выбросить, отказаться, отдать, отпустить. В тот период приходилось тысячи раз решать судьбу конкретного предмета: чинить, то есть лечить, отмы вать, или выбрасывать, или менять. Такие решения сами по себе заби рают очень много энергии. В данном случае произошла своеобразная энергетическая инъекция — из роли антагониста. Она очень помога ет, я могу это сказать по собственному опыту. Вопрос состоял том, буду ли я “это” защищать от тебя, Копоть, или тебя здесь столько, что пошел вон, гори синим пламенем, на помойку. В результате этой ра боты очень облегчается процесс принятия практических решений.

Е.Л.: Был еще один важный момент инсайта, который остался внутри, не был отчетливо проговорен вслух. Ты произнесла фразу: “Ты не смерть”. То есть ты просто копоть, ты не копоть плюс что то, чем я тебя наделила, ты не судьба, не рок, не смерть, в смысле — я снимаю с тебя архетипические проекции. Мы часто придаем роковой смысл травматическим событиям, осуществляя проекцию архетипической Тени, абсолютного зла, и чувствуем по отношению к ним ужас, беспо мощность и отчаяние. Поэтому я считаю таким значимым в твоей дра ме момент обесценивания, низведения копоти до уровня просто копо ти — противной, гадкой, требующей большого количества работы, но не несущей в себе рокового смысла. Может быть, и трикстерский ас пект сцены был связан с необходимостью такого обесценивания, сня тия компонента проекции. Когда фигура Копоти лишилась архетипи ческой нагрузки, у протагониста возникло ощущение изменения, Кто сказал: “Все сгорело дотла...” уменьшения масштаба фигуры и явное чувство облегчения. Группа тоже его испытала, и для нее в этом был важный терапевтический эффект. И мы смогли перейти к последнему эпизоду драмы — к за вершающему разговору с Зеркалом, возвращению потерянного благо словения и обретению себя.

Е.М.: И снова хочется обратить внимание на сплетение образов, тем и смыслов. Об огне, цветочных горшках, старых вещах мы уже говори ли — между второй и четвертой драмами дня тоже есть отчетливые связки.

Е.Л.: Четвертая драма дня — драма Алины. Ее темой было “поработать с ощущением умирания” и его причиной, а также получить какой то ресурс, чтобы она могла нормально жить дальше. Но основной акцент запроса состоял в желании понять, почему без всяких видимых при чин у нее возникло такое состояние.

Делая драму Алины, необходимо было учесть ряд уже известных фак тов из ее жизни. Самый важный из них — два года тому назад умер ее отец. Как раз тогда она пришла на нашу группу и тогда же была разыграна самая первая драма Алины, связанная с ее состоянием пос ле смерти отца. Ровно через год мы опять работали в ее драме с горе ванием об утрате отца. И теперь, когда прошел еще год, оказалось, что у Алины полностью отсутствует — по крайней мере, на уровне осознавания — сопоставление во времени ее актуального состояния и годовщины смерти отца. Она сама об этом как бы забыла, что выяс нилось только на шеринге. Но и я, и группа об этом помнили. Одна из моих гипотез заключалась в том, что возникающее непонятно отчего и “на ровном месте” депрессивное состояние, отчетливо привязано к годовщине смерти отца.

Работа над утратой очень осложняется предысторией отношения Али ны к отцу. Ее мать не хотела рожать от него ребенка. Семейная леген да звучит так: мать Алины получила разрешение на аборт, апеллируя к тому, что муж психически нездоров. Она пришла к отцу в больницу, держа в руках разрешение. Отец выхватил эту бумажку и разорвал.

По семейной легенде, он фактически является тем, кто дал Алине жизнь вопреки желанию матери. И это, по видимому, одна из причин чрезвычайно высокой значимости отца для Алины.

Когда он выздоровел или, по крайней мере, компенсировался, то был очень хорошим отцом. Только однажды, когда вся семья сидела и ела на кухне, у отца Алины неожиданно началось острое состояние: ему казалось, что наводнение затапливает комнату, он кричал, забирался на шкаф... Мать вызвала перевозку, и на глазах маленькой девочки 224 “Горячие темы”: сцены из жизни, мифы и поиски выхода санитары жестоко обращались с ним. Аля кричала, пыталась его спас ти... На мой взгляд, это самая главная ее травма.

Е.М.: Давай вернемся к разогреву.

Е.Л.: Протагонистка выбрала на первичном разогреве предмет, который назывался Каток. По словам Алины, образ Катка, как будто раскатыва ющего ее, очень четко описывает ее состояние депрессии, которое она определила как умирание — “жизнь уходит”. Более того, Алина говорила, что возникший образ ее дополнительно разогрел к работе над своим личностным запросом.

Е.М.: “Я не могу понять, что по мне проехалось”, — сказала она чуть рань ше в этот день.

Е.Л.: Времени для драмы оставалось мало, поэтому, чтобы “сократить до рожку”, я решила не запрашивать какие то идеи протагонистки о том, что могло бы стать первой сценой. Напротив, поскольку Алина обра щалась к образу Катка несколько раз в течение дня, пользовалась им как метафорой на шерингах, мне показалось целесообразным предло жить воспользоваться ее метафорой для начала психодраматической работы. Я сказала ей: “Ты несколько раз возвращалась к метафоре катка, к тому, что лежишь и живешь, как раздавленная катком. Вот ты сейчас говорила о своих реальных проблемах, а у меня в голове эта твоя метафора”. Когда Алина приняла мое предложение, я попросила ее лечь на коврик в ту позу, которая соответствует ее состоянию раз давленности Катком.

Е.М.: Когда было предложено сыграть предметы, имеющие отношение к теме возможной сегодняшней драмы и Алина показывала этот Каток, то он был полон невероятной энергии, очень агрессивен — этакий каток убийца. Он преследовал людей, а не просто укатывал асфальт, он всем был недоволен, отвергал все материалы, которые группа под него пыталась сыпать или класть. Очень капризный Каток. Сама Али на все это время стояла наклонившись, как бы в упоре, как человек, который собрался бодаться: низко наклоненная голова и носорожье движение по прямой.

Е.Л.: Образ носорога даже больше похож, чем каток.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.